Церковь рождества Богородицы мурованка

Церковь Рождества Богородицы (известная также как Маломожейковская церковь) ― церковь оборонительного типа, памятник готическо-ренессансной архитектуры. Находится в деревне Мурованка Щучинского района Гродненской области Белоруссии.

История

Построена между 1516 и 1524 годами на средства местного помещика Шимки. Впоследствии владелец Можейковавиленский подконюший Шимко Мацкевич-Шклёнский наделил церковь десятой копой от жита, ячменя и пшеницы со своего имения.

В церкви сохранились две мраморные плиты над склепом, одна из них вмурована в стену с надписью: «Наивеликшему и наймилейшему Богу. Посмертные останки Шимки-Маски Лундзиловича, тут от 1884 года похованого, фундатор этой церкви Казимир Костровицкий, наследник, поставил ему этот памятник в отреставрированной святыне. 1808 год». На второй плите изображены воинские доспехи и оружие польско-литовского войска с надписью: «Навеликшему и наимилейшему Богу и в Его славу паставил этот памятник в этой церкви на вечную память Казимир из Кострова Костровицкий, дедич в Можейкове Лидского повета и в Подолии Слонимского повета. Эту церкву он по-новому обновил и фундовал алтарь римского обряда для желудокских кармелитов. 1822 год».

В 1598 году наследники юридически подтвердили неприкосновенность церковных владений и высказали пожелание, чтобы церковь оставалась православной и не была переведена в унию, но она все же перешла к униатам. В 1657 году во время русско-польской войны церковь подверглась разорению. Значительно пострадала и от обстрела войск Карла XII. Судя по следам от пуль и картечи на стенах, церковь не раз была атакована. Документы по истории церкви сгорели в доме пана Костровицкого в конце XVIII в.

В 1795 году Гродненщина была включена в состав Российской империи. На пути из Вильны её осмотрел император Александр I, приказавший отремонтировать её слонимскому помещику Юндилу. Но к ремонту приступили только через 5 лет. В 1863 году настоятелем назначен выпускник Литовской духовной семинарии Лев Савицкий, при котором было составлено описание церкви, напечатанное в «Литовских епархиальных ведомостях» за 1873 год.

С 1864 году при церкви работала церковно-приходская школа, после пожара жители построили при церкви училищный дом. Перед Первой мировой войной здесь были три церковно-приходские школы: в Можейках, Шпильках и Огородниках. В 1906 году на средства Виленского Свято-Духова братства церковь была отремонтирована.

В 1928 году церковь отобрана у православных польскими властями и переосвящена в костёл. В 1993 году возвращена православным, став центром прихода, объединяющего 8 деревень. При церкви организована воскресная школа. Настоятели: в 1993—2008 годах Святослав (Евтушик), с 2008 года иерей Михаил (Лойко).

Архитектура церкви

План церкви. Рисунок В. Грязнова, 1874

Трёхнефный четырёхстолпный каменный храм зального типа, накрытый высокой двускатной крышей со щитами на торцах, с однойапсидой на всю ширину основного объема и чытярьмя круглыми угловыми башнями, накрытыми шатрами. Стены и башни сбойницами и плоскими оштукатуренными нишами. Башни круглые: диаметр западных около 4,5 метров, восточных около 3 метров. Под полом сводчатое скаладское помещение. Всё сооружение охватывает декоративный поясок из белых кирпичей. Алтарь находится в восточной части. Престол один, каменный, квадратной формы.

До начала XIX века в церкви были опускаемые железные двери (герсы). При перестройках 1817 и 1871—1872 годов к главному фасаду пристроен притвор, надстроены западные башни, понижена крыша, устроены карнизы и увеличены окна. На западных башнях во времена унии стояли железные статуи ангелов: один с трубой, другой с мечом, ― меняющие направление от ветра. Во время перестроек утеряны некоторые характерные детали: исчезли бойницы с восточного фасада, часть бойниц главного и боковых фасадов замуровали, разобраны лестницы алтарных башен. Несмотря на это, в основных чертах церковь сохранила первоначальный облик.

Своё название деревня Мурованка получила по храму Рождества Богородицы — «церкви мурованой» (то есть «каменной»), как называли её прежде. Когда именно была основана здесь церковь, — неизвестно. Возможно, датировку следует относить к ХIV-ХV векам. Общепринятая же датировка храма — 1524 год. С нею можно столкнуться в большинстве путеводителей и справочников. Однако есть основания считать церковь более старой. Во время ремонта, предпринятого в ХIХ веке, «было откапываемо, — указывал составитель описания храма священник Лев Савицкий, — множество больших камней, под которыми были следы мертвых тел; на некоторых камнях были обозначены, едва заметно, славянскими буквами годы от создания мира; так, на одном удалось разобрать год от Р. Хр. 1489 и надпись: Христов раб иерей Авраам». Упомянутое погребение позволяет предполагать наличие на том же месте более старой — деревянной или каменной — церкви.

Священник Лев Савицкий в своём описании храма, опубликованном в нескольких номерах «Литовских епархиальных ведомостей» за 1873 год, писал, ссылаясь на соответствующий документ: «Время постройки церкви относится к 1407 году… как видно из позднейшего документа от 1524 года, в котором говорится, что «отец Феодосий Воротынский, протопоп Лидский, до книг метрополитальных в дворы нашем, в Новогрудку будучи, покладал, и ку актыкованью подал лист ограничный церкви Маломожейковской мурованой грунтов, лесов, сеножатей, самого седлиска и прочих принадлежностей, сходно стародавнаго фундушу учинненнаго чрез зошлаго его милости пана Шимка Мацкевича Шкленскаго, подконюшаго Виленскаго и Радунскаго, наданых и належачих на туюж церковь мурованую в повете Лидском лежачую и им побудованную, року 1407 Мая 10 дня», — но уже буквально в следующем предложении себе противоречит, говоря: «Подлинность этого подтверждают и другие документы 1542 и 1554 годов, по которым сам ктитор наделяет церковь десятою копою от жита, ячменя и пшеницы с имения своего Можейкова».

В том, что каменный Богородицкий храм построил именно Шимко Мацкевич, сомневаться не приходится: его имя встречается практически во всех упоминаниях о Богородицком храме. Ясно, что в приведённом Савицким документе мы имеем дело с опиской. Подлинных документов, относящихся к ранней истории маломожейковского храма, не сохранилось. Значительная часть их пропала, когда в начале ХVII столетия церковью завладели униаты, а то, что осталось, было утрачено в конце ХVIII — начале ХIХ веков. Об этом сетует и сам Савицкий, отмечая, что в своём исследовании он опирался главным образом на «выписки из книг духовных справ вечистых митрополии Киевской». А в процессе включения оригинальных документов в вышеупомянутые книги могли происходить искажения. Таким образом, разумнее всего было бы ограничить период постройки маломожейковского храма 1520-ми годами.

При постройке церковь Рождества Пресвятой Богородицы получила от своего фундатора изрядное количество земли. Церковные наделы находились в тринадцати урочищах и ежегодно засевались двадцатью пятью бочками ржи, а с церковных покосов собирали каждый год около трёхсот возов сена. Пользовался храм, по милости ктитора, и правом «дарового млива без черги» на мельнице, устроенной на близлежащей реке, рыбными ловлями, а священника и его прислугу должны были перевозить через реку бесплатно. Учитывая всё вышесказанное, следует предположить, что в первые десятилетия после своего основания храм ни в чём не нуждался. После смерти Шимки Мацкевича имением управляла его жена Ирина, во всём, что казалось устройства и поддержания храма, а равно и быта духовенства, старательно исполнявшая волю покойного супруга. Известно, например, что в 1559 году она дала «на службу к церкви» человека, наделив его «уволокою» земли и покосом в деревне Новосады. Однако уже в ХVII столетии церковные земли расхищались, и священникам приходилось обращаться с жалобами «по начальству». Неизвестно, впрочем, также, сколь усердно исполнялось в этот, уже униатский, период постановление Шимки Мацкевича о «пении» молебна о нём самом и его «прирожоных» каждый четверг, о чём он распорядился со всей определённостью, наделяя церковь землёй.

Внешность храма в первоначальный период его истории имела ряд отличий от теперешней. Прежде всего это касается западных башен, надстроенных уже в 1870-е годы (в одной из них устроили колокольню, а другую приподняли для симметрии). До 1825 года не имела церковь и притвора, а вход в неё защищался «тяжеловесною железною дверью, опускавшеюся на цепях из ниши, сделанной в стене» (Л. Савицкий). До 1817 года церковь имела также «ход в стенах». Всё это, а также бойницы и другие архитектурные детали «замкового» характера, указывают на то, что строился храм не только как дом Божий, но и как крепость, способная защитить в случае необходимости своих прихожан. Понятно, что долгой осады ей было не выдержать, однако от «случайных недоброжелателей», не имевших в виду разграбление именно этой церкви, меры, предпринятые строителями, вполне работали. Необычная внешность храма и его очевидная — в особенности до ремонта 1870-х годов — древность интересовали многих. Высказывалось мнение, что церковь в Мурованке — вовсе не церковь даже, а старинная татарская мечеть, лишь впоследствии обращённая в христианский храм… Доуниатский период существования храма известен мало, не имеется никаких сведений ни о его убранстве, ни о его духовенстве, служившем в нём. Соответствующие документы, как уже говорилось, погибли в разное время.

Несколько яснее прослеживается состояние церкви (и перемены в ней) начиная со второй половины ХVII столетия. К этому времени она несколько раз подвергалась разорениям от казаков — особенно серьёзному в 1656 году. «Последствием, — пишет Савицкий, — бытности здесь козаков было обнищание церкви; остались некоторые униатской формы священнические ризы, три серебряные грубо позолоченные с приборами чаши, крест… серебряный позолоченный, Евангелие очень древнее, рукописное, в богатом переплёте с пятью серебряными иконками по краям; прочие богослужебные книги, говорит дьячок, были подобраны им на полях по выходе отсюда козаков, но далеко не в целости; так, Апостол без начала и конца, только четыре книги Миней и проч». Позднее храм подвергался нападению войска Карла II, и долго стены его хранили видимые следы, оставленные шведскими ядрами. В униатский период насильно отторгнутая от православия паства вынуждена была лицезреть здесь икону Иоасафата Кунцевича, а священники — терпеть прямые издевательства от всесильных помещиков. Можейковскими помещиками в это время были Костровицкие. Будучи католиками, они немало досаждали Богородицкой церкви, унижали униатское духовенство (считавшееся, сравнительно с католическим, «второсортным»), стремились полностью изгнать из храма восточный обряд, не брезгуя прямым насилием. В особенности усердствовал в этом отношении Казимир Костровицкий, оставивший по себе память человека крайне жестокого. Он много зла принёс храму, имея возможность распоряжаться здесь, как в собственном доме, а здешнего священника, Петра Афанасевича, сжил со свету. Пан не только совершенно лишил церковь земли, которая худо-бедно доставляла семейству священника пропитание, но и приказывал разгонять народ, собиравшийся по воскресным дням для молитвы. В 1796 году (а с 1795 года Гродненщина являлась частью Российской империи), новый священник, отец Андрей Мицкевич, не вытерпев притеснений, обратился с жалобой к лидскому исправнику, но её оставили без удовлетворения, что, конечно, лишь ещё больше раскуражило Костровицкого. Он установил в маломожейковском храме, где до того было принято общее пение молящихся за литургией, орган и приказывал всем прихожанам собираться слушать проповеди кармелитов, которых он нарочно приглашал из близлежащего монастыря. Пропаганда эта, соединённая с насилием, успеха, однако не имела.

Храм между тем ветшал. В 1804 году его, дорогой из Вильны в Гродно, осматривал Александр I. Подивившись необычному виду церкви, он приказал произвести её отремонтировать. Дело затянулось на десятилетия. Только в начале 1870-х годов, уже после воссоединения униатов с Православной Церковью, был произведён ремонт на ассигнованные правительством средства, после чего храм заново освятили. «Освящение, — пишет Савицкий, — совершено было 21 января сего 1873 года по благословению преосвященнейшего Иосифа (Семашко) местным благочинным прот. Кояловичем в сослужении двух священников и диакона, при стройном пении мальчиков Дикушского народного училища…». До 1923 года маломожейковская церковь действовала как православная, затем польские власти изгнали местную общину и передали храм католикам. Костёлом он оставался до 1939 года, затем пришёл в запустение. После войны здесь находился зерносклад.

В 1989 году церковь возвратили православным. Внешность храма, согласно его статусу памятника истории и архитектуры, поддерживалась в надлежащем виде, но и только. Внутри не осталось ни иконостаса (он был уничтожен ещё при поляках), ни утвари, ни вообще чего бы то ни было, напоминающего о том, что когда-то здесь совершались православные богослужения. Постепенно, усилиями общины и благотворителей, ситуация выправлялась, хотя ещё и теперь внутреннее убранство церкви нельзя назвать соответствующим величественной наружности древнего памятника. Приход маломожейковского храма объединяет восемь окрестных деревень, при храме организована воскресная школа. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы принадлежит к числу объектов, представленных к включению в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО — в комплексе с другими храмами оборонного типа, сохранившимися на современных белорусской, литовской и польской территориях.

Из журнала «Православные Храмы. Путешествие по святым местам». Выпуск №138, 2015 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *