Царская власть

Приступая к написанию этой статьи, автор ее, разумеется, отдавал себе отчет в том, что она едва ли будет способствовать его популярности в определенных (определенных патриотических) кругах. И, быть может, не стоило бы с ней торопиться, если бы не ряд фактов, уверенно указывающих на то, что вопросы, которым эта статья посвящена, становятся все более актуальным. Точнее — все более опасными..
Относительно недавно в сети (и не только) стали все чаще появляться материалы, которые в той или иной форме содержат идею, которую можно было бы назвать идеей «царской непогрешимости», или же царебожничеством. Сейчас данное мiровоззрение постепенно оформляется в более-менее логичную (разумеется, по своему) систему. Пока еще она не обрела таких видных и «раскрученных» апологетов и пропагандистов, как идеологии «православного» сталинизма или «русского» язычества, однако в скором времени это, вероятно, произойдет. Основные же положения данной схемы таковы:
1) Монархия является единственной богоустановленной и угодной Богу формой власти.
2) Соответственно, кто не монархист, тот не православный.
3) Верность Православию невозможна без верности Монарху. Отсюда верность Монарху является главным фактором, определяющим верность Православию.
4) Монарх (Царь, князь) получает при венчании на царство благодатные дары Св. Духа, необходимые для прохождения сего высочайшего царского служения. Помышляющие иначе — еретики.
5) В силу этого, воля Монарха есть воля Божия. Только носителю монаршего звания, вдохновляемому Духом Святым, виден верный путь государства и народа. И даже если он совершает что-либо явно вредное, то и это соответствует Божиему замыслу и неподсудно разуму какого-либо другого человека, тем более — подданного. В крайней своей степени это воззрение вытекает в следующий тезис:
6) Все, исходящее от Монарха — благо и имеет божественную санкцию. Все, идущее вразрез с монаршим мнением или делом — зло.
Данное мiровоззрение, доведенное до статуса категорической догмы, в самом скором времени может превратиться в угрозу Православию и Православному монархизму. Более того: уже поступают сигналы, что данная система взглядов привлекла внимание определенных заинтересованных кругов. Что, в свою очередь, может привести в скором времени к ее относительно масштабной разработке и пропаганде. С весьма печальными последствиями для дела Русского Возрождения.
У многих, быть может, уже возникает вопрос: а что же плохого в этих взглядах? Разве это не Православный Монархизм — ну, разве что, чуть более радикальный? Действительно, большинство из вышеприведенных тезисов верно. Даже более того — там нет ни одного вполне неверного принципа; есть лишь некоторые перегибы и слишком уж простые, примитивные обобщения. В этом смысле данное мiровоззрение, безусловно, является более тонким и внешне схожим с собственно православно-монархическим и национально-русским, чем «православный» сталинизм или, тем более, псевдорусское язычество. Но именно поэтому оно является и весьма опасным; ибо за кажущейся «ревностью» о чистоте Веры скрывается в сущности чуждая Православию по своей духовной природе концепция, которая может принести нам в обозримом будущем множество бед.

«ДЕТИ! ХРАНИТЕ СЕБЯ ОТ ИДОЛОВ. АМИНЬ» (1 ИН. 5:21)
К сожалению, мы, ныне живущие православные христиане, нередко забываем о том, каков глубинный смысл апостольских слов, вынесенных в заглавие настоящего раздела. Казалось бы, чего непонятного! О поклонении пням и деревьям, ясно, и говорить не стоит. Понятно, что нельзя есть, например, идоложертвенное — какой-нибудь кришнаитский прасад, иудейскую мацу и т.п. Но все это — частности, за которыми мы порой забываем принципиальную суть данной нам Богом заповеди: не поклоняйтесь идолам — не подменяйте тварью Творца! Идолопоклонство начинается там, где место Бога-Творца занимает тварь.
В основе своей христианская система ценностей строится на одной ясной идее: единственной Абсолютной Ценностью является Христос Бог. Христос — центр и смысл нашего бытия, «путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6). Христианская жизнь (как минимум, в идеале) есть жизнь во Христе и для Христа. Все же прочие ценности являются более или менее значимыми лишь относительно Бога. Всякая личность и всякий вообще феномен обладает по определению обусловленной ценностью. И эта обусловленная ценность определяется волей Божией об этой личности или об этом предмете и, в случае личности, наделенной свободной волей, определяется также тем, насколько воля этой личности соответствует Божиему о ней замыслу.
Соответственно, всякая попытка утвердить некую абсолютную ценность помимо Бога есть, в сущности, не что иное, как грех впадения в идолопоклонство, подмена Творца тварью.
При этом нужно помнить, однако же, что утверждение такого идола — ложной «абсолютной ценности», часто совершается под маской исповедания Христианства, и даже более того — под маской ревности о чистоте Христовой веры. Наиболее ярким историческим примером этого является идеология папизма, окончательно оформившаяся в латинский лжедогмат о «непогрешимости пап» в 1870 г. на I Ватиканском соборе. Формально папистская идеология не отрицает того, что для христианского сознания единственной Абсолютной Ценностью может быть только Бог. Но при этом между Богом и человечеством воздвигается некое передаточное звено — папа. Он незаменим и подотчетен только Богу, он — мнимый Его наместник на земле. В силу этого, между волей папы и Божией волей устанавливается тождество, и де-факто в ценностной системе латинства Абсолютной Ценностью становится именно папа. Теоретически же данное очевидное по духу идолопоклонство смягчается тезисом, что папа не подменяет Бога, а лишь является единственным полноправным и непогрешимым Его посланником на земле, абсолютным проводником Его воли.
Примеры такого рода духовного повреждения христианского сознания хорошо знакомы всякому, пребывающему в лоне РПЦ МП или соприкасавшемуся с церковной жизнью Московской Патриархии. Хотя во всех или почти всех изданиях Закона Божия пишется о том, что в Православии нет понятия некой личной непогрешимости епископа или Патриарха, на деле папистское мiровоззрение уже весьма крепко укоренилось в сознании чад МП.
Сколько раз приходилось слышать о том, что нам, дескать, нашим грешным умом не понять, почему это Владыки молятся с еретиками или творят какие иные непотребства. Мол, они архиереи, на них благодать Св. Духа, они ведут Церковь верным путем, а мы просто по своей грешной ничтожности этого не понимаем. Кто мы, мол, такие, чтоб о многотрудных патриарших делах рассуждать, не обладая всей полнотой информации и не неся тяжкое бремя ответственности? Тем самым Патриарху и епископату вообще усвояется свойство непогрешимости, и по сути именно приверженность Патриарху и Синоду становится здесь абсолютной ценностью.

Ныне же, к величайшему сожалению, мы начинаем видеть подобные тенденции среди части монархистов. Как и в случае с отношением к папе в латинстве или отношением многих чад МП к своим епископам, отправная точка их рассуждений была в сущности верной. Если первые обосновано считали епископа (в том числе и епископа города Рима, то есть папу), носителем особых даров Св. Духа, преподанных ему через хиротонию, то вторые справедливо видят в Царях также носителей Божественного Помазания, ведущего их на путях царского служения. Корень же проблемы заключается в том, что это верное изначальное утверждение усиливается до крайней степени — и сводится к абсурду. Благодатные дары Духа Святаго рассматриваются как гарантия непогрешимости, а самая личность их носителя и его воля — воля Царя или папы — приобретает характер абсолютный, высший, а вернее всего сказать, Божественный.
В этом смысле достаточно характерным примером является точка зрения, которую в свое время высказал кириллист Чавчавадзе в полемике с М. В. Назаровым, пытаясь оправдать все нарушения законов и присяги Великим Князем Кириллом Владимiровичем:
«»Да, мы утверждаем!» — вновь восклицаю я. — Члена Императорской Фамилии нельзя лишить прав престолонаследия, ЧТО БЫ ОН НИ НАТВОРИЛ».
Что бы ни творил кто-либо из Великих Князей, а прав на Престол его это лишить не может… Впрочем, о кириллистах говорить в контексте данной статьи особенно подробно не стоит, ибо самый их монархизм таковым мы можем считать лишь в высшей степени условно. Печально, однако же, что подобные идеи, и даже в еще более яркой форме, возникают в среде собственно монархической.
Так, автору этих строк не раз уже приходилось сталкиваться со следующим мнением: Петр I — не только великий Государь, но и почти святой или даже святой. Когда же приводишь документированные и хорошо известные примеры его явно неправославных художеств, то слышишь в ответ вещи совсем невероятные. Например, один субъект заявил, что петровский «всешутейший собор» и прочие петровские оргии были ничем иным как «совершением подвига юродства»! (Прости, Господи!) То есть, если человек пьянствует и блудит (в том числе и содомски), то он грешник. А если он при этом еще и кадит серой и надевает латинскую сутану, то он юродивый…
Такой уродливый выверт сознания является как раз следствием усвоенного в качестве абсолютного принципа тезиса, что все, идущее от Царя — благо. Другой ярый супермонархист, глядя куда-то поверх моей головы маленькими горящими глазками, наставлял меня примерно так: «Все равно, ты не можешь судить Петра. Ведь он же Помазанник Божий, значит, он так видел свое служение, так ему Господь открывал…». Монарх и монаршая воля превращаются в абсолютную ценность. По сути дела, Царь в этой мiровоззренческой концепции подменяет собой Христа, ибо во всем и во вся подчиняться нужно уже не Христу и Его Церкви, а Царю.
В сущности, в данном случае мы имеем дело ни с чем иным как с языческой (не христианской!) сакрализацией власти. Такого рода понимание священной природы власти — как правило, власти монархической — типично для языческих традиций, и наиболее яркий и хронологически близкий к нам пример мы находим в традиции дальневосточного пантеизма. Фигура Императора (например, в Китае или Японии) имеет божественный статус; японский Император-Тэнно — живой бог для своих подданных. И потому служить ему и выполнять его волю нужно только потому что он — божество. Стало быть, и воля его не может быть плохой, ибо самый нравственный критерий здесь как раз и определяется волевым решением этого мнимого божества.
Кстати, проблема сергианства — воззрения вполне антимонархического — коренится как раз в таком языческом (в сущности) понимании священной природы власти. Превратно толкуя апостольские слова, знаменитая Декларация 1927 г. провозгласила, что всякая власть в принципе есть институт богоустановленный и потому священный, имеющий Божественную санкцию на всякое свое деяние. Это же языческое мышление мы видим у тех, кого можно по справедливости назвать царебожниками. К сожалению, невозможно не признать, что данный термин достаточно точно отражает подразумеваемое под ним явление.
В отличие от языческого понимания сакральной природы власти, христианский взгляд принципиально отличается вышеназванной обусловленностью ее священной природы верностью Христу. Таким же образом именно христианский характер власти и является главной причиной преданности ей подданных. В свое время это замечательно точно определил Митрополит Антоний (Храповицкий): «моя верность царю обусловлена его верностью Христу». Задолго до него Прп. Иосиф Волоцкий писал в своем «Просветителе»:
«Если же некий царь царствует над людьми, но над ним самим царствуют скверные страсти и грехи… злее же всего — неверие и хула, — такой царь не Божий слуга, но дьяволов, и не царь, но мучитель… И ты не слушай царя или князя, склоняющего тебя к нечестию или лукавству, даже если он будет мучить тебя или угрожать смертью».
К сожалению, об этом-то нередко забывают многие нынешние монархисты, и вот уже каждый Царь, независимо от своего поведения и духовного состояния, становится в их глазах даже не просто святым, но совершенно безгрешным. Следующим характерным этапом развития этого взгляда является формирование представления о России до 1917 г. как о неком земном небе — не просто Православной Империи, но прямо-таки Божием Царстве на земле. Что ж! Немало людей (и, к сожалению, немало русских патриотов-монархистов) обитает в неком иллюзорном ностальгическом мiре. Быть может, в какой-то момент это даже нормально, в некоторых случаях необходимо в полемике с хулителями. Но нужно понимать, что с такого рода фантомной засоренностью крайне опасно приступать к решению реальных проблем. Тому, к чему это приводит, посвящен следующий раздел…
ЦАРЕБОЖНИЧЕСТВО КАК ПРИЧИНА ХУЛЫ НА НОВОМУЧЕНИКОВ
Относительно недавно все чаще стали мелькать на страницах патриотической печати статьи, в которых прямо объявляется о том, что многие, если не все, Свв. Новомученики и Исповедники XX столетия были на самом деле не святыми, а анафематствованными предателями Богоданного Царя. Ярчайший пример такого рода публицистики представляет собой труд набирающего известность А. Стадника «О духовных причинах разрушения Русского Царства», который не так давно был опубликован на сайте «Руси Православной» (редакция которой, по собственному признанию, сделала сие не без «долгих раздумий»). И свт. Тихон, Патриарх Всероссийский, и свщмч. Владимiр Киевский для г-на Стадника — «еретики-цареборцы» и «попы-революционеры». По его мнению, на них, а также и на многих других святых XX столетия якобы пребывает анафема за ересь цареборчества, а сами они не только не святы, но и вообще погибли вне духовного единства с Церковью.

Подобные воззрения сейчас начинают относительно широко распространяться. Уже встречаются заявления, что, мол, наследники «февральских цареборцев» канонизировали своих предшественников. Суть же еретического, обрушивающего на них анафему, поступка русских святителей и священников определяют таким образом: они не высказались однозначно в поддержку Государя Императора. Не встали на защиту единственно богоугодного государственного строя — православной симфонии властей, духовной и царской. И потому они — и свт. Тихон, Патриарх Всероссийский, и свщмч. Владимiр, митрополит Киевский, и митрополит Антоний (Храповицкий), и многие другие — «еретики-цареборцы».
По внешности, схема выглядит логично: на защиту Царя не встали? Не встали. О православной симфонии властей и необходимости защиты монархии не заявили? Не заявили. Значит, «еретики». Очевидно, именно такая стоеросовая «логичность» г-на Стадника подкупает и других его сторонников. Однако логичной такая схема остается только в отрыве от целого ряда фактов, о которых хулители Новомучеников не упоминают.
Во-первых, для того чтобы признать того или иного христианина еретиком, необходимо, чтобы он сознательно исповедовал ересь. В данном случае — сознательно отвергал православное учение о Царской власти. Однако даже в печально знаменитом постановлении Святейшего Синода с легитимацией Февральской революции мы заявлений подобного рода не находим. Да и не подписал бы откровенно антимонархического текста тот же свщмч. Владимiр, утверждавший, что «священник не монархист не достоин стоять у святого престола…».
Во-вторых, необходимо понимать и то, что синодальные архиереи в феврале 1917 г. едва ли располагали всей необходимой информацией о том, как именно и при каких обстоятельствах был подписан текст так называемого «отречения». И в силу этого самое это отречение и выглядело как решение царское, как царская воля — и логично вставал вопрос о том, допустимо ли ей сопротивляться.
В-третьих, в феврале 1917 г. республика в России еще не была провозглашена; официально форма правления вообще никак не оговаривалась. Монархия еще могла быть восстановлена — ведь и передачу власти Государем брату, и решение об определении государственного строя Империи на Учредительном собрании (уже в соответствии с заявлением Великого Князя Михаила Александровича) можно было трактовать почти как монаршую волю (оставляем сейчас в стороне незаконность этих обоих решений, в чем далеко не все архиереи разбирались).
Однако же, и такое оправдательное толкование поведения архиереев во время февральских событий кое в чем не выдерживает критики. Хотя говорить о том, что православные архипастыри, многие из которых потом сподобились венцов мучеников и исповедников, сознательно стали на путь цареборчества, нельзя, — невозможно также отрицать и другого: тогда, в феврале 1917 г., ни один архиерей не заявил открыто и ясно о необходимости сохранения Православного Самодержавия. Никто не встал открыто на защиту православной церковно-государственной симфонии. И это, безусловно, сделало православное духовенство Империи сопричастным греху предательства Царя, цареотступничества. Но прежде чем метать в них анафемы (для чего, как указано выше, нет достаточных канонических оснований), нужно ответить на вопрос: а почему никто не встал на защиту симфонии?

Ответ этот очевиден, хотя и неприятен: к 1917 г. православной церковно-государственной симфонии властей, в той форме, как она существовала в Византии и Московской Руси, как она мыслилась свв. Отцами, в Российской Империи не было. Многие элементы ее сохранялись, дух этой симфонии в государственной политике России при лучших ее Императорах (таких, как св. Царь Николай II, или Павел I) присутствовал, но симфонии как идеологии, находящей свое выражение в ряде определенных церковно-государственных институтов, в Империи просто не было. И именно поэтому на защиту симфонии Православного Священства и Царства поднялось так мало защитников.
Отталкиваясь от этого явно апостасийного духа, особенно ярко проявившегося на начальном этапе петербургского периода истории, и появляются перегибы в другую сторону. Одной из главных причин, способствовавших появлению и развитию идеологии царебожничества, является, без сомнения, отсутствие христиански трезвого понимания русской истории. Цареборчество, которое действительно ярко выявится в 1917 г. и в последующем станет составляющей официальной идеологии руководства Московской Патриархии, в основе своей есть не просто отрицание Божественного характера царской власти. Это именно отрицание Православной Монархии как высшей формы государственного развития, отрицание православного учения о симфонии властей. И в этом смысле ересь цареборчества появилась не в XX веке и не в XIX-м. Корень ее находится в XVII столетии, а первые яркие всходы можно было увидеть в канун петровских погромных реформ.
Димитрий Саввин

СИМВОЛ НАУКИ ISSN 2410-700X № 3/2019

политические последствия. URL: https://www.noo-joumal.ru/2015-1-4/article-0038/ (дата обращения: 23.03.2019).

3. Декреты Советской власти. Т. 1. 25 октября1918 — 17 марта 1918 г. — М.: Гос. издат-во политической литературы, 1957. — 626 с.

4. Декреты Советской власти. Том II. 17 марта — 10 июля 1918 г. М.: Гос. издат-во политической литературы, 1959. — 685 с.

5. Красный архив // Исторический журнал. — М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1937. № 5. — С. 15-35.

7. Ратьковский И. С. Восстановление в России смертной казни на фронте летом 1917 года // Новейшая история России. — 2015. — С. 48-58.

8. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2031. Оп. 1. Д.1542.

10. Шульгин В. В. Годы. Дни. 1920 год. — М.: Изд-во «Новости», 1990. — 832 с.

© Козлов А.П., 2019

УДК-9

Яшина М. А.

Кандидат истоичесских наук Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университе

г.Челябинск kira_303@mail.ru

ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ

Аннотация

В статье рассматривается различие между императорской и царской властью, появление патриаршей кафедры, особенности при венчании на царство или при коронации императора.

Ключевые слова: царь, император, патриарх, митрополит, венчание на царский престол.

M.A. Yashin (Russia, Chelyabinsk)

THE EVOLUTION OF THE FORMATION OF THE MONARCHIES OF POWER IN RUSSIA

tsar, emperor, patriarch, metropolitan, wedding on the royal throne.

СИМВОЛ НАУКИ ISSN 2410-700X № 3/2019

Научный анализ накопленного опыта изучения церковной политики гражданскими и церковными историками позволяет синтезировать научные достижения. Активизация дискуссий о Русской Православной Церкви в обществе, объективной потребностью научного осмысления проблем взаимоотношений, среди которых вопрос оценки предыдущих этапов взаимодействия занимает особое место. На современном этапе развития отечественной исторической науки характерна активная работа историков в направлении изучения предреволюционного наследия, которыми располагает историческая наука. В этой связи исследование специфики освещения церковной политики в дореволюционной историографии как опыта исторической науки в государстве.

Внимательно, изучая страницы историографии, просматривая опубликованные статьи, невольно задаешь себе вопрос: «Когда же на Руси помазали на царство первого царя? Каковы различия между царем и императором?». Для историка, воспитанного в советское время, разницы между понятием император и царь нет. Они оба являются главою государства, оба наделены монаршей властью.

Император (лат. imperator — повелитель) — высший монархический титул, принадлежит обычно главам империй. Впервые возник в Римской империи; после падения Западной Римской империи (476 г.) сохранился в Византии. На Западе Европы был восстановлен в 800 г. Карлом Великим. Во Франции титул императора носил Наполеон Бонапарт (1804- 1814 и 1815 г.) и Луи Наполеон (1852-1870 гг.). В 1871 г. титул императора принял король Пруссии, в 1936 г. — король Италии, в 1976-1979 гг. — диктатор Центрально-Африканской Республики Бокасса. В европейской литературе термин «император» применяют к монархам ряда неевропейских стран (напр., китайский император — до 1911 г., эфиопский император — до 1974 г., японский император — до настоящего времени) . В 1721 г. по решению Синода Петр I получил титул императора, с этого времени его стали носить все последующие российские монархи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

А вот четкого определения «царя» мы не найдем. В Ветхом завете еврейский народ, попросили себе царя. Пророк Самуил помазал на царство Давида (Ветхий Завет, гл.16, 6-13). Пророк помазал на царство царя, а не императора. Да и слова император, цезарь (кесарь) и царь — это не синонимы.

После принятия православия в 988 году от греков Русь становится экзархатом Константинопольского патриаршества. Первый митрополит Киевский и всея Руси Михаил, прибывший в Киев для постоянного пребывания, был поставлен Константинопольским патриархом Николаем II Хрисовергом. До 1448 года русские епископы утверждались на служение решением Константинопольских патриархов и обычно это были греками. На Поместном Соборе в Москве, в декабре 1448 года, объявили главою церкви митрополитом Киевским и всея Руси Иону епископа Рязанского. Фактически это явилось началом автокефалии Русской православной церкви. Автокефальность Русской церкви стала началом духовного возвышения Московского государства. Москва уже видела князя — царем, а рядом с ним патриарха.

Совершенное митрополитом Макарием венчание Ивана IV «по чину возведения на княжеский престол» , являлось недостаточным условием, чтобы называться православным царем. Единственный, кто мог утвердить Ивана Грозного был Константинопольский патриарх, как глава Вселенской Церкви.

Вот к нему и обратился Иван Васильевич за утверждением своего венчания на «царский» престол. Он послал в Константинополь суздальского архимандрита Феодорита с богатой милостыней и грамотой к патриарху, в которой просил прислать ему соборное утверждение его «царского» венчания. В сентябре 1562 года в ответной грамоте патриарх совместно с Собором признает Ивана Васильевича только как законного преемника и наследника византийских императоров. Далее он указывается, что венчание на царство «не только митрополит, или кто иной во власти сущий не имеет права сего совершить, но ни даже патриарх иной, кроме только двух, коим присвоено сие преимущество» (то есть Римскому и Константинопольскому патриархам одновременно).

Период с 1613 года до 1728 года является правлением новой династии. В январе 1613 года съехались в Москву представители от всех сословий (включая крестьян), по 7 человек из каждого города, для выбора главы государства. Великий Всероссийский церковный поместный и Земский собор был один из самых многолюдных и наиболее полный. После долгих прений соборяне выбрали на царство Михаила Федоровича Романова, при этом родственники царевича «взяли» с народа клятву, что «царями в России

СИМВОЛ НАУКИ ISSN 2410-700X № 3/2019

могут быть только Романовы из рода в род, до скончания мира. А тот кто стал бы противиться этому определению будь то царь, или патриарх, или любой иной человек, да будет проклят в сем веке и в будущем, отлучен будет он от Святыя Троицы» . 11 июля 1613 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялось коронование Михаила Романова царским венцом и диадемой.

Его внук, Петр I, в 1700 году упразднил патриаршество, заменив патриаршее единоначалие коллегиальным Синодом, который получил права высшей административной и судебной инстанцией Русской церкви. Синоду принадлежало право, с одобрения верховной власти Российской империи, открывать новые кафедры, избирать и поставлять епископов, устанавливать церковные праздники и обряды, канонизировать святых, осуществлять цензуру в отношении произведений богословского, церковно-исторического и канонического содержания.

В 1728 году от оспы умер последний царевич из рода Романовых . Престолонаследие по женской линии в православии не допускается. После смерти Петра II желавшим взойти на царский престол в России автоматически попадал под анафему Поместного Собора 1613 года. Снять это анафематствование можно только на Поместном Соборе Русской Православной церкви, что на сегодня до сих пор не сделано. В 1896 году на «царский престол» взошёл последний из правящей династии Гольштейн-Готторпской

— Николай Александрович Романов. Коронации происходила 14 мая в Успенском Соборе Кремля. В чине венчания на царство (княжеский стол) патриарх (митрополит) совершает таинство миропомазание только над мужским родом. После венчания на царство, венчанный снять венец, отказаться от престола может только в одном случае — только после свой смерти (или пострига в монашество), а вот император действует по-своему усмотрению, в зависимости от обстоятельств.

Утверждению царской власти в России предшествовал длительный период, который продолжался более пятисот лет. В формулировке титулования государственной власти «князь-царь-император» были внесены некорректные данные в определения, которые со временем стерли границы между этими понятиями, а также особенности правления главы Руси, России и Российской империей в период до 1917 года.

Список использованной литературы:

1. Большой юридический словарь//авт.-сост. Додонов В. Н., Ермаков В. Д., Крылова М. А. и др. — М., 2001.

— 790 с.

3. Каптерев Н.Ф. Характер отношений к православному востоку XVI и XVII столетиях/ Н.Ф. Каптерев. -Сергиев Посад, 1914. — 585 с.

5. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб. , 1898. — Т. 23 А. — С. 475-958.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ

(К истолкованию I Царств VIII)

«Нет власти не от Бога» (Рим. XIII, 1). Это сказано, разъясняет свят. Иоанн Златоуст, «не о каждом начальнике в отдельности, но о самой власти», т. е. о принципе власти. «Так как равенство часто доводит до ссор, то Бог установил многие виды власти и подчине­ния, как-то: между мужем и женою, между отцом и сыном, между старцем и юношей, свободным и рабом, между начальником и починенным, между учителем и учеником. А безначалие везде есть зло и бывает причиной беспорядка… Ведь от властей для государств бывают бесчисленные блага: если упразднить их, все погибнет, и не устоят ни города, ни села, ни дома, ни торжища и ничто другое, по все ниспровергается, так как более сильные поглотят более слабых» (Русский перевод, т. 9, стр. 774-777). Установлен ли Богом, наряду с другими видами власти, всего лишь общий принцип власти государственной, или же, кроме самого принципа, также и определенная ее форма? Во всяком случае, святые отцы однозначно осуждают узурпацию и «тиранию». Как говорит преп. Исидор Пелусиот, «власть, т. е. начальство и власть царская установлены Богом. Но если какой злодей-беззаконник восхитит сию власть, то не утверждаем, что поставлен он Богом, но говорим, что попущено ему изблевать сие лукавство, как фараону, и в таком случае понести крайнее наказание, или уцеломудрить тех, для кого нужна жестокость, как царь вавилон­ский уцеломудрил иудеев» (Творения, т. 3, письмо 6-е, М. 1859). Можно весьма упрощенно сказать, что в Священном Писании понятие Царя распадается на две противоположности: законного Царя от Бога (его можно именовать римским именем Кесаря) и узурпатора — тирана — «Фараона».

Мы попытаемся здесь дать несколько предварительных замеча­ний о том месте Библии, которое очень важно для библейского учения о государстве и привлекает особое внимание противников монархии, будь то клерикалы или обыкновенные пошлые эгали­таристы. Но для того чтобы наши выводы были хоть сколько-ни­будь верными, мы должны рассмотреть указанное в заглавии место в более широком контексте.

Уже в повествовании о сотворении мира утверждается иерар­хичность мира и владычественное положение в нем человека. И Адам и Ева сотворены по образу Божию, что указывает на высокое достоинство всех людей; однако даже в Раю, до грехопадения, между первыми людьми нет полного равенства, ибо Ева сотворена как «помощница» Адама. После грехопадения умаляется владычественность человека по отношению к прочей твари, но зато усиливается подчиненность жены мужу: первенство его превраща­ется теперь в «господство».

Первое упоминание о начале политической жизни связывается с именем Нимрода, который «начал быть силен на земле: он был сильный зверолов пред Господом Богом… Царство его вначале составляли: Вавилон, Эрех, Аккад и Халне…» (Быт. X, 8). Слова «пред Господом» могут иметь два значения: первое — только Бог мог оценить силу его, столь была она велика; второе — дела его были угодну Богу. Здесь мы должны принять два значения сразу, так как здесь говорится об особых способностях Нимрода в исполнении повеления Господня «владеть землею».

Уже очень скоро после этого, в 14-й главе книги Бытия читатель Библии встречается с совершенно исключительной личностью Мелхиседека, царя Салимского, который вышел на­встречу Авраму и «вынес хлеб и вино, он был священник Бога Всевышнего» (ст. 18). Царь, который одновременно и священник — это прообраз Христа. Царь Мелхиседек — первый упомянутый в Библии священник. Священство его особое, оно отличается от последующего подзаконного священства и даже противополагает­ся ему. Аврам со смирением приемлет благословение Мелхнседека. Св. ап. Павел, говоря об этом благословении, поясняет, что «меньшее от большего благословляется» (Евр. VII, 7) и, следова­тельно, Аврам признал в Мелхиседеке посредника между Богом и собою. Священническое достоинство Мелхиседека не заслоняет его царского достоинства (само имя его означает «царь правды»), тем более что Салим, в котором он царствует, это, по всей видимости, будущий Иерусалим… И вот, как бы во исполнение именно этого благословения Мелхиседекова, Бог заключает завет с Авраамом (гл. XVII), и среди прочих обетовании Божиих Авраам слышит: «цари произойдут от тебя» (ст. 6), те же слова повторяются и о Сарре (ст. 16). То же самое обетовал Бог Иакову: «цари произойдут из чресл твоих» (Быт. XXXV, 11). Иаков в своем пророческом благословении Иуде говорит: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не придет Примири­тель, и Ему покорность народов» (Быт. ХLХ, 10). Предрекает о царе Израильском Валаам: «превзойдет Агага царь его и возвы­сится царство его» (Числ. XXIV, 7).

В Моисеевом законодательстве читаем: «Когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе… и скажешь: «постав­лю я над собою царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня», то поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой; из среды братьев твоих поставь над собою царя… Только чтоб он не умножал себе коней… и чтобы не умножал себе жен… и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно. Но когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов, и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии; чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его, и чтобы не уклонялся от закона ни направо, ни налево, дабы долгие дни пребыл на царстве своем он и сыновья его посреди Израиля» (Второз. XVII, 14-20). Царская власть изображена в этом месте Библии как институт, существующий у «прочих народов», а в народе избран­ном получающий особую Божественную санкцию; Бог избирает царя, а царь обязывается следовать и подчиняться Божественному закону.

Несмотря на Вышнее предопределение установления царской власти, избранный народ поначалу пытался жить по принципам «строгой теократии». Великий воитель, судия Гедеон отклонил просьбу Израильтян владеть ими: «ни я не буду владеть вами, ни мой сын не будет владеть вами; Господь да владеет вами» (Суд. VIII, 23). Это, однако, не означает осуждения монархии. Когда над Израилем воцаряется сын Гедеона Авимелех, он приемлет осуж­дение не за то, что изменил форму правления, но лишь за то, что злодейски убил 70 братьев своих (Суд. IX). Мало-помалу еврей­ский народ приводится к сознанию того, что необходимо устано­вить царское правление и в народе Божием. В последних главах книги Судей четырежды повторяется как рефрен: «в те дни не было царя у Израиля» (XVII, 6; XVIII, 1; XIX, 1; XXI, 25). И что же происходило в те дни? «Каждый делал то, что ему казалось справедливым» (XVII, 6; XXI, 25). Один воздвигал идолов и приглашал левита для служения им (17), другие утверждали этот культ в пределах целого колена (18), третьи совершали самые страшные и грязные беззакония и злодеяния (гл. ХIХ-ХХI), и все это вело к междоусобию, взаимоистреблению и полному отпаде­нию от той веры, которая отличала Израиль от «прочих народов».

I книга Царств открывается торжественным пророчеством Анны, матери Самуила. Это ветхозаветное Мagnificat завершают слова о царе: «Господь… даст крепость царю Своему, и вознесет рог помазанника Своего» (I Цар. II, 10). Здесь опять мессианское пророчество, пророчество о Христе; но непосредственный смысл пророчества — о царе, имеющем вскоре воцариться во Израиле. Это подтверждается пророчеством о Самуиле, которое завершает эту самую 2-ю главу I кн. Царств: «Поставлю Себе священника верного; …он будет ходить пред помазанником Моим во все дни» (ст. 35).

И вот наступает момент, когда «собрались все старейшины Израиля, и пришли к Самуилу… и сказали ему: вот ты состарился, а сыновья твои не ходят путями твоими; итак поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов. И не понравилось слово сие Самуилу… И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе: ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними. Как они поступали с того дня, в который Я вывел их из Египта, и до сего дня, оставляли Меня и служили иным богам: так поступают они и с тобою» (I Царств VIII, 4-8). Было бы упрощением и искажением истолковывать это место как осуждение царской власти, как порицание Израиля за желание иметь царя само по себе. Элемен­тарное правило экзегетики требует от нас согласования этого места со всеми другими высказываниями слова Божия о том же предмете. Библия говорит, что идеал человеческого общества — теократия. Всякий вид власти — и священники, и пророки, и цари — законен до тех пор, пока он исполняет и выражает волю Божию. Таких ли священников, таких ли пророков, таких ли царей искал и любил жестоковыйный и неверный Израиль? как прежде Израильтяне оставляли истинного Бога и служили иным богам, так и ныне они просят себе такого царя, какие есть у других народов. А как известно, царский деспотизм у язычников мог получать самую высокую религиозную санкцию, вплоть до обо­жествления царя. Здесь все дело в атом несоответствии между чистой идеей царской власти (выраженной в частности во Второз. XVII, 15 сл.), которая не противна воле Божией, и извращенной ее идеей у народа, который мотивирует ее чисто земными соображениями, рискуя раствориться в среде языческих народов. Чтобы предостеречь народ, Самуил тут же описывает «права царя», близкие к жизни языческих деспотий и не совпадающие с идеальным образом царя во Второзаконии. Именно поэтому отношение Слова Божия к учреждению царства двойственно: царство одобряется как выражение Божественной воли, но при этом осуждается своеволие и маловерие народа, выразившееся в требовании поставить царя, «как и у других народов». С одной стороны, «не тебя, но Меня они отвергли», с другой стороны, «послушай голоса их и поставь им царя» (I Цар. VIII, 22). Установление царства не отдаляет, не затемняет теократический идеал, а скорее, наоборот, приближает к нему: ведь отступления от этого идеала были многочисленны и при патриархах, и при Моисее, и при судьях, и ни одна форма правления сама по себе еще не гарантирует того, что жизнь народа будет строиться по теократическому принципу.

Теперь посмотрим, как стал царем Саул. Писание показывает, что он был предъизбран Промыслом Божиим на царство еще от рождения. Но открылось это в свое время только пророку Божию, которому сказал Господь: «… помажь его в правителя народу Моему — Израилю, и он спасет народ Мой от руки Филистимлян: ибо Я призрел на народ Мой, так как вопль его достиг до Меня» (I Цар. IX, 16). Помазание царя символизирует излияние на него таких благодатных даров, которые укрепят его для устроения земной жизни народа и ограждения его от внешних опасностей. Только благочестивый народ получит вполне сообразное с Боже­ственной волей устроение земного порядка. Но чрезвычайные дары, которые царь получает в помазании, конечно, простираются и на область духовно-мистической жизни. «И найдет на тебя Дух Господень, и ты будешь пророчествовать; и сделаешься иным человеком». «Бог дал ему иное сердце» (I Цар. X, 6, 9). При таком понимании верховной государственной власти не может быть ее всестороннего юридического оформления. Определяется только внешняя сторона (вышеупомянутые «права царства»). Верховным Судией остается Бог, и главным критерием — верность царя Божественному закону. Когда Саул преступил повеление Господ­не, Самуил не только предрек ему падение, но и, по указанию Божию, помазал Давида, и «почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после… а от Саула отступил Дух Господень» (I Цар. XVI, 13-14). Возникает драматическое противоборство двух пома­занников, и только благоговение Давида перед помазанником Божиим неоднократно спасает Саула от смерти.

Всякий человек — носитель образа Божия. Помазанник — носитель его в особом смысле. На всяком помазаннике (по-гречес­ки помазанник — Христос) лежит отсвет Мессии. Самые опреде­ленные мессианские пророчества связаны с царем Давидом. Вообще же говоря, хотя Давид был также и пророком, а Мелхиседек — также и священником, самый явственный прообраз Христа — ветхозаветный царь.

Пророческие слова архиепископа Феофана Полтавского: «Владыку спрашивали: «Будет ли последний Русский Царь Романовым?” На что архиепископ от себя уже отвечал: «Он не будет Романовым, но по матери он будет из Романовых» .

Святая Паша Саровская, канонизированная в 2007 году, предрекшая революцию в России, сказала святому царю Николаю II следующее: «…вместе с тобою будут замучены четверо твоих слуг. За каждого убиенного из 11 человек Господь кладет по 10 лет. За Твою Семью — семь человек, вынь да положь — дьявол будет ходить по России. А за каждого из Твоих слуг Господь будет через каждые десять лет перепроверять: а покаялся ли русский народ? И если не покаялся, жаль мне этот русский народ: блевотиной должен изойти, пока не закричит: Монархию нам! И здесь – чем хуже, тем лучше, скорей покается. Но говорю тебе, Царь, к концу этих 110-ти лет будет Царь на Руси из твоей династии». Николай II, зная, что погибнет в 1918 году, считал свою жизнь в безопасности до этого времени. И когда снаряд из пушки петропавловской крепости пролетел рядом с ним, ранив жандарма Романова, сказал лишь перепуганным свидетелям свершившегося: «еще не восемнадцатый!».

Попробуем посчитать: 7 июля 1918 — была зверски убита царская семья.

За семью Государя, дается 70 лет — это фиксированный срок наказания за отступление от православной веры (удивительно совпал так-же с ветхозаветным пророчеством — «70 лет дано царю Вавилонскому»). 1 октября 1988 года Михаил Горбачёв занял пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР, «законно узурпировав» руководящие должности как в партийной, так и в государственной иерархии и начав процесс развала великой державы.

К слову еще 10 лет назад, в 1978 году (прошло 60 лет после расстрела в Ипатьевском доме) российскому ученому Авдонину А.Н., поступила информация о предполагаемом месте захоронения царской семьи, а уже летом 1979 года его группой было обнаружено место сокрытия останков.

Начинаем отсчет десятилетий святой Паши: в 1998 году перезахоронили царскую семью — останки, не пройдя необходимой экспертизы, захоронены в усыпальнице Романовых. В 2008 году, введены «Романовские чтения», призванные привить патриотизм, через изучение истории царской династии. Умирает святейший патриарх Алексей II. В 2018 году, очередной «всплеск внимания» к царю поднят следственным комитетом. Он подтвердил, что останки 7 из 11 человек, с большой вероятностью, принадлежат царской семье. А в 2028 году, истекает срок 110 лет, предсказанные святой — восстановление монархии.

Надо отметить, что судя по тексту пророчества, это время не будет для нас радостным: чем хуже, тем лучше, скорей покается, блевотиной должен изойти, пока не закричит: Монархию нам! Так-же говорит и св.прп. Лаврентий Черниговский: «Русские люди будут каяться в смертных грехах, что попустили жидовскому нечестию в России, не защитили Помазанника Божия Царя…». Сейчас, «во всенародное покаяние» верится с трудом — на молодом поколении сказывается растлевающая сила телевидения.

Об этом нелегком времени, на грани развала государства, говорит и монах-провидец Авель: «Уже ли сие есть кончина Державы Российской и несть и не будет спасения? – вопросил Государь Павел Петрович. — Невозможное человекам, возможно Богу, – ответствовал Авель, – Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст ее вскоре и воздвигнет рог спасения русского. И восстанет в изгнании из рода Твоего Князь Великий, стоящий за сынов народа Своего. Сей будет Избранник Божий, и на главе Его благословение. Он будет един и всем понятен, Его учует самое сердце русское. Облик Его будет державен и светел, и никто же речет: «Царь здесь или там», но все: «Это Он». Воля народная покорится милости Божией, и Он Сам подтвердит Свое призвание… Имя Его трикратно суждено Истории Российской. В Нем Спасение и Счастье Державы Российской. Пути иные сызнова были бы на русское горе… И чуть слышно, будто боясь, что тайну подслушают стены, старец Авель нарек самое имя. Страха темной силы ради, имя сие да пребудет сокрыто до времени…».

Православие говорит, что Господь, по молитвам святых и покаянию народа, может перенести, или отсрочить время исполнения наказаний, чтобы сбылись и пророчества относительно светлого будущего нашей Родины — «и всяк будет мечтать жить в этой стране».

Хозяин Кремля. Виталий Сундаков

Одно из последних интервью с Виталием Сундаковым. В беседе с интересным человеком и выдающимся путешественником на первый взгляд кажется, что затрагиваемые темы не связаны между собой, настолько они выбиваются из стандартных представлений…

В этом месте словно с разбегу проваливаешься в минувшее, стародавние дохристианские времена, в эпоху, когда предки наши славили Ярилу и Перуна, принося дары-требы древним родным богам…

Славянский Кремль в Подольском районе Подмосковья появился почти десять лет назад. В лето 7514 (2005 год от Р.Х.) от Сотворения мира, как говорит его создатель, русский путешественник Виталий Сундаков. Построен Кремль был во славу Земли русской — ибо каждому народу, если хочет он гордиться своим настоящим, необходимо помнить и чтить прошлое, предков.

Индейское имя Виталия Сундакова — Шикеаками, что означает «посредник земли и солнца».

А мусульмане зовут Сундакова Бахтияр Абу Райхан ибн Аль Беруни, он произносит это имя почти скороговоркой, от чего несколько имен сплетаются в одно, бесконечное и загадочное… Кажется, что ему больше ста лет уж точно — столько он знает и умеет. И где только не был!

Именно Сундаков внес профессию путешественника в кадастр мировых профессий. «Турист ищет впечатлений и тратит деньги, профессионал мир исследует и зарабатывает на этом» — вот в чем минимальная разница.

Ведущий эксперт по магическим культурам и колыбельным цивилизациям планеты, Виталий Сундаков организовал и провел научно-исследовательские и приключенческие экспедиции в самые отдаленные и труднодоступные уголки планеты. Он основал первую еще в СССР Школу выживания. Стал действительным членом Русского географического общества, членом Российской академии проблем сохранения жизни, членом Международного центра духовного, нравственного и физического возрождения. Создал музей Славянский Кремль. И прочее, прочее, прочее…

Полный текст находится здесь: http://pandoraopen.ru/2014-02-03/xozyain-kremlya-vitalij-sundakov/

«Строки биографии этого первого профессионального путешественника читаются как фрагменты приключенческого романа… Количество же званий, профессий и экзотических подвигов Сундакова, заставляет подозревать в нем долгожителя перешагнувшего столетний рубеж…»

СУНДАКОВ ВИТАЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, Русский. Родился и образовался в СССР (город Алма-Ата) в 1957 году 7-го октября (легко запомнить — в один день с В. В. Путиным). Ныне живет в Подмосковье (принципиально, несмотря на многочисленные предложения по смене гражданства). Был воспитанником полка. С двенадцати лет состоял на учёте в детской комнате милиции «За несанкционированные родителями систематические путешествия по стране». Срочную службу проходил в армии, а затем (по собственному желанию!) и на флоте в плавсоставе Северного флота (командир отделения оперативной группы). БПК «Адмирал Исаков» авианосцы «Киев» и «Минск». Работал водителем-испытателем, инструктором по самообороне… Образование высшее.

Является действительным членом Академии проблем сохранения жизни. Из Российских вузов окончил Николаевский педагогический институт (филологический факультет) и Московский государственный университет (факультет журналистики). Семь лет работал журналистом, пройдя путь от корреспондента многотиражной газеты до заместителя главного редактора журнала министерства морского флота СССР (был рабкором, спецкором, корреспондентом радио, фотожурналистом, ответственным секретарем, научным редактором). В 1989 году возглавил первую школу безопасности в стране при Академии наук СССР. В 1991 году основал первую частную школу выживания в России с сетью филиалов. Вел специальные семинары и тренинги для космонавтов, спасателей, МВД, спецподразделений, пожарных, инвалидов, детей, женщин. В 1993 году стал президентом Транснациональной Ассоциации школ выживания. Являясь действительным Членом Русского географического общества, в 1998 году основал и возглавил Фонд русских экспедиций и путешествий. Начиная с 1978 года, организовал и осуществил более тридцати междунаолдных экспедиций. Их спектр чрезвычайно широк (автомобильные, подводные, экстремальные, научно-исследовательские (этнографические, теологические, уфологические, а также авантюрные и детские…) Некоторые результаты его научно-исследовательских экспедиций (например в Папуа Новую Гвинею, в Амазонию, и даже в Мексику) стали сенсацией для мировой научной общественности. Эксперт по колыбельным цивилизациям и экстремальным климатическим зонам. Обладает практическими навыками по спелеологии, альпинизму, историческому фехтованию, является инструктором по рукопашному бою и подводному плаванию. Автор советских робинзонад для детей и подростков, проходивших на островах Белого моря. Сундаков — член совета Федерации детских и молодежных организаций России. Его авторская детская программа «Возрождение» реализуется на 72-х территориях России, а также в главных детских международных центрах отдыха страны «Орленке» и «Артеке». Является ведущим научным редактором детской энциклопедии по безопасности… Его пресс-конференции отличаются рекордным числом журналистов, а выступления собирают большие аудитории слушателей. В России почти нет издания и популярной телепередачи, которые не освещали бы деятельность Сундакова на своих страницах или в своем эфире. (Более 700 публикаций и 70 телеэфиров.) Дорожит дружбой с известными учеными, писателями, спортсменами, кинозвездами, политикамии… словом людьми самых разных возрастов, профессий, социальных и возрастных групп (от бывших руководителей страны до младших школьников сибирских провинций). Сундаков является своеобразным символом приключений и путешествий. В пяти крупных городах России существуют фэн-клубы Сундакова. Для ряда известных писателей и киносценаристов, Сундаков послужил прообразом главных героев их произведений. Ведущие конструкторы экипировки и снаряжения для спорта и активного отдыха называют свои изделия именем Сундакова. Сундаков безусловный лидер — он реализовал целый ряд оригинальных Российских и международных проектов в сферах образования, отдыха, науки, культуры, спорта. Например, авторский курс Сундакова «Основы безопасной жизнедеятельности» стал обязательной школьной дисциплиной в 62000 общеобразовательных школах России. Разработки, предложения и инициативы Сундакова легли в основу создания в России Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС). В организованном им конкурсе «Экзамен для Робинзона» (при поддержке газеты «Пионерская Правда» и телепрограммы «До 16 и старше») участвовало полтора миллиона советских детей и подростков. Сундаков является инициатором создания в Москве первого Лицея профессиональных путешественников. (Выпуск ШКЦ 548) Сундаков является также автором создания в России музея русских экспедиций, музея колыбельных цивилизаций планеты и музея «Артефактов эпохи Человек». Экспозиции этих музеев и фотовыставки Сундакова с успехом экспонировались в Москве и С. Петербурге. В настоящее время Виталий Сундаков, продолжая осуществлять свои экспедиционные проекты, реализует международный теле-проект «Обитаемый остров Виталия Сундакова», является членом редколлегии ряда журналов. Сундаков автор книг: «Жизнь без опасности», «Сказки из Сундука», «Выиграть жизнь», «Спящий Варвар», «Бумажный Посох: Инструкция по эксплуатаци судьбы», сборник стихов «Эпидемия Любви», а также ведущий научный редактор энциклопедии «Безопасность» для детей (премия президента Российской федерации). http://sundakov.ru/bio

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *