Шестоднев Василия Великого читать

Скачать эту статью

«Шестоднев Василия Великого» — звучит, как название молитвы, не правда ли? На самом же деле это книга, в которой излагались события первых глав книги Бытия с тщательным разбором от одного из самых выдающихся отцов церкви. Ниже — сведения об авторе, книге, а также краткое содержание этого текста.

Шестоднев написал архиепископ Василий Великий в IV веке

Автор Шестоднева родился примерно в 330 году. Семья у него была состоятельная, знатная и христианская. Василий Великий получил прекрасное образование в Афинах, знал множество наук, среди них — астрономия, медицина и т.д.

Сперва он пытался связать жизнь с преподаванием, но постепенно углубился в христианство. Он поселился в обители, трудился, молился, скудно ел и много читал.

Василий Великий — отец Церкви, автор Шестоднева. Фото: azbyka.ru

Но затем Василий Великий решил, что принесёт больше пользы вне стен обители. Он стал священником и активно участвовал в жизни Церкви. Занимался также благотворительностью, общественной жизнью. Скончался святой в 379 году. После смерти не только канонизирован, но и почитаем как один из самых авторитетных отцов Церкви.

От него осталось богатое литературное наследие на религиозную тему. Самые известные:

  • Беседы на псалмы;
  • Беседы на Шестоднев;
  • Беседы на книгу пророка Исайи.

Беседы на Шестоднев повествуют о Творении мира

Первые главы книги Бытия и всей Библии рассказывают о творении мира. Это одно из самых знаменитых мест Священного Писания, ведь именно с него обычно начинают читать эту книгу. Пожалуй, каждый человек знает фразу «В начале сотворил Бог небо и землю».

Но книга Бытия полна загадок и двусмысленностей. Внимательный читатель легко заметит странные несоответствия, ошибки, повторы в тексте. Скажем, почему Дух Божий носился над водою, если Он её ещё не создавал? Как могли появиться свет, день и ночь ещё до сотворения Солнца? Почему небеса названы твердью, если они неосязаемы?

Шестоднев комментирует творение мира по шестой день, когда Бог создал Адама (В. А.Котарбинский. «Сотворение мира. Шестой день творения», Фрагмент росписи Владимирского собора в Киеве). Фото: artchive.ru

Ряд этих вопросов получил ответ сегодня. Мы знаем, что Моисей учился у египтян, а потому сравнительный анализ доказывает заимствования в книге Бытия из египетских письменных источников. Они дают важный контекст для еврейского предания. Но даже через их призму видно не всё.

Василий Великий, конечно, не располагал археологическими данными из гробниц древнего Египта. Но зато он, при помощи эрудиции и гибкого ума смог прояснить многие сложные вопросы относительно сотворения мира.

Краткое содержание первой беседы на Шестоднев: Вселенная имела начало, хотя что-то могло быть прежде неё

Первое, о чём повествует Шестоднев, — обстоятельства написания книги Бытия. Автор рассказывает про Моисея, информацию, известную по книге Исход. Затем Василий Великий переключается на комментирование первой фразы Библии:

«Какой прекрасный порядок! Сперва упомянул о «начале», чтобы иные не почли мир безначальным, а потом присовокупил: «сотвори» – в показание, что сотворенное есть самая малая часть Зиждителева могущества. Как горшечник, с одинаковым искусством сделавший тысячи сосудов, не истощил тем ни искусства, ни силы, так и Создатель этой вселенной, имея творческую силу, не для одного только мира достаточную, но в бесконечное число крат превосходнейшую, все величие видимого привел в бытие одним мановением воли».

Вопрос того, был ли мир сотворён, либо существовал изначально, творил ли его Бог, либо кто-то по Его воле, — важный богословский спор. Потому Василий Великий так заостряет на этом внимание.

Человеку недоступно знать, что было до сотворения мира, как утверждал Отец церкви.

Впрочем, Василий Великий предполагает, что до сотворения мира было что-то другое, недоступное пониманию человека:

«Было нечто, как вероятно, и прежде сего мира, но сие, хотя и постижимо для нашего разумения, однако же не введено в повествование, как несоответствующее силам новообучаемых и младенцев разумом. Еще ранее бытия мира, было некоторое состояние приличное премирным силам, превысшее времени, вечное, присно продолжающееся. В нем-то Творец и Зиждитель всяческих совершил создания – мысленный свет, приличный блаженству любящих Господа, разумные и невидимые природы и все украшение умосозерцаемых тварей, превосходящих наше разумение, так что нельзя изобрести для них и наименования. Они-то наполняют собою сущность невидимого мира, как научает нас Павел, говоря: «яко Тем создана быша всяческая, аще видимая, аще невидимая, аще престоли, аще господствия, аще начала, аще власти” (Кол. 1.16), и ангельские воинства, и архангельские чиноначалия».

Разговором о начале и причинности исчерпывается первая беседа.

Вторая беседа посвящена творению и устройству земли

Вторая беседа на Шестоднев уже затрагивает намного больше библейских стихов. Первым делом Василий Великий ставит перед читателем такой вопрос:

«Почему, когда то и другое, и небо и земля, сотворены равночестно, небо доведено до совершенства, а земля еще несовершенна и не получила полного образования? Или вообще, что значит неустроенность земли? И по какой причине была она невидима?»

И тут же объясняет, что изначальное небо тоже было далеко от совершенства:

«Но то же самое можем сказать и о небе. И оно не имело еще полного образования, не получило свойственного ему украшения, потому что не освещалось луною и солнцем, не венчалось сонмами звезд. Всего этого еще не было, а потому не погрешишь против истины, если и небо назовешь неустроенным».

Далее комментатор затрагивает сложный вопрос о невидимости земли. И объясняет, что причины для такого утверждения две:

  1. Ещё не было человека-наблюдателя, чтобы назвать её видимой.
  2. Земля скрывалась под водой.

В труде Василия Великого прослеживается влияние античной философии.

Затее чувствуется влияние античных школ, когда Василий Великий начинает рассуждать о том, как Творец преобразует материю:

«Материя, рассуждают они, по природе своей невидима и неустроена, потому что сама в себе взятая бескачественна, не имеет никакого вида и очертания. И ее-то взяв, Художник, по Своей премудрости, образовал и привел в порядок, а таким образом осуществил из нее видимое.

Итак если материя не сотворена, то, во-первых, она равночестна Богу, как удостоенная тех же преимуществ. Но что может быть сего нечестивее? Бескачественное, не имеющее вида, крайнее безобразие, не получившую никакого образования гнусность (употребляю собственные выражения сих учителей) удостоить одинакового предпочтения с премудрым, всемогущим и прекраснейшим Создателем и Творцом всяческих!»

Из философии Василий Великий переключается на богословие и рассуждает на то, противна ли тьма Богу, либо сотворена:

«Если «Бог свет есть» (1Ин 1.5), то сила Ему противоборствующая, говорят они, в сообразность сей мысли, очевидно будет тьма – тьма, не от другого кого имеющая бытие, но самобытное зло, тьма, нечто враждебное душам, нечто производящее смерть, противление добродетели. И в самых словах пророка, по ложному их разумению, показывается, что тьма сия существовала, а не Богом сотворена. И на этом предположении каких не построено лукавых и безбожных учений! <…> тьма – не первоначальная какая-нибудь и лукавая сила, противопоставляемая добру. Ибо две силы, по противоположности одна другой уравнивающиеся, непременно будут одна для другой разрушительны, и состоя между собою в непрекращаемой брани, непрестанно будут иметь и доставлять друг другу случаи ко вражде. И если одна из противоположных сил превосходить другую могуществом, то делается совершенно истребительною для преодолеваемой силы. Посему, если говорят, что сопротивление зла добру равносильно, то вводят непрекращающуюся брань и непрестанное разрушение, Поеликукаждое отчасти одолевает и одолевается. А если добро превосходит силою, то по какой причине природа зла не истреблена совершенно? А если, чего и выговорить невозможно… дивлюсь, как не бегут они сами от себя, будучи увлекаемы в такие злочестивые хулы!».

Это приводит автора к рассуждениям о природе зла, а потом он возвращается к теме отворения света. Здесь снова чувствуются влияния античной философии — упоминается эфир.

Василий Великий подчёркивает, что голос Бога — это образ проявления воли, а не речь:

«Когда же приписываем Богу глас, речь и повеление, тогда под Божиим словом не разумеем звука, издаваемого словесными органами, и воздуха, приводимого в сотрясение посредством языка, но, для большей ясности учащимся, хотим в виде повеления изобразить самое мановение в воле».

Завершается разговор с концом первого дня творения.

В последующих беседах на Шестоднев Василий Великий продолжает комментировать различные этапы творения

Нет смысла пересказывать Шестоднев целиком. Творение известно каждому, а труд Василия Великого состоит из последовательной цепочки рассуждений, которые есть смысл читать целиком.

В третьей беседе автор размышляет тверди, но возвращается к старым темам и развивает их:

«Как говорит Бог? Так же ли, как и мы, то есть, сперва в мысли рождается образ предметов, потом по представлении их, избрав значения свойственные и соответственные каждому предмету, Он излагает, а потом, передав мыслимое на производство словесных органов, таким уже образом, чрез сотрясение воздуха, нужное к членораздельному движению голоса, делает ясной тайную Свою мысль?».

3 беседа развивает тему того, как говорит Бог: речь ли это, либо волеизъявление

В беседе о собрании вод Василий Великий высказывает догадку, что раньше вода текла по другим законам и лишь по Божьей воле принялась стекать с других поверхностей.

Странное название беседы о прозябения земли на самом деле подразумевает растительность. Затем следует беседы о светилах, животных и человеке.

В итоге у Василий Великого получился разносторонний философский труд. В нём много прикидок и допущений, которые никак не подтвердить и не опровергнуть. Но само по себе течение мысли отца Церкви очень интересно. С книгой верующим полезно ознакомиться, чтобы вместе с автором поразмыслить над неразрешимыми вопросами.

Толкования на Шестоднев

«Шестоднев» – повествование первой главы книги Бытия о шести днях творения мира и человека, а также толкование этого текста. Впервые слово ἑξαήμερον появилось в сборнике бесед свт. Василия Великого, составившего девять омилий, посвящённых сотворению Богом мироздания, а позднее – ещё две, посвящённые специально сотворению челоека (отметим, впрочем, что принадлежность их перу свт. Василия подвергалась сомнению). Затем сначала в Византии, а потом и в других христианских государствах стали появляться новые «Шестодневы», для которых труд свт. Василия был своего рода образцом-началоположником жанра.

Отметим, что в патристической литературе имеется множество толкований первой главы книги Бытия, не названных «Шестодневом» или «толкованием на Шестоднев», но тем не менее преследующих те же экзегетические цели, что беседы свт. Василия Великого. Сюда можно отнести и блж. Августина, и прп. Ефрема Сирина, возможно, даже Филона Александрийского. Очевидно, что и до Василия Великого существовала некая традиция толкования Быт. 1, так, например, свт. Григорий Нисский, комментируя и защищая труд своего брата, обращается к толкованиям Симмаха, Феодотиона и Акилы (О Шестодневе, слово защитительное брату Петру, см. ниже). Поэтому в этом разделе мы, следуя традиции, особо выделим те произведения, что своим названием присоединяют себя к линии «Шестодневов», но также дополним этот список прочими толкованиями, которые внесли существенный вклад в позднеантичную и средневековую экзегезу библейского космо- и антропогенеза.

О некоторых наиболее известных шестодневах см. энциклопедическую статью Г. М. Прохорова.

Известны следующие Шестодневы (русские переводы большей части которых недоступны в электронном виде):

Василия Великого (IV в.) «Беседы на Шестоднев» Греческий текст (PG 29, coll. 2-208)
Рукопись церковнославянского перевода (№ 170, фонд ГБ СТСЛ)
Амвросия Медиоланского (ок. 389) «Шестоднев» книга I Латинский текст (PL 14, coll. 123-275)
Севериана Гавальского (IV – нач. V вв.)
(в некот. ист. приписывается свт. Иоанну Златоусту)
«Семь слов о творении мира»
Слова I · II · III · IV · V · VI · VII

Греческий текст (PG 56, coll. 429-517)
Рукопись церковнославянского перевода (фонд ГБ СТСЛ)

псевдо-Евстафия Антиохийского «Толкование на Шестоднев» (написан между 375 и 500 гг.) Греческий текст (PG 18, coll. 708-793)
Георгия Писиды (VII в.) «Поэма о сотворении мира» («Шестоднев») Греческий текст (PG 92, coll. 1426-1582)
Беды Достопочтенного (VII-VIII вв.) «Hexaemeron» Латинский текст (PL 91, coll. 9-189)
прп. Анастасия Синаита (втор. пол. VII в.) «Изъяснение Шестоднева» Греческий и латинский текст (PG 89, coll. 851-1077)
см. англоязычный проект о прп. Анастасии и его Шестодневе
Иоанна экзарха Болгарского (кон. IX – нач. X вв.) «Шестоднев» Церковнославянский текст (рукопись ФБ МДА № 145)
Афанасия Холмогорского (XVII в.) «Шестоднев» Церковнославянский текст

Другие произведения, включающие в себя толкование на первую главу книги Бытия или отдельные её отрывки:

Исследования Шестоднева:

прот. Леонид Грилихес. Шестоднев в контексте Священного Писания. — Альфа и Омега, № 2 (43), 2005.
Т. А. Туровцев. Шестоднев о времени и пространстве
Быт. 1-2 П. А. Юнгеров. Повествование о творении мира и человека в 1, 2 и 5 главах книги Бытия, в отношении к вопросу о происхождении и писателе книги
Быт. 1:1 прот. Леонид Грилихес. Древнееврейский глагол бара ‘сотворил’: опыт богословской интерпретации. — Альфа и Омега, № 3 (47), 2006.

О структуре библейского Шестоднева и его месте в мировой космогонической мифологии см. также материал в «Википедии».

§17. Учение о творении в шестодневе (Быт 1)

1. Состав и содержание Книги Бытия. Первая книга Библии распадается на два неравных по объему раздела: меньший — Пролог (1,1– 11,26) и больший — Историю патриархов (11,27–50,26). Пролог был необходим боговдохновенному писателю, чтобы указать на связь истоков Завета со вселенскими замыслами Творца о мире и человеке. Первая часть Бытия, в свою очередь, посвящена двум главным темам: учению о миротворении (1–2) и человеческом грехе
(3–11).

В истории патриархов в главах 12–25 говорится в основном об Аврааме, в главах 25–36 — об Исааке и Иакове, а в главах 37–50 — об Иосифе.

В целом же книга учит:

  • благости и всемогуществе Бога, Творца Вселенной и человека,
  • противлении людей воле Божией и последствиях греха,
  • создании народа Божия, очага грядущего спасения мира, промыслительном сохранении предков этого народа среди испытаний.

2. Характер Пролога Книги Бытия. Одна из главных особенностей Ветхого Завета в том, что он учит богооткровенным истинам с помощью истории. Однако библейский Пролог не является историей в обычном, современном смысле слова. Это скорее духовная история начала мира и человечества, где события глубокой древности переданы языком образов, символов, наглядных картин. Богословие Пролога подобно богословию иконы, которая сообщает откровение высшего мира условными знаками линий, красок и форм. «Библия — это глубина; древнейшие ее части, и прежде всего Книга Бытия, развертываются по законам той логики, которая не отделяет конкретного от абстрактного, образа от идеи, символа от символизируемой реальности. Возможно, это логика поэтическая или сакраментальная, но примитивность ее — только кажущаяся. Она пронизана тем Словом, которое придает телесности (не отделяя ее от слов и вещей) несравненную прозрачность» (В. Н. Лосский).

Изучая ткань повествования Пролога, нужно сначала уяснить: какую мысль, какое учение преподает нам священный автор под покровом образов и символов. Библия не касается научного, рационально-постижимого аспекта миротворения. Она не руковоство по астрономии или биологии. Цель ее: возвестить людям — любой цивилизации и любой эпохи — Откровение о Боге. Первую главу Бытия следует рассматривать не в связи с научными достижениями нашего времени, а в связи с религиозно-философскими взглядами язычества, против которого она направлена (начало такому подходу положил еще Евсевий Кесарийский).

3. Языческие космогонии. Представления язычников о миротворении при всем их многобразии можно свести к нескольким основным типам (см. приложение):

  • У мира не было начала. Исконная необъятная бездна Океана, будучи божественной по природе, родила из себя всех богов и все, что наполняет небо и землю.
  • Хаотическая Бездна бога-Океана (или богини) была побеждена молодыми богами, ею же порожденными. Именно они внесли порядок в Хаос, образовали и населили землю, создали людей как своих слуг, обреченных работать на них.
  • Изначала было два божества — Света и Тьмы. Воюя между собой, они создают тот облик мира, какой он имеет сейчас.

В этих верованиях, которые исповедовали люди повсюду от Индии до Греции, просматриваются основные религиозно-философские воззрения:

  • учение о нераздельности Бога и природы (пантеизм);
  • взгляд на природные явления как на форму деятельности множества богов (политеизм);
  • понятие о двух исконных божественных началах (дуализм);
  • взгляд на бесконечность мира, образующегося из стихий;
  • представление о космогенезе как результате битвы богов;
  • вера во всеобщую богиню-Мать (позднее образ ее слился с понятием о слепой Судьбе и Необходимости);
  • взгляд на Вселенную как обреченную оставаться неизменяемой или двигаться по кругу вечного возвращения;
  • убеждение в возможности человека магически (заклинаниями, ритуалами и пр.) воздействовать на божественные силы, чтобы обеспечить себе благоденствие.

Многим из этих воззрений суждена была долгая жизнь, а в эпоху создания Библии они полностью господствовали среди окружавших Израиль народов. «Христианское богословие, — пишет С. Трубецкой, — слагалось в борьбе с ересями. Еврейская религиозная мысль развивалась в упорной и тяжелой борьбе с язычеством — иноземного и отечественного происхождения». Тема этого противостояния сокровенно присутствует уже в первой главе Бытия — в Шестодневе.

4. Шестоднев (Быт 1,1–2,4). Шестодневом принято называть картину творения, нарисованную в Быт 1,1–2,4. Она открывается величественными словами: «В начале сотворил Бог небо и землю». Здесь нет ни борьбы богов, ни предвечной материи, ни богини-Бездны (Океана), из которой образуется мир. Все совершает волю единого, личностного Творца. По Его слову возникают свет и тьма, отделяются воды от суши, загораются на небосклоне светила, море и земля порождают растения и животных. И наконец, Бог создает человека по Своему образу и подобию. Повествование Шестоднева кратко, ибо оно есть только введение в Св. Историю, через которую познается воля Божия.

Однако деяния Творца постигаются ветхозаветными мудрецами и через созерцание природы. Так Пс 8 говорит о величии мироздания, в сравнении с которым человек кажется таким ничтожным; и, однако, по воле Господней он поставлен почти наравне с ангелами. Пс 103, описывая многообразные явления природы, свидетельствует, что творчество Божие есть продолжающийся процесс, что Господь постоянно поддерживает бытие мира. Небо и земля, стихии и жизнь самим своим существованием прославляют мудрость Творца (Пс 148). Эта божественная Премудрость определяет стройность законов природы (Иов 28). В Ветхом Завете Премудрость Божия нередко олицетворяется. В Притч 8, 22 сл. она говорит: «Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони: от века я помазана, от начала, прежде бытия земли. Я родилась, когда еще не существовали бездны». Проявляется Мудрость в Слове Божием, которое есть свободное осуществление Высшего Разума и Всемогущества (Ис 55, 10–11; Пс 148,5).

Учение Шестоднева можно суммировать в семи положениях:

  1. силы природы — не боги; Бог один есть Первопричина мира (ср. Рим 1);
  2. Он открывает Себя как личное Сверхбытие;
  3. Он открывает Себя в Своих деяниях (ср. Рим 1,20);
  4. Он творит мир Своим Словом (ср. Евр 11, 3) и действует в нем;
  5. Он может действовать опосредованно, через стихии (второпричины);
  6. создание мира происходит не в один миг, а поэтапно: от простого к сложному, от неживого к живому, от животного — к человеку;
  7. Бог сотворил человека по Своему образу и подобию, благодаря чему человек становится владыкой над тварями.

5. Пояснения к тексту Шестоднева:

ВНАЧАЛЕ (евр. בראשית береш`ит). Слово это означает не просто порядковое или хронологическое начало (евр. תחילה техил`а), а переход от вечности к времени. До этого таинственного начала, по словам бл. Августина, времени не было, ибо оно было создано вместе с миром (Исповедь, ХI, 13). Мысль святителя сближается с данными современной науки, что время без материи не существует. Из Самого Божества рождается творческое Слово. Поэтому свт. Ириней сравнивает Быт 1,1 с Ин 1,1, где Логос пребывает «в начале» у Бога (отметим, что весь пролог Ин тесно связан с Быт; там говорится о Слове, через Которое «все начало быть»).

СОТВОРИЛ (евр. ברא бар`а). Дословно означает «сделал», «образовал» (греч. έποίησευ), сравни Ис 41:20. Но бытописатель не хотел сказать, будто Бог «образовал» мир из вечного вещества. Нет ничего совечного Ему — именно так понимали Быт 1,1 в ветхозаветное время, о чем говорят слова «Все сотворил Бог из ничего» (2 Макк 7,28).

Творение есть акт абсолютной и высшей Божественной воли. Свт. Василий Великий отбрасывает как языческую мысль, будто «Бог был причиной мира, но причиной непроизвольной, как тело бывает причиной тени… Бог был для мира не сим одним — не причиною только бытия, но сотворил как благой — полезное, как премудрый — прекраснейшее, как могущественный — величайшее» (Беседы на Шестоднев, 1).

БОГ (евр. אלהימ Элох`им). Обычное семитское слово «Бог» — это Эль (что значит сильный, мощный), варианты Эл, `Илу, Аллах. Элохим есть множественное число от Эло`ах (употребляется в Ветхом Завете редко, в основном в поэтических текстах, напр., в Иове). Здесь нельзя усматривать отголосков многобожия. Множественное число означает полноту бытия (ср. евр.שמים шама`им — небеса). Весь рассказ Шестоднева направлен против политеизма. Характерно, что семиты иногда называли Божество ил`ани (т.е. боги), хотя речь шла об одном существе (см. письмо иерусалимского царя доизраильского периода: Б. А. Тураев. ИДВ, т. 1, с. 294). Характерно, что в еврейском языке нет слова «богиня» (в необходимых случаях св. писатели вынуждены были употреблять слово мужского рода).

НЕБО И ЗЕМЛЮ. Словосочетание, соответствующее шумерскому «`анки», что значит Вселенная. Некоторые толкователи связывают «небо» с ангельским миром. Одно понимание не противоречит другому, так как в Библии бытие и служение ангелов тесно связано с природными силами (Откр 14,18; Откр 16,5). Выражая веру Церкви, Афинагор пишет, что ангелов Бог «через Свое Слово поставил и распределил управлять стихиями, и небесами, и миром» (Апология, 10).

Земля же была БЕЗВИДНА И ПУСТА (евр. תהז זבהז т`оху ва б`оху). Это редкое в Ветхом Завете выражение означает хаос (в финикийской мифологии богиня ночи именуется Баау). Было ли это хаотическое состояние результатом прямой поли Божией? В Ис 45,18 (по дословному переводу) Бог землю сотворил «не пустой» (евр. לא תהז ло т`оху). Из этого можно заключить, что нечто таинственное внесло искажение уже в изначальный творческий замысел. Возможно, здесь прикровенное указание на злую волю, возникшую в мире тварных духов.

ТЬМА (евр. חשך х`ошех) и БЕЗДНА (евр. תהום те`хом, множ. תהומות те`хомот). Примечательно, что Божие одобрение получает не тьма Хаоса, а только свет (1,4, ср. 1 Ин 1,5: «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы»). Русский богослов В.Н. Ильин замечает в связи с этим: «С полной уверенностью можно утверждать, что началу творения нашего космоса, его «первому дню» предшествовала какая-то домирная, метаматериальная и метафизическая трагедия, страшным эпилогом которой явились тьма и хаос» (Шесть дней творения, Париж, 1930, с.67). Слово «теом» (бездна) созвучно с именем вавилонской богини Океана Ти`амат (см. §11, §3). Тиамат изображалась в виде дракона. Аналогичные чудовища Хаоса встречаются и в мифах других народов (египтян, хананеев, китайцев). Боги-драконы олицетворяли водную стихию (см. приложение, а также В. Топоров. Хаос. — В кн.: Мифы народов мира. т. 2. М., 1982, с.581-582). Хотя в Шестодневе «бездна» лишена всяких мифологических черт, в других частях Ветхого Завета мы находим образ водного чудовища, или Дракона, которое, однако, рассматривается как тварь (Левиафан, Раав, Дракон: Иов 9:13, где имя Раав в синод. пер. заменено словом «гордыня»; Пс 73:13–14; 88–11 ; Ис 51:9–10; ср. Лк 8:31). Это существо воплощает в себе сопротивление божественной воле, которое возникло в лоне духовного тварного мира (падение Сатаны, ср. Ин 8:44; 1 Ин 3:8; Откр 12:9; Откр 20:2). В конце времен эти демонические силы будут повержены (Ис 27:1; ср. Ин 12:31).

ДУХ БОЖИЙ (евр. רוחאלהיס Руах Элохим). Некоторые толкователи переводят слово «руах» как ветер. Действительно, это слово может означать и дух и ветер. Но «Руах Элохим» естественнее переводить как Дух Божий. Тем более, что глагол מרחת «мерахофет» (носился) передает мысль о попечении, заботе, творческом воздействии (ср. Втор 32:11: «как орел… носится над птенцами своими»).

И СКАЗАЛ БОГ… И УВИДЕЛ БОГ… И НАЗВАЛ БОГ. Такого рода антропоморфизмы в строгом сказании Шестоднева не случайны. Они имеют целью возвестить о Боге не как о безликой Мощи, а как о личностном Существе. Глагол «сказал» по смыслу связан с библейской идеей творящего Слова Господня. «Речь Божия, поясняет свт. Григорий Нисский, — не произносится не на еврейском, ни на другом каком-либо из употребляемых между народами языке, но какие ни на есть Божии слова, написанные Моисеем или пророками, суть указания Божеской воли» (Против Евномия, 12а; Твор., т. 6, с.369). Наречение имен на Востоке означало суверенную власть, поставление на служение (4 Цар 24:17; ср. Ин 1:42). Тем самым св. писатель подчеркивает, что природные силы и явления не есть боги (как думали язычники), а тварь, подчиненная Творцу и принадлежащая Ему.

УТРО, ВЕЧЕР, ДЕНЬ. Счет от вечера соответствует древнейшему исчислению времени суток, связанному с пастушеским образом жизни, когда трудовая жизнь начиналась с заходом солнца. Эта традиция прочно закрепилась в ветхозаветной Церкви и перешла в новозаветную (круг суточного богослужения начинается с вечера). Слово «день» (евр. יוס йом) в данном контексте едва ли может означать обычные сутки, так как земных суток, отмечаемых солнцем и луной (Быт 1:14) еще не было. Следовательно, здесь «день» может означать любой период времени. «Перед очами Твоими, — говорит псалмопевец, — тысяча лет как день вчерашний» (Пс 89:5, ср. 2 Петр 3:8). См. также Быт 2:4; Исх 10:6; Лев 7:35–36; Числ 7:10, Числ 7:84; Втор 9:24; Втор 31:17–18; 32:7, где слово «день» употребляется в более широком смысле как некий хронологический период.

Композиция сказания о днях творения. Шестоднев не предлагает какой-либо научной теории космогенеза, что подтверждается его литературным характером. По жанру это образчик священной поэзии, напоминающий литургический гимн. Бытописатель использует семь рефренов (повторяющихся фраз):

  1. «И сказал Бог».
  2. «Да будет».
  3. «И стало так».
  4. Пояснение.
  5. «И увидел Бог».
  6. «И назвал Бог».
  7. «И был вечер…».

Шесть творческих дней распадаются на две триады, в соответствии с принципом поэтического параллелизма Библии (см. § 8, § 4):

1 свет 4 светила
2 воды 5 жизнь в водах
3 суша 6 живые существа на суше

Появление растений на суше как бы связывает между собой обе триады. Семь рефренов в описании «семи дней» расположены в виде сложного узора, смысл которого еще требует уяснения:

Дни Количество рефренов Дни

1-й день

2-й день

3-й день

7-й день

7 ————— 6

6 ————— 6

5 ————— 5

6 ————— 7

день 4-й

день 5-й

день 6-й

В Вавилоне (во время плена и раньше) иудеи могли познакомиться с языческим праздником Ак`иту. Во время этого новогоднего торжества драматически изображалась победа бога М`ардука над Хаосом и читалась поэма о сотворении мира «Энума элиш» (см. приложение). Эти обряды, по верованию вавилонян, должны были помочь богу солнца в очередной раз одолеть мрак. Быть может, в противовес этому языческому празднику ветхозаветая Церковь повторяла за общественным богослужением историю Шестоднева, причем сказание читалось (или пелось) антифонно. Это должно было закрепить сложную симметрию текста с его повторами и параллелизмом. В целом же обе триады говорят о трех важнейших этапах миротворения: образовании космоса, создании условий для жизни и самой жизни и создании высших животных и человека. При этом первая триада говорит в основном об устроении и разделении стихий, а вторая — о наполнении «тварного пространства» светилами и живыми существами. Во всем этом содержится недвусмысленное отрицание как вавилонского культа светил, так и египетского поклонения животным. И те и другие суть только создания Божии.

Для передачи той или иной мысли Писание нередко прибегает к священной числовой символике Востока, корни которой уходят в глубокую древность:

Священная числовая символика Востока
3 совершенство
3,5 период испытания
4 четыре страны света, вселенскость
7 завершенная полнота
10 закон
12 полнота избранников
40 срок поколения, срок подготовки и испытания

6. Шестоднев и естествознание. Говоря о «тверди» как оболочке, которая отделяет небесные воды от вод земных, бытописатель имеет в виду древневосточное представление о Вселенной. Согласно этому представлению, Земля со всех сторон объемлется мировым Океаном. Снизу ее поддерживают прочные «столпы», а сверху ограждает «твердь», по которой двигаются светила. С того времени как писалась Книга Бытия, представления о Вселенной менялись много раз. Как было уже сказано, Откровение не дает человеку в готовом виде то, что он может постигать собственным разумом. Основы учения о Творце не зависят от той или иной научной космогонии. Теория о вращении земли, современные гипотезы об эволюции Вселенной и жизни являются областью исследования науки. Но сами по себе многообразные и сложнейшие закономерности мира всегда остаются великим чудом; и чем более человек узнает о природе, с тем большим основанием он может повторять слова псалмопевца: «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» (Пс 18:2).

7. Сотворение человека по Шестодневу. Если все этапы миротворения определяются лишь Божественным повелением, то созданию человека предшествует таинственный «совет», что подчеркивает центральное значение нового существа в замыслах Божиих. Только оно создается по образу и подобию Божию. В словах «сотворим» и «по образу Нашему» иногда без всякого основания усматривали следы политеизма. Однако текст Шестоднева, по мнению этих же критиков, был создан около VI века, когда единобожие окончательно восторжествовало в сознании Израиля (ср. Ис 44:6; Ис 45:5-7).

По другому толкованию, Бог обращается к элохимам, ангельским существам (ср. 3 Цар 22:19; Пс 81:1). Тем не менее среди св. Отцов преобладает мнение, что в Шестодневе речь идет о внутрибожественной тайне, о «Троичном совете». Этот взгляд согласуется с тем, что в Ветхом Завете частично была уже приоткрыта тайна Ипостасей. Хотя троичный догмат явлен лишь в Новом Завете, Ветхий — знает о Духе, Премудрости и Слове и говорит о них языком, близким к ипостасной терминологии (см., напр., Пс 103:29; Ис 31:3; Ис 55:10–11; Иов 28).

8. Образ и подобие. Адам. Слова «образ (евр. צלם селем) и подобие (евр. רמות демут)» употреблены в Шестодневе как синонимы или, во всяком случае, как понятия очень близкие. Первое слово носит более конкретный характер, его можно перевести как облик, изображение (см. Ам 5:26); второе — более абстрактное, связанное с идеей, замыслом, планом (ср. 4 Цар 16:10 сл., где слово «демут» имеет значение образца). В данном случае перед нами характерный библейский параллелизм, который углублен в святоотеческом толковании. Так свт. Григорий Нисский рассматривает «образ» как то, что дано человеку от природы, а «подобие» как тот высший идеал, к которому человек должен стремиться (Об устроении человека, ХVI).

Поскольку Бог есть начало духовное (в противоположность тварному и плотскому: ср. Ис 31:3), то и образ Божий в человеке есть его духовное свойство. По библейскому сказанию богоподобие человека определяет его «владычество» над прочей тварью ( 1, 26). Следовательно, речь идет о личностном разума существа, имеющего свободную волю.

В том же смысле понимают библейский образ Адама и Отцы Церкви. Свт. Григорий Нисский именует его всечеловеком (Обустроении человека, ХVI). По словам бл. Августина, Адам есть «totum genus humanorum», т.е. весь род человеческий. По словам свт. Григория Богослова, «через преступление пал целый Адам» (Слова таинственные, 8). Так же и прп. Макарий Египетский именует «целым Адамом» «все колена земные» (Беседы, 12, 13). Прп. Симеон Новый Богослов учит, что Христос пришел в мир «ради Адама» (Слово 1). Точно так же православное богослужение говорит о спасении человечества как Адама. «На землю сшел еси, да спасеши Адама» (утреня Великой Субботы). В дни Пасхи прославляется Господь, Который «совоскресил всеродного Адама».

«Божественный образ, свойственный человеку, личности Адама, — пишет В. Н. Лосский, — относится ко всему человечеству, ко «всечеловеку». Поэтому в роде Адама умножение личностей, из которых каждая сообразна Богу, можно было бы сказать множественность образа Божия во множестве человеческих ипостасей, совершенно не противоречит онтологическому единству природы, общей всем людям… Существует одна природа, общая для всех людей» (БТ, в. 8, с.65).

Власть человека над животными свт. Василий Великий толкует и расширительно, как власть над грехом и плотью. Это понимание подтверждается тем, что в Ветхом Завете животные (особенно водные чудовища) нередко символизируют силы зла (ср. Откр 12:3; Откр 13:1). То, что оказался не в силах совершить «ветхий Адам», осуществил новый Адам, Сын Человеческий, Который изображен в Дан 7 как победитель «чудовищ и хищных зверей», выходящих из моря.

9. Совершенство мира. Суббота. Хотя в Шестодневе есть прикровенные указания на элементы творения, идущие вразрез с замыслом Божиим (тьма, Хаос), Бог на каждом этапе творения определяет его как «хорошее», прекрасное (евр. טוכ тов), а в конце сказано: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот хорошо весьма» (1, 31). Это кажущееся противоречие снимается тем, что Создатель, будучи альфой и омегой, созерцает тварь вне времени и в состоянии возможного для нее предельного совершенства, которое отцы Церкви называли те`осисом, обожением.

В сказании о субботнем дне следует различать два аспекта — божественный и человеческий:

  • Если написано, что Бог «почил от дел Своих», это следует понимать в переносном смысле. Ибо, по словам свт. И. Златоуста, бытописатель «снисходил к обычаю человеческому» (Беседы на Быт 3:3). «Покой» Божий означает здесь веху, отделяющую великие творческие деяния (сотворение мира, жизни, человека) от нового периода, когда стал действовать и соучастник замыслов Божиих — человек. Однако для Промысла Божия субботний покой никогда не наступает. «Отец Мой доныне делает, и Я делаю», — говорит Христос Спаситель (Ин 5:17).
  • В Шестодневе конец творческих актов соединяется с заповедью субботнего дня. Происхождение слова «суббота» (евр. שכת шаббат) неясно. Его иногда связывают с вавилонским шапатту — днем полной луны. Израильтяне, по-видимому, справляли субботу как торжественный праздник, каким-то образом зависящий от новолуния (ср. 4 Цар 4:23; Ис 1:13; Ос 2:11; Ам 8:5). Установление субботы принадлежит, несомненно, Моисею (Исх 20:8). Связывая «день покоя» с историей творения, Шестоднев окончательно отделил его от языческого праздника новолуния. Суббота стала единственным в древнем мире повторяющимся каждую неделю «днем Божиим», когда отдыхали и люди и скот. Она определила необходимый перерыв в труде, чтобы освободить человека для молитвы и мыслей о Боге. В более позднюю эпоху субботе стали придавать еще большее значение (Неем 10:31; Неем 13:15). Считалось, что человек в субботу должен отказываться от дел, в которых проявляется его власть над природой. Это было как бы постоянным напоминанием о высшей власти Творца. В период Второго Храма суббота сделалась одним из отличительных признаков иудейства. Но постепенно слишком страстное отношение к субботе привело к обрядовому фанатизму, который не раз осуждался в Евангелии (Мк 2:27).

Шестоднев завершается торжественными заключительными словами: «Вот происхождение (евр. тольдот) неба и земли при сотворении их» (Быт 2:4а).

Вопросы для повторения

  1. На какие две части распадается Кн. Бытия?
  2. Каким темам посвящена эта книга и о чем она повествует?
  3. В чем заключается особенный характер Пролога Кн. Бытия? Что в нем главное?
  4. Какие существовали три типа языческих космогоний?
  5. Против каких доктрин направлено библейское учение о творении?
  6. Чем отличается Шестоднев от языческих космогоний?
  7. Как проявляется Бог в природе, согласно Библии?
  8. Перечислите семь пунктов библейского учения о творении.
  9. Что значит слово «в начале»?
  10. Что значит наименование Бога — Элохим?
  11. Как понимать слова «небо и земля»?
  12. Что в Библии указывает на Хаос и чем библейское понятие Хаоса отличается от языческих представлений?
  13. Почему в Шестодневе употреблены антропоморфные выражения?
  14. Почему в Шестодневе Бог дает названия явлениям природы?
  15. Как понимать библейский «день»?
  16. Укажите на особенности композиции Шестоднева.
  17. Как соотносятся Шестоднев и наука?
  18. О чем говорят слова «сотворим» и «по образу Нашему»?
  19. В чем заключен образ Божий в человеке по Шестодневу?
  20. Охарактеризуйте святоотеческое учение об Адаме.
  21. Что означает Божественный «покой»?
  22. Каково духовное значение субботы?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *