Почему Иисуса Христа называют спасителем?

Вопрос:

Почему в Православии утверждается, что Иисус — является Господом. Тогда, как в Библии об этом нет ни слова. В своих проповедях, Он говорил, молитесь Господу Моему и Вашему.

Отвечает священник Афанасий Гумеров:

Автор письма касается краеугольной истины православного богословия: Иисус Христос – Бог. Вопрос о Божестве Спасителя в истории Церкви являлся центральным в споре с представителями некоторых еретических течений. Самая тяжелая борьба проходила в 4-м веке с арианами. Церковный организм с помощью Божией справился с этой опасной болезнью. Православие отстояли великие защитники истины: Афанасий Великий, Спиридон Тримифунтский, Николай Чудотворец, Осия Кордувийский, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и др. Сейчас сомнения исходят от представителей некоторых сект и ислама. Вопрос этот воспроизводится регулярно с удручающим однообразием. По формулировкам и тону легко узнать, откуда он пришел. Можно перефразировать пословицу: «Задай мне вопрос, и я скажу кто ты». В основе сомнений лежат основополагающие ошибки веры. Одна из главных – неспособность вместить в узкое и искаженное религиозное сознание учение о Пресвятой Троице. А дальше рождаются и другие заблуждения. Итогом является буквализм. Ошибка эта особенно опасна, потому что ложное мнение прикрывается авторитетом Священного Писания. Суть буквализма предельно проста: человек находит слова и выражения, которые ему выгодны и которые, как ему кажется, «подтверждают» его взгляды. Сложился устойчивый набор цитат, который можно назвать золотым фондом современного буквализма: написано «не делай изображений», а вы, православные, делаете иконы; сказано никого не называй отцом, а у вас в храме каждый второй – отец; сказано «не убивай», а вы благословляете воинов и молебны служите и т.д. Буквализм проявляется и в отрицании Божества Иисуса. Используется несколько мест, где Иисус называет Отца Своим Богом: «Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин.29:17). Давайте разрешим принципиальный вопрос: почему Спаситель называет Отца Своим Богом? Потому, что Он воплотился и стал человеком: «не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Фил.2:6-7). После Боговоплощения Иисус Христос имеет две природы и две воли. Приняв на Себя грехи всех людей, пострадав за них до смерти, Спаситель, естественно, называет Отца Богом, а Себя Сыном Человеческим: «Сын Человеческий не пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф.20:28). Бог не ест, а Иисус ел (Мф.11:19), Бог не может умереть и воскреснуть, а Иисус пострадал на Кресте и восстал из гроба. Здесь он действовал по своему человечеству. Совершенно очевидно, что пока Иисус исполнял эту великую Миссию, Он называл Богом не Себя, а Отца, Который Его послал: «если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня» (Ин.8:42).

Теперь поставим другой принципиальный вопрос: есть ли в Новом Завете свидетельства тому, что Иисус Христос есть Бог. Множество! Начнем с Евангелия. Когда апостол Фома уверовал в воскресение своего Учителя, он сказал: «Господь мой и Бог мой!» (Ин.20:28). Евангелие от Иоанна начинается: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (1:1). В тексте Слово (Логос) прямо названо Богом. По-гречески: «Феос ен о Логос». Возражение, которое обычно делают на это место очень слабое. Говорят: Феос стоит без артикля и потому, мол, говорится не о личностном Боге. Но ведь и в 6-м стихе этой главы: «Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн» (1:6), в греческом тексте перед Феос тоже нет артикля. А речь идет личностном Боге. Приведем другие свидетельства. Апостол и евангелист Марк назвал Иисуса Сыном Божиим: «Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия» (Мк.1:1). А св. апостол Павел пишет: «А о Сыне: престол Твой, Боже, в век века; жезл царствия Твоего — жезл правоты. Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие, посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих» (Евр.1:8-9). Сын Божий дважды назван Богом. В греческом тексте в обоих случаях стоит Феос (Теос) — Бог. Апостол Павел пресвитерам города Ефеса сказал: «Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею» (Деян.20:28). Основатель Церкви Иисус Христос, проливший Свою Кровь, совершенно определенно назван Богом. В Послании к Титу читаем: «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (2:11-13). Что может быть более определенно: «великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа». Всех отрицающих Божество Иисуса Христа прошу несколько раз перечитать приведенные места из Священного Писания. Можно указать и другие, но и приведенных мест достаточно.

Как избавиться от заблуждений? Надо оставить начетничество. Воспринять Евангелие просто и с любовь как Книгу вечной жизни и тогда сердце раскроется для принятия Господа нашего Иисуса Христа как своего Бога и Спасителя: «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет» (Ин.10:9).

Имя Бога

Если говорить кратко, то Иисус Христос — Господь, Спаситель мира, Мессия. Но что стоит за этими словами?

В Его имени как бы соединяются два языка. «Иисус» происходит от древнегреческой формы еврейского имени «Иешуа», которое восходит к глаголу «спасать», «приходить на помощь». Поэтому «Иисус» в переводе с еврейского значит «Спаситель». Имя «Христос» происходит от древнегреческого глагола, означающего «умащивать», «смазывать», «натирать», «совершать обряд помазания». И дословно «Христос» в переводе с древнегреческого значит «помазанник», «получивший помазание». Так в иудейской традиции называли пророков, царей и первосвященников. Помазание святым елеем было знаком того, что данный человек избран Богом для служения народу или для посредничества между людьми и Богом.

А еще Помазанником называли Мессию, о котором говорили пророки и которого ждали иудеи. Это тот самый Спаситель, предсказанный в Ветхом Завете и явившийся в Новом.

Однако Его Пришествие радикальным образом отличалось от тех ожиданий, которые были у иудеев.

Во времена, на которые пришлась земная жизнь Христа, Иудея была захвачена римлянами и являлась римской провинцией, а ее народ изнывал под гнетом иноземного владычества. Иудеи надеялись, что к ним придет великий вождь, который поведет их в бой против римских завоевателей и вернет Израилю былое могущество и славу. Именно так понимали они пророчества о Мессии. И если бы Христос совершил именно такие земные деяния — это было бы понятно всем без исключения, Его приняли бы все иудеи. Однако Он пришел в наш мир не как полководец, а как обычный человек, простой плотник. И не к одному народу, а ко всему человечеству.

Христос родился в пещере, рядом с домашними животными, вырос в бедности и трудах, скитался по земле, не всегда имея дом или пристанище. Тот, Кто правит всем миром, добровольно избрал этот кроткий и смиренный путь. И последним пределом на этом пути стала добровольно принятая ужасная смерть на кресте.

Именно на такую смерть Христа осудили люди, больные злобой и духовной слепотой, те, кто ждал от Небесного Царя лишь улучшения земной жизни — не более. Христос же предлагал им спасение души и избавление от смерти… Обманувшиеся в своих ожиданиях люди не понимали, что Царство Божие никак не связано с земным государством, а свобода, о которой говорит Христос, — это свобода от уз греха и смерти, а не от временной власти. Его освобождение дает вечную жизнь, а не комфорт на земле. Есть хорошая поговорка: денег на тот свет с собой не возьмешь. А вот спасенная для вечной жизни душа — это подлинное сокровище.

Интересно посмотреть, как разные современники воспринимали Христа. Ведь не все они не признали в Нем Мессию. В Евангелии есть прямое указание на то, что люди узнают в Иисусе долгожданного Спасителя. Например, когда Он спрашивает Своих учеников: «За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?», они отвечают: «Одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков» Потом Он спрашивает их: «А вы за кого почитаете Меня?». Апостол Петр, отвечает Ему: «Ты — Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус говорит ему в ответ: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16:13-17).

При этом Христос не провозглашает себя Мессией. А Он задает открытый вопрос, и только после того, как Петр (другие, видимо, не смогли или не посмели это сформулировать) назвал Его полным титулом Мессии, Христос подтверждает его правоту и добавляет: человек не может сам додуматься до этого, ему эту тайну открывает Бог.

Однако человек сам решает, принять или не принять этот факт. И в этом раскрывается один из принципиальных моментов во взаимоотношениях Бога и человека: Господь до конца сохраняет за нами свободу выбора и принятия решений. Он может все, но Он не может принудить человека к чему-то против его воли.

Но неужели пришествие Христа никак не отразилось на устройстве нашей повседневной жизни? Отнюдь. Примеров того, как изменился мир в христианскую эпоху, очень много. Вот лишь некоторые из них…

Права человека

Мы часто слышим о неких общечеловеческих ценностях, которые якобы восходят к общему для всех нравственному закону, а потому понятны всем людям. Но что это за ценности? И какова роль христианства в их утверждении?

…Идея прав человека — крае-угольный камень современной светской системы ценностей — в определенном смысле выросла из христианства. Представление о том, что все люди наделены от природы равными правами, которые ничем и никем не могут быть отменены, не взялось из ниоткуда. Во многом оно основывается на том понимании личности, которое было сформировано в христианстве. Почему у человека вообще есть права? Потому что он — образ Божий. С христианской точки зрения, это — часть замысла Бога о человеке: личность сотворена, во-первых, свободной, во-вторых, с правами. Парадоксально, но именно поэтому стало возможно грехопадение Адама и Евы. Не будь у человека прав, он не смог бы выбирать и не выбрал бы плод с запретного древа познания добра и зла. А второй важный посыл — что все люди равны, — исходит из того, что все равны перед Богом. И равны не по своим талантам — здесь все разные, — но именно равноправны перед Творцом (у богатого и здорового ничуть не больше прав на Божию любовь, чем у бедного и больного). Так что идея о равенстве в правах появилась именно в христианской культуре.

Мужчина и женщина

Равноправие мужчины и женщины в современном мире во многом стало возможно также благодаря христианству. На древнем Востоке семейные законы были суровы: непокорную жену супруг мог наказать, причем довольно жестоко. Согласно одному древнеассирийскому закону, муж имел право за непослушание, лень или отказ от исполнения супружеских обязанностей избить жену, остричь ее, отрезать ей уши, нос, выжечь на лбу рабское клеймо или выгнать ее из дома. При этом, что бы ни совершил мужчина, никто не мог привлечь его к ответственности. Исключением в плане отношения к женщине не были ни Древняя Греция, ни Древний Рим. В Греции женщина практически не участвовала в общественной жизни. В греческих полисах женщины никогда не имели гражданства, то есть фактически приравнивались к рабам. Супружеская измена и в Древнем Риме каралась смертью. Естественно, если изменяла женщина.

Христианство, явившись вызовом всей римской культуре, не могло не затронуть и взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Конечно, евангельская проповедь не была направлена на подрыв социально-политического порядка и не задавалась целью изменить отношения между полами. Пройдут века, прежде чем человечество сможет всерьез заговорить здесь о равноправии. Но только благодаря произошедшей две тысячи лет назад «христианской революции» вышеописанные картины бесправия женщины в древнем мире кажутся нам сегодня ужасными.

Дело в том, что именно в христианской культуре утвердился моногамный брак. Именно христианство впервые в человеческой истории провозгласило, что супружеская измена мужчины также недопустима. И, разумеется, равенство людей перед Богом для христианства не зависело от пола человека. В Евангелии есть рассказ о женщине, которую застали в прелюбодеянии и которую, по ветхозаветному закону, следовало побить камнями. Фарисеи-законники, строго соблюдавшие все древние предписания и искавшие возможности обвинить Христа в нарушении принятых правил, привели ее к Иисусу, спрашивая Его, что с ней делать. Ответ прозвучал для них неожиданно-ошеломляюще: «Кто из вас без греха, первый брось на нее камень» (Ин. 8, 7). По одному из древних толкований этого евангельского места, Христос имел в виду тех, кто без такого же греха, то есть кто не изменял своим женам. И толпа разгоряченных законников разошлась, не смея осудить женщину, так как они были «обличаемы совестью». Пафос этого эпизода, конечно, не в том, что Иисус оправдывал измену. Напротив, Он расстается с грешницей со словами: «Иди, и впредь не греши». Но в словах Спасителя звучит неведомая дотоле мысль о необходимости сохранять верность не только женами, но и мужьями. Дохристианское общество не знает такого уровня нравственности.

Церковь и наука

Существует стереотип о том, что христианская Церковь всячески препятствовала развитию науки. Но если посмотреть глубже, становится понятно, что это совсем не так. В античном мире космос почитался как божество, высший порядок, гармония и красота, в которую включено все — и боги, и природа, и люди, и которой все подчиняется. Бог моря для античного философа — это не божество, живущее в нем и управляющее им, а само море, поэтому его нельзя изучать: не подобает посягать на божественную сущность, ведь бог может разозлиться, если его начнут «препарировать»! Христианская же идея о том, что Бог сотворил мир, но Сам не тождествен этому миру, рождает принципиально иное понимание вопроса: если солнце — не бог Гелиос, который едет по небу на своей колеснице, а сотворенное Богом небесное тело, то человек, будучи сам венцом творения, вполне может его изучать. То же самое касается моря, земли, рек, вулканов, деревьев и так далее.

Далее, античное видение мира не позволяло соединить физику с математикой: оно исходило из жесткого деления всех вещей на естественные и искусственные, из противопоставления мира космоса миру созданных человеком вещей. Христианство позволило наконец соединить физику с математикой, и для Коперника, Галилея, а затем и Ньютона это стало колоссальной опорой в создании физической картины мира. Так родилась современная наука. Кстати, люди Церкви зачастую способствовали ее развитию. Скажем, университет Сорбонна вырос из колледжа, который основал один образованный монах — Робер де Сорбон. Астроном Коперник, основатель генетики Мендель и многие другие люди науки были также и служителями Церкви. Даже один из создателей Теории большого взрыва — одной из главных научных концепций XX века — физик Жорж Леметр был католическим священником! Увы, несколько трагичных эпизодов в эпоху Возрождения, произошедших в общем-то по вине отдельных церковных служителей, абсолютно перечеркнули эти факты. Равно как и то, что наследие Древней Греции и Древнего Рима сохранилось в Средние века благодаря трудам монахов-переписчиков…

…Список изменений, произошедших в мире после (и вследствие) пришествия Спасителя, конечно, гораздо длиннее, его можно продолжать и продолжать. Но главное все же в другом. Все эти перемены — следствия одного принципиального и самого важного изменения: человек, созданный Богом для пребывания в любви и эту любовь растерявший, получает возможность снова ее обрести. И обратиться к Богу напрямую — как когда-то в Эдемском саду. И услышать ответ. Для этого Христос и пришел в мир.

Митрополит Антоний Сурожский о Рождестве

…Явился перед нами Бог, потому что Он захотел стать одним из нас, чтобы ни один человек на земле не стыдился своего Бога: будто Бог так велик, так далек, что к Нему приступа нет. Он стал одним из нас в нашем унижении и в обездоленности нашей; <…> через Свою любовь, через Свое понимание, через Свое прощение и милосердие, – Он сроднился и с теми, которых другие от себя отталкивали, потому что те были грешниками. Он пришел не праведных, Он пришел грешников возлюбить и взыскать. Он пришел для того, чтобы ни один человек, который потерял к себе самому уважение, не мог подумать, что Бог потерял уважение к нему, что больше Бог в нем не видит кого-то достойного Своей любви

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *