У мужа шизофрения

Шизофрения является серьезной формой психического расстройства, при которой происходят необратимые изменения познавательных функций, обеднение эмоционального фона, развитие безволия и утрата связи с реальностью.

Особенности развития шизофрении у мужчин

Этому недугу подвержены как женщины, так и мужчины. Однако последние заболевают чаще. Фактором риска становится сама половая принадлежность. Мужчины ведут более активный образ жизни, подвержены стрессам, эмоциональным переутомлениям, больше, чем женщины склонны к употреблению алкоголя, наркотических веществ. Все эти факторы могут стать «пусковым механизмом» развития психического расстройства.

Пик заболевания у мужчин приходится на 20-25 лет, в то время как у женщин – после 25-30 лет. Чем раньше у парня проявились первые признаки шизофрении, тем ярче, острее, агрессивнее симптоматика и быстрее происходит прогрессирование заболевания.

Прогнозы на благополучный исход в этом случае сведены к минимуму. Врачи объясняют это так — со временем болезнь затрагивает все большие участки коры головного мозга, повреждая их и влияя на изменение всех мыслительных, эмоциональных и поведенческих реакций. Непрерывное прогрессирование болезни приводит к полной деградации и распаду личности человека, потери им связи с действительностью, утрате навыков самообслуживания и слабоумию.

Шизофрения у мужчин, признаки которой впервые проявились после 30-40 лет, имеет более благоприятный прогноз лечения. Такие случаи хорошо поддаются терапии. У больного есть шанс на восстановление и возвращение в социум.

Еще одной отличительной особенностью шизофрении у мужчин является ее непрерывное течение, в то время как у женщин болезнь чаще имеет эпизодический характер.

Причины заболевания

Ученые до сих пор не установили точных причин развития шизофрении. Однако выделяют основной фактор, провоцирующий риск возникновения этой формы психического расстройства с вероятностью от 10% до 50%. Это наследственная предрасположенность. Если у больного страдали этим недугом оба родителя, то он в 50% случаев тоже заболеет шизофренией. Бывают ситуации, когда родители выступают только в роли носителей «дефектного» гена. Они передают его следующему поколению – своим детям или внукам.

Среди других причин, провоцирующих риск развития заболевания, ученые выделяют:

  • последствия перенесенных вирусных инфекций – менингита, энцефалита, которые оказали губительное воздействие на работу головного мозга;
  • черепно-мозговые, родовые и травмы перинатального периода;
  • длительное употребление алкоголя, наркомания;
  • сильный эмоциональный стресс, нервные срывы;
  • травмы, пережитые в детстве – сексуальное, физическое или психологическое насилие.

Одна или несколько из перечисленных причин могут негативно повлиять на работу коры головного мозга, вызвав тем самым необратимые изменения личности человека.

Первые признаки шизофрении у мужчин

Как проявляется шизофрения у мужчин на начальных этапах? Она, прежде всего, выражается в двойственности во всем – в поведении, в эмоциях, суждениях и поступках. Больной постепенно отстраняется от семьи, старается избегать совместных традиционных трапез, праздничных мероприятий. Со временем он перестает интересоваться делами и новостями, произошедшими в жизни его домочадцев.

Эмоциональный фон становится неустойчивым. Он характеризуется контрастными сменами настроения. Мужчина может прослезиться, смотря драматический фильм, а уже через минуту гневно кричать на родных из-за фразы, которая ему пришлась не по душе. Новости о смерти близкого он воспринимает равнодушно, в то время как из-за гибели маленькой рыбки или комнатного цветка искренне страдает.

В поступках и действиях мужчины начинает отсутствовать логика, он не может долго сконцентрироваться на выполнении поставленной перед ним задачи – пропылесосить, выполнить свою работу, подготовиться к семинару в университете.

Для начальных признаков характерно также состояние аффекта. Мужчина излишне эмоционален, переполнен физической силы, способен на великие свершения. Однако такие моменты быстро сменяются бессилием, моральным упадком и угнетением. Все эти симптомы в поведении мужчин трудно принять за такое сложное заболевание, как шизофрения. Родственники больного чаще списывают их на усталость, переутомление, нервное перенапряжение. Сам человек также не замечает происходящие с ним изменения. Тем временем болезнь медленно, но неуклонно прогрессирует. Только с появлением ярко выраженных признаков родные начинают видеть в поведении близкого «что-то странное», ранее ему не свойственное, и «бить» сигнал тревоги.

Симптомы и признаки шизофрении у мужчин

Выделяют несколько групп признаков, по которым врачи дифференцируют заболевание – продуктивные и негативные.

Позитивные признаки шизофрении у мужчин

Продуктивные или позитивные признаки – это обратимые симптомы, такие как бред, галлюцинации, навязчивые состояния. Их появление напрямую указывает на наличии у пациента шизофрении.

Бред

Бредовые идеи у мужчин бывают нескольких типов.

  • Бред величия. Человек чувствует себя сверхспособным и талантливым. Он может утверждать, что является правой рукой влиятельного министра или даже самого президента, ему под силу решать вопросы любой сложности и важности. Примерка на себя роли «генерала» или «маршала» является характерной особенностью бреда величия у мужчин. Они воображают себя величайшими военными деятелями, пытаются создать прообраз армии в рамках своей семьи. Каждое утро проводят построение перед завтраком, устанавливают строгую дисциплину. Все домочадцы страдают от такого отношения. Неподчинение или критика в адрес больного может спровоцировать вспышку гнева. Мужчина также чувствует в себе сверхспособности и заявляет, что он супергерой, готовый на свершение отважных поступков. Он искренне считать своей миссией спасение жизни людей. Чтобы доказать свои способности, он бесстрашно врывается в горящий дом, бросается в глубокий водоем, прыгает с высоты. В таком состоянии больной может быть опасен для самого себя.

Родным необходимо постоянно контролировать его действия, а в случае необходимости, обращаться за экстренной медицинской помощью. Обратиться за помощью и получить консультацию Вы можете по номеру телефона +7 (499) 495-45-03. Специалисты центр психического здоровья «Равновесие» всегда готовы ответить на ваши вопросы и оказать необходимую помощь. Мы работает круглосуточно. Наша выездная бригада с врачом-психиатром приедет по указанному адресу, при необходимости поможет в транспортировке пациента в стационар.

  • Бред преследования. Его основа – это навязчивые идеи. Больной считает себя объектом слежки. Причем следить могут откуда угодно – пришельцы из космоса, соседи с верхних или нижних этажей, члены семьи, люди на улице, телеведущие с экранов телевизоров, секретные службы. В таком состоянии мужчина испытывает невероятное нервное напряжение сильный страх за свою жизнь. Он изо всех сил пытается поймать «преследователей» и предотвратить заговор против него.
  • Бред отношений. Больной считает, что все его окружение, включая членов семьи, постоянно его обсуждает, критикует его поступки, осуждает его внешний вид, «шушукаются» за его спиной, отпускают «косые взгляды». Все его передвижения и действия они фиксируют, записывают на видео.
  • Бред ревности. Он может быть основан на реальном событии, когда супруга действительно была виновна в неверности, или же развивается на основе выдуманной, навязчивой идеи. Во втором случае такой тип бреда, не подтвержденный действительными поступками, называют «синдромом Отелло».
  • Бред воздействия. Он неразрывно связан со слуховыми галлюцинациями приказного типа. Больной слышит голоса в своей голове, которые указывают ему, направляют его. В таком состоянии пациент отличается неадекватным поведением. Он может нанести вред не только себе, но и окружающим.

Галлюцинации

Для мужчин характеры в основном только слуховые галлюцинации, в то время как женщины могут испытывать еще зрительные, тактильные и обонятельные. Слуховые выражаются в постоянном «вещании» голосов в голове больного, которые слышит только он. Это могут быть один, несколько или целый хор голосов. Галлюцинации бывают односторонними, когда говорят только голоса, и двусторонними – когда между ними и больным ведется постоянный диалог.

«Вещание» в голове может носить разный характер. Голоса комментируют происходящие события, обсуждают просмотренные передачи, осуждают, порицают или критикуют внешность самого больного. Самыми опасными считают императивные галлюцинации, когда голоса приказывают совершить какое-либо действие, даже если оно противоречит желанию мужчины. Именно в таком состоянии чаще всего случаются суициды, больной совершает преступления, направленные не только на окружающих, но и его близких.

«Приказные» галлюцинации являются серьезным основанием для принудительного лечения больного в условиях стационара, вне зависимости от согласия пациента.

Узнать мужчину, страдающего слуховыми галлюцинациями, можно по странностям в его поведении:

  • он говорит сам с собой или воображаемым собеседником;
  • может неожиданно замолчать посреди диалога, прислушиваясь к чему-то;
  • не способен сосредоточиться, со стороны кажется, что больной видит и слышит что-то, непонятное другим;
  • активно жестикулирует руками, без соответствия теме разговора, постоянно перескакивает с одного обсуждения на другое.

Навязчивые идеи

Навязчивое состояние при шизофрении у мужчин выражается в повышенной тревожности, зацикливании на какой-то одной проблеме, постоянном прокручивании ее в голове, автоматизации движений и создании бытовых ритуалов. Человек постоянно испытывает страх за собственное благополучие, поэтому по нескольку раз перепроверяет, все ли он закрыл и выключил перед уходом.

Навязчивые идеи у мужчин со временем трансформируются в более тяжелые признаки и симптомы, такие как бред и галлюцинации, характерные для параноидальной шизофрении.

Поведение больных с наличием продуктивной симптоматики опасно для окружающих, и для самого больного. Такой пациент нуждается в срочной медикаментозной терапии в условиях стационара. Центр психического здоровья «Равновесие» предлагает квалифицированную медицинскую помощь. У нас работают опытные врачи-психиатры, которые установят точный диагноз, дифференцируют тип шизофрении и в соответствие с индивидуальными особенностями течения заболевания подберут адекватную фармакотерапию.

За вашим родственником будут круглосуточно наблюдать и контролировать его состояние. Своих пациентов мы размещаем в 2-х и 3-х местные палатах. По вашему желанию, можем предоставить также комнаты без подселения и VIP категории. Все услуги оказываем строго анонимно. После выписки ваш родственник сможет вернуться в общество, не боясь огласки и порицания со стороны окружающих.

Более подробную информацию Вы можете узнать по телефону+7 (499) 495-45-03

Негативныесимптомы шизофрении у мужчин

Негативные симптомы связаны с необратимыми нарушениями мыслительных функций – памяти, внимания, концентрации, логики и мышления, а также речи и эмоционально-волевой сферы.

Изменение эмоциональной сферы

Эмоциональный фон мужчины становится крайне нестабильным. Именно в этой области больше всего проявляется главная черта шизофрении – двойственность. Больному характерны резкие перепады настроения, смещение из одной крайности в другую – любит-ненавидит, смеется-злится, молчит-кричит. Ранее спокойному человеку, не способному на выражение сильных эмоций, теперь свойственны внезапные вспышки агрессии и раздражительности.

По мере развития заболевания происходит ярко выраженное оскудение эмоций. Человек становится угрюмым, замкнутым и отрешенным, отгораживается от родных, близких и знакомых, перестает интересоваться своими увлечениями, событиями в мире, позже — и в семье. У многих мужчин на этом фоне развивается депрессия, и как следствие, появляются суицидальные мысли. Родные мужчины должны внимательно следить за изменением в поведении своего близкого, чтобы вовремя заметить «неладное», обратиться за психиатрической помощью, предотвратив тем самым беду.

Нарушение речи

Речь становится замедленная, заторможенная или, наоборот, чересчур активная, дополненная бурной жестикуляцией. Мужчина может пофилософствовать на тему ценности бытия, роли человека во вселенной. При этом выражения его будут сложными, нередко лишенными смысла и логики. Характерным является также перескакивание с одной темы на другую в ходе диалога. Собеседнику сложно уследить за мыслями больного и сутью самого разговора.

Мужчина придумывает свой собственный язык или отдельные слова, смысл которых не может объяснить. Через некоторое время вспомнить сочиненное он не в состоянии.

Нарушение памяти, внимания и концентрации

Человек не может сосредоточиться и сконцентрироваться на выполнении простой задачи. Ему сложно дается усвоение новой информации, ведение бюджета, подсчета финансовых затрат. Если больной — молодой парень, который учится в колледже, техникуме или ВУЗе, он начинает испытывать проблемы с учебой. Ему не удается делать домашнее задание, успешно отвечать на семинарах, сдавать экзамены. Со временем он теряет интерес и стремление достичь поставленной цели. В итоге – бросает учебу, даже если до окончания осталось год или несколько месяцев.

Шизофрения в пожилом возрасте сказывается на разрушении кратковременной памяти. Больной не помнит, куда положил свои вещи, ключи, телефон, что он делал несколько часов назад. Зато может детально рассказать о своем детстве и юности.

Изменение поведения

Нарушение в поведении часто являются следствием всех ранее пересиленных признаков и симптомов шизофрении у мужчин. Из-за ослабления волевой сферы, больной не может регулировать свои поступки и действия, приводить их в соответствие с принятиями в обществе правилами. Действия, ранее казавшиеся аморальными, теперь для него норма. Мужчина может вести себя неадекватно, хамить и ругаться, агрессивно реагировать на критику в свой адрес. Характерным является и резкое изменение предпочтений в еде, одежде, цветовых оттенках.

Особенно сильные отклонения в поведении наблюдаются у больных гебефренической формой шизофрении. Поступки взрослого мужчины похожи на ребячество. Он постоянно гримасничает, неуместно хихикает, разговаривает «наигранным» голосом. Такой больной всячески старается привлечь к себе внимание.

Другой, противоположной, стороной нарушения поведения является полная замкнутость, отрешенность от внешнего мира, социальная изоляция. Нередко у мужчин развивается аутизм. Такие люди отказываются устанавливать зрительный контакт, не переносят тактильных прикосновений, многократно повторяют стереотипные движения.

Агрессия

Мужская форма заболевания вдвое чаще сопровождается агрессией, нежели женская. Расстройство выделяется 2 видами агрессивного поведения:

  • аутоагрессия;
  • агрессия, направленная к окружающим.

Аутоагрессия, проявляющаяся попытками суицида, сопровождает стадию шизофрении, характеризующуюся осознанием пациентом происходящего патологического процесса. Индивид осознает потерю прежней красивой, успешной жизни, утрату перспективы профессионального роста, распад личных отношений, уход друзей. Депрессивные мысли рождают агрессивное поведение, направленное внутрь себя.

Враждебность, адресованная окружающим, наоборот, становится признаком потери шизофреником самокритики.

Женщина рассказывает историю своей брачной жизни. Когда она начала жить законным браком с супругом, изначально он был довольно внимательным, обходительным и тактичным. Однажды, немного выпив, поведение мужа внезапно изменилось: стал агрессивным, кричал, даже пытался ударить. Затем подобные эпизоды агрессии повторялись неоднократно.

Однажды мужчина брился в ванной и нечаянно порезался. Женщина, проходив мимо, заметила, предложила помощь. Внезапно супруг взбесился, стал свирепствовать. Он принялся гонять жену по дому, кричал: «На, ведьма, выпей мою кровь!». Вскоре ему диагностировали шизофрению.

Агрессия, направленная наружу, шизофреническим индивидом обычно осуществляется неосознанно, провоцируется бредовыми идеями, галлюцинациями.

Бредовые расстройства

Признаки параноидальной шизофрении у мужчин нередко проявляются в параноидной форме бредом и галлюцинациями. Типичной тематикой становится бредовые идеи:

  • воздействия;
  • преследования;
  • отношений;
  • ревности;
  • изобретательства;
  • величия.

Под их действием неизбежно меняется образ действий шизофреника.

Баварский король Людвиг страдал параноидной шизофренией с бредом величия и преследования. Титулованный больной приказал выстроить свинцовый замок, оснастив крышу здания озером. Руководствуясь бредовыми фантазиями, монарх переплывал озеро на искусственном лебеде. Он представлял себя Лоэнгрином– рыцарем из сказания о короле Артуре, который плыл в лодке, ведомой лебедями, чтобы найти и спасти прекрасную девушку.

Охваченный бредом преследования, Людвиг целыми неделями просиживал один в замке, опасаясь за личную безопасность. Если баварский король посещал театр, то был единственным зрителем. Его ложа закрывалась чрезмерно плотно, поэтому нередко артисты сомневались в присутствии короля. Создавалось впечатление актерской игры без зрителя.

Несмотря на прогрессирующее заболевание, король долго продолжал властвовать. Людвиг погиб, совершив суицид, «прихватив» с собой собственного врача-психиатра Гуддена.

Проявления параноидного синдрома значительно увеличивают риск агрессивного поведения представителей сильного пола, страдающих шизофренией. Эффект усиливают императивные галлюцинации, отпускающие приказы индивиду. Нередко больные наносят вред близким, направляемые голосами, путаясь обманчивыми убеждениями бреда ревности. Настойчивые голоса приказывают наказать распущенную жену, изменяющую мужу, рисуют обманутому ревнивцу красочные картины измены. Последний, гонимый бредовым прессингом, решается совершить преступление.

Проблема зависимостей

При мужской форме расстройства вопросы алкогольной, наркотической зависимости и курения стоят особо остро. Наблюдается обратная взаимосвязь между заболеванием и болезненной зависимостью. Многие ученые называют мужскую форму расстройства провокатором развития наркомании и алкоголизма, поскольку подобные вещества помогают снять напряжение. И наоборот, зависимое поведение способно спровоцировать заболевание, поскольку зависимости приводят к деструктивным процессам головного мозга.

Пагубные вещества изменяют поведение шизофреника, интенсифицируют признаки недуга, усугубляя тревожность, разжигают агрессивность.

Учитывая вид алкогольной шизофрении, различают следующие типы патологического поведения:

  • бредовый психоз провоцирует появление тревоги, возбуждения, развивает ощущение дикого страха. Пациент неуправляем. Бегает, кричит. Агрессивен. Характерен бред преследования, ревности;
  • галлюциноз заставляет мозг шизофреника порождать голоса. Индивид жалуется на их навязчивость. Голоса заставляют вредить окружающим. Нормальное восприятие реальности сохранено;
  • белая горячка – запускается длительным злоупотреблением алкоголя. Вызывает деперсонализацию. Дезориентирует мужчину. Порождает зловещие галлюцинации. Пациент возбужден, его поведение неадекватно.

Иногда под действием спиртного шизофреник изменяется кардинально. Больной жаждет общения, дружелюбие. Поведение индивида, охваченное зависимостью, лишено признаков заболевания. Однако подобное благополучие мнимое. Оно провоцирует обострение болезненного процесса. Наблюдается интенсификации агрессивных, аутичных проявлений заболевания. Значительно выражена бредовая симптоматика.

Признаки наркотического опьянения подобны приступам шизофрении. Нередко больного принимают за наркомана. Наркотические средства значительно усугубляют проявления заболевания. Психотики склонны изменять ход лечения, уменьшая эффективность воздействия лекарственных препаратов. Наркоманы-шизофреники также нередко игнорируют схемы фармакологической терапии.

Сочетание симптомов шизофрении с наркотическими веществами является особо опасным. Подобный союз порождает выраженную ненависть, увеличивает злость, провоцирует совершение индивидом убийства, нанесение тяжелых телесных повреждений.

Дмитрий, 36 лет. С 18 лет регулярно употребляет спиртные напитки. Отец парня также злоупотреблял алкоголем. В 20 лет за кражу, совершенную «из солидарности к товарищам», попал в тюрьму. Освободившись, женился. Родился ребенок. Вскоре Дмитрия накрыла бессонница. Утверждал, что общается мысленно с друзьями, подвергается преследованиям бандитов. После данного эпизода психиатрическая больница впервые распахнула двери перед парнем.

Больной много курит, страдает от надсадного кашля. К здоровью относится попустительски. Пребывает в удрученном состоянии. Подавлен чувством одиночества. Со слов парня, выпивает с коллегами, чтобы избавиться от чувства тоски и тревоги. Жена с ребенком ушли от него и Дмитрию их очень не хватает.

Если у жены шизофрения как развестись

Здравствуйте! Мой брат хочет разводиться с женой, она больна эпилепсией, дочь у них совершеннолетняя. Его жена угрожает тем, что по ее болезни их не разведут. Такое может быть? СПАСИБО.

Ответ:Здравствуйте. Дело в том, что в данном случае, если нет обоюдного согласия супругов, то через решение суда их разведут в любом случае, даже при наличии желания только у одного супруга. Поэтому, пусть брат не отчаивается, обращайтесь в суд с иском о разводе и получайте решение.

Если будут затруднения сделать это самостоятельно — идите к юристам.С уважением, Сергей Нечипорук.

Количество людей, страдающих психическими расстройствами, во всем мире исчисляется в миллионах. По данным ВОЗ только одна нозологическая форма — шизофрения регистрируется у 7,5 млн. человек в развитых странах и у 37,5 млн. — в развивающихся.

Таким образом, ни одна семья не может быть застрахована от того, что среди ее членов не окажется больного с психическим или психоневрологическим заболеванием. Психические болезни не имеют, как правило, четко установленной этиологии, т.е.

причина их развития у конкретного человека остается неизвестной, причем поражать они могут и детей и взрослых, а возникают такие состояния либо остро, либо исподволь: совершенно не заметно для окружающих.

Когда психическое заболевание диагностируется у ребенка, то такой крест родители несут всю свою жизнь или, что бывает значительно реже, оформляют отпрыска в психоневрологический интернат.

А если страшный диагноз поставлен супругу и он получает специализированную помощь в психоневрологическом учреждении? А если проводимое лечение у супруга не эффективно? Болезни психики часто страшны тем, что в динамике наблюдается только прогрессирование симптомов заболевания. Часто, когда помрачения рассудка у супруга начинают угрожать его близким, встает вопрос о разводе. Какие же могут быть перспективы при оформлении развода с супругом, состоящим на учете в психоневрологическом учреждении?

Во-первых . постановка диагноза психического или психоневрологического заболевания у человека автоматически не приводит к недееспособности этого лица.

Кроме того, далеко не любое психическое заболевание может сопровождаться такими изменениями психики, которые не позволяют человеку понимать значения своих действий и/или руководить ими.

Поэтому если супруг, страдающий психическим расстройством, не признан недееспособным, то развод с ним будет осуществляться на общих основаниях. Придется либо полюбовно разводиться в ЗАГСе (при отсутствии малолетних детей), либо решать вопросы расторжения брака в судебном порядке.

Во-вторых . иногда можно попытаться пойти по другому пути: обычно это бывает уместно, когда супруг находится на длительном лечении в психиатрическом стационаре. В этом случае для начала следует инициировать судебный процесс о признании супруга недееспособным вследствие расстройства его психики.

Исковое заявление придется подавать либо по месту жительства больного, либо по месту нахождения психиатрического (психоневрологического) заведения — если больной помещен туда для лечения (находится в стационаре в настоящее время). Готовясь к судебному разбирательству, судом назначается проведение судебно-психиатрической экспертизы.

На основании экспертного заключения, составленного данной комиссией, суд решает вопрос о признании супруга недееспособным. Только имея на руках соответствующее решение суда можно отправляться далее — в ЗАГС и писать заявление о разводе (ф. №9).

В этом случае невзирая ни на какие условия (возражения второй стороны или наличие несовершеннолетних детей) брак будет расторгнут сотрудниками ЗАГСа.

В-третьих . судебно-психиатрическая экспертиза может быть проведена не только у психически больного человека для определения его текущего статуса, но и с целью установить возможные изменениями его психики в ретроспективе. Т.е.

в этом случае перед экспертами судом могут быть поставлены вопросы о том, имелись ли такие существенные изменения психики у супруга в момент заключения брака, из-за которых он не понимал смысл происходящего и не мог руководить своими действиями. Если эксперты дадут положительное заключение по такой заочной экспертизе, т.е.

установят, что в момент заключения брака лицо не могло адекватно воспринимать ход событий и своих действий, то суд может признать человека недееспособным уже на момент заключения брака. Поскольку в соответствии со ст.

14 Семейного кодекса недееспособность лица вследствие психического расстройства является обстоятельством, которое препятствует заключению брака, то брак с недееспособным лицом не подлежит прекращению, а признается по решению суда — недействительным.

По какому из путей следует идти супругу, желающему развестись с лицом, состоящим на учете в психоневрологическом учреждении, зависит от обстоятельств конкретного бракоразводного дела. Грамотно оценить все за и против поможет адвокат по семейному праву.

Разложив всю существующую ситуацию по законным полочкам, разъяснив все возможные правовые последствия того или иного шага, адвокат поможет подобрать наиболее оптимальный способ развода с лицом, страдающим психическим расстройством, ведь зачастую за расторжением брака (или вместе с ним) встают и вопросы о разделе имущества.

Развод это всегда стресс. Ну а если папа или мама страдает психическим заболеванием. Тогда второй родитель нередко в судебном порядке требует лишить возможности своего бывшего супруга воспитывать ребенка.

Опоздавший преподаватель вбежал в аудиторию и издалека бросил портфель на стол. Бросок был удачным. он не промахнулся. Вызвал отвечать студента, но ответ был слабоват, и преподаватель запустил своим портфелем уже в него. Студент увернулся.

Аудитория заподозрила неладное. Староста побежал в деканат. Когда помощь прибыла, застала такую картину: читая лекцию нервным, срывающимся голосом, преподаватель одновременно методично сбрасывал горшки с цветами с подоконника на пол.

Юрий Иванович (имя изменено) страдал шизофренией. Но специалист он был хороший, а «находило» на него редко. Полежав месяц в больнице, он опять возвращался на работу бодрым, веселым, энергичным. Свою пятилетнюю дочку любил до самозабвения: занимался с ней развивающими играми, гулял, учил читать.

Когда жена заявила, что хочет развода, он, взяв себя в руки, согласился: пусть ребенок останется с матерью. Потом долго ходил поникший и печальный. Однако нередко в таких семьях разыгрываются настоящие трагедии.

С ними не раз сталкивались медики лечебно-реабилитационного научного центра «Феникс», которые около двух лет участвуют в судебных процессах, связанных с защитой прав людей с психическими заболеваниями.

Диагностика заболевания

Большинство признаков шизофрении, особенно связанные с нарушением эмоционального фона, можно отнести к различным психическим и нервным расстройствам. Чтобы установить правильный диагноз и дифференцировать это заболевание от других, врач должен выявить наличия комплекса симптомов, характерных для одной из форм шизофрении.

Наши психиатры используют клинико-анамнестический метод – собирают информацию о проявлениях, симптомах и признаках, степени их выраженности, примерной длительности заболевания, наличия генетической предрасположенности, травм любого вида, перенесенных в детстве. Из бесед с родственниками пациента и самим больным удается воссоздать четкую клиническую картину, установить стадию развития и форму шизофрении.

В качестве дополнительных методов в клинике, врач может назначить следующие виды обследования:

  • нейротесты;
  • КТ и МРТ головного мозга;
  • лабораторные анализы.

В клинике «Равновесие» есть все необходимое оборудование для проведения диагностики.

Записаться на консультацию к врачу психиатру вы можете по телефону:
+7 (499) 495-45-03

Методы лечения

Лечение шизофрении у мужчин требует комплексного подхода. В каждом случае курс терапии подбирается индивидуально, в зависимости от особенности течения болезни и степени выраженности признаков. Для устранения и сглаживания процессов разрушений и негативной симптоматики применяют лекарственные препараты.

  • Нейролептики и антипсихотики – ликвидируют бред, галлюцинации, навязчивые состояния, фобии и страхи, предотвращает приступы агрессии и злости, корректируют мыслительные функции.
  • Транквилизаторы – помогают справиться с психомоторным возбуждением и эмоциональными реакциями.
  • Антидепрессанты устраняют состояние тревожности и тоски, борются с депрессией.

Медикаментозную терапию при остром психозе наши специалисты рекомендуют проводить только в стационаре. После снятия симптомов – переходят на амбулаторное лечение. Родственники больного должны обеспечить регулярное посещение пациентом клиники и следить за выполнением всех рекомендаций лечащего врача. Дозировку лекарственных препаратов при достижении состояния ремиссии значительно снижают, а курс лечения дополняют психотерапией.

На ней пациента учат:

  • справляться со своими фобиями, страхами, тревожностью;
  • распознавать симптомы приближающегося кризиса;
  • понимать и признавать свою болезнь;
  • отличать галлюцинации и бредовые идеи от реальности;
  • восстанавливать коммуникативные способности и навыки адаптации в обществе.

Семья больного оказывает большое влияние в процессе его восстановления. От нее зависит то, насколько длительным и стойким будет этап ремиссии. Родные должны создать в доме уютную, доверительную атмосферу, открыто общаться с близким, не стесняться его, не критиковать и не осуждать.

В клинике «Равновесие» вы можете пройти курс семейной терапии. На групповых или индивидуальных тренингах врач-психиатр доступно объяснит, как помочь вашему родному, как наладить с ним отношения, и как жить с этим заболеванием дальше. Звоните нам по телефону:
+7 (499) 495-45-03

Казалось бы, что можно взять от психа? В своё время я встречалась именно с парнем с диагнозом: не алкоголиком, не депрессивным, не биполярным. Я с самого начала знала, что он не такой, как все, но меня это не останавливало, а скорее, наоборот, привлекало. Меня впечатляло его абстрактное мышление: я люблю обэриутов и Хармса, а мой молодой человек мыслил так же.

Мы сходились на том, что во время прогулок придумывали разные интересные вещи: например, мы видели, что некоторые дома падали, если встать под определённым углом и смотреть определённым образом. В другой раз мы три часа сочиняли стихи, рифмуя всё, что видели. Правда, странные закономерности рискуют стать паранойей.

У него была повышенная чувствительность, секс был отличным и очень, так сказать, интересным. Он не думал о каких-то стереотипах и о том, как надо. И уж что точно — «крыша» в момент близости у него была на месте.

Что касается всего остального, то минусов, конечно, много: проблемы с самоконтролем, волей, ответственностью. Особенно его срывало на почве алкоголя.

Чёрт его знает, как относиться к самому диагнозу «шизофрения». Учитывая, что 50% моих знакомых верят в теорию заговора, то шизофрения иногда и не самое страшное.

Светлана, 35 лет

Я живу и иногда забываю кто я, что я из себя представляю в обществе, в социуме. Но рынок человеческих отношений на то и рынок, что надо помнить, что ты из себя представляешь на уровне общества, то будут видеть в тебе другие.
Я построила, я нарисовала себе картину того, как я смогу жить и с кем я смогу жить на основании того кто я такая, но эта картина с трудом реализуема. Мир (люди, жизнь, социум) предъявляет к нам требования того самого жесткого отбора, который проходят только сильные, красивые, и такие как все, по крайней мере у нас – в России. За рубежом все иначе, но не о нем сейчас речь.
Этому отбору подвергаем и мы друг друга, волей неволей, так или иначе. Мы не говорим об этом вслух. Но что случается с людьми, у которых недостаточно качеств, критериев для прохождения этого отбора? С людьми с психическими расстройствами. На самом деле многие из вас даже не подозревают о том, что например, в институте, вы учитесь рядом с таким человеком, он может много пропускать, он обычно выпадает из коллектива. Но с годами человек учиться маскироваться в обществе и носить маску похожую на ваши лица.
Я с удивлением прочитала сегодня, что шизофрения – болезнь 20 века. Что около 1% населения земли страдает этим расстройством. Стоит учесть, что шизофрения о которой я пишу здесь — это не тот вид расстройств, которые выбивают человека из колеи жизни на все сто процентов, или сужают круг его потребностей до банального больничного ухода – покормить, уложить, (хотя при тяжелых вариантах болезни, или при трудных условиях жизни часто доходит до этого – пример — множество пожилых женщин и мужчин в психиатрических больницах, в историях болезни которых нет ни алкоголя, ни наркотиков – жизнь довела.)
Люди, у которых эта группа расстройств (то что именуют шизофренией, маниакально – депрессивным психозом, биполярным расстройством, и имеет массу симптомов, итд) такие же живые люди, большинство из них не лежат в больницах, не нуждаются в постоянном врачебном уходе и наблюдении – только во время обострений, которые могут быть не очень частыми (1-3 раз в год) или вообще не быть. Но таким людям нужны, как мне понравилась формулировка в одной статье для родственников больных, «щадящие» условия жизни. Многие из таких людей не могут работать, а если могут то это обычно временные работы, дающиеся с трудом. Другие (с несколько иными особенностями ) напротив – могут трудиться на постоянной спокойной не требующей напряжения работе, которая, как правило, очень низко оплачивается – обычно это несложная работа руками, или спокойная работа с бумагами. Но и те и те не могут обеспечить сами себе тех самых «щадящих условий», у нас полагается инвалидность всем этим замечательным людям, но я не буду называть цифры, которые выплачиваются по инвалидности, они не покрывают даже питание на пол месяца.
Есть люди у которых были проявления болезни однократно, как срыв, и не возвращались, такие люди ничем не отличаются от всех – ни социально ни в общении, разве что предрасположенностью, но ведь кого угодно можно довести до ручки.
«Чистота мировосприятия и инфантильность», творчество, оригинальное мышление — милые особенности, такие привлекательные, присущие почти всем этим людям. Но оборотная сторона, та, которую видят только те, кто живет рядом с ними, те, кто взял на себя ответственность — видят и переживают на себе все — от нервозности, перепадов настроения, неадекватного восприятия мира вокруг, замкнутости, безысходности, пароноидальных идей и мыслей, до невозможности обеспечить себя, позаботиться о себе. Такие люди нуждаются в заботе, их надо оберегать от мира «за стенами», чтобы он не уничтожил их, чтобы они тоже могли быть счастливы. Рядом с ними можно быть счастливыми, но для этого человеку рядом нужно понимать все это и быть сильнее, быть готовым оберегать.
Я хотела бы узнать, прочитать, если здесь есть те, кто тоже относится к этому 1% населения, как у вас складываются отношения с любимыми, с близкими, с родственниками. Как вы живете, кто эти люди, что рядом с вами. Есть ли у вас семьи, есть ли у вас любимый или любимая, что счастлив(а) быть рядом. И возможно ли быть счастливым? Есть ли такие, кто может выдержать, заботиться и оставаться рядом, быть сильнее «болезни» или если не нравиться слово болезнь – сильнее ваших «особенностей»?

Клинические случаи: сходство и примеры

После прочтения книги становится ясно, что описанные 11 семей имеют некоторые сходные признаки. Они повторяются во всех или нескольких случаях из выбранной группы. Среди таких признаков можно выделить следующие:

  1. Сложные коммуникации между дочерью и матерью или обоими родителями, заключающиеся в неоднозначности передаваемых сообщений. Это отрицание либо обесценивание существующих фактов, ложная интерпретация, двойные послания, противоречащие друг другу, так называемый газлайтинг.

Например, первый случай из описанных — пациентка по имени Майя:

«Как говорила Майя, ее отец «…часто смеялся над тем, что я говорила ему, а я не могла понять, над чем он смеется. Мне казалось это очень обидным… Я рассказывала папе о школе, а он смеялся над моими словами. Если я рассказывала ему о своих снах, он смеялся и говорил, чтобы я не относилась к ним серьезно…» .

Случай другой девушки, Клер Черч:

«Миссис Черч лишь с большим трудом удавалось поддерживать впечатление, что они «очень похожи… Чтобы увидеть сходство, приближавшееся к идентификации, миссис Черч приходилось отрицать собственное восприятие, побуждать Клер отрицать свои чувства и так изменять свои слова, жесты, движения, чтобы они не очень противоречили образу дочери, нарисованному матерью» .

Семья Сары Данциг:

«Нам прежде всего нужно было объяснить, почему эта девушка так наивна. Можно было бы предположить… что попытки членов семьи мистифицировать ее, обмануть были следствием этой наивности. Отчасти так и было. Но наши данные свидетельствуют, что сама ее наивность есть результат предыдущих обманов и мистификаций. Таким образом, семья оказалась втянутой в порочный круг. Чем больше Сару мистифицировали, тем больше она становилась наивной, а чем больше она была наивна, тем определеннее для членов семьи была необходимость защищаться от этой наивности, обманывая девушку» .

В семье другой пациентки, Руби Иден, существовала путаница даже относительно того, кто кем и кому приходится: свою биологическую мать она должна была называть «мамой», а тетю «матерью», отца – «дядей», а дядю – «папой».

«Руби с матерью жили вместе с замужней сестрой матери, мужем этой сестры (папа или дядя) и их сыном (двоюродным братом). Ее отец (дядя) был женат, жил с другой семьей где-то в другом месте и навещал их лишь изредка. В семье возникали яростные споры по поводу того, знала ли Руби, кто она на самом деле» .

Такое отношение, несомненно, сильно дезориентировало пациенток, что они порой не могли отличить реальность объективную от созданной в таком дисфункциональном общении.

  1. Семья как замкнутая система. В некоторых из описанных случаев пациенткам запрещалось вести социальную жизнь и общаться с людьми за пределами семьи, так как это объявлялось опасным.

Описанный случай Люси Блейр:

«Миссис Блейр рассказывала, что ее муж следил за всеми шагами Люси, требовал, чтоб она отчитывалась за каждую минуту, проведенную вне дома, говорил ей, что если она будет выходить из дома, ее похитят, изнасилуют или убьют… Он (и его брат, мать, сестра и невестка) терроризировали Люси рассказами о том, что случится, если она покинет «безопасность» дома. Он считал, что ей полезно таким образом «закаляться»» .

В некоторых случаях пациентки при удалении от семьи и помещении в другую среду начинали чувствовать себя значительно лучше. Как, например, в случае пациентки Джун Филд:

«Вернувшись из лагеря, она впервые начала выражать свое истинное отношение к себе самой, к матери, к школьным занятиям, к Богу, к другим людям и так далее… Только мать увидела в этом проявления болезни…» .

  1. Строгие рамки и ограничения. Некоторые семьи (как и сами пациентки) были очень религиозны, другие имели строгие моральные принципы и правила, крайне сложные для выполнения.

Пример из случая пациентки Сары Данциг, родители которой были ортодоксальными иудеями:

«Сара… должна была руководить своими мыслями и поступками в строгом соответствии с принудительно-одержимой интерпретацией мистера Данцига религиозной ортодоксии. Пользуясь социальной наивностью Сары, полного повиновения семья требовала только от нее одной. И она не могла сопоставить праксис родителей с праксисом других людей, поскольку все ее контакты, помимо семьи, были оборваны» .

У другой пациентки, Джин Хед, родители — ревностные нонконформисты фундаменталистского направления. Их взгляды и убеждения настолько противоречат потребностям и поведению живого человека, что у Джин формируются две личности: одна для дома, а другая — для себя. И когда давление становится невыносимым, у нее возникает бредовая идея, что ее родители мертвы:

«Вероятно, нет в обществе другой группы, члены которой в некоторых отношениях больше ожидали бы от себя. Образуя семьи и тем самым ведя сексуальную жизнь… люди, подобные Хедам и их родителям, считают грехом любые сексуальные фантазии, даже в отношении своего партнера по браку. Выражение сексуальных мыслей в отношении любого человека строжайше запрещено. (…) Они утверждают, что никогда не ссорятся и не сердятся. (…) Главная цель жизни — прославление Господа, однако детей нужно учить в светских школах и нужно приобретать и «низменные» технологические познания, чтобы выигрывать… в конкурентном обществе» .

  1. Подчеркнуто негативное отношение родителей к сексуальности пациенток: она либо отрицалась, либо порицалась, либо объявлялась чем-то ненормальным.

Пример из описанного случая Люси:

«Очевидно, мистер Блейр не считал свою тревогу из-за жены и дочери чрезмерной, и нам было ясно, какой он хотел видеть дочь — чистой девственной леди-одиночкой. Редкие случаи проявления физического и частые проявления словесного насилия по отношению к ней оправдывались его взглядом на нее как на сексуально распущенную женщину… Своей сексуальностью дочь его предала» .

Другая пациентка, Майя, также рассказывала на интервью о своих сексуальных мыслях в отношении отца и матери. Родители при этом все отрицали: «Этого не было».

В случае с пациенткой Руби Иден родные весьма своеобразно отреагировали на ее случившуюся беременность:

«Как только они услышали об этом от Руби, мама и мать усадили ее на диван в гостиной и, пытаясь влить ей в матку мыльную воду, со слезами на глазах, укоризненно, жалостливо и мстительно принялись объяснять ей, какая она дура, какая она шлюха, какая она неудачница… что за свинья этот парень, какой позор…» .

  1. Повышенное внимание к личности и действиям пациентки, обсуждение ее, стремление принимать участие во всех ее делах, «жить ее жизнью». Размытые, нечеткие личные границы, тотальный контроль, вплоть до бредовых идей непосредственного или опосредованного воздействия на мысли и личность. Это, в свою очередь, могло стать причиной бреда воздействия.

Пример из случая Майи:

«Мать жаловалась нам, что Майя не хочет ее понять, отец чувствовал то же самое, и оба очень обижались, что Майя им ничего о себе не рассказывает. Любопытна их реакция на это: им стало казаться, что Майя обладает некой особой прозорливостью. Они убедились, что она в состоянии читать их мысли» .

Далее описываются «эксперименты по чтению мыслей», которые регулярно проводили родители с Майей, ничего не сообщая ей об этом, то же проделывала и она сама с ними. В семье поддерживалась идея, что члены семьи могут проникать в мысли друг друга. Последствия были предсказуемы:

«Клинически она «страдала» «идеей влияния». Она неоднократно повторяла, что, вопреки своим желаниям, оказывает на окружающих неблагоприятное влияние, и они также пагубно на нее влияют — вопреки ее сопротивлению» .

Тотальный контроль действий хорошо заметен в случае пациентки Джун Филд:

«Родители не давали Джун карманных денег, но говорили, что дадут, если Джун расскажет, на что они ей… Ей приходилось давать отчет о самых мелких своих приобретениях. Однажды… Джун нашла в кино шиллинг, и родители заставили ее отдать шиллинг администрации. Джун говорила, что это нелепо, что это значит «слишком далеко заходить в честности, что если бы она сама потеряла шиллинг, то не ожидала бы, что ей его вернут. Но родители весь следующий день говорили об этом, а вечером отец пришел к ней в комнату, чтобы продолжать вразумлять ее» .

Многие пациентки действительно постоянно ощущали себя под пристальным вниманием и контролем, замечали эти попытки повлиять на них. Но поскольку были сильно дезориентированы и многое из того, что делалось на самом деле, родителями отрицалось, все это воспринималось как бред, спутанность мышления и т. д.

Еще пример из случая Люси Блейр, иллюстрирующий мироощущение больной:

«Я не верю тому, что вижу. У этого нет никаких подкреплений. Ничто никак не подтверждает это — все просто происходит передо мной. Я думаю, в этом моя беда. Все, что я могу сказать, не подкрепляется… не думаю, чтобы я понимала свою реальную ситуацию… я не уверена в том, что говорят люди, и говорят ли они вообще. Я не знаю, что именно плохо, если есть что-то плохое» .

Взгляды, изложенные в книге Р. Д. Лэнга и А. Эстерсона «Безумие: семейные корни», вызвали немалый интерес профессионального сообщества и широкий отклик, так как являются радикальными и противоречат общепринятой точке зрения на такое известное заболевание, как шизофрения. Между тем, идеи подкреплены исследованием, которое было проведено авторами в 1956 году.

«Поймите, друзья, я ничего не знаю о том, кто я и откуда попал в тёмный мир. Я помню себя только при дворе моей прекрасной королевы. Я думаю, она спасла меня от каких-то злых чар и привела сюда из великодушия… Даже и сейчас я под заклятием, от которого только она может меня освободить. Каждую ночь наступает час, когда разум мне изменяет, а вслед за разумом и тело. Я становлюсь таким бешеным, что мог бы броситься на лучшего друга и убить его, если бы не был связан. А потом я превращаюсь в чудовище, в огромного змея, голодного, гнусного и злого… Так мне все говорят, и это, конечно, правда, ибо она говорит то же самое.»
Клайв С. Льюис «Серебряный трон. Хроники Нарнии».

Революционные идеи в психиатрии

Основная идея, освещаемая в книге — это связь душевных заболеваний, в первую очередь шизофрении, с семьей больного, а если еще точнее, то их происхождение оттуда.

Авторы книги делают революционное для своего времени заявление: шизофрения, по сути, не является существующим заболеванием, это набор симптомов, вероятно, частично или полностью социально обусловленных. Они по сути полностью отрицают шизофрению как диагноз, предлагая вместо нее нечто другое.

«Мы используем выражение «шизофреник» для обозначения человека, чей опыт проживания или поведение клинически рассматриваются как проявления «шизофрении». Иными словами, личности с таким диагнозом приписываются такие опыт проживания и поведение, которые не являются просто человеческими, однако они являются результатом некоего патологического процесса, процессов психического и/или физического происхождения. Совершенно очевидно, что «шизофрения» – явление социальное, поскольку по крайней мере один процент населения может быть диагностирован как «шизофренический», если эти люди проживут достаточно долго» .

В поддержку своей теории Лэнг и Эстерсон приводят первые работы по исследованию шизофрении тех времен, когда эта болезнь только была описана и профессиональное сообщество еще не приняло этот диагноз как данность, многие авторы выражали оправданные сомнения, что такую болезнь стоит выделить. Среди них Е. Блейлер (E. Bleuler) со своей монографией «Daementia praecox oder Gruppe der Schizophrenien», 1910 г. («Dementia praecox, или группа шизофрений», Dementia praecox от лат. – Ранее слабоумие).

Перспективы исследований

В настоящее время многие исследователи шизофрении, а также защитники интересов больных все же склоняются к мнению, что это не общее заболевание, а лишь набор определенных симптомов. Многие даже отказываются от определения «шизофрения», считая, что такой диагноз стигматизирует больного и ничего не сообщает о его личности .

Многие врачи, непосредственно работающие с больными, рекомендуют увеличить финансирование немедицинских подходов, таких как семейная и когнитивно-поведенческая терапия. Также многие высказывают сомнения в правильности идеи о наследовании болезни, появившейся в основном благодаря семейным и близнецовым исследованиям. Эти ученые и врачи склоняются к мнению о преимущественном влиянии на развитие шизофрении среды, личных и семейных обстоятельств, пережитого стресса и психических травм, в особенности полученных в детском возрасте.

Список литературы:

Надежда Козочкина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *