Старец силуан

Аннотация:
Книга структурно делится на две части: первая часть написана автором, который в свою бытность насельником Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон был учеником старца Силуана, и называется «Жизнь и учение Старца», вторая часть состоит из дневниковых записей старца и называется «Писания Старца Силуана».Архимандрит Софроний скромно назвал свой книжный труд «житием», то есть он попытался лишь в меру сил дать образ своего учителя, суммируя пройденный им духовный путь, насколько это дано было самому ему услышать от старца и познать из найденных после его смерти дневниковых записей. При этом отец Софроний отмечает, что не старался придать книге научно-формальный характер и поэтому сознательно уклонялся от многих сопоставлений и ссылок в тексте на творения святых отцов церкви.Автор не раз подчеркивает, что духовный монашеский путь старца Силуана лежит строго в русле подвижнической жизни православного монашества вообще, и тех представлений и преданий аскетического делания, которые существуют на Святой Горе Афон в частности. В этом смысле святость старца Силуана тождественна святости многих православных монахов, но она имеет и свои индивидуальные особенности или точнее своеобразие. Это своеобразие монашеского подвига старца дало право многим православным христианам во всем мире называть преподобного отца Силуана «апостолом любви двадцатого века».

Старец Силуан: когда жил и дни памяти

Преподобный Силуан родился в 1866 году, на Афон уехал в возрасте 26 лет и умер на Святой Горе в 1938 году.

Днем его памяти Церковь установился 24 сентября — это день, когда старец Силуан скончался.

Святой отче Силуане, моли Бога о нас!

Этот и другие посты читайте в нашей группе во

И еще в е!

Учения и нравственные поучения святого

Милостивый Господь даровал отцу Силуану дар чудотворения, прозорливости и мудрого слова. Советы и наставления святого знает весь православный мир. Их можно встретить в следующих творениях:

  • «Писания Старца Силуана»;
  • «Спасение по учению преподобного Силуана Афонского».

Преподобный учил, что отсутствие смирения препятствует стяжать благодать, и душа, не ощущая присутствия Господ, скорбит. Отец Силуан никого не осуждал и ни над кем не смеялся. Он учил плакать и о своих, и о чужих грехах.

Милостивый Господь даровал отцу Силуану дар чудотворения

Святой Силуан Афонский был искушаем бесами

Многие сильные монахи бывают искушаемы бесами (если не сказать, что все бывают искушаемы бесами). Причем они нападают не только в видимом обличии — в виде мерзких существ, которые способны испугать одним только обликом. Но и в не меньшей степени их нападки происходят через мысли, затрагивая самые слабые и уязвимые места в духовном и моральном устроении человека.

Так происходит и с нами — в миру, в городе. В нашей голове — ворох мыслей, которые прежде всего нам самим дают страдание. Фобии, страхи — это и психология с одной стороны, и бесы с другой — которые играют на наших слабых точках.

«Держи свой ум во аде и не отчаивайся» — это учение, которые вынес старец Силуан из своей духовной жизни, во время которой он также переживал тяжелые нападки бесов — в том числе в форме помыслов, которые они подавали ему. Сначала, зарождая мысль о том, что он, монах Силуан, уже свят, а затем — низвергая его в другую противоположность: утверждая, что он погиб и никогда не спасется.

Аудио

Предисловие

Часть первая. Жизнь и учения старца Силуана I. Детство и молодые годы Время военной службы Приезд на Святую Гору II. Монашеские подвиги III. Внешность и беседы старца IV. Учение старца О познании воли Божией О послушании О Священном Предании и Писании Об Имени Божием Мысли Старца: о растениях и животных О красоте мира О уподоблении человека Христу Об искании Бога Об отношении к ближнему О единстве духовного мира и о величии Святых О духовном видении мира О двух образах познания мира О признаках благодати и прелести Мысли о свободе О личном отношении человека к Личному Богу О любви к врагам Различение добра и зла Путь Церкви О различии христианской любви и человеческой справедливости Непрерывность молитвы Старца V. Об умном безмолвии и чистой молитве О трех образах молитвы О развитии помысла Сущность «безмолвия» В основе безмолвия лежит заповедь Христа: любить Бога всем умом и всем сердцем Антропологическая основа умного безмолвия Опыт вечности Начало духовной жизни – борьба со страстями VI. О видах воображения и о борьбе с ним VII. О прозорливости и видах ее VIII. О Несозданном Божественном свете и образах созерцания его О богоподобном бесстрастии О мраке совлечения IX. О благодати и о рождаемом ею догматическом сознании X. Духовные испытания XI. «Держи ум твой во аде, и не отчаивайся» XII. О Слове Божием и о пределах возможностей твари О значении молитвы за мир Последнее слово XIII. Кончина старца XIV. Некоторые посмертные отзывы о старце Послесловие О комментариях игумена Никона Часть вторая. Писания старца Силуана Предисловие I. Скучание о Боге II. Слово о молитве III. О смирении IV. О мире V. О благодати VI. О воле Божией и о свободе VII. О покаянии VIII. О познании Бога IX. О любви X. Мы – чада Божии и похожи на Господа XI. О Божией Матери XII. О святых XIII. О пастырях О духовниках XIV. О монахах О монастырском экономе XV. О послушании XVI. О духовной войне Великая наука XVII. О помыслах и о прелести XVIII. Адамов плач XIX. Повествования о пережитом опыте и о некоторых встречах и беседах с подвижниками Отец Иоанн Кронштадтский Отец Стратоник Молодой монах Орел и петух Беседы с детьми Мысли об исходе Часть третья. Об основах православного подвижничества

Предисловие

ОТКРОВЕНИЕ о Боге говорит: «Бог есть любовь», «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1Иоан. 4, 8, 1:5).

Как трудно нам, людям, согласиться с этим. Трудно потому, что и наша личная жизнь, и окружающая нас жизнь всего мира свидетельствуют, скорее, об обратном.

На самом деле, где же этот СВЕТ ЛЮБВИ ОТЧЕЙ, если все мы, подходя к концу своей жизни, вместе с Иовом в горечи сердца осознаем: «Лучшие думы мои, достояние сердца моего, разбиты. Дни мои прошли; преисподняя станет домом моим… где же после этого надежда моя?», и то, что от юности тайно, но сильно искало сердце мое, «кто увидит?» (Иов. 17, 11–15).

Сам Христос свидетельствует, что Бог внимательно промышляет о всей своей твари, что ни одна малая птица не забыта Им, что Он заботится даже об убранстве травы, и что о людях его забота еще и несравненно большая, что «у нас и волосы на голове все сочтены» (Мф. 10, 30).

Но где же этот внимательный до последней мелочи промысл? Все мы подавлены зрелищем неудержимого разгула зла в мире.

Миллионы жизней, часто едва начавшихся, прежде, чем достигнуто самое осознание жизни, с невероятной жестокостью вырываются. Итак, зачем же дана эта нелепая жизнь? И вот, жадно ищет душа встречи с Богом, чтобы сказать ему:

«Зачем Ты дал мне жизнь? … Я пресыщен страданиями: тьма вокруг меня; зачем Ты скрываешься от меня? … Я знаю, что Ты благ, но почему Ты так безразличен к страданию моему?

Почему Ты так… жесток и беспощаден ко мне?

Я не могу Тебя понять!»

* * *

ЖИЛ НА ЗЕМЛЕ человек, муж гигантской силы духа, имя его Симеон. Он долго молился с неудержимым плачем: «помилуй меня»; но не слушал его Бог.

Прошло много месяцев такой молитвы, и силы души его истощились; он дошел до отчаяния и воскликнул: «Ты неумолим!» И когда с этими словами в его изнемогшей от отчаяния душе еще что-то надорвалось, он вдруг на мгновение увидел живого Христа: огонь исполнил сердце его и все тело с такой силой, что если бы видение продлилось еще мгновение, он умер бы.

После он уже никогда не мог забыть невыразимо кроткий, беспредельно любящий, радостный, непостижимого мира исполненный взгляд Христа, и последующие долгие годы своей жизни неустанно свидетельствовал, что Бог есть любовь, любовь безмерная, непостижимая.

О нем, этом свидетеле Божественной любви, предстоит нам слово.

Со времени Иоанна Богослова, за истекшие девятнадцать веков, прошли целые сонмы таких свидетелей, но сей последний особенно нам дорог потому, что он был нашим современником. Частое явление среди христиан – желание, вполне естественное желание видимых знамений нашей веры, иначе изнемогают они в своем уповании, а повествования о чудесах давно минувших дней в их сознании становятся мифом. Вот почему так важно повторение подобных свидетельств, вот почему нам так дорог этот новый свидетель, в лице которого было возможно видеть самые драгоценные проявления нашей веры. Мы знаем, что и ему поверят лишь немногие, как немногие поверили в свидетельство прежних Отцов: и это не потому, что свидетельство ложно, а потому, что вера обязывает к подвигу.

Мы говорим, что за девятнадцать веков христианской истории прошли целые сонмы свидетелей любви Христовой, и все же в необъятном океане человечества их так мало, они так редки.

Редки подобные свидетели потому, что нет подвига более трудного, более болезненного, чем подвиг и борьба за любовь: потому, что нет свидетельства более страшного, чем свидетельство о любви: и нет проповеди более возвышающей, чем проповедь любви.

Взгляните на жизнь Христа. Он пришел в мир, чтобы сообщить людям благовестие о вечной Божественной жизни, которое Он предподал нам в простых человеческих словах, в своих двух заповедях о любви к Богу и ближнему, и из евангельского повествования мы видим, каким искушениям подвергся Он от диавола, который сделал все, что мог, чтобы вынудить Христа хотя бы в чем-нибудь нарушить эти заповеди, и тем отнять у Него «право» давать их человеку.

Посмотрите, что было в пустыне (Мф. 4; Лк. 4). По ответам Христа мы видим, что там была борьба за первую заповедь, т. е. о любви к Богу. Победителя в этой борьбе – Христа, исшедшего на проповедь, диавол окружает атмосферой непримиримой убийственной вражды, преследуя Его на всех путях, но и тут не достигает он своей цели. Последние удары, нанесенные Христу: предательство ученика-апостола, общее отступление и неистовые крики облагодетельствованной толпы: «Распни, распни Его»; но и здесь побеждает любовь Христа, о чем Сам Он категорически свидетельствует: «Дерзайте, Я победил мир» и еще: «Идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего».

Итак, диавол не смог отнять у Него право дать миру новую заповедь. Господь победил, и победа Его вечно пребывает, и уже никогда, и никто, и ничто не умалит этой победы.

* * *

Иисус Христос безмерно возлюбил мир: и эту любовь дано было действенно пережить Старцу Силуану, который и сам в ответ полюбил Христа и долгие годы провел в чрезвычайном подвиге за то, чтобы никто и ничто не отнял у него этого дара, и под конец жизни он мог бы, подобно великому Павлу, сказать: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?… Я уверился, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь, не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 35–39).

Остановившись на словах Апостола Павла, мы поймем, что так говорить он мог лишь пройдя через все эти испытания. И всякий, идущий вслед Христу, как показал опыт веков, проходит чрез множество испытаний.

Прошел чрез них и Старец Силуан.

* * *

Блаженный старец схимонах Силуан в течение сорока шести лет подвизался на Афонской горе в Русском монастыре Святого Великомученика Пантелеимона. В этом монастыре нам пришлось прожить около четырнадцати лет. В последние годы жизни Старца, с 1931 г. по день кончины его – 11/24 сентября 1938 г., просьбы вынудили нас написать его «житие». Задача для человека, не имеющего ни дара, ни опыта «писать», – нелегкая: но мы все же решаемся, потому что глубоко и искренно убеждены в том, что на нас лежит долг поведать людям об этом воистину великом человеке.

Настоящая книга по своему содержанию предназначается для узкого круга людей, интересы которых сосредоточены на христианском подвижничестве, и потому главной заботой нашей является не литературное искусство, а возможно более точный «духовный портрет» Старца.

Все наше внимание при общении с ним было поглощено его духовным обликом с единственной целью личной «пользы». Мы никогда не имели идеи писать его биографию, и потому многое, что, естественно, должно было бы интересовать биографа, нам осталось неизвестным. О многом мы обязаны умолчать потому, что это связано с людьми еще живыми. Мы приводим здесь лишь небольшое количество фактов из жизни Старца, рассказанных им по разным случайным поводам во время наших частых бесед или же услышанных нами от других подвижников Святой Горы, друзей Старца. Мы полагаем, что складность сведений о его внешней жизни не составит существенного недостатка нашего труда. Мы были бы вполне удовлетворены, если бы нам удалось хотя бы отчасти выполнить более важную задачу, а именно – нарисовать духовный образ Старца тем, которые не имели счастья непосредственного живого общения с ним. Насколько мы имеем возможность судить и поскольку нам приходилось соприкасаться с людьми, это был единственный бесстрастный человек, которого нам было дано встретить на нашем жизненном пути.

Теперь, когда его нет с нами, он представляется нам каким-то исключительным гигантом духа.

Когда Господь жил на земле, то смиренное явление во плоти закрывало от взоров людей Его подлинное Божественное величие, и лишь по Вознесении Господнем и по сошествии Святого Духа открылось умному взору учеников и Апостолов – Божество Христа.

Нечто подобное произошло с нами в отношении к Старцу Силуану. При жизни он был так прост и доступен, что при всем благоговении к нему, при всем сознании высокой святости этого мужа, мы все же не могли в полноте ощутить его величия, и лишь теперь, когда в течение целого ряда лет мы не встречаем на своем пути ничего равного, мы с опозданием начинаем понимать подлинное величие того, кого по непостижимому Промыслу Божию нам довелось так близко знать.

Иеромонах Софроний

«Радуйся, земли Российския грозде сладкотечный, на Горе Афонстей изобильно произрастший»!
Своей жизнью Силуан Афонский связал древнюю эпоху святых подвижников Афонской горы с новым временем. Тысячу лет назад на Афоне древние исихасты погружали свое сердце в непрестанную Иисусову молитву, умным деланием, трудами и постом стяжали они благодатный Нетварный Свет.

Новый делатель – монах Силуан, из русских крестьян, уподобился им, достигнув благодатной Любви Христовой в своём сердце. Любовь к Богу заполнила всю его душу, на каждый вздох он выдыхал слова любви: «Скучает душа моя по Тебе, Господи, и слезно ищу Тебя…»; «Господи, дай мне Тебя единого любить…»; «О, Господи, как любишь Ты создание Твое, и душа невидимо видит Твою благодать и в страхе и в любви благоговейно благодарит Тебя…».

Этот человек, один из немногих на земле, исполнил заповедь Христову: «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею… Возлюбиши искренняго твоего яко сам себе»(Мф.22:37-39)

Жизнь до принятия пострига. Крестьянин Семен

В одном из сел Тамбовской губернии жила обычная крестьянская семья. Шел пятый год после отмены крепостного права, когда на свет у них появился мальчик, которого назвали Семеном. Кроме него в семье было еще семеро детей.

В те времена начиналось движение по борьбе с безграмотностью в крестьянской среде. В селах старались открывать школы. Семен ходил учиться только два года, затем родители были вынуждены посылать его на работу, поскольку семье приходилось тяжело. Но читать мальчик все-таки научился.

Отец Семена очень сожалел, что его сын не может ходить в школу. Сам он всю жизнь испытывал тягу к знаниям и был удручен своим невежеством. С этим обстоятельством связан один случай, впервые затронувший в душе Семена религиозные струны.

Однажды отец мальчика пригласил в гости продавца евангелий. Он надеялся услышать от «книжного человека» что-нибудь ученое и душеполезное. Ребенок внимательно вслушивался в разговор взрослых. Его поразили слова гостя о том, что «нету никакого Бога». «Как это нет?! А где же Он? — подумал будущий подвижник — Тогда надо непременно Его отыскать! Когда я вырасту, я исхожу всю-всю землю и найду Бога!»

Когда гость ушел, мальчик спросил отца, почему Бога нет, если Ему все молятся? Крестьянин махнул рукой и ответил: «Не слушай, что дурак говорит! А я-то думал, человек умный!..»

С тех пор это желание встречи с Богом поселилось в глубине души мальчика и прошло с ним через всю его жизнь. Когда Семен стал молодым юношей, он еще раз услышал зов неба. На этот раз более явственный.

В это время с богомолья вернулась одна из крестьянок и стала рассказывать о чудесах недавно преставившегося затворника Иоанна Сезеновского. Семен все это слушал и думал: «Ну, значит, никуда не делся Бог, раз есть такие святые. И не надо Его искать». С этого времени, юноша почувствовал тягу к монашеству. Наступил для него период какого-то просветленного состояния. Весь мир будто изменился.

Спустя долгие годы, старец так расскажет об этом времени: «Были у нашего князя красивые дочери, вид которых меня беспокоил, а тут вдруг стал я на них смотреть как на сестер. Лишь с чистой братской любовью». Юноша просил у отца отпустить его в Киево-Печерскую лавру, но тот разрешил сыну уйти в монахи только после военной службы.

Икона Преподобного Силуана Афонского

Недолго длилось это просветленное состояние. Всего месяца три. А потом постепенно Семен забылся, увлекся всякими соблазнами и утратил чистоту жизни. Надо упомянуть, что в молодости он обладал огромной физической силой и превосходным здоровьем. О его «богатырстве» ходили легенды. Например, как он удерживал брыкающуюся лошадь, или съел за раз целое ведро яиц.

Незадолго до военной службы, Семен снова услышал небесный зов, теперь уже в буквальном смысле. К тому времени он уже увлекся всякими гуляниями и даже завел любовницу. Как-то раз, после подобного «веселого» вечера, Семен лег спать. И ему приснилось, будто в его рот заползает змея.

Испытав острое отвращение, он проснулся, и вдруг услышал голос: «Ты проглотил змею во сне, и тебе противно; так Мне нехорошо смотреть, что ты делаешь». Голос был необыкновенной красоты. И юноша почему-то понял, что с ним говорила Пресвятая Дева.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *