Уйти в монастырь

Меня неоднократно посещали мысли о проживании в монастыре. Иной мир я примеряла на себя и осознавала, что не готова к кардинальному шагу в своей жизни. Однажды мне пришлось пожить в обители во время поездки по святыням Ярославской области. Я была гостем в одном из монастырей. Со стороны наблюдала жизнь послушников и монахинь. Своими наблюдениями делюсь с вами в этой статье.

Стать монахиней непросто. Для этого нужно пройти испытательный срок. Мало иметь желание. Проверка временем в достаточно суровых условиях отфильтровывает людей. Кто-то остаётся в монастыре навсегда, а некоторые возвращаются в цивилизацию к мирской жизни.

Первый этап – послушание

Попробовать пожить в монастыре и соблюдать правила может любой желающий. Важное условие – соответствующая одежда.

  • У мужчин – это рубашка и брюки.
  • У женщин – это юбка до пят, платок на голове, закрытые полностью руки и отсутствие косметики на лице.

Послушники бесплатно выполняют работу. Причём выбора нет. Могут поручить полоть грядки, убирать в уборной, трудиться на кухне и в трапезной. Никакая грязная работа не должна смущать. Таким образом, человек отсекает свои желания.

Мы были в Толгском монастыре с мужем в паломнической поездке. Я тоже хотела потрудиться, но не получилось. В Серафимо-Дивеевском монастыре видела, как послушницы работали на кухне: чистили на улице картошку.

Посещение служб

Посещение богослужений в церкви обязательно. Прогуливать службы не рекомендуется. Косо будут смотреть другие послушницы и настоятельница с монахинями. Если уж пришли в обитель, соблюдайте весь устав. Будет плюсом, если часто причащаться и исповедоваться.

Трапеза

Проживание в обители будет трудным из-за присутствия чувства голода. Здесь не получится перекусить и попить чашечку чая с печеньем, когда захочется. Обед и ужин состоят из простой, но питательной пищи. В ином мире скудное пропитание.

Монашество

Для принятия монашества условия проживания строже. С собой нужно взять минимум вещей, паспорт, автобиографию, справку о семейном положении. К документам приложить заявление на имя настоятельницы обители.

Перед поворотным решением уйти в монастырь должен предшествовать духовный путь. Следует обсудить этот шаг со священнослужителем, чтобы батюшка предостерёг от ошибки и дал советы. Поможет самоанализ психологического портрета себя. Следует ответить на вопрос: зачем нужен новый опыт, перемены в жизни.

  • Кому-то не хватает новых эмоций.
  • Некоторые бегут от проблем.
  • Лишь единицы ощущают безграничную любовь к Всевышнему, готовы пожертвовать всем, чтобы посвятить Спасителю жизнь.

Стоит познакомиться с жизнью в монастыре, посмотрев видео:

Перед проживанием стоит утрясти юридические вопросы с недвижимостью и остальным имуществом, погасить долги, предупредить родных и знакомых.

В самом монастыре готовиться к собеседованию. Настоятельница монастыря задаст вопросы, которые могут быть заковыристыми. Они не должны смущать или заставлять сомневаться в выборе. Если же есть колебания, уход в иной мир лучше отложить либо попробовать себя в виде насельницы.

Испытательный срок длится от одного до трёх лет. Человек полностью отсекает волю, отрекается от близких и связей с внешним миром. Свои привычки, увлечения придётся оставить в миру.

Послушание даёт настоятель. Когда мы жили в Толгском монастыре, женщина мыла санузел. Просила нас следить за чистотой туалета после посещения. Помню, говорила паломникам, что она за нами венцы собирает – призывала к совести и чистоплотности.

Жизнь подчинена строгому распорядку. Молитва играет в жизни инока главную роль. В монастыре много молятся. Если дома можно пропустить утреннее правило, то в обители такое не позволительно.

Здесь нет выходных.

  • Подъём в 5-6 утра, чтобы успеть прочитать утреннее молитвенное правило и идти на богослужение в храм или нести послушание.
  • Затем обед и снова за труды.
  • После ужина вечернее богослужение, молитвенное правило и отбой.
  • Обычно в 22 часа жизнь в монастыре затихает.

Уйти из монастыря по собственной воле нельзя. Пользоваться смартфоном и интернетом запрещается. В келье скромная обстановка. Постель будет не такой мягкой, как дома, да и постельные принадлежности простыми. Вся роскошь остаётся за пределами обители.

Обеты, которые даются в монастыре, на всю жизнь. Это как любить родителей. Нормальный человек никогда не откажет им в помощи. Так и в монастырских стенах придётся хранить верность и преданность Спасителю.

Причины отречения от мирской жизни

Подвижники древности отрекались от мирской жизни, поскольку она их не привлекала. А избранные пустыни и пещеры были для них не темными сырыми могилами, а цветущей страной духа.

По словам архимандрита Рафаила (Карелина), монашество – это феномен, который сложно понять, не имея внутреннего опыта, который выразить словом практически невозможно. Современные люди не понимают красоты монашеской жизни и порой задаются вопросами о том, почему некоторые отрекаются об мирского существования. Монашество покрывает всю духовную жизнь. Его невозможно понять, не пережив и не прочувствовав на себе, подобно тому как сложно понять любовь нелюбящему сердцу.

Инок Никодим об отречении от мирской жизни

Преподобный Варсонофий Оптинский сравнивал иночество с безбрежным морем, которое невозможно переплыть. Его не может понять человек, который еще не ступил на этот путь. Целью монашеской жизни отец Варсонофий называл поиск Бога. Но можно жить в монастыре и ничего не достичь. Поэтому важно не то, как попасть в монастырь, а для чего.

Люди принимают постриг в поиске непрерывного богообщения, искания Фаворского света. Монахи – это свет мира. Одно только внешнее выполнение устава и ношение монашеской одежды еще не делает человека монахом или монахиней. Как лампе нужен огонь, чтобы светить, так и человеку. Преподобный Амвросий Оптинский писал, что монашество произошло от желания человека жить по учению и заповедям Евангелия. Это очень сложно осуществить среди мирских забот и суеты. Монашество – совершенное христианство.

В поучениях Аввы Дорофея есть рассказ о праведном Досифее. Юноша удостоился явления Божией Матери, которая назвала ему необходимые для спасения условия. Выполнение их стало смущать окружающих юноши, и ему посоветовали уйти в монастырь. Он пришел в обитель и твердил отцам: «Хочу спастись».

Среди мужчин

Прежде чем собираться в монастырь, мужчине нужно обязательно открыть свои помыслы духовному отцу. Разумеется, стать монахом – не быстрый процесс, которому предшествует послушнический искус. Но после пострига изменить уже ничего нельзя. Человек навсегда дает ряд обетов Богу и не может их нарушать.

Причин, по которым мужчина хочет стать монахом, может быть несколько. Часто желание принять постриг путают с желанием избавиться от проблем, ведь порой в монастырь бегут по таким причинам:

  • сложности в личной, семейной жизни;
  • трудности в работе, нужда;
  • горе, потеря близкого человека, сильный стресс;
  • несчастная любовь (более свойственно юношам).

Перечень причин может дополняться, ведь это дело сугубо личное. Но уход в мужской монастырь с целью спасения от жизненных трудностей не является верным путем.

Монашество – совершенное христианство

Среди женщин

Отличий в причинах желания пострига между мужчинами и женщинами практически нет. Но женщины по своей природе более эмоциональны и им сложнее переносить потрясения мирской жизни. Проживание в обители – это тяжелый труд, поэтому ошибочно искать в женском монастыре покоя от сложностей.

В книге «Сказания о подвигах и событиях жизни старца Серафима Саровского» сказано, что батюшка Серафим благословлял на монашескую жизнь не каждого, кто просил его. Некоторым батюшка советовал повременить с постригом, некоторым вообще не рекомендовал уходить из мира, другим женщинам вместо того, чтобы стать монашкой, предлагал прежде создать семью.

Видео «Как уйти в монастырь?»

В этом видеосюжете священнослужитель рассказывает, как происходит отречение от мирской жизни.

Подготовка к уходу

Уход в обитель без представления о жизни в монастыре невозможен. Воцерковленные люди совершают паломнические поездки, посещают святые места, монастыри. Со временем люди приближаются к свету обители. Чтобы поближе познакомиться с жизнью в стенах монастыря и поработать во славу Божию, можно попроситься в монастырь трудником. В таком случае человек не дает никаких обетов, но живет по уставу обители, работает, посещает богослужения, молится, приступает к таинствам.

Монашеская жизнь дает большую пользу душам тех, кто приступает к постригу и монашеству с искренним расположением, и проходит этот путь смиренно, без злобы.

Желая принять постриг, нужно обязательно посоветоваться со своим духовным отцом и получить его благословение. Препятствием к поступлению в обитель, кроме духовных причин, могут быть и житейские, например:

  • несогласие на это супруга/супруги;
  • наличие несовершеннолетних детей;
  • наличие других людей, зависящих от человека, который желает уйти в монастырь;
  • желание спрятаться от житейских проблем.

Люди принимают постриг в поиске непрерывного богообщения

Этапы монашеской жизни

Подготовительные этапы, к которым в разных источниках причисляют трудничество и послушничество, еще не являются истинно монашеством. Преподобный Макарий Оптинский так определял его степени:

  • рясофор – степень новоначальных;
  • мантия – степень средних;
  • схима – степень совершенных.

Святые отцы учат не стремиться к получению мантии или схимы как внешнего образа из желания одеться в почетные одежды, ведь это все от честолюбия. А для монаха главное – смирение. Принимать ангельский образ нужно в разуме. Само принятие малого ангельского образа – это обручение Небесному Жениху Иисусу Христу. После того как при постриге облачают человека в монашеские одежды, он должен всегда иметь на устах Имя Иисусово.

Этапы монашеской жизни Преподобный Амвросий Оптинский учил соблюдать внутреннее и не бояться внешнего. Не нужно желать получения рясофора или мантии как духовного роста. Совет автора

Преподобный Никон учил, что монах должен быть весь в Боге. Нельзя идти в монастырь лишь из желания спрятаться от надоевших проблем. Все свои мысли нужно обязательно открывать духовному отцу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Глава 3. От послушника до инока

Служа Игумену и братии монастыря, послушник должен окончательно удостовериться (и убедить в этом окружающих), что желает монашества. Ведь за этим этапом следует иноческий или монашеский постриги. Послушнический искус в практике русских монастырей длится не менее трех лет, а монашеский – не менее пяти. На «старом” дореволюционном Валааме правила были строже: только в статусе трудника кандидаты находились до пяти лет… Существуют также общие рекомендации, укорененные в жизни монастырей, по которым монашеский постриг не осуществляется раньше тридцатилетнего возраста. Но не бывает правил без исключений.

Реалии Валаамского монастыря показывают, что нет похожих историй. Срок искуса может растянуться на десятилетия или значительно сократится. Так брат Александр Лютов, живущий на Валааме не один десяток лет, готовится принять иноческий постриг спустя 23 года послушничества. А юному послушнику М., который пытается учиться иконописи, не исполнилось ещё и 22 лет, но он прошел собеседование на постриг в иночество. Достоин… Еще один кандидат, брат И. живёт в монастыре 10 лет, став за это время иконописцем. Послушник В. провёл 10 лет в Оптиной пустыни, а затем 5 лет на Валааме и здесь готовится к иноческому постригу. Брат Г. с юных лет в церкви, служа иподиаконом, изучил богослужение, а, оказавшись в монастыре, сразу поступил в семинарию. Его «стаж” в обители около 4-х лет. Всего в этот день собеседование прошли одиннадцать членов братии Валаамского монастыря.

Постриг в иночество – подготовка к главному постригу, монашескому. В уставных предписаниях, содержащихся непосредственно перед чином обличения в монашество, указано, что до самого пострига готовящийся к нему инок должен засвидетельствовать свою решимость пребывать в выбранном монастыре. Оставаться несмотря ни на какие искушения. Потому, слова архиепископа Феогноста, напомнившего в пастырском слове историю Антония Великого, память которого совершается в этот день, оказались важным напутствием для каждого из будущих иноков:

«Однажды святой Антоний увидел землю, как бы опутанную сетями дьявольскими. И все было так хитро сплетено, что он ужаснулся и взмолился: «Господи, кто может пройти сквозь это?”. И ему был ответ: «Смиренномудрый”. Человек одновременно смиренный и мудрый может преодолеть те сети, которые раскинуты по всей земле, и в которые мало кто не попадает”.

Монашество – звание пожизненное: «Грядущего ко Мне не изжену вон» (Ин. 6:37)

По предсказанию старцев, в последние времена будут жить «в монастырях как в миру, а в миру — как в аду». И уже две тысячи лет каждое поколение христиан считает, что последние времена настали. «Ты спрашиваешь, как дела в Церкви? Отвечаю: как с моим телом – всё болит, и никакой надежды на исцеление», — писал в IV веке святитель Василий Великий. Вспомним, как сокрушался о монашестве XIX века святитель Игнатий Брянчанинов (+1867 год): «О монашестве я писал Вам, что оно доживает в России, да и повсюду, данный ему срок. Отживает оно век свой вместе с христианством». Хотя в то время и в Оптиной, и на Валааме, и в других монастырях процветало старчество. Что же сказал бы святитель о нашем времени?

Трудами братии Валаамского монастыря

Благодарим фотографа, волонтера сайта Дмитрия Ерохина

Зачем жить в монастыре

Современная жизнь полна ежедневной суеты и тревоги о завтрашнем дне. Иногда хочется побыть наедине с собой и Богом, выпасть из привычного ритма жизни. Для этого многие православные христианки узнают, как попасть в женский монастырь. И затем уезжают потрудиться во славу Божию в различные обители.

Срок пребывания в монастыре зависит от духовных и физических сил желающего потрудиться. И, разумеется, от наличия свободного времени. Желающие получить неоценимый духовный опыт могут приехать на определенный срок по договоренности с руководством монастыря.

Если есть стремление совсем покинуть мирскую жизнь и посвятить себя служению Богу, то пребывание в монастыре может растянуться на неопределенный срок. На это требуется благословение начальствующих обители. За эти дни можно проверить себя, насколько сильно послушание и смирение. Ведь жить нужно будет строго по уставу. Любые действия совершать с разрешения наставников и добросовестно трудиться на пользу своей души и благо обители.

Одно из послушаний монастырских трудниц

Любой труд в монастыре почетен

В зависимости от монастыря трудницы распределяются на различные послушания. Это может быть уборка храма и территории, помощь на кухне, в огороде, уход за скотом и птицей и прочие несложные, но важные для хозяйства дела.

Еще преподобный Серафим Саровский говорил:

«нет паче послушания, как послушание Церкви! И если токмо тряпочкою притереть пол в доме Господнем, превыше всякого другого дела поставится у Бога… И где же возрадуемся духом, сердцем и всем помышлением нашим, как не в Ней, где Сам Владыка Господь наш с нами всегда соприсутствует» (Монастырский Вестник, статья «Потрудиться всегда пригодится»).

Одна из трудниц Свято-Введенской Толгской обители рассказывает, что в монастыре как нигде чувствуешь себя нужной. Именно там понимаешь важность своего участия в общем деле во славу Божию. Стоит только задуматься над каким-то вопросом, как сразу Господь через сестер или книгу дает ответ. В мирской жизни много суеты, в которой мы порой не слышим и не видим спасительных весточек. Зато в размеренной монастырской жизни все становится яснее, душа становится восприимчивее к Богу и обретает умиротворение.

Сейчас многие монастыри готовы принять трудящихся во славу Божию в свои стены. Нужно только изъявить желание, помолиться Господу и посоветоваться со священником.

Автор Андрей Михайлов 30.11.2002 17:02

Как я уходила в монастырь…

Наш спецкорреспондент Ярослава Танькова удалилась в святую обитель и стала жить по всем правилам и канонам Ибского женского Серафимовского монастыря

— Ну, принимайте гостью! — кричит, обнимая меня, настоятельница матушка Серафима в глубь пахнущего ладаном одноэтажного домика.

Из дверей в коридор бесшумно выскальзывают десяток смущенных девушек. В черных платках и платьях, умытые лица, любопытные и робкие. Есть очень красивые. «Неужели все они навсегда отказались от жизни? — проносится в голове. — Зачем?» Чтобы ответить на этот вопросы, я сюда и приехала.

Обнимаемся, целуемся.

— Мне так нехорошо стало, когда девочки решили, что стриженая приедешь, — посмеивается матушка. — А ты вона, с косой.

С души падает камень — приняли! Пока мои новоиспеченные сестрицы ставят самовар, облачаюсь в черные бесформенные кофту и юбку, наглухо закутываю голову и шею черным платком. Все, ровно на неделю я отрекаюсь от мира. «Сестра Ярослава» — а что, звучит!

Чтоб построить монастырь, сестры спали на рояле

Моя келья — два на три метра: святой угол с иконами, окошко с кружевной занавеской, тумба, шкафчик и узкая железная кровать — жесткая, как скамья в парке. Водопровода и канализации нет. Деревенский умывальник, правда, с обычным краником. Единственное на весь монастырь маленькое зеркало (не для того, чтобы любоваться, а чтобы опрятность соблюсти). Туалет тоже обычный, деревенский. Мыться — в бане, за огородом. Святая святых — трапезная с роялем и огромным портретом покровителя — святого Серафима Саровского. Здесь же главный иконостас монастыря.

Когда я вошла в трапезную, на стол, где уже пыхтит расписной самовар, выставляют огромную дымящуюся тарелку вареников с малиной, сахар, лук и хлеб. Раскладывают ложки. Тут все едят ложками. Вилки — это излишество, а значит, грех. Разговаривать за трапезой тоже не разрешается, иначе, как говорит настоятельница, «не хлеб едим, а камни». Но сегодня в честь гостьи — маленькое послабление.

Матушка начинает вспоминать, как пришла строить обитель. Однажды явилась к ней во сне Божья Матерь и повелела ехать строить монастырь. Потом еще и еще раз явилась, напомнила. И матушка поняла, что это ее послушание (особая миссия от Бога).

— А иначе бы ни за что за такое большое дело не взялась бы, — признается, отхлебывая чай, игуменья. — Как было тяжело поначалу! Дом в селе купили заброшенный, алкаши там кутили. Такое вместилище греха было! Все расчистили, я сама ямы в человеческий рост рыла, чтобы весь мусор закопать. Сад-огород посадили, оградку поставили. А народ-то непривычный к такому, поначалу нам вслед плевали, черными воронами обзывали, дармоедками.

— Все бесы, бесы мешали доброе-то дело делать, — как эхо вторят матушке девочки.

— А как стали на горе часовню закладывать, вообще кошмар начался! — в голосе игуменьи начинают звенеть слезы. — Внизу одна бесноватая живет, Галей звать. Так ее дети на этом холме в футбол всегда гоняли. Она, как прослышала, что здесь вторая часть монастыря строиться будет, аж зашлась злостью вся. Как-то даже с топором на меня кидалась.

— Все бесы, бесы… — кивают монашенки.

— Ночевать приходилось здесь, на стройке, чтоб материалы не покрали. Холодно, мебели нет. Паломники из города рояль пожертвовали, вот на нем и спали. Но потом помаленьку строительство пошло. Пожертвования стали получать, девочки вот мои появились.

— Слава Богу, Господь помог, — вторят монашенки.

— Теперь уже все зауважали. Кланяются при встрече, помолиться просят, излишки урожая жертвуют. Вот ведь, как Господь о нас, негодных, никчемных, заботится.

Первое испытание — трехчасовая молитва

На часах почти девять вечера. Чай выпит, вареники съедены, посуда убрана. «Пора на молитву, — торопит матушка, — и так с графика сбились». «Правило» — обязательная ежевечерняя молитва в монастыре — должна начинаться в 8 вечера. Все девочки в одно мгновение выстраиваются в три ряда перед иконостасом (несколько десятков бумажных, деревянных и вышитых икон). Я оказываюсь в самой середине. Одна монашенка выходит вперед к алтарю и благоговейно откидывает со стола отрез веселенького ситчика. Под ним внушительная горка ветхих церковных книжек с закладками из тесьмы. Девушка берет одну из книг, раскрывает и громко нараспев начинает читать молитву. Мы крестимся, бьем поклоны и периодически хором поем молитвенные «припевы» вроде «Господу помолимся» или «аминь». Каждый такой припев — на свою мелодию, причем есть и довольно длинные. Все их надо знать наизусть. Кланяться положено, не сгибая ног и доставая обеими ладонями пол. Креститься надо «полно»: середина лба, чуть выше пупка, крайняя косточка правого плеча, косточка левого плеча. За соблюдением всех правил (и чтоб монахини часто до ветру не бегали) зорко следит сидящая тут же, на стуле, матушка (сидеть разрешается только ей).

В миру даже в тех редких случаях, когда я заходила в храм, меня хватало минут на пять — ровно столько надо, чтобы поставить свечку (больше из эстетических соображений, чем из религиозных) и ретироваться. Но в данном случае не тут-то было. Монастырское «правило», как выяснилось, длится два с половиной часа. Через час ноги затекают. Правой рукой я хотя бы крещусь, а пальцы левой до отказа наливаются кровью — ощущение, будто сжимаю в ладони кактус. Каждый раз, как девочка у алтаря закрывает очередную книжку, я от счастья мысленно похрюкиваю и прыгаю на одной ножке. Но… «Пресвятая дева, спаси нас!» — голосит хор, и в руках чтицы оказывается новый раскрытый томик. Всего святых книг, которые положено читать на «правиле» ежедневно по кусочку, пять. Когда доходят до конца — начинают заново, и так до бесконечности. Наконец, прозвучало последнее долгожданное «аминь».

— Бьем двадцать земных поклонов, — вздыхает матушка. — Надо бы сорок… Ну да ладно, жалко вас, завтра добьем.

Эта монастырская ежедневная «зарядка» похлеще любой аэробики: на колени, лбом об пол, встать, перекреститься, на колени, лбом об пол… И так сорок раз утром и вечером. После все выстраиваются в очередь на благословение к матушке.

Здесь сомнение — грех

— Послезавтра успение Богородицы, — вещала игуменья, крестя нас по очереди и давая целовать икону. — Все будут причащаться?

— Я не буду, матушка, — послышался голосок тоненькой Лизоньки.

— Хорошо, — к моему удивлению, спокойно согласилась игуменья.

— А разве можно монахине вот так запросто отказываться от причастия? — увязалась я за ней.

— Так ведь месячные у нее, а в такое время женщине к иконам никак нельзя. Грязная она, — в свою очередь удивилась моему непониманию матушка Серафима.

— Почему грязная? — аж задохнулась я от обиды за женщин. — Ведь критические дни тоже Бог придумал. Дева Мария ведь обычной женщиной была. А мы ее Пречистой называем.

На какое-то мгновение я уловила на благонравном челе матушки тень замешательства: «И правда, почему так?» Но только на мгновение. В следующую секунду монашеское сознание укротило вызванную мною смуту:

— Потому что так сказано в Евангелии, — спокойно отрезала матушка.

В монастыре не принято думать. Быть умным в нашем понимании здесь грешно. Ведь ум в мирском значении слова — это способность человека сомневаться, анализировать, искать подтверждений. А для монахинь все, что сказано в святых книгах, — аксиома, не требующая доказательств. Любое сомнение здесь — грех. Только не надо думать, что все монахини глупые. Просто только со стопроцентной верой можно идти на затворничество.

10 часов молитвы — ежедневно

Со следующего дня я стала жить по всем правилам обители без скидок на привилегированное положение гостьи.

До зари вставать тяжко, но стоять на «правиле» во второй раз мне было уже легче (наверное, потому, что знала, чего ждать). Я даже начала понимать смысл некоторых молитв, которые читают на церковно-славянском. Распорядок дня:

5.30 — подъем.

С 5.35 до 8.00 — утреннее «правило» -молитва. (Дежурные по коровам сначала идут доить, потом присоединяются к молитве сестер. У девочек это одно из самых нелюбимых «послушаний»: доить коров надо хоть в снег, хоть в дождь при одной свечке в студеном сарае.)

С 8.30 до 9.00 — завтрак. (Если в этот день нет причастия. Если же есть, то на голодный желудок в это время уже надо стоять на службе в церкви.)

9.30 — все надевают полное монашеское облачение, апостольник (капюшон с прорезью для лица, закрывающий шею, плечи и грудь) и скуфью (черная бархатная шапочка) и выходят в церковь.

С 10.00 до 15.00- служба в церкви.

15.30 — обед.

С 16.00 до 19.00 — работы по хозяйству (кто картошку копает, кто готовит, кто воду носит…). Если остается свободное время, особенно зимой, девочки за роялем разучивают церковные песнопения, читают богоугодные книги.

19.00 — ужин.

С 19.30 до 20.00 — вечернее «правило» — молитва.

20.05 — отбой.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»
Обитель расположена в поселке Иб Сыктывдинского района республики Коми (из города Сыктывкара можно доехать на маршрутке). Основана 10 лет назад. Помимо настоятельницы, в нем проживают 4 монахини и семь послушниц (отрекшихся от мира, но пока не принявших постриг). На данный момент разделен на два корпуса. Основной общий корпус пока только строится. Есть своя часовня. Вокруг монастыря бьют считающиеся чудодейственными источники, в самой обители постоянно мироточат иконы, поэтому ежегодно здесь бывают сотни паломников.

Ярослава ТАНЬКОВА

«Комсомольская правда»,
23.10.2002

(Продолжение следует.)

На снимке: корреспондент «Комсомольской правды» в образе «сестры Ярославы»

Подпишитесь на нашу рассылку Подписаться Темы паломничество

Моя жизнь пропиталась эстрогеном — на работе почти одни женщины, дома жена с тещей, на заправке, в парикмахерской — ну, вы поняли. Тут еще «нарисовалась» бывшая, которая когда-то сыграла на моей душе «полет валькирий», оставив пепелище. Позвал лучшего друга на рыбалку, поговорить по душам, так его не отпустила жена. Когтистая наманикюренная рука все крепче сжимала мою шею, и я решил взять тайм-аут. И ушел в монастырь.

Когда болит душа, работай

Богородице-Казанский мужской монастырь находится в селе Коробейниково Алтайского края. От Барнаула до него около 230 километров. Говорят, чудотворная икона, которая находится в местном храме, «пускает» к себе не каждого. Я вспомнил эту историю минут через 15, выехав по навигатору на разбитую грунтовую дорогу. Еще минут через десять в машине запахло то ли горящим сцеплением, то ли антифризом. Попытаться развернуться здесь значило — 100 процентов засадить машину по самые лонжероны в топь. И тут хмурое небо расступилось и выглянуло солнце, а вдалеке блеснул купол монастыря.

Навигатор проложил дорогу к обители по бездорожью.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Коробейниково в октябре – это грязь и холодный пронизывающий ветер. На улицах никого, кажется, будто все затаились по домам и с тоской перелистывают календарь. Зато в монастыре все были чем-то заняты.

— Когда болит душа, первое дело — это работа. Всех, кто к нам приходит, мы трудиться отправляем. Бог каждого зовет, но мы его не впускаем, а когда ум занят, тогда Его стук в наши души легче услышать, — говорит отец Иннокентий.

Под куполом церкви кто-то оборудовал келью, зимой, правда, ночевать здесь не получится — холодно.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

И мы начали работать. Копая под моросящим дождем яму под столб для электролинии, я старался думать, что дух имеет смысл закаливать именно в такие моменты, но мысль все время сбивалась к тому, что вот сейчас дома жена варит кофе.

Без молитвы не входить

В монастыре не больше 15 человек. Сюда едут по разным причинам, кто-то спрятаться от мира, как парень из Бийска с татуировками, сломанным носом и синяками в пол-лица. Другому мужичку на вид лет 40-50, это Юра — заведующий гостиницей, куда меня поселили. Он реставрирует церкви, провинился, отправили на «исправление». Были еще пара рабочих – мужики из Новоалтайска приехали починить колокольню, остальные – монахи и послушники.

Кто- выцарапал на стене…Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Я все никак не мог понять, как монахи, многие из которых относительно молодые парни, достигшие успеха, раз – и оставили свою наполненную жизнь.

Бог призвал…

Я не удержался и спросил, может, это бегство? Гораздо проще жить, когда тебе не нужно выплачивать ипотеку, быть постоянно «эффективным», да и вообще стараться быть кем-то для близких, начальника, Васи с соседней улицы.

— Тут такие не задерживаются, попросту не могут, — говорит монастырский библиотекарь Игорь. – В монастыре особенный уклад жизни. Без сильной воли и веры здесь делать нечего.

Страж монастырского хозяйства.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Сам Игорь оказался в монастыре несколько лет назад – в прошлом работал на одном из крупнейших предприятий Алтайского края, хорошо зарабатывал даже по городским меркам, но не смог справиться с алкогольной зависимостью. Потерял работу, развелся. Знакомый священник посоветовал ему поехать в Коробейниково. И это помогло, но в монахи Игорь так и не постригся – встретил женщину. Они поженились и теперь живут в этой же деревне, держат хозяйство.

— Монастырь меня спас даже не от физической смерти, дал понять, что я кому-то нужен. Зависимость никуда не ушла. Но сейчас я могу тормозить, — говорит библиотекарь.

Сюда приходят разные люди, отец Арсений – бывший геолог, золото на Колыме искал. В монастырь пришел просто потрудиться и остался здесь. Отец Савва – инженер-наладчик станков лазерной резки металла, приехал из Якутии.

Монастырская живность.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

— Я в Москве жил, в Барнауле пару лет, потом здесь оказался. Женщина была… Я не собирался в монахи до последнего момента. Был послушником, без каких-либо ограничений, а потом все-таки решился, — рассказал Савва.

В монастыре все делают сами — творог, сыры, масло и даже пекут хлеб.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Сейчас мужчина заведует монастырской сыроварней, причем готовит неплохие сыры — Качотту, Гауду, Пармезан, Томм, Канестрато. Недавно его отправили на обучение к одному из самых известных сыроваров страны Павлу Чечулину. Сыр, творог, масло, хлеб и прочие продукты в монастыре готовят сами. Здесь же, при монастыре, держат животных, в хозяйстве есть вся необходимая техника и даже построили свою лесопилку – древесину заготавливают из отведенного под санитарную рубку леса. Со временем монахи собираются увеличить объемы производства сыра и возможно даже выйти на рынок – качество сыров отменное, но для увеличения объемов нужно сильно вложиться в производство – как минимум, закупить оборудование.

Про соблазны

Ко мне подошел один из монахов, парню около 35 лет, ему нужно было в магазин купить хлеб, а топать по грязи неохота. Говорю, давай подвезу. Пока ехали, я не удержался и спросил, как они тут без женщин.

— У монахов искушения в разы сильнее, чем у обычного человека – со вставших на этот путь спросу больше, — говорит монах. — Как без женщин? Тяжело, это одно из самых сильных испытаний, но и «приступы» длятся недолго. Помогает молитва, пост и тяжелая работа. Попробуй порубить целый день дрова на одном хлебе и воде или вообще без еды – быстро вся дурь из головы вылетает.

Кошки охотятся за мышами в коровнике.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Этот выбор сложно понять, но никто не обязан жить, как все. Монахи не ставят сроков – все, как Бог даст. Кто уезжает в другие монастыри, бывает, что и прерывают свои обеты, но про таких говорят, что им будет очень сложно найти свое счастье и покой в миру.

В Коробейниково нет ни одного фанатично настроенного человека. Главное, что объединяет здесь людей – покой и желание стать ближе к Богу. Не скажу, что стало понятнее, что творится в душе у монахов – на это не хватит дня и даже недели. Зато в уединении монастырского храма все мои мирские проблемы показались ерундой, да и к монастырской жизни я еще точно не готов – не выдержу искушений. Может быть потом, на закате жизни, отращу бороду и поселюсь в уединенной келье…

Подведём итоги

  1. Послушание в монастыре и иночество приравниваются к духовному подвигу, испытанию, к которому нужно быть готовыми.
  2. Придётся много молиться, трудиться, но мало отдыхать.
  3. Скудные жилищные условия, питание, отсутствие ванны усиливают оторванность от мира – готовы ли к сильнейшему испытанию в своей жизни.
  4. Перед принятием решения о проживании в монастыре человеком должна быть сделана оценка причин, побудивших его к этому шагу.

При использовании материалов thebestvideo.ru необходима ссылка на источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *