Рассказ о гордости

Ее муж вошел в спальню и закрыл за собой дверь.
Глава 8
Гордые души страдают молча.
Фридрих фон Шиллер
— Зачем вы пришли?! Что вам нужно?!
Голос, встревоженный и пронзительный, внятно прозвучал в тишине спальни. Из-под двери пробивалось достаточно света, чтобы различить, что Фрэнсис сидит, забившись в подушки и натянув одеяло до подбо родка. Хок двинулся к кровати, стараясь не наткнуться на мебель.
— Уходите сейчас же, милорд! Вам нечего здесь делать: это моя спальня!
Теперь он мог слышать и частое, прерывистое дыхание. Нужно было как-то успокоить ее… и дать понять, что подчиниться все-таки придется.
— Фрэнсис, я пришел, чтобы осуществить супружеские права. Это займет не больше пяти минут, и тебе нужно всего лишь…
— Нет! Оставьте меня!
— …всего лишь лежать неподвижно. Я постараюсь, чтобы больно не было.
В голосе мужа слышалась зловещая решительность. Раздалось шуршание одежды: Хок раздевался. Затем на пол со стуком — один за другим — свалились сапоги.
— Этого не будет, милорд! Я не…
— Во-первых, меня зовут Филип, а во-вторых, прекрати этот крик. Первая заповедь жены — послушание. Когда ты выходила замуж, ты, конечно, знала, что тебя ожидает.
О да, она хорошо знала это, но лелеяла надежду, что ее фальшивое безобразие станет несокрушимой преградой этой гадости, как бы там она ни называлась.
— Мне что-то нездоровится… — пролепетала она и умолкла, услышав смешок мужа.
— Как это понимать? Ты снова выпила жидкость от лошадиных колик?
— Лучше бы я выпила ее!
Хок уселся на кровать. Фрэнсис попробовала отползти, но запуталась в одеяле. Он протянул руку, коснувшись холодного влажного лба с прилипшей прядью волос. Интересно, снимает ли она на ночь свой безобразный чепчик, подумал он с угрюмым любопытством.
— Я понимаю, что ты встревожена…
Встревожена! Она была в ужасе, и Хок прекрасно понимал это Он собрал все свое хладнокровие и продолжал мягко:
— Доверься мне, Фрэнсис. Возможно, ты даже не почув-
Ствуешь боли. Если ты как следует расслабишься, мы покончим с этим в несколько минут. Поверь, я знаю,
Что делаю. И потом, хочешь ты этого или не хочешь, сегодня наша брачная ночь наконец состоится.
Внезапно Фрэнсис вспомнила свои глупые девчоночьи мечты о мужчине, который однажды появится, чтобы любить ее, чтобы сделать ее счастливой. Он появился, мужчина ее жизни, только он был глубоко равнодушен к тому, что она чувствует. Его безжалостная решительность была невыносима! Она закрыла глаза, понимая, что сопротивляться бессмысленно.
— Пусть будет по-вашему, — прошептала она едва слышно.
— В таком случае ложись.
Она легла, как и следовало: на спину, — с силой зажмурившись, несмотря на почти полную тьму. Одеяло соскользнуло, оставив ужасное ощущение полной беззащитности. Кончики пальцев коснулись щеки. Она отпрянула.
Хок думал о том, что самая жестокая битва с оглушающей канонадой, стонами и воплями не казалась ему таким тяжким испытанием. Там по крайней мере существовала какая-то бесшабашная приподнятость, сродни веселью. Теперь же он не чувствовал ничего, кроме бремени ответственности.
Он нащупал подол ночной рубашки и поднял его выше талии жены.
— Не шевелись…
Кожа ее оказалась неожиданно шелковистой, и он помедлил, поглаживая ее. Когда пальцы скользнули вниз живота, коснувшись волос, Фрэнсис напряглась до такой степени, что мышцы ее, казалось, одеревенели. Потом она медленно, судорожно расслабилась и без сопротивления позволила развести себе ноги. У нее были упругие округлые бедра. Он еще помедлил.
— Ты знаешь, что происходит между мужчиной и женщиной, Фрэнсис?
Она бы с удовольствием послала его ко всем чертям, но слова застряли в пересохшем горле.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

Поэтому Ларра убивает дочь одного из старейшин, оттолкнувшую его.

Но и достойное наказание настигло героя: он был обречен на одиночество – удел всех высокомерных людей, считающих себя лучше остальных.

Гордость же – положительное качество, наградой за которое, как правило, служит уважение окружающих.

Подобным чувство собственного достоинства обладает Калашников из поэмы М. Ю. Лермонтова «Песня про купца Калашникова». В данном произведении любимец царя Кирибеевич прилюдно оскорбил Алену Дмитриевну, жену Калашникова. Главный герой не мог допустить, чтобы честь супруги пострадала, и вызвал наглеца на поединок. Честь купец ставил выше жизни, которой он и лишился по приказу царя, хотя и победил в честном бою. Калашников вызывает уважение и у читателя, и у народа, потому что его гордость – это не самолюбование, а самоуважение, готовность защищаться и защищать, невзирая на обстоятельства.

Таким образом, разница между гордостью и высокомерием очевидна: гордость – сила духа, высокомерие – желание выделиться, поставить себя выше других.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id63312

Обновлено: 2019-09-16 Опубликовал(а): slavyana89

«По учению Церкви, смирение – это не забитость; это не униженность ;это не раболепство; это не пассивность – нет — это реальное переживание реального своего состояния – кто я есть на самом деле. И это видение даёт импульс к покаянию, исправлению себя. Вот на этом пути видения себя начинается очищение сердца. Мера смирения – это и есть мера совершенствования человека» проф. Осипов А.И.

«Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». Это выражение встречается в 2-х местах Евангелие: в Соборных Посланиях ап.Иакова и ап.Петра. Понимание этих слов разберём на двух событиях, которые можно прочитать в Новом Завете Библии. .

Вспомним рассказ о Закхее, который страстно желал увидеть Христа. Но чтобы это было возможно и чтобы привлечь взгляд Христа к себе, ему из-за своего малого роста пришлось бы влезть на дерево. Но это могло выставить его на посмешище. И вот это обстоятельство — этот смех толпы, останавливает Закхея. Однако страстное желание увидеть Христа, стремление начать новую жизнь, свободную от прошлого, перебарывает в нём страх. И вот этот солидный в своём городе, богатый человек забирается на дерево. Конечно, в его адрес понеслись насмешки. Вероятно, это было самое большое испытание веры Закхея.

Так и в жизни многих людей, делающих первые шаги к Богу страх быть осмеянным часто мешает начать новую жизнь, мешает человеку измениться.

Эта рабская зависимость от общественного мнения называется тщеславием. Митрополит Сурожский говорит, что существуют только два способа преодолеть тщеславие, это либо гордость, либо смирение. Третьего пути нет

Почему же Бог гордым противится? Мир воспитывает в человеке гордость. Это такое состояние души, когда человек строит всю свою жизнь для себя, когда кроме своего я, не видит никого рядом с собой. Это мир мертвый, в нем нет Бога, в нем нет ближнего, нет жизни.

Вокруг человека гордого пустота, потому что внутри него пусто. Он пытается быть лучше всех, быть в центре всех событий и его мнение становится единственным.

Но это одиночество, в котором живет гордый человек, убивает его. Человек ослеплен и оглушен собою, своими мнимыми талантами, достижениями, заслугами, и он не в состоянии увидеть и услышать человека, который рядом. А вот, когда у него что-то не получается, он впадает в уныние, в отчаяние, потому что не может смириться, не может потерпеть, не может признать свой грех, свою ошибку. Гордость — это та стена, за которой человек не видит ни Бога, ни ближнего, это болезнь души, это начало смерти души, потому что гордыня убивает в душе все живое и разрушает все связи.

Смирение же – это полнота жизни. Смирение — одна из самых мужественных евангельских добродетелей. Смирение делает человека способным встать после любых падений и не терять доверия к Богу.

В нашем мире мало кто хотел бы быть смиренным, потому что смирение люди понимают как отвержение человеческого достоинства, унижение. Чтобы возвеличить Бога человек искусственно делает себя ничтожным. Но Бог запрещает делать это.

Смирение — это такое положение, когда человек стоит перед лицом Бога, Который его видит. Если мы будем полностью открыты Богу, отдадим себя в Его волю и будем готовы всё принять от Него, то мы сможем освободиться от страха общественного мнения.

Как только мы освобождаемся от этого, мы остаемся наедине с совестью, где ясно звучит голос Бога, провозглашающий суд Божий и дарующий нам силу начать жить в полную меру и свободно.

Все это оказалось возможным для Закхея, потому что он отбросил в сторону всякие человеческие соображения. Его решимость позволила ему приблизиться к Богу, пережить опыт откровения Живого Бога.

Теперь вспомним момент, когда Христос приходит к Иоанну, чтобы принять от него крещение и принять участие в событии покаяния, которое развернулось на берегах Иордана.

Священник Георгий Кочетков в своей проповеди говорит, что в этом событии показан образ кенотического служения.

Иоанн на просьбу Христа креститься у него возражает: это мне надо было бы креститься у Тебя…

И вот дальнейший образ действий Христа, говорится в проповеди, — это живая иллюстрация того, что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать».

Сам по себе ни один человек на земле не достоин благодати; даже самые великие святые, что бы они на земле ни делали, какими бы они ни были добрыми, или умными, или духовными, сами по себе быть достойными Любви Божьей не могут.

Иоанн Предтеча противится новому образу жизни, новому образу святости, он исходит из понимания ветхозаветного, поэтому и видит, что Тот, Кто перед ним, выше его.

Иоанн не может понять, почему Христос ставит Себя ниже его? Он хочет поправить эту несправедливость. Но оказывается, что эту несправедливость поправлять и не надо было.

Оказывается, что именно так Божья правда себя и являет. «Так надлежит нам исполнить всякую правду», — говорит в ответ Иоанну Христос.

И тогда Иоанн перестал противиться Ему, но только по смирению, только по дружеской любви. Он не мог этого понять и поэтому не мог стать учеником Христа. Он еще не знал того, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать.

В послании к евреям апостол Павел говорил, что «закон ничего не довёл до совершенства».

Это так потому, что закон всегда держался на возвышении человека, он стимулировал его гордыню. На примере израильского народа, где главная проблема — это обретение смирения, это хорошо видно.

Иудаисты искренне не понимают, что от них хотят христиане, что от них ждут, почему ими недовольны — они же хотят хорошего! Дело в том, что хорошего они хотят по закону. А закон возвышает человека, в том смысле, что питает его гордыню. Только благодать «исполняет всякую правду Божью», т.к. она построена на отвержении себя, на несении креста, на служении.

Каждому из нас Господь говорит: Сделайтесь слугами Богу и друг другу, и всем людям, кого пошлет вам Господь в жизни, сделайтесь слугами, рабами, если хотите получить благодать. А это, конечно никак не соотносится с логикой Закона и Ветхого Завета.

Часто и в христианстве благодать уходила от людей, потому что они хотели святости, праведности, понимая ее по законническому образу.

Да, они могли быть праведными по закону, но святости Божьей в их жизни могло и не быть, потому что тайна Божьей Любви, тайна самоумаления, самоопустошения уходила, удалялась от таких святых. «Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать».

Вот это событие крещения Иисуса показывает нам, что Сам Иисус Христос есть смирение.

Почему смирение привлекает благодать Божию и силу Божию, которая преображает нас всех? Потому что смирение раскрывает в нас самое лучшее, что в нас есть — любовь.

Бог есть любовь! И именно смирение раскрывает в нас эту силу любви. Человек может любить и любит тогда, когда умеет смиряться. Только в смирении раскрывается всё лучшее в человеке.

Человек смиренный внимателен к тем, кто рядом и его терпения хватает на то, чтобы не обидеть, не нарушить мир людей вокруг себя. Часто трудно не осудить человека, который рядом, в котором мы видим неправду, грех.

Однако, мы не должны противостоять друг другу, мы должны принять другого человека и найти в нем настоящую красоту, послужить ему, помочь ему. А для этого нужно смирение. Не отстаивать свои права, не спорить, не пытаться доказать, что есть только моя правда и больше ничего нет вокруг. Смиренный человек не спорит, не кричит, но внутри у него живет Бог, потому что в душе у него мир.

Чтобы смириться, нужно поверить Богу больше, чем себе. Чтобы смириться, нужно услышать больше того, кто рядом, увидеть его, понять его, принять его, уважать и ценить его мнение. Только тогда люди будут чувствовать, что рядом Бог, потому что там, где мир, там, где смирение, там благодать Святого Духа.

И чем больше Господь дает сил и даров благодати, тем смиреннее становится человек, который видит свое недостоинство и страдает от греха, живущего внутри его.

В конце своего послания апостол призывает приветствовать друг друга поцелуем любви.

Это призыв и к нам, так как именно любовь – эта та связующая всех людей ниточка, через которую каждый может помогать друг другу становится смиреннее, избавляться от своей гордыни. Только смирение соединяет людей друг с другом, а гордыня разрушает единство людей, разделяет их друг с другом.

Читать рассказ о Закхее митр.Сурожского Антония и проповедь свящ.Георгия Кочеткова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *