Рву и мечу

Разговорному русскому языку, его фамильярному стилю присуще экспрессивное выражение рвёт и мечет. Оно чаще всего сочетается с названием действующего субъекта в 3-м лице, имеет формы времени и обозначает `находиться в сильно раздраженном состоянии, в большом озлоблении на кого-нибудь’. Ср. , например, у Салтыкова-Щедрина в «Дневнике провинциала» : «Он был вне себя, он, как говорится, и рвал и метал. Я всегда знал, что он ругатель по природе, но и за всем тем был удивлен» . В письме А. В. Дружинина к И. С. Тургеневу (26 января 1857 г.) : «Он прогнал Зотова, но взамен его приобрел каких-то неизвестных бандитов, рвет и мечет и ярится невыразимо» (Тургенев и «Современник» , с. 205). У Тургенева в романе «Накануне» : «Ваш племянничек шумел и орал на весь дом; заперся, для секрету, в спальню, а не только лакеи и горничные, — кучера все слышать могли! Он и теперь так и рвет и мечет, со мной чуть не подрался, с отцовским проклятием носится, как медведь с чурбаком» . У Достоевского в «Преступлении и наказании» : «…она.. . в исступление.. . начинала клясть судьбу, рвать и метать все, что ни попадало под руку» . У Гл. Успенского в очерке «Новые времена» (На старом пепелище) : «Вдруг она заскучала, задумалась и иной раз ревет ревмя.. . А иной зла, как бес, и рвет и мечет на всех» . Выражение и рвет и мечет проникло в русский литературный язык из картежного, игрецкого диалекта. Оно первоначально характеризовало азарт банкомета, который то и дело рвал, т. е. распечатывал новые колоды и метал карты. Сближение этого выражения с литературным языком произошло не раньше 70—80-х годов XVIII в. , когда азартные игры стали любимым развлечением двора, дворянства и военной среды. Но уже к началу XIX в. это выражение утратило этимологическую связь с картежной средой и широко употреблялось в простом стиле литературного языка. У П. П. Сумарокова в стихотворении «Амур, лишенный зрения» : Он рвет и мечет Попавшихся ему дерет, Как перепелок кречет. К серединеXIX в. выражение рвет и мечет, сохранив свою экспрессивную выразительность, уже нередко подвергалось новой народной этимологизации, еще дальше уводившей его от представления о картежном азарте. Например, в романе Д. Н. Мамина-Сибиряка «Именинник» (в речи мещанина Пружинкина) : «Марфа-то Петровна рвет и мечет, как лев. Два раза проклинала».

Что значит поговорка?

Смысл поговорки «рвет и мечет» буквально состоит в следующем: быть озлобленным на кого-нибудь, пребывать в очень раздраженном состоянии. Фраза использовалась раньше и используется сейчас для эмоциональной окрашенности речи или конкретного выражения в литературе и изредка в устной речи.

Откуда взялось выражение «рвет и мечет»?

Поговорка «и рвет, и мечет» проникла в литературный русский язык из картежного диалекта. Тогда смысл поговорки «рвет и мечет» состоял в том, что банкомет, который пребывал в азарте, буквально то и дело рвал, что значит, распечатывал, все новые колоды карт, а потом метал новые карты. Данная поговорка появилась в литературной речи не раньше, чем в 70 или 80 годах XVIII века, так как именно тогда азартные, особенно карточные игры, стали одним из любимых развлечений при дворе для дворян и среди военных.

Что было дальше?

Чуть позже, ближе к началу XIX века, смысл поговорки «рвет и мечет» утратил любую связь с картежными играми, и поговорка стала широко употребляемой в литературном языке того времени. Уже к середине XIX века смысл поговорки «рвет и мечет» еще дальше ушел от любых представлений про картежный азарт, при этом сохранив выразительность фразы. Это произошло вследствие народной этимологизации.

Где и как используется поговорка «рвет и мечет»?

В русскоязычной литературе сохранилось множество примеров использования данной поговорки, начиная с более старых произведений и заканчивая современными текстами. К примеру, Салтыков-Щедрин в своем «Дневнике провинциала» писал: «Он был абсолютно вне себя, … он рвал и метал. Я знал, что он – по натуре своей ругатель, но и за всем тем очень был удивлен». Тургенев, в свою очередь, использовал выражение в романе «Накануне». Он писал: «Племянничек ваш шумел ведь и кричал на полный дом; заперся он, будто для секрета, в свою спальню, а ведь не только наши лакеи да горничные, — ведь и кучера все могли слышать! Он давеча и сейчас так рвет и мечет, да еще он со мной ведь чуть не подрался, он даже с отцовским носится, с проклятием, словно медведь с каким-то чурбаком». А вот Мамин-Сибиряк использовал выражение куда более лаконично. В романе «Именинник» он писал: «Марфа Петровна, поверьте, рвет и мечет, будто лев. Она уж два раза всех проклинала». Примеров использования поговорки «рвет и мечет» много, но она всегда используется для усиления эмоции, которую пытается передать автор. И, согласитесь, с ней романы звучат гораздо лучше!

Выражение «рвать и метать» у многих ассоциируется с гневом громовержца Зевса, а оказывается это выражение появилось в речи картёжников.

«Метать» во время игры в карты – это брать и вскрывать карты. В «Пиковой даме» Пушкина мы встречаем этот глагол несколько раз во время игры в штосc:

Чекалинский просил не церемониться и продолжал метать. <…> Чекалинский стасовал карты и приготовился метать другую.

«Рвать карты» – это распечатывать новую колоду. Банкомёт «рвал колоду и метал». Но кто такой банкомёт? В штоссе игроки делятся на понтёров и банкомёта, у каждого своя колода карт. Заранее оговаривается минимальная ставка. Начинается игра! Банкомёт определяется жеребьем, вот он берёт свою колоду – «рвёт и мечет».

Оба игрока достают по одной карте из колоды и кладут на стол в закрытом виде. Затем каждый делает ставку на свою карту. Понтёр разделяет своей картой колоду банкомёта на две части. Банкомёт кладет колоду лицевой стороной и сдвигает верхнюю карту, чтобы понтёру были видны первая и вторая карты.

Потом понтёр открывает свою карту и сравнивает, совпадает ли по достоинству эта карта с первыми двумя картами колоды банкомёта. Если с первой совпала, то побеждает банкомёт, если со второй – то понтёр. Если не совпадают, то банкомёт сбрасывает эти две карты и игра продолжается дальше, пока кто-нибудь не победит.

Как-то так!

Выражение изменило свое значение, по мнению В. В. Виноградова, к началу XIX века и стало употребляться в обыденной речи.

  • Предыдущее: Не жалел ни своих, ни чужих, ни даже медведей. Безрассудно лихой Кастер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *