Слово о полку игореве настоящая жемчужина

> очень трудно. Трудно потому, что в десятках книг и многих сотнях научных статей рассмотрены и изучены едва ли не каждое слово, каждый образ, каждый термин знаменитого памятника древнерусской литературы>> — писал О. Творогов. И все же никаким изучением даже каждого слова, образа и термина нельзя достичь подлинного понимания поэмы — за пределами таких исследований останется неимоверно многое, быть может, самое сокровенное. Слова О. Творогова, несомненно, справедливы, но свою творческую работу, не претендуя на звание научного изыскания, я тоже посвящаю этому загадочному произведению.

Почему > на протяжении столетий волнует сердца писателей, музыкантов, художников? Волнует, завораживает и вдохновляет на создание подлинных шедевров по мотивам древнерусского памятника.

Цель моей работы: проследить мотивы > в литературе, музыке и живописи.

> не имеет жанровых, стилистических, художественных аналогов в мировой письменной культуре, сотворено по оригинальнейшим и неповторимым законам литературного творчества. К концу 20 века книга будет переведена уже на десятки языков и войдет в золотой фонд мировой литературы. В настоящее время существует по несколько переводов > на английском и японском языках. Только одних стихотворных переводов больше 20. В мире выпущено почти 2000 научных работ посвященных >.

Мотивы > можно найти у русских поэтов от Пушкина и Рылеева до ныне здравствующих. БУНИН Иван Алексеевич русский писатель; прозаик, поэт, переводчик.

По мотивам > И. А. Бунин написал стихотворение

>, оно созвучно со >.

Где Игоря обозы проходили

На синий Дон? Не в этих ли местах ,

В глухую ночь, в яругах волки выли,

А днем орлы на медленных крыльях

Его в степи безбрежной провожали

И клектом псов на кости созывали

Грозя ему великою бедой?>>

БРЮСОВ Валерий Яковлевич русский поэт, прозаик, драматург, теоретик символизма, критик, переводчик, литературовед.

Родился в купеческой семье. Я. Бакулин. Окончив московскую гимназию Л. И. Поливанова, Брюсов в 1893-99 учился на историко-филологическом факультете Московского университета, сначала на отделении классической филологии, затем — на историческом (окончил с дипломом 1 степени). Уже в ранней юности в личности Брюсова парадоксально проявились два антиномичных начала — самоотдача стихиям жизни) и волевая организующая активность, склонность к > себя и управлению окружающими людьми и ситуациями. В 1894-95 Брюсов выпустил три сборника >, В. Я Брюсов написал по мотивам > в нем есть места схожие с самим >:

Лик твой скорбный, лик твой бледный, как и прежде юн.

Ты заклятье шепчешь солнцу, ветру и волне

Полететь зегзицей хочешь в даль к реке Каяле

Где без сил в траве кровавой, милый задремал.

Ах о муже-господине вся твоя тоска

Стародавней Ярославне тихий ропот струн

Лик твой древний, лик твой светлый как и прежде юн>>.

> в живописи

> оставило глубокий след не только в русской литературе. Среди тех, кто иллюстрировал его, наибольшую известность имеют гравюры В. Фаворского и Д. Бисти. Фаворский трижды выполнял иллюстрации к этому произведению древнерусской литературы : один раз в 1937 году , затем в 1948 и 1950 годах. Известный писатель Константин Федин, высоко оценивая работы Фаворского , писал ему : Благодаря чуткому вживанию в текст > вам удалось создать поразительный синтез поэтической легенды и исторического документа>>.

Центральным в иллюстрациях В. Фаворского стали > картины >. Особого внимания заслуживают мелкие картинки на полях и буквицы, соединяющие всю книгу в одну песню. В своей книге > (М. 1976) В. Фаворский посвятил работе над > главу — >.

Другой художник, иллюстрировавший >, — Д. Бисти — считал это произведение первым и ярчайшим шедевром русской литературы, он выделял особенности этого произведения, которые много значили для него в работе: >.

Среди исторических полотен замечательного художника Виктора Михайловича Васнецова есть картина >. Красная луна восходит над полем брани. Еще совсем недавно здесь бились не на жизнь, а на смерть дружина Игоря и половецкие полчища. Васнецов не пугает зрителя потоками крови. На картине мы видим поникнувшие от жалости полевые цветы, словно бы оплакивающие сраженного вражеской стрелой отрока-воина и павшего рядом с ним воина-богатыря. Вся земля вокруг этих фигур усеяна оружием: топорами, копьями, саблями, луками и стрелами. А над полем уже бьются за добычу орлы-стервятники.

К теме этого произведения обращался и другой известный русский художник — > И. Билибин. Более известный как книжный график, он добился большого успеха и в своих театральных работах, в том числе к оперному спектаклю Князь Игорь. Его эскизы к опере Бородина > отличает яркая декоративность, образность, зрелищность, умение раскрыть национальный характер оперы.

Картина другого известного русского художника Николая Рериха > скорее похожа на сказку, хотя и написана на историческую тему — сражение русского князя с половцами. Выразительны силуэты воинов, неудержимо движущихся вперед, их красные, червленые

Внесли свою значительную лепту в изобразительное осмысление великого русского литературного памятника XII века и мичуринские художники

С. Г. Архипов и С. С. Волостных.

> в музыке.

В апреле 1869 года В. В. Стасов предложил Бородину в качестве оперного сюжета замечательный памятник древнерусской литературы > (1185 — 1187). По словам композитора, сюжет пришелся ему >. Чтобы глубже проникнуться духом старины, Бородин побывал в окрестностях Путивля (под Курском), изучал исторические источники: летописи, старинные повести (>, >), исследования о половцах, музыку их потомков, былины и эпические песни. Большую помощь композитору оказывал В. В. Стасов, крупнейший знаток русской истории и древней литературы.

Текст и музыка > сочинялись одновременно. Опера писалась в течение 18 лет, но не была завершена. После смерти Бородина А. К. Глазунов по памяти восстановил увертюру и на основе авторских эскизов дописал недостающие эпизоды оперы, а Н. А. Римский-Корсаков инструментовал большую ее часть. Премьера прошла с большим успехом 23 октября (4 ноября) 1890 года в Петербурге, на сцене Мариинского театра.

> повествует о походе князя Новгород-Северского Игоря Святославича на половцев. Из тщеславия он захотел добиться победы без помощи других князей и потерпел поражение. Осуждая междоусобные распри, неизвестный создатель поэмы страстно призывал русских князей к единению. Композитор подчеркнул в опере не столько политическую направленность >, сколько его народно-эпические черты. Игорь в опере близок по духу к образам былинных богатырей.

Чтобы оттенить облик Игоря, Бородин по совету Стасова противопоставил ему фигуру князя Галицкого, олицетворяющего собой стихию княжеских раздоров.

> — народно-эпическая опера. Сам композитор указывал на ее близость к глинкинскому >. Эпический склад > проявляется в богатырских музыкальных образах, в масштабности форм, в неторопливом, как в былинах, течении действия.

В большой увертюре, основанной на мелодиях оперы, противопоставлены образы русских и половцев. Средний эпизод рисует картину ожесточенной битвы.

Могучий хор пролога > (на подлинный текст из >) сродни суровым, величественно-строгим напевам древних эпических песен. Этим хором обрамлена зловещая оркестровая картина затмения и речитативная сцена, в которой обрисованы испуганные бояре, встревоженная, любящая Ярославна, грубоватый Галицкий и мужественно-непреклонный Игорь.

Музыка первой картины (первый акт) своим бесшабашным, разгульным характером резко контрастирует настроениям пролога. Песня Галицкого > напоминает размашистую залихватскую пляску. В хоре девушек > тонко воспроизведены особенности жалобных народных причитаний. С напускной важностью звучит грубовато-комическая песня скоморохов >.

Во второй картине рельефно очерчен образ обаятельно женственной, но волевой Ярославны. В ариозо > выражена ее тоска и тревожные предчувствия; целомудренно-сдержанная, строгая по характеру музыка постепенно приобретает страстно-взволнованный характер. Далее действие драматизируется, достигая наибольшей напряженности в сцене Ярославны с боярами. Хоры бояр > и > полны суровой, грозной силы.

Второй акт посвящен картинам половецкого стана. В каватине Кончаковны > слышатся любовные призывы, страстное томление, чувственная нега. Поэзией юношеской любви, очарованием роскошной южной ночи овеяна каватина Владимира >. Ария Игоря > — многогранный портрет главного героя; здесь запечатлены и горестные думы о судьбах родины, и страстная жажда свободы, и чувство любви к Ярославле. Властным, жестоким и великодушным предстает хан Кончак в своей арии > Акт завершается ослепительно красочными сценами плясок, сопровождаемых хором. Контрастно чередуются плавная женская пляска, необузданная исполненная стихийной силы мужская и стремительная, легкая пляска мальчиков. Постепенно все группы вовлекаются в буйно-темпераментный вихревой танец.

В третьем акте (в постановках этот акт обычно выпускается) в изображении половцев на первый план выступают воинственность и жестокость.

В четвертом акте музыка развивается от скорби ко всеобщему ликованию. Глубокая, неизбывная печаль слышится в ариозо Ярославны >, близком народным причитаниям. Ариозо выливается в народный плач — хор поселян >, который звучит как подлинная русская протяжная песня. Празднично-торжествен финальный хор >.

Можно не сомневаться, что и впредь композиторы, графики, скульпторы, филологи, историки и поэты будут обращаться к >.

Великая значимость древнерусского памятника для развития русской культуры бесспорна и очевидна. Мотивы >, очерченные в русской литературе, музыке, изобразительном искусстве — это дань благоговейной памяти о великом прошлом Руси и её народе.

(для чтения и изучения в 8, 9, 11-м классах)

«Слово о полку Игореве» — шедевр древней литературы, произведение, проникнутое нежной и сильной любовью к родине, было открыто в начале 90-х годов XVIII века. Рукописный список «Слова» был найден известным любителем и собирателем русских древностей графом А.И. Мусиным-Пушкиным в сборнике, поступившем из Ярославля, из Спасо-Ярославского монастыря. Граф заинтересовался находкой и принялся изучать текст. Он показал рукопись своим друзьям — директору Московского архива Коллегии иностранных дел, историку Н.Н. Бантыш-Каменскому и его помощнику А.Ф. Малиновскому. В качестве консультанта был привлечен известный историк и писатель Н.М. Карамзин. По совету Карамзина и Малиновского Мусин-Пушкин решил опубликовать текст. В 1800 году «Слово» было издано. Это стало большим событием в литературной и культурной жизни русского общества начала XIX века. Сразу же началось интенсивное изучение и освоение памятника. Рукопись «Слова» вскоре погибла во время московского пожара 1812 года вместе со всем собранием рукописей Мусина-Пушкина и его библиотекой.

«Слово о полку Игореве» посвящено походу князя Игоря Святославича Новгород-Северского, предпринятому им в 1185 году против половцев.

Историческая основа событий такова. В 1184 году к юго-восточной границе Русской земли подступила большая орда половцев. Навстречу им вышел великий князь киевский Святослав Всеволодович. На реке Ореле, левом притоке Днепра, Святослав неожиданно напал на половцев, нанес им тяжелое поражение и взял в плен половецкого хана Кобяка с сыновьями. Игорь же не смог в это время присоединиться к Святославу. Он тяжело переживал свою неудачу: ему не удалось участвовать в победе, не удалось доказать своей преданности союзу русских князей. Вот почему в следующем, 1185, году он, «не сдержав юности», двинулся в поход против половцев. Окрыленный победой Святослава, он ставит себе безумно смелую задачу — собственными силами «поискать» старую Тмутаракань, когда-то подвластную его деду Олегу «Гореславичу». Он решается дойти до берегов Черного моря, уже почти сто лет закрытого для Руси половцами. Высокое чувство воинской чести, раскаяние в своей прежней политике, преданность новой — общерусской — все это двигало им в походе. В этом черты особого трагизма похода Игоря. Подробности похода Игоря освещены в древнерусских летописях.

Игорь выехал из Новгорода-Северского во вторник, 23 апреля 1185 года. Вместе с ним в поход выступили его сын Владимир и племянник Святослав Ольгович. Они поехали по направлению к Дону. У реки Донец Игорь увидел солнечное затмение, что предвещало беду. Застать половцев врасплох не удалось. Игорю советовали либо идти быстрее, либо возвратиться, на что князь ответил: «Если нам не бившися возвратиться, то срам нам будет хуже смерти». В пятницу полк Игоря столкнулся с небольшим отрядом половцев. Те не ожидали нападения и бросились бежать. Игорь догнал их и захватил богатую добычу.

На рассвете следующего дня лагерь русских оказался окружен половцами. Завязалась сеча, князь был ранен. До позднего вечера отбивалась дружина Игоря от половцев. Наутро следующего дня русские не выдержали половецкого натиска и побежали. Игорь поскакал остановить бегущих, даже снял шлем, чтобы дружина могла его узнать, но ничего не добился. На расстоянии полета стрелы от своего войска он был схвачен половцами. В плен попали все князья, часть дружины успела бежать, а часть была перебита. Так бесславно кончился поход Игоря. Это был первый случай, когда русские князья попали в плен. Произошло то, чего так опасался князь Святослав: земля русская стала жертвой нового половецкого нашествия. Когда Святослав узнал о беде Игоря, он горько вздохнул и сказал со слезами: «Милая моя братия, сынове и мужи земли русской! Не сдержали вы юности своей, отворили вы ворота половцам на землю русскую».

Совместными усилиями русским князьям удалось отбросить половцев обратно в степь. Игорь между тем томился в плену и каялся, считая, что не вражеская, а божья сила за грехи «обломила» его дружину. С помощью половчанина Оврула ему удалось бежать из плена. Он перешел вброд реку, сел на коня и помчался, как говорит летопись, на родину. Конь его пал в пути, одиннадцать дней Игорь пешком шел к Донцу и, наконец, прибыл в Новгород-Северский.

Эти исторические события, описанные в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях, и дали автору «Слова о полку Игореве» сюжет.

Скорбь о постигшей родину беде, горькое раздумье о судьбах русской земли, терзаемой степными кочевниками, желание найти выход из создавшегося положения — такова основная тема «Слова». Автор пытается дать политическую и художественную оценку событий, он считает поражение Игоря одним из следствий отсутствия единения между князьями.

Основная идея «Слова» — страстный призыв русских князей к единению. Эта идея получает воплощение во всей художественной структуре произведения, в его сюжете и композиции.

«Слово» открывается небольшим вступлением. Выступление русских войск в поход составляет завязку сюжета, поражение — его кульминацию. Действие переносится в Киев, столицу Русской земли. Автор вводит символический сон Святослава, который заканчивается публицистическим призывом, обращенным к князьям, «постоять за землю русскую», отомстить за «раны Игоревы». Затем следует лирический плач Ярославны, жены Игоря. Он предваряет развязку — бегство Игоря из плена и его возвращение.

Автор использует самые значительные эпизоды из летописи, способные донести основную идею произведения. Патриотическая мысль соединяет все части в единое художественное целое. Лирическая взволнованность, публицистичность, политическая направленность и яркая художественность делают «Слово», по мысли В.Г. Белинского, «прекрасным благоухающим цветком славянской народной поэзии, достойным внимания, памяти и уважения»1.

Во вступлении «Слова» автор обращается к образу вещего Бояна, говорит о его исполнительском искусстве, умении «растекаться мыслию по древу, серым волком по земле, сизым орлом под облаками», размышляет, как ему начать печальную повесть о походе: старинным ли складом или выбрать свою манеру повествования. Его произведение — не слава, не хвала князьям, а реальное описание.

В «Слове» нет точных этнографических описаний, хотя отдельные детали, отражающие особенности быта и культуры можно обнаружить. Этнографические понятия сосредоточиваются в сознании автора «Слова» вокруг общенациональной идеи — борьбы за объединение Русской земли — и представлены как два враждебных мира, два противоположных полюса — «земля Русская» и «земля Половецкая».

Пространство, как пишет Д.С. Лихачев, может обладать своеобразными «географическими» свойствами. Пространство в «Слове», как представляется, обозначено этнографическими знаками, терминами, понятиями. Место действия — вся Русская земля. Кони ржут под Сулою, победы звенят в Киеве, трубы звучат в Новгороде-Северском, стяги стоят в Путивле… Здесь и Дунай («девицы поют на Дунае»), и Волга, и Дон (воины Всеволода могут раскропить Волгу веслами, вычерпать Дон шеломами), Полоцк, Чернигов, Тьмутаракань. Автор называет отдельных ханов — Кончака, Гзака, Кобяка.

Русская земля в «Слове» — это и русский народ, русские ратаи (пахари), русские женщины и те «русичи»-воины, которые храбро сражаются с половцами и переживают разлуку с Русской землей. Не случайно горько и взволнованно звучит в «Слове» рефрен: «О Русская Земля, ты уже за холмом». Образы земледельческого труда, по замыслу автора, являются антитезой2 войне, созидание противопоставляется разрушению, мир — войне. Уже редко «покрикивают» за сохою пахари, только голодные вороны каркают в поле, «трупы между собой деля, а галки свою речь говорили, собираясь лететь на поживу». Автор хочет видеть Русскую землю единой, могучей, и необходимым условием для него является мир, прекращение усобиц, во время которых князья «сами на себя измену ковали. И сказал брат брату: это мое и то мое же»3.

Автор подчеркивает, что сама природа реагирует на княжеские междоусобицы. «Трудно назвать другое какое-либо произведение, в котором события жизни людей и изменения в природе были бы так тесно слиты. И это слияние, единство людей и природы, усиливает значительность происходящего, усиливает драматизм. Все события русской истории получают резонанс в русской природе и тем самым оказываются удесятеренными в силе своего звучания»4. Природа сочувствует русским воинам, оплакивает их поражение, солнечное затмение предупреждает о неудаче похода, его сопровождают кровавые зори, вой волков, лай лисиц, клекот орлов. Свет солнца померк, ночь стонет грозой, тучи ползут к синему морю, никнут деревья от жалости, земля гудит, реки мутно текут.

Автор выступает выразителем народных интересов. Исследователь И.П. Еремин отмечает: «Автор, действительно, заполняет собой все произведение от начала до конца. Голос его отчетливо слышен везде, в каждом эпизоде, едва ли не в каждой фразе, именно он, автор, вносит в «Слово” и ту лирическую стихию, и тот горячий общественно-политический пафос5, которые так характерны для этого произведения»6.

Автор прославляет победу киевского князя над половцами, его идея выражена и в «золотом слове» Святослава. Оно перекликается со страстным призывом автора к князьям выступить «за землю Русскую, за раны Игоревы, удалого Святославича!» Князьям, говорит Святослав, надлежит забыть о своих распрях, прекратить усобицы, подумать о Русской земле и не дать в обиду половцам «своего гнезда», «вступить в золотое стремя и затворить ворота степи своими острыми стрелами».

В образе Святослава автор воплощает идеал мудрого, могучего правителя. В «золотом слове» князь скорбит о Русской земле, порицает храбрых, но безрассудных князей за единоличное выступление в поход против половцев. Вещий сон Святослава предрекает поражение русских. Он полон печали: «В эту ночь с вечера одевали меня черным покрывалом на кровати моей тисовой, черпали мне синее вино, с горем смешанное; сыпали мне из порожних колчанов поганых толмачей крупный жемчуг на грудь и обряжали меня. А доски без матицы в моем тереме златоверхом! Всю ночь с вечера вещие вороны каркали у Плеснеска на лугу, были они из Ущелья слез Кисанского и понеслись к синему морю». Бояре объяснили князю этот сон: «…вот два сокола слетели с отчего престола златого, чтобы попытаться отвоевать город Тмутаракань или напиться шлемом из Дона. Уже соколам крылышки подрезали поганых саблями, а сами опутали путами железными. Ибо темно стало в третий день: два солнца померкли, оба столпа багряные погасли, а с ними молодые месяцы…На реке Каяле Тьма Свет покрыла; на русскую землю накинулись половцы, словно выводок рысей»7.

Патриотические чувства народа, любовь к родине выражены и в описании автором его горя после поражения Игоря («О! Рыдать Русской земле») и его радости после возвращения князя из плена («Солнце светит на небе, князь Игорь — в Русской земле… Слава Игорю Святославичу, Буй-Тур Всеволоду, Владимиру Игоревичу! Да будут здравы князья и дружина, сражающиеся за христиан с полками поганых! Князьям слава и дружине! Аминь»8).

Автором воссоздаются и героические характеры русских женщин, оплакивающих своих мужей, павших в битве за Русь. Они выражают идею мира, идею дома, подчеркивают созидательное, народное, нравственное начало, противопоставляя мир войне. С особой душевной нежностью и глубокой грустью говорит о них автор. Их плачи соотносятся с описанием печали русской земли. «А Игорева храброго полка не воскресить! По нем кликнула Карна9 и Жля10 поскакала по Русской земле, жар неся погребальный в пламенном роге… И зарыдал… Киев от горести, а Чернигов от напастей, тоска разлилась по Русской земле, печаль обильная потекла среди земли русской… Жены русские восплакались, причитая: «Уж нам мужей своих милых ни мыслию помыслить, ни думою вздумать, ни очами не увидеть, а к золоту и серебру и подавно не прикоснуться!”»11.

Ярославна скорбит не только об Игоре, но и о всех павших русских воинах. Ее образ воплощает лучшие черты древнерусских женщин, горячо любящих, плач овеян нежностью и состраданием. Сила ее любви помогает Игорю бежать из плена. Она готова полететь кукушкою по Дунаю, омочить шелковый рукав в Каяле и обтереть князю кровавые раны на могучем его теле. Ярославна заклинает ветер не метать стрелы на воинов мужа, Днепр «прилелеять» Игоря. «Ярославна рано по утру плачет в Путивле, на стене зубчатой, причитая: «Светлое и пресветлое Солнце! Для всех тепло и красно ты! Зачем, господин, простер горячие свои лучи на воинов милого; в степи безводной зноем им луки повел, горем им колчаны заплел?”»12. Природа откликается на ее зов: «Разбушевалось море в полночь, идут смерчи, как тучи. Бог Игорю-князю путь указывает из земли половецкой в землю Русскую, к отчему золотому престолу. Погасли вечером зори. Игорь спит; Игорь бодрствует; Игорь мысленно степи мерит от великого Дона да малого Донца»13.

«Слово» насыщено народной поэзией, ее художественными образами. Деревья, трава, сказочные образы горностаев, борзого коня, сокола под тучами, гусей-лебедей присутствуют в произведении. Д.С. Лихачев отмечает: «Автор «Слова” творит в формах народной поэзии потому, что сам он близок к народу, стоит на народной точке зрения. Народные образы «Слова” тесно связаны с его народными идеями»14.

Созданию и восприятию этнографической картины способствуют деловая, военная, феодальная, трудовая, охотничья лексика, описание воинских обычаев, а также использование символики. Автором воспроизводится бой, называются виды оружия (меч, копье, щит), воинские атрибуты (знамена, стяги, хоругви), упоминается о княжеских обрядах (постриг, посажение на коня) — все это реальные факты русской истории, воссоздающие картины быта русского воинства и вообще феодального быта Древней Руси.

Д.С. Лихачев отмечает: «…многое в художественных образах «Слова” рождалось самой жизнью, шло от разговорной речи, от терминологии, принятой в жизни, из привычных представлений XII века. Автор «Слова” не придумывал новых образов. Многозначность таких понятий, как «меч”, «копье”, «щит”, «стяг” и т.д., была подсказана особенностями употребления самих этих предметов в дружинном обиходе»15.

Анализа человеческих чувств, психологических состояний, «душевного развития», безусловно, не найти в «Слове», поскольку это явление стилей эпического и монументального историзма. Однако психологизм «Слова» очевиден. События, образы, природа передают оттенки различных психологических состояний и ощущений. Это и тяжелые предчувствия обреченности, вызванные зловещим предзнаменованием: встревожены звери, птицы, тревога распространяется к Волге, Приморью, доходит до Тмутаракани. Туга наполняет ум, печаль течет, тоска разливается. Природа в «Слове» скорбит и тревожится; вой волков, лай лисиц, клекот орлов сменяется картинами долго меркнущей ночи, погасшей зари, замолкнувшего щекота соловья. И снова в предчувствии поражения русских воинов появляются кровавые зори и черные тучи, идущие от моря, мутно текущие реки и подземные стуки, символизирующие движение несметных сил половцев. Эти чувства сменяются патетическим призывом автора к объединению, затем лирическим умиротворением и, наконец, радостным и торжественным финалом. По верному замечанию Д.С. Лихачева, в «Слове» соединяются «идеи-эмоции», «идеи-чувства», «идеи-образы».

Эмоциональность также присуща самим событиям и самой природе. И побег Игоря из плена, и светлая, полная поэзии скорбь Ярославны, смягчающая боль утраты и поражения, и «золотое слово», и вещий сон Святослава, и личная тема Игоря, его переживания, и, наконец, многообразие проявлений авторского чувства любви к Родине: тревоги и тоски, горечи и гордости, нежности и радости — все это, сливаясь воедино, создает эмоциональный фон «Слова».

Большое место в «Слове» отводится изображению исторических лиц. Игорь, Всеволод, все «Ольгово храброе гнездо» пользуются у автора нескрываемой симпатией. Все они показаны как лучшие представители современного поколения князей, как храбрые воины, посвятившие себя борьбе с «погаными» и защите родины.

Игорь в изображении автора наделен всеми возможными качествами доблестного воина, готового на любые жертвы для блага земли Русской. Перед выступлением в поход он воодушевляет дружину словами, полными мужества и беззаветной храбрости. Смерть он предпочитает плену. Во время битвы Игорь обнаруживает благородство: в разгар боя он «заворачивает» полки, чтобы поспешить на помощь брату Всеволоду. По выражению автора, он «сокол», «солнце красное». Рассказывая о беде, постигшей князя, автор глубоко скорбит, вместе с ним скорбит и вся природа. Описывая бегство из плена, автор полон ликования, ибо, «как тяжко телу, кроме головы», так тяжко Русской земле «без Игоря». В знаменитом плаче Ярославны образ Игоря овеян нежностью, теплотой, горячим сочувствием.

Во всем подобен Игорю и Буй-Тур Всеволод. Он первый, о ком вспоминает автор «Слова», переходя к рассказу о битве, завязавшейся на реке Каяле. Это доблестный воин. Он един со своей дружиной, со своими воинами, которые, «как серые волки в поле, ищут себе чести, а князю славы». Он мужествен, его героические черты проявляются и в бою на Каяле. Подобно былинному богатырю, Буй-Тур Всеволод мечет на врага свои стрелы, гремит о шлемы врагов мечами «харалужными», скачет по полю брани, поражая врагов. Он так увлечен боем, что забывает о своих ранах, об отцовском «золотом» престоле. В его изображении автор использует элементы преувеличения (гиперболизации), следуя художественным принципам фольклора. Наделяя своих героев всеми доблестями храбрых воинов, автор даже изображает их как богатырей народного эпоса, в устно-песенной манере излагая их поведение и поступки. Например, Игорь, отправляясь в поход, садится на коня и едет по «чистому полю», Всеволод, где только не появляется, «тамо лежат поганые головы половецкие».

За рассказом в «Слове» отчетливо вырисовывается образ самого автора — горячего патриота Русской земли. Кто же был автором «Слова»? Существуют различные точки зрения на этот счет, например, один из дружинников Игоря, или певец Митус, великий князь Святослав Всеволодович, или сам Игорь. Д.С. Лихачев считает, что автор «Слова» участвовал в походе Игоря, поскольку живые картины похода отражаются в тексте: он создал памятник и сам записал его.

В каком жанре написано «Слово»? Мнения исследователей расходятся. Одни утверждают, что «Слово» — «песнь», поэма (лирическая или героическая), памятник древнерусского героического эпоса. Другие отрицают стихотворную природу памятника. По их мнению, «Слово» не песнь и не поэма, а воинская повесть, памятник древнерусской исторической повествовательной прозы. Д.С. Лихачев в своих работах показал, что в «Слове» соединены два фольклорных жанра — слово и плач. Оно близко к народной поэзии по идейной сущности и по стилю.

Высокая идейность «Слова», связь с насущными запросами народной жизни, великолепное мастерство, проявляющееся в отделке мельчайших деталей текста, — все это обеспечило памятнику одно из первых мест в ряду великих произведений мировой литературы.

►Читайте также другие темы главы «Литература периода феодальной раздробленности»:

  • «Слово о полку Игореве»
    • «Слово о полку Игореве» — шедевр древнерусской литературы
    • «Сердечное» искусство «Слова»
    • Вопросы и задания по теме «Слово о полку Игореве»
  • «Слово Даниила Заточника»
  • «Повесть о разорении Рязани Батыем»
  • «Слово о погибели Русской земли»
  • «Житие Александра Невского»
  • Повести о Куликовской битве
  • «Сказание о Мамаевом побоище»
  • «Задонщина»
  • «Житие Сергия Радонежского»

►Перейти к оглавлению книги «Начало всех начал. Древнерусская литература»

План анализа для государственной аттестации

Задания на государственной аттестации требуют подробного ознакомления с текстом произведения. Ученик должен ответить на тестовые вопросы, предоставить характеристику нескольких персонажей и проанализировать текст с исторической точки зрения, указав при этом художественные особенности.

В данной статье подробным образом будет рассмотрено:

  1. История произведения.
  2. Особенности сюжета (кратко).
  3. Жанровая принадлежность текста.
  4. Идея.
  5. Художественные особенности.
  6. Анализ эпизода «Плач Ярославны».
  7. Анализ образа Всеволода.

Подробный разбор произведения даст возможность не только ответить на все вопросы государственной аттестации, но и лучше понять значение текста и его идею.

Слово о полку Игореве

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *