Житие Сергея радонежского

Цели:

  1. Углубить знания учащихся о жанре жития;
  2. Развить навыки анализа текста;
  3. Сформировать понятие о христианской нравственности.

План урока.

  1. Организационный момент.
  2. Вступительное слово учителя, целеполагание.
  3. Работа с эпиграфами.
  4. Актуализация знаний.
  5. Словарная работа.
  6. Работа с текстом, составление таблицы.
  7. Реализация индивидуальных(дифференцированных )заданий.
  8. Беседа с учащимися (выявление принципов создания характера в житии)
  9. Работа по группам.
  10. Сравнительный анализ текстовых отрывков.
  11. Подведение итогов.
  12. Комментирование домашнего задания.

Ход урока

1. Организационный момент

2. Вступительное слово учителя. Целеполагание.

С пятого класса на уроках литературы мы знакомимся с произведениями духовной литературы. Сегодня на уроке нам предстоит обсудить ещё одно произведение, относящееся к духовной литературе.

– Почему знакомство с духовной литературой необходимо? (Духовная литература и фольклор являются основой литературы).

Не зная духовной литературы, вы не сможете стать хорошими читателями, многое из прочитанного может быть вами не понято. Изучать духовную литературу необходимо.

– Какие жанры духовной литературы вы знаете?
– Что из духовной литературы нами изучено?

У нас на уроке – «Житие Сергия Радонежского”. Запишите тему урока.

«Житие Сергия Радонежского”.

Мы не только обсудим содержание произведения, получим урок нравственности, но и углубим свои теоретические знания: рассмотрим способы создания характера в житии. Поэтому запишите подтему.

Способы создания характера в житии.

Слово учителя.

Русь знает много праведников: мучеников, исповедников, юродивых ради Христа, святителей преподобных, основателей монастырей. Почему же среди них ярче всех горит звезда Сергия Радонежского?

Сергий Радонежский – один из любимых героев русской средневековой литературы. Этот образ до сих пор волнует воображение писателей. Поэтому эпиграфами к уроку я взяла строки из произведений писателей 20 века, может быть это поможет сделать образ Сергия ближе и понятнее нам, людям 21 века.

3. Работа с эпиграфами.

Обратимся к эпиграфам. Их два.

Сергий – благоуханнейшее дитя Севера. Прохлада, выдержка и кроткое спокойствие, гармония негромких слов и святых дел создали единственный образ русского святого. Сергий глубочайше русский, глубочайше православный.
Б. Зайцев

На доске появляется портрет Бориса Зайцева.

Слово учителя о Б.Зайцеве. (Писатель конца19-начала 20 века. Большую часть жизни провёл в вынужденной эмиграции. Писал о России и для России. Его произведения стали доступны массовому читателю лишь в последние десятилетия. Книги Б.Зайцева вы видите на книжной выставке. Можете на перемене подойти и посмотреть. Его перу принадлежит несколько биографических жизнеописаний, среди них жизнеописание Сергия Радонежского.)

Я не верю, ничему не верю, что было с ним чудесного и чем был он сам. Не верю, но знаю, что был он, и был такой и даже лучший, чем тот, что описан в «Житиях”, ибо даже и в житиях не видно его дел духовных, его непрестанных дум, не видно света, исходящего от него, а лишь то, что освещал он светом своим.
Д. Балашов

(Дмитрий Балашов родился в 1927 году . Автор исторических романов «Марфа-посадница”, «Похвала Сергию”, серии «Государи Московские” и др. Его волновала загадка русской святости. Трагически погиб в 2000 году).

В конце урока мы вернёмся к эпиграфам, и каждый определится в своей позиции: «Чья точка зрения на образ Сергия Радонежского вам ближе и понятнее?”

4. Актуализации знаний.

– Жанр жития нам уже знаком. Что такое житие? Вспомните его особенности. (Житие – жанр древнерусской литературы, произведения которого повествуют о жизни людей, причисленных церковью к сонму святых.)
– При наличии каких условий возможна канонизация святого? (1 – святая жизнь, 2 – чудеса, 3 – обретение мощей.)

5. Словарная работа.

Нам необходимо обратиться к словарю. (На доске появляется словарь и объясняется значение слов.)

Агиографическая литература (от греч.agios – святой) – житийная литература.

Сонм (стар. высок.) – скопление, множество кого-н.

Канонизировать – признать каноном, в религии причислить к лику святых, признать церковно-узаконенным.

Мощи – высохшие останки людей, почитаемые церковью святыми и чудотворными.

Отрок – мальчик-подросток.

Инок – православный монах.

– Жития каких святых людей вам известны? («Житие Бориса и Глеба”.)

6. Работа с текстом. Составление таблицы.

– По какому плану – схеме строится житие?

Ваши ответы я буду заносить в таблицу на доске. А вы будете заполнять таблицу в рабочих тетрадях.

Традиционный план построения жития План » Жития Сергия Радонежского”
1. Вступление Вступление
2. Детство Детство. Указание на происхождение. Особенность героя. Тяга к духовности.
3. Отказ от мирской жизни Отказ от брака. Уединение в «пустыне”.
4. Испытания Борьба с искушениями. Собирает братию. Основывает монастырь.
5. Чудеса Чудеса. Исцеление больных.
6. Смерть Смерть
7. Обретение мощей Обретение мощей.
8. Посмертные чудеса Посмертные чудеса.
9. Похвала святому Похвала святому.

Обратимся к «Житию преподобного отца нашего Сергия, Игумена Радонежского, нового чудотворца”.

– Докажите, подтверждая примерами из текста, что житие соответствует традиционному плану построения жития. (Учащиеся отвечают, заполняется вторая часть таблицы.)

Вывод. «Житие Сергия Радонежского” соответствует традиционному плану построения жития, но есть в тексте и эпизоды из жизни святого, присущие только данному произведению.

7. Реализация индивидуальных заданий.

Известный художник М Нестеров создал картину «Видение отроку Варфоломею”.

– Расскажите о картине. Какой эпизод из жития Сергия Радонежского лёг в основу картины?

Одно из сокровищ, хранящихся в Третьяковской галерее, – картина Михаила Васильевича Нестерова » Видение отроку Варфоломею”. Она создана в 1890 году и рассказывает о становлении выдающейся исторической личности.

На картине Нестерова изображён эпизод встречи отрока Варфоломея (будущего Сергия Радонежского) со святым старцем. Вокруг головы старца– золотое сияние, чуть заметное на фоне осеннего леса. Его темная одежда почти сливается с деревом. Лицо старца скрыто от зрителей. Зато лицо мальчика находится в центре картины. Этот деревенский пастушок с ясными синими глазами, белоголовый, худенький, кажется олицетворением древней Руси. Спокойный, негромкий колорит картины и мягкий вечерний свет несут умиротворение. Художник бережно выписал каждый листик, каждую травинку, каждое деревце. Он нарисовал русский пейзаж с такой любовью и нежностью, что картина трогает до глубины души.

– Герои жития – это исторически существовавшие люди или выдуманные?
– Что вы знаете о Сергии Радонежском как историческом лице?

Сергий Радонежский – один из самых почитаемых святых на Руси, основатель Свято-Троицкой лавры.

Именно при Сергии, по его пророчеству и благословению свершилось первое чудо: победа на Куликовом поле, послужившая началом становления русской нации. Во время этой битвы, далеко от Куликова поля, в обители вместе с братией молился игумен Сергий. Пророческим зрением видел , как идет сражение. Называл по имени павших героев и тут же произносил за них заупокойные молитвы. О бескорыстии Сергия ходят легенды. Сергий управлял братией только посредством примера. Сергий Радонежский был почитаем Петром-1. С молитвою к Сергию обращаются защитники родины.

8. Работа с произведениями живописи.

Многие художники обращались к образу святого. (На экране демонстрация икон и живописных произведений). Каким эпизодам из жития соответствуют эти произведения живописи и иконописи.

Способы создания характера в житии.

О Сергии Радонежском можно говорить много. Нам сегодня на уроке важно определить принципы создания характера в житии.

– Каким предстаёт перед нами Сергий в житии? Положительным, имеет недостатки?

(Нет недостатков. Идеальный .)

Мы определили первый принцип– идеализация.

– Это типичный характер? Все святые так действовали, такие чудеса совершали? (Когда создавались жития русских святых, их образы были ещё живы в памяти потомков, и авторы часто привносили в повествование яркие индивидуальные черты, уснащали рассказ достоверными подробностями.)

Значит , наряду с индивидуализацией в житии присутствует индивидуализация.

– Что особенно привлекало верующих в святых? (Что они способны на чудо.)

Мы выявили третий принцип – сочетание жизнеподобия и фантастики.

9. Работа по группам.

А сейчас поработаем по группам.

1-я гр – 1-й ряд получает такое задание (на оборотной стороне доски).

Вы должны подумать и ответить на вопрос: » Какова роль идеализации в создании образа святого ?” (Делаем записи в тетради.)

2-я гр. – 2-й ряд . » Почему авторы жития прибегали к индивидуализации в создании образа святого?”

3-я гр. – 3-й ряд. » Почему агиографы допускали вымысел, свободное отношение к фактам?”

Выводы. Жанр жития посвящён жизнеописанию святого. При этом ставилась задача не только описать земную жизнь канонизированного святого, но и создать образ идеального человека в поучение всем людям. Авторы часто привносили в повествование яркие индивидуальные черты, тем самым «очеловечивая” образ святого. В ряде случаев измышлялись события, в жизни святого не имевшие места, но содействовавшие его прославлению. Такое свободное отношение к фактам было следствием того, что цель жития– поучительное воздействие.

10. Работа с текстами.

Перед вами тексты – отрывки из эпических произведений. Первый принадлежит перу Б.Зайцева. (На экране вновь появляется портрет и эпиграф). Второй – перу Д.Балашова. В отрывках рассказывается об одном и том же эпизоде из жизни святого. Но каждый писатель повествует об этом по-своему. Прочитаем и попробуем ответить на ряд вопросов.

– Какие разновидности повествования увидели вы в этих текстах?
– Кто из писателей использовал средства современного литературного языка, а кто и с какой целью использовал устаревшую лексику, обратился к стилизации?

11. Подведение итогов.

В начале урока я предупредила вас, что мы вернёмся к эпиграфам.

– Чей взгляд на Сергия ближе и понятнее вам?

Роль и значение Епифания Премудрого в православном мире

Книгописец подарил миру бесценный подарок – житие Сергия Радонежского. Людям, отдаленным от православия, очень сложно читать эту работу. Она состоит из 40 глав, подробно описывающих жизнь преподобного, ссылаясь при этом на Евангелие. Епифаний начал работать над биографией еще при жизни святого, записывая текст с его слов. Так, сегодня у нас появилась возможность ближе познакомиться со значимой исторической фигурой XV века.

Также труд Премудрого включен в школьную программу 2-4 классов. Работа существенно сокращена и написана современным языком, понятным простому обывателю.

Роль Епифания Премудрого, великого историка-писателя, в православии сложно преувеличить. Благодаря книгописцу миру стали известны многие святые личности, их деяния и житие. Русская Православная Церковь поминает преподобного 5 июня.

Образ преподобного Сергия Радонежского на полотнах М.В. Нестерова

Подробности Опубликовано 10.09.2012 09:20

Абрамцево. Под этим поэтическим названием скрывается поистине зачарованное место. Старинная барская усадьба, взятая в кольцо вековыми деревьями и пологими холмами, склоны которых густо поросли кустарником. Сказочные деревянные домики с фигурными коньками и наличниками в русском стиле, будто детской рукой разбросанные в живописном беспорядке. Чудесная белокаменная церковка с нарядными цветными изразцами и затейливой резьбой по фасаду, словно вышедшая из туманных времен Владимирской Руси…

А дальше, сколько хватает глаз, тянется какой-то очень русский пейзаж. Пейзаж, вынесенный за пределы времени: его чарующая красота существует сейчас – и она же существовала сто, двести, триста лет назад. Светлые леса со стройными березками и пылкою рябью рябин. Тёмные еловые чащобы, то и дело уступающие место солнечным полянам, перелескам, овражкам. Озерца с прозрачной водой, затейливые речушки и ручейки. Подернутые ряской болотца, на памяти которых и непроходимое медвежье царство, и первые деревянные храмы, и святой благоверный князь Дмитрий Донской, едущий за благословением на защиту земли Русской.

Абрамцево – одно из тех мест, где с особой силой чувствуется связь между человеком и Богом, между мирским и божественным. Отсюда рукой подать до Троицкой обители на горе Маковец, где святой преподобный Сергий Радонежский жил в непрестанных молитвах и трудах, откуда выросло, век за веком, великолепие Лавры.

У художника, попавшего в окрестности Абрамцева, открывается внутреннее, духовное зрение, позволяющее не только увидеть, что происходит сейчас, но и постичь то, что происходило на этой земле столетия назад. Конечно, от того, кто хочет душою увидеть события давних дней, требуются немалые усилия: умственные, духовные, душевные… Он должен вглядываться в глубь веков очами сердца, должен, созерцая природу, суметь заглянуть и в собственную душу. Тогда полученный результат вознаградит его за все творческие усилия. Так было с Виктором и Аполлинарием Васнецовыми, Василием Поленовым и многими другими живописцами, попадавшими в Абрамцево. Так случилось и с Михаилом Васильевичем Нестеровым. Для него Абрамцево стало животворным источником творческой силы и вдохновения, к которому художник приникал, берясь за работу над очередным творением.

К святому преподобному Сергию Радонежскому (до пострижения – Варфоломею) Михаил Васильевич относился так бережно и любовно, как, пожалуй, ни к одному другому русскому святому. Для него Радонежский чудотворец стал живой драгоценностью. Тепло, ею рожденное, следовало бережно извлечь из потаенных недр души и подарить людям.

Все помнят нестеровское «Видение отроку Варфоломею». На картине запечатлен один из ключевых эпизодов жития преподобного Сергия – его встреча с черноризцем, предсказавшим великую будущность святого. Эта картина – быть может, лучшая из всех вещей Нестерова. На ней художник в полной мере отразил собственное христианское чувство, свою живую веру. Но мало кто знает: это полотно, безусловно, ярчайшее, не было единственным в своем роде. На протяжении многих лет Нестеров упорно стремился воссоздать облик преподобного, постичь все грани его святости, самую суть его молитвенного делания, преобразившего Русь, – и выразить при помощи красок то, что невозможно передать словами. В результате художник создал целую серию картин, посвященных Радонежскому чудотворцу.

В 1888 году Нестеров, еще молодой, ищущий собственный путь художник, впервые посещает лесную страну близ Абрамцева. Позже он станет возвращаться сюда снова и снова. Именно здесь, на берегах затейливой речки с красивым именем Воря, художник наконец найдет свое призвание.

Первую славу Нестерову принесли две картины – «Пустынник» (1889) и знаменитое «Видение отроку Варфоломею» (1890). Оба полотна написаны под влиянием абрамцевских пейзажей. Оба были приобретены крупнейшим коллекционером русской живописи П.М. Третьяковым. Вместе с тем, судьба у этих картин разная.

«Пустынника» хорошо приняли и молодые художники, и старые мастера-передвижники, и даже пресса. А вот «Видение отроку Варфоломею» вызвало среди современников Михаила Васильевича яростные споры. Полотно подверглось нападкам со стороны таких корифеев передвижничества, как художник Г.Г. Мясоедов и художественный критик В.В. Стасов.

Разница между двумя картинами, написанными с промежутком в один год, сильна, но не очевидна современному зрителю. В чем же она состояла?

Чтобы понять это, следует со вниманием приглядеться к картинам.

Нестеровский «Пустынник» написан предельно просто и реалистично. Скупой серенький свет. Узкая полоса низкого, набухшего от сырости неба над буровато-серым лесом, над гладким свинцом озерных вод. Первый снег, зацепившийся за жёсткую щетину жухнущей травы. Одинокая молодая ёлочка на переднем плане. И – две жгуче-красных рябиновых грозди, словно подчеркивающих холодную невзрачность красок поздней осени. Нестеров вывел на полотне типичный, ничем не приукрашенный пейзаж средней полосы России. Каким контрастом на этом унылом фоне смотрится фигура старца! Краски те же: серый, бурый, черный. Но какое внутреннее сияние исходит от лица отшельника, какой теплой улыбкой озарено его доброе лицо, как светится приглушенное золото его бороды, лежащей на простой черной рясе!

Художник «нащупал» ту единственно верную грань между реальностью и мистикой, которую могли простить ему старшие коллеги-передвижники. Всё, что изображено на картине, – реально. Такие пейзажи, таких стариков, казалось, можно было случайно встретить в любом уголке России-матушки. Лишь то, что прячется между «строками» нестеровского послания – особое, торжественно-радостное настроение, разлитое по всей картине, – выдает христианский посыл художника. Да еще глаза старца, говорящие о внутренней работе души, – глаза, смотрящие и видящие нездешние предметы, – свидетельствуют о крепкой связи пустынника с Богом. Товарищи и коллеги Нестерова, ярко выраженные реалисты, подобное принять могли.

Не таков «отрок Варфоломей». Вроде бы те же любопытные ёлочки выглядывают из лиственного леса. Вроде бы то же белёсое небо – только не низкое и тяжелое, а высокое, лишенное малейшего намека на дождь – широкой полосой покоится над землей. Но э то уже не тот скорбный русский пейзаж, который так часто можно увидеть в ненастное время года. Золото и багрянец ранней осени явственно проступают на полотне. Но лето еще не сдает своих позиций, еще радует зеленью, еще расшивает золотое убранство луга мелкими голубыми и желтыми цветами. Широким охристым прямоугольником лежит на заднем плане поле. Вдоль неугомонной змейки серебристой реки, повторяя ее затейливые изгибы, тянется дорога. Природа замерла в ожидании чуда… и это чудо происходит на глазах у зрителя.

Апологеты передвижничества обсуждали между собой «Видение отроку Варфоломею». Они говорили, что нестеровское полотно «…подрывает те «рационалистические» устои, которые с таким успехом укреплялись правоверными передвижниками много лет». Картину обвиняли в тяжких грехах. «Вредный мистицизм, отсутствие реального, этот нелепый круг (нимб) вокруг головы старика… Круг написан, так сказать, в фас, тогда как сама голова поставлена в профиль». Сторонники реалистического направления в живописи картину «признали… вредной, даже опасной». И дело не в одном только «неверно» изображенном нимбе.

«Пустынник» – это изображение земного, тленного мира. «Варфоломей» же – отражение мира небесного. Высшая, мистическая реальность прорывается в мир земной, наполняет его до краев, преображает зрителя, делая его чище и совершеннее.

«Видение отроку Варфоломею» – больше чем картина. Это полотно тёплое, нарядное, глубоко символичное… как икона допетровских времен.

На картине нет ничего случайного, ничего лишнего. Всё, что здесь изображено, имеет мощный мистический подтекст. Нарядная деревянная церковка на заднем плане – это приходской храм, в котором преподобный Сергий трижды возвестил свое будущее появление на свет, и одновременно – это прообраз будущей Лавры. Извилистая тропа – дорога, по которой он придет к храму. Могучий, раскидистый дуб – будущее, которое ожидает Варфоломея: сам Сергий, его многочисленные ученики и последователи преобразят устои русского монашества. Как это похоже на традиции иконописи – изображать на одной доске события прошлого, настоящего и будущего в столь тесном единстве, будто происходят они в один и тот же миг! Приближает картину к иконе и выбранная художником цветовая палитра. Охристо-желтый и нарядный багряный, голубовато-зеленый и богатый золотой в сочетании с беловато-бежевым фоном и коричнево-черным акцентом. Это нарядное сочетание красок было одним из излюбленных у древнерусских иконописцев. И оно ох как отличается от привычного вседневного колорита Северо-Восточной Руси!

Столь вольного обращения с реальностью собратья-передвижники Михаилу Васильевичу простить не смогли.

По сути, Нестеров передал на полотне эпизод из жития преподобного Сергия. Передал, не пожертвовав ни единой деталью. Вековой дуб посреди поляны. Инок, достающий просфору. Варфоломей, юная душа которого томится в ожидании неведомого чуда. И в то же время… так гармонично, так красочно это послание, будто сама природа вызвалась передать его в наш мир. Не словами жития, но эмоцией, прекрасным, преображённым состоянием родной природы художник сумел передать на полотне миг совершающегося чуда. Мгновение, когда божественный и земной миры соприкасаются, превращаясь в единое целое. То, на что в «Пустыннике» художник лишь намекает, в «Варфоломее» сказано напрямую.

«Пустынник» стал важной ступенью в творчестве Нестерова. Поднявшись на нее и приникнув духовным зрением к окну в горний мир, художник сумел написать «Варфоломея» – заглянуть так высоко, как никогда ему больше не удавалось. Нестеров создал шедевр, подлинное значение которого поняли весьма немногие его современники.

Не сразу осознал масштаб своего творения и сам художник. Снова и снова старался он превзойти «Варфоломея» или хотя бы написать нечто равное по силе, но это ему так и не удалось.

Так, на протяжении всех 1890-х годов художник работает над полотнами «Сергиевского цикла». Пишет картину «Юность Преподобного Сергия» (1897), триптих «Труды Преподобного Сергия» (1897), полотно «Преподобный Сергий» (1898), эскизы к большой картине «Прощание Преподобного Сергия с князем Дмитрием Донским» (1898-1899). В 1899 году на Савву Мамонтова, хозяина Абрамцева, обрушивается несчастье: финансовый крах и арест. Это событие отдаляет Нестерова от абрамцевских просторов, от мира сказочной русской природы, а вместе с ними – и от Сергия. Масштабное полотно «Прощание Преподобного Сергия с князем Дмитрием Донским», к которому уже было создано несколько эскизов, художник так и оставляет неоконченным. Но личность святого продолжает занимать ум живописца. Так, уже при большевиках, в 1926 году, появляется новое полотно цикла – «Христос, благословляющий отрока Варфоломея». Однако Нестеров остро чувствует: рядом с самой первой картиной цикла все они серьезно проигрывают.

Каждое из «сергиевских» полотен, появившихся на свет после «Видения отроку Варфоломею», написано добротно и основательно. Все-таки Нестеров был настоящий мастер своего дела. Но – мастер, пошедший у своей эпохи на поводу и отказавшийся от дарованного ему прозрения. Это хорошо видно на примере триптиха «Труды Преподобного Сергия». Протоптанная в снегу тропинка, курящийся над избами дымок, окраина смешанного леса. Разлитый в воздухе блаженный покой, не зависящий от смены времен года. Как и в «Пустыннике», фоном для трудов святого здесь служит привычный русский пейзаж.

Первое слово, которое хочется применить к картинам – публицистичность. Это попытка образованного и тонко чувствующего художника подстроиться под понимание «простого человека». Под каждым из «Трудов» можно написать несколько слов, в которых исчерпается все содержание картины. Вот Сергий носит воду, вот рубит избу, а там просто стоит, задумавшись о чем-то; подвиг физический он неизменно сочетает с подвигом молитвенным и… всё. Каждое из трех полотен без труда может быть «рассказано», оно понятно неискушенному зрителю, и в то же время эта внешняя простота лишает картины острой силы «видения», проникающего в самую душу. В «Трудах», равно как и в других полотнах цикла, нет того живого чувства единения двух миров, которое есть в «Варфоломее». В них нет чуда.

«Видение отроку Варфоломею» не зря считается едва ли не лучшим из произведений Нестерова. Картина настоящая, она словно дышит, на нее завороженно смотришь и не можешь сформулировать словами всю глубину смыслов, в ней сокрытых. Слова лишь выхватывают то тут кусочек, то там – а всей полноты объять не могут. Да и не нужны тут слова, без них всё понятно – картина сама вливается в душу.

На протяжении долгих лет жизни Нестеров сумел в полной мере реализовать полученный от Бога живописный дар. «Пустынник» стал первым, еще робким шагом Михаила Васильевича по выбранному им для себя пути: изображения живой связи, соединяющей человека и Бога. Первой попыткой нащупать в своей душе что-то важное – и передать на полотне ощущения от увиденного. Двигаясь по этому пути, художник встречал постоянное сопротивление – как внешнее, так и внутреннее. Художнику мешало собственное образование, вернее – те штампы, которые он приобрел на студенческой скамье наряду с необходимыми навыками. Излишек знаний сковывал его творческий порыв, мешал передать на полотне интуитивно прочувствованную грань между реальностью и христианской мистикой. Наконец, самая среда, в которой бытовал художник – отрицательное отношение коллег-реалистов, непонимание со стороны коллекционеров, неготовность общества принять картину – нередко препятствовала реализации живописных замыслов.

Когда Нестеров нашел в себе силы преодолеть сопротивление среды, подчиниться божественной интуиции и показать на полотне чудо – ему удалось создать шедевр. Впоследствии художник пошел на поводу у эпохи. Создавая полотна «Сергиевского цикла», Нестеров попробовал примирить два варианта – чудесный и реалистический, «Варфоломея» и «Пустынника». В итоге ему не удалось в полной мере ни то, ни другое. Нестеров-публицист, Нестеров-проповедник так и не сумел подняться до высот Нестерова-художника от Бога.

Федорец Анна , историк, публицист

Житие преподобного Сергия, Радонежского чудотворца.

празднование памяти святого 5/18 июля и 25 сентября/8 октября

Преподобный Сергий родился в селе Варницы, под Ростовом, 3 мая 1314 года в благочестивой и знатной боярской семье.

Господь предызбрал его еще от чрева матери. В житии преподобного Сергия повествуется о том, что за Божественной Литургией еще до рождения сына его мать и молящиеся слышали троекратное восклицание младенца: перед чтением Святого Евангелия, во время Херувимской песни и когда священник произнес: «Святая святым».

Бог даровал преподобным Кириллу и Марии сына, которого назвали Варфоломеем. С первых дней жизни младенец всех удивил постничеством: по средам и пятницам он не принимал молока матери, в другие дни, если его мать употребляла в пищу мясо, младенец также отказывался от молока матери. Заметив это, Мария вовсе отказалась от мясной пищи.

В семилетнем возрасте Варфоломея отдали учиться вместе с двумя его братьями старшим Стефаном и младшим Петром. Братья его учились успешно, но Варфоломей отставал в учении. Тогда Варфоломей со слезами взмолился ко Господу о даровании ему книжного разумения. Однажды отец послал Варфоломея разыскивать пропавших лошадей. По дороге он встретил посланного Богом Ангела в иноческом образе: старец стоял под дубом среди поля и совершал молитву. Варфоломей приблизился к нему и, преклонившись, стал ждать окончания молитвы старца. Тот благословил отрока, поцеловал и спросил, чего он желает. Варфоломей ответил, что он хочет научиться грамоте, и попросил помолиться за него Богу. Инок исполнил просьбу Варфоломея, вознес свою молитву к Богу и, благословляя отрока, сказал ему, что Бог даст ему уразуметь грамоту. При этом старец достал сосуд и дал Варфоломею частицу просфоры в знамение благодати Божией и для разумения Святого Писания. Старец хотел удалиться, но Варфоломей просил его посетить дом родителей. Родители с честью встретили гостя и предложили угощение. Старец ответил, что прежде следует вкусить пищи духовной, и велел их сыну читать Псалтирь. Варфоломей стал стройно читать, и родители удивились совершившейся перемене с сыном. Прощаясь, старец пророчески предсказал о преподобном Сергии: «Велик будет ваш сын пред Богом и людьми. Он станет избранной обителью Святого Духа». С тех пор святой отрок без труда читал и понимал содержание книг, с особым усердием он стал углубляться в молитву, не пропуская ни одного Богослужения. Уже в детстве он наложил на себя строгий пост, ничего не ел по средам и пятницам, а в другие дни питался только хлебом и водой. Около 1328 года родители преподобного Сергия переселились из Ростова в Радонеж. Когда их старшие сыновья женились, преподобные Кирилл и Мария незадолго до смерти приняли схиму в Хотьковском монастыре Покрова Пресвятой Богородицы, неподалеку от Радонежа. Впоследствии овдовевший старший брат Стефан также принял иночество в этом монастыре. Похоронив родителей, Варфоломей вместе с братом Стефаном удалился для пустынножительства в лес неподалеку от Радонежа. Сначала они поставили келью, а потом небольшую церковь, и, с благословения митрополита Феогноста, она была освящена во Имя Пресвятой Троицы. Но вскоре, не выдержав трудностей жизни в пустынном месте, Стефан оставил брата и перешел в Московский Богоявленский монастырь (где сблизился с иноком Алексием, — впоследствии митрополитом Московским).

Варфоломей же 7 октября 1337 года принял пострижение в монашество от игумена Митрофана с именем святого мученика Сергия и положил начало новому жительству во славу Живоначальной Троицы. Претерпевая искушения и страхования бесовские, преподобный восходил от силы в силу. Не могли укрыться подвиги преподобного Сергия, и далеко разносилось благоухание его святой жизни. К нему стали притекать и собираться под кров его люди, жаждущие понести иго Христово. Преподобный Сергий всех принимал с любовью, и вскоре в маленькой обители составилось братство из двенадцати иноков. Их опытный духовный наставник отличался редким трудолюбием. Своими руками он строил келии, носил воду, рубил дрова, выпекал хлеб, шил одежду, готовил пищу для братии и смиренно выполнял другие работы. Тяжелый труд преподобный Сергий соединял с молитвой, бдением и постом. Братия удивлялась, что при таком суровом подвиге здоровье их наставника не только не ухудшалось, но еще более укреплялось. Не без труда иноки умолили преподобного Сергия принять игуменство над обителью.

В 1354 году епископ Волынский Афанасий посвятил преподобного во иеромонаха и возвел в сан игумена.

По-прежнему в обители строго выполнялись иноческие послушания. С увеличением монастыря росли и его нужды. Нередко иноки питались скудной пищей, но по молитвам преподобного Сергия неизвестные люди приносили все необходимое.

Слава о подвигах преподобного Сергия стала известна в Константинополе, и патриарх Филофей прислал преподобному крест, параман и схиму в благословение на новые подвиги, Благословенную грамоту, советовал избраннику Божию устроить общежительный монастырь. С патриаршим посланием преподобный отправился к святителю Алексию и получил от него совет ввести строгое общежитие. Иноки стали роптать на строгость устава, и преподобный вынужден был покинуть обитель.

На реке Киржач он основал обитель в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Порядок в прежней обители стал быстро приходить в упадок, и оставшиеся иноки обратились к святителю Алексию, чтобы он возвратил святого.

Преподобный Сергий беспрекословно повиновался святителю, оставив игуменом Киржачского монастыря своего ученика, преподобного Романа.

Еще при жизни преподобный Сергий удостоился благодатного дара чудотворений. Он воскресил отрока, когда отчаявшийся отец считал единственного сына навсегда потерянным. Слава о чудесах, совершенных преподобным Сергием, стала быстро распространяться, и к нему начали приводить больных как из окрестных селений, так и из отдаленных мест. И никто не покидал преподобного, не получив исцелений недугов и назидательных советов.

Однажды святитель Стефан, епископ Пермский, глубоко почитавший преподобного, направлялся из своей епархии в Москву. Дорога пролегала в восьми верстах от Сергиева монастыря. Предполагая посетить монастырь на обратном пути, святитель остановился и, прочитав молитву, поклонился преподобному Сергию со словами: «Мир тебе, духовный брат». В это время преподобный Сергий сидел вместе с братией за трапезой. В ответ на благословение святителя преподобный Сергий встал, прочитал молитву и послал ответное благословение святителю. Некоторые из учеников, удивленные необычайным поступком преподобного, поспешили к указанному месту и, догнав святителя, убедились в истинности видения.

Постепенно иноки становились свидетелями и других подобных явлений. Однажды во время Литургии преподобному сослужил Ангел Господень, но по смирению своему преподобный Сергий запретил кому-либо рассказывать об этом до конца его жизни.

Тесные узы духовной дружбы и братской любви связывали преподобного Сергия со святителем Алексием. Святитель на склоне лет призвал к себе преподобного и просил принять Русскую митрополию, но блаженный Сергий по смирению отказался от первосвятительства.

Русская земля в то время страдала от татарского ига. Великий князь Димитрий Иоаннович Донской, собрав войско, пришел в обитель преподобного Сергия испросить благословения на предстоявшее сражение. В помощь великому князю преподобный благословил двух иноков своей обители: схимонаха Андрея (Ослябю) и схимонаха Александра (Пересвета) и предсказал победу князю Димитрию. Пророчество преподобного Сергия исполнилось: 8 сентября 1380 года, в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы, русские воины одержали полную победу над татарскими полчищами на Куликовом поле, положив начало освобождения Русской земли от татарского ига. Во время сражения преподобный Сергий вместе с братией стоял на молитве и просил Бога о даровании победы русскому воинству, а также поминал всех павших на поле брани, духовными очами прозревая происходившую битву.

За ангельскую жизнь преподобный Сергий удостоился от Бога небесного видения. Однажды ночью авва Сергий читал правило перед иконой Пресвятой Богородицы. Окончив чтение канона Божией Матери, он присел отдохнуть, но вдруг сказал своему ученику, преподобному Михею, что их ожидает чудесное посещение. Вскоре явилась Божия Матерь в сопровождении святых апостолов Петра и Иоанна Богослова. Преподобный Сергий пал ниц пред Пресвятой Богородицей. Она же прикоснулась к нему руками и, благословляя, обещала всегда покровительствовать святой обители его.

Преподобный преставился к Богу 25 сентября 1392 года. Накануне великий угодник Божий в последний раз призвал братию и обратился к ним со словами завещания: «Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную».

5 июля 1422 года преподобный Никон изнес нетленные мощи преподобного Сергия и положил их в специально для этого возведенном каменном Троицком соборе монастыря. Поныне святые мощи преподобного Сергия являются драгоценнейшим сокровищем обители, источником благодатных исцелений душевных и телесных немощей всех молитвенно прибегающих к его заступничеству.

Особые молитвы преподобному возносятся об упразднении гордыни и самомнения, о даровании способностей детям к обучению наукам.

Содержание жития преподобного Сергия Радонежского:

  • Предисловие
  • Глава I. Сын радости
  • Глава II. Благодатный отрок
  • Глава III. Покорный юноша
  • Глава IV. Братья в пустыне
  • Глава V. Юный постриженник
  • Глава VI. Наедине с Богом
  • Глава VII. Первые сподвижники
  • Глава VIII. Власть за послушание
  • Глава IX. Смиренный игумен
  • Глава X. Пустынная нищета
  • Глава XI. Смиренный чудотворец
  • Глава XII. Пророческое видение и дальние посланцы
  • Глава XIII. Внезапная буря
  • Глава XIV. Друг святителей
  • Глава XV. Печальник Русской Земли
  • Глава XVI. Умиротворитель князей
  • Глава XVII. Благодатный старец
  • Глава XVIII. Кончина праведника
  • Глава XIX. Ученики Сергиевы в родной обители
  • Глава XX. Ученики и собеседники Сергиевы в своих обителях
  • Глава XXI. Жития родителей преподобного Сергия, схимонаха Кирилла и схимонахини Марии

Преподобный Сергий Радонежский. Икона с житием, 1-я треть XVI века. Мастерская Феодосия

Житие Сергия Радонежского. Картинка к рассказу

  • Краткое содержание Баран-непомнящий Салтыкова-Щедрина

    Были ли когда-либо бараны дикими? Никто и не помнит уже, ведь с глубокой древности выращивают этих животных для мяса, сала и теплых шкур. Сами же бараны помнят о вольной жизни смутно, да и то не все

  • Краткое содержание Шукшин Чудик

    Рассказ Василия Шукшина «Чудик» был опубликован в журнале «Новый мир» в 1967 году. Главный герой рассказа – сельский киномеханик Василий Егорович Князев, тридцати девяти лет, по прозвищу Чудик.

  • Краткое содержание Дюма Королева Марго

    В данном произведении Александра Дюма идёт повествование о истории враждующих королевских семей. В сюжете неразрывно переплетаются военные события, дворцовые интриги и любовный сюжет

  • Краткое содержание По следам оленя Сетон-Томпсон

    Произведение «По следам оленя», созданное канадским писателем Эрнестом Сетон-Томпсоном, рассказывает об охотнике по имени Ян.

  • Краткое содержание Гарри Поттер и Дары Смерти Роулинг

    Пожиратели смерти готовят покушение на Гарри Поттера в день его семнадцатилетия, когда не будет действовать волшебство, защищающее юношу. Знакомые маги пьют оборотное зелье и превращаются в Поттера

ЖИТИЕ И ЧУДЕСА ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО

ГЛАВА 1. ВСТУПЛЕНИЕ

Житие Преподобного и богоносного отца нашего игумена Сергия чудотворца, написанное Епифанием Премудрым (по изданию 1646 года)

Слава Богу за всё и за все дела, ради которых всегда прославляется великое и трисвятое приснославимое имя! Слава Вышнему Богу, в Троице славимому, Который есть наше упование, свет и жизнь, в Которого мы веруем, в Которого мы крестились. Которым мы живём, движемся и существуем! Слава Показавшему нам жизнь мужа святого и старца духовного! Господь знает, как прославить славящих Его и благословить благословляющих Его, и всегда прославляет Своих угодников, славящих Его чистой, богоугодной и добродетельной жизнью.

Благодарим Бога за Его великую благость к нам, как сказал апостол: «Благодарение Богу за неизречённый дар Его! » . Ныне же мы должны особенно благодарить Бога за то, что Он даровал нам такового святого старца, я говорю о господине Преподобном Сергии, в нашей Русской земле и в нашей северной стране, в наши дни, в последние времена и годы. Гроб его находится у нас и перед нами, и, приходя к нему с верой, мы всегда получаем великое утешение нашим душам и большую пользу; воистину это великий дар, дарованный нам от Бога.

Я удивляюсь тому, что минуло столько лет, а Житие Сергия не написано. Я горько опечален тем, что с тех пор как умер этот святой старец, пречудный и совершенный, прошло уже двадцать шесть лет, и никто не дерзнул написать о нём – ни близкие ему люди, ни далёкие, ни великие, ни простые: великие не хотели писать, а простые не смели. Через год или два после смерти старца я, окаянный и дерзкий, осмелился начать это дело. Вздохнув к Богу и попросив молитв старца, я начал подробно и понемногу описывать жизнь старца, говоря самому себе: «Я не возношусь ни перед кем, но пишу для себя, про запас, на память и для пользы». За двадцать лет у меня составились свитки, в которых для памяти были записаны некоторые сведения о жизни старца; часть записей была в свитках, часть в тетрадях, но не по порядку – начало в конце, а конец в начале.

Так я ждал в то время и в те годы, желая, чтобы кто-нибудь значительнее и разумнее меня написал о Сергии, а я бы пошёл поклониться ему, чтобы и меня он поучил и вразумил. Но, расспросив, я услышал и точно узнал, что никто и нигде так и не собрался написать о старце; и когда я вспоминал или слышал об этом, то недоумевал и размышлял: почему тихая, чудная и добродетельная жизнь Преподобного оставалась не описанной столь долгое время? Я несколько лет пребывал как бы в безделье и в размышлении, недоумевая, скорбя в печали, удивляясь умом, побеждаемый желанием. Наконец меня объяло непреодолимое желание хотя бы как-то начать писать, пусть немногое из многого, о жизни Преподобного старца.

Я нашёл старцев, мудрых в ответах, рассудительных и разумных, и спросил их о Сергии, чтобы разрешить своё сомнение, следует ли мне о нём писать. Старцы сказали мне в ответ: «Насколько плохо и не подобает спрашивать о жизни нечестивых, настолько же не подобает забывать жизнь святых мужей, не описывать её, предавать молчанию и оставлять в забвении. Если будет написано Житие мужа святого, то от этого будет большая польза и утешение и писателям, и рассказчикам, и слушателям; если же не будет написано Житие святого старца, а знавшие и помнившие его умрут, то нужно ли такую полезную вещь оставлять в забвении и, как пучине, предавать молчанию. Если не будет написано его Житие, то как узнать незнавшим его, каков он был или откуда происходил, как родился, как вырос, как постригся, как воздержанно подвизался, как он жил и каков был конец его жизни? Если же Житие будет написано, то, услышав о жизни старца, кто-нибудь последует его примеру и от этого получит пользу. Великий Василий пишет: «Будь подражателем праведно живущим и запечатлей их жизнь и деяния в своём сердце». Видишь, он повелевает Жития святых писать не только на пергамене, но и в своём сердце пользы ради, а не скрывать и не таить, ведь следует хранить тайну царёву, а дела Божии проповедовать – дело доброе и полезное».

Поэтому мне пришлось допытываться и расспрашивать древних старцев, хорошо и точно знавших жизнь его, как говорит Священное Писание: «Спроси отца своего, и он возвестит тебе, и старцев твоих, и они скажут тебе» . Всё, что я услышал и узнал, сказали мне отцы, кое-что я услышал от старцев, кое-что видел своими глазами, что-то слышал из уст самого Сергия, что-то узнал от человека, прислуживавшего ему немалое время и лившего воду на руки его, и ещё кое-что я слышал от старшего брата Сергия Стефана, родного отца Феодора, Архиепископа Ростовского; часть сведений я узнал от других старцев, древних летами, достоверных очевидцев рождения Сергия, воспитания, обучения грамоте, возмужания и юности – до самого пострижения его; третьи старцы были очевидцами и правдивыми свидетелями его пострижения, начала пустынножительства и поставления его на игуменство; о других событиях у меня были другие повествователи и рассказчики.

вернуться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *