Партизанское движение в Ленинградской области

Воскресный рассвет 22 июня 1941 года стал суровым испытанием для каждого человека, проложил через судьбу страны непреодолимую черту, по одну сторону которой остался мир и счастье, а по другую – все ужасы войны.

Древняя Новгородская земля с первых дней войны стала ареной ожесточенных сражений. Здесь развернулось массовое партизанское движение.

Более двух лет борьбу с немецко-фашистскими захватчиками новгородские партизаны и подпольщики вели в непосредственной близости к переднему краю, в армейских и дивизионных тылах врага. Большой размах получило движение народных мстителей в тылах группы фашистских армий «Север», нацеленных на Ленинград.

Уже летом 1941 года на территории Ленинградской области, в её довоенных границах, вступило в борьбу с врагом 6 партизанских бригад, 4 батальона и 200 отдельных отрядов.

На момент окончания боевых действий в Ленинградской области действовали в зоне ЛШПД (Ленинградский штаб партизанского движения) 13 партизанских бригад с общим количеством бойцов 35 тыс., а в нынешних границах Новгородской области – свыше 15 тыс. партизан в 5 бригадах и 33 отрядах.

Партизанские отряды, как и партизанские бригады, батальоны, и полки имеют каждая свою историю, о них написано немало хороших, правдивых книг. И все же эта тема далеко не исчерпана и требует новых исследований.

27 сентября 1941 года для руководства народным сопротивлением во вражеском тылу обком партии создал Ленинградский штаб партизанского движения – ЛШПД. Руководителем штаба был назначен секретарь обкома ВКП(б) М.Н.Никитин.

Штаб партизанского движения стал единым органом, направляющим действия партизан на территории оккупированной области. При Военных советах Волховского и Северо-Западного фронтов для этой цели были образованы оперативные группы. Основным звеном партизанского движения в 1941 году считался отряд. К августу в 48 районах области было сформировано 70 отрядов, насчитывающих 2675 человек. Славной страницей вошли в историю партизанского движения маловишерские партизаны.

С первых дней войны райком партии и его первый секретарь А.И. Сидоров возглавили партизанское движение в районе. Постановление Маловишерского райкома ВКП(б) от 27 июня 1941 года было посвящено организации истребительных батальонов и отрядов. Истребительный батальон в Маловишерском районе возглавил Владимир Степанович Семенов – директор железнодорожного училища – молодой по возрасту, но опытный в боевой деятельности – он прошел боевую закалку в лесах Финляндии, где за боевые заслуги был награжден орденом Красной Звезды.

В отряд вошли люди самых разнообразных профессий – партийные и советские работники, рабочие стеклозавода, транспорта, люди самых различных возрастов, убелённые сединами и 17-летние юноши. Батальон предназначался для борьбы с вражескими десантами и заброшенными в район агентами немецкой разведки. Бойцы истребительного батальона изучали военное дело, основы партизанской тактики.

С 3 июля приступили к организации партизанских отрядов и групп, закладке продовольственных баз. К середине июля 1941 года истребительный батальон был преобразован в три партизанских отряда.

В отряд, названный «Маловишерским», вошли работники районных организаций и рабочие маловишерского стекольного завода – всего 50 человек. Его командиром стал директор ремесленного училища В.С. Семёнов, который хорошо знал район и людей, включаемых в отряд; комиссаром – второй секретарь райкома партии К.Г. Коробов, опытный партийный работник, смелый и решительный в действиях, пользующийся большим авторитетом у населения; политруком одного из подразделений отряда был секретарь райкома партии В.А. Романов.

Большевишерский отряд возглавили секретарь райисполкома Л.В. Коробач и рабочий стекольного завода имени 1-го КДО И.С. Башуков.

Мстинский – военрук ремесленного училища С.И. Клементьев и заведующий отделом райисполкома П.В. Кудрявцев. Отряд насчитывал 36 человек.

По указанию Ленинградского обкома ВКП(б) ещё до начала оккупации в Малой Вишере и районе было создано партийное подполье, определены явки и порядок связи подпольщиков с партизанами. Два отряда из трех – маловишерский и большевишерский – в период оккупации немецкими войсками территории района действовали в тылу у фашистов в течение двух с половиной месяцев: с 20 октября 1941 года по 5 января 1942 года.

23 октября немцами была занята Малая Вишера. В этот день группа Маловишерских партизан во главе с В.С. Семеновым разработала план боевых действий и начала его осуществление. Первой добычей партизан явились три летчика-немца, спустившихся на парашютах. Немцы пытались отстреливаться, но напрасно. Партизаны их окружили и взяли в плен. Сдали в штаб ближайшей воинской части. У летчиков оказались важные документы. Первый успех воодушевил партизан, они стали действовать более решительно: разведали и выяснили, что на дороге из д.Веретье в д. Межник часто движутся повозки немцев с боеприпасами и продовольствием. В этом районе они подорвали деревянный мост, а место объездов заминировали. Организовав несколько засад, им удалось подкараулить два немецких обоза. Подпустив немцев на близкое расстояние, партизаны забросали их гранатами.

В результате этой операции разбито 15 повозок с грузами, убиты 16 солдат и 2 офицера, убиты 2 лошади, а в местах объездов на минах подорвались 2 повозки, убиты 5 немецких солдат. Немцы после этой операции партизан перестали ходить и ездить мелкими группами. Прежде чем отправить обоз, они вынуждены были высылать сапёров для проверки дорог, а вслед за ними мотоциклистов с автоматами и пулеметами.

Партизаны чаще стали применять засады, неожиданно нападая на немцев. В результате нескольких налетов на дороге Гладь-Горнешно они уничтожили 20 немцев. Дорогу, связывающую эти два пункта, неоднократно минировали. На минах подорвались несколько повозок и одна машина с боеприпасами.

Два батальона пехотного полка получили задание – пройти к деревне Луга, как можно быстрее. Командование дивизии обратилось к партизанам за помощью провести батальоны к назначенному пункту. Проводники Иванов, Гусев, Серебряков, возвращаясь в отряд, натолкнулись на немецких автоматчиков. Партизаны не растерялись, повернули обратно, доложив об этом командованию батальона. Комбат лейтенант Бушейкин направил отряд в сторону группы автоматчиков. В результате 20 немцев были убиты, трое захвачены в плен, остальные разбежались по лесу – так было предотвращено неожиданное нападение с тыла наших войск.

Всего за два с половиной месяца боевых действий отрядом уничтожено свыше 50 фашистских солдат и офицеров. Потерь у отряда не было, если не считать одного раненого, наскочившего на мину.

В тесном взаимодействии с частями Красной Армии в районе Большая Вишера – Гряды действовал партизанский отряд, возглавляемый С.И. Клементьевым и комиссаром П.А. Васильевым. Партизаны добывали ценные разведывательные данные, часто выполняли роль проводников воинских подразделений, направляемых в тыл врага.

Из семейного архива Александра Петровича Васильева, сына комиссара отряда, можно с точностью установить дату формирования отряда и до какого времени он действовал. Так в трудовой книжке Петра Александровича имеется запись:
«1.07.1941г. Комиссар Мстинского партизанского отряда. 18.02.1942г. Отозван на работу в Маловишерский РК ВКП(б). В годы войны и послевоенное десятилетие Петр Александрович работал (с перерывами) в должности председателя Мстинского исполкома – 5 лет и председателем колхоза «Красное знамя» – 11 лет. Был отмечен правительственными наградами – медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной Войны 1941-1945г.г.» и «За доблестный труд в Великую Отечественную Войну 1941-1945г.г.»

Большевишерский партизанский отряд

Льва Коробача

16 октября 1941 года, когда бои шли на подступах к Малой Вишере, ушел в лес за село Александровское большевишерский партизанский отряд Коробача. По своему составу отряд насчитывал всего 13 человек, однако эта горсточка наших земляков своими действиями сумела навеять страх на немецкое командование. Отряд действовал в районе Папоротно–Некрасово–Александровское–Большая Вишера. Партизаны более 60-ти раз обрезали телефонную связь противника, а в местах подхода к обрывкам минировали ее. На минах подорвались 4 немецких связиста.

Также маловишерские партизаны вырезали более 5,5 км телеграфного провода и сдали его воинской части. При подрыве легковой машины на одной из партизанских мин были захвачены и затем доставлены командованию Волховского фронта ценные документы немецкого штаба полка 215-й дивизии. Был подорван немецкий склад боеприпасов, проведены дерзкие операции на дорогах, в результате которых партизаны Коробача уничтожили 3 повозки с грузом, 6 лошадей, 23 солдата и 2 офицера, сопровождавших эти обозы.

Действия маловишерских партизан осложнялись тем, что велись в непосредственной близости от линии фронта. Но хорошее знание местности и постоянная связь с населением давали возможность неожиданно и без больших потерь проводить операции, собирать важные разведывательные сведения о живой силе и технике врага, о складах и гарнизонах и сообщать в штаб 52-й армии. В проведении разведки отличался 17-летний Паша Николенко. Молодой, сильный, сообразительный, он без устали ходил через леса и болота за линию фронта и обратно, считался опытным сапером.

Во время наступления советских войск на Маловишерском плацдарме Матвей Иванович Иванов, партизан из отряда Коробача, лесными тропинками провел в тыл врага наш 120-й кавалерийский полк для взятия дороги Папоротно–Некрасово и в течение двух дней помогал конникам удержать дорогу, отбив несколько немецких атак.

В результате этой операции части Красной Армии выбили 215-ю немецкую дивизию, переброшенную сюда из Франции, и заняли участок железной дороги от станции Гряды до станции Дубцы. Это сыграло важную роль в окружении немецкой группировки у Большой Вишеры.

Так кто же такой Лев Коробач, ставший легендой еще при жизни? Его родители Коробач Василий Матвеевич и Анна Петровна бежали в Россию из Польши во время Первой Мировой войны. Жили в Смоленской области, затем в Гатчине, а с 1919 года перебрались в Вишеру: отца назначили страховым агентом. С 1926 по 1928 год Лев Коробач учился в Новгородском педтехникуме, после окончания был направлен на работу в Лычково инспектором политпросвета. В 1934 году вернулся в Малую Вишеру, работал замполитом артели «Вишенкооп», в 1936 году избран депутатом районного совета, стал работать секретарем райисполкома. В 1939 году в финскую кампанию добровольцем пошел на фронт – был батальонным комиссаром, награжден медалью «За отвагу». С финской войны вернулся вновь на должность секретаря райисполкома. Во главе большевишерского партизанского отряда он встал вместо Корнилова, офицера запаса Красной Армии, попросившего районное руководство снять с него обязанности командира отряда.

Когда партизаны помогали воинским частям очищать от немцев последний населенный пункт Маловишерского района – деревню Александровское, Коробач при спасении раненого красноармейца из горящего дома был ранен осколком мины в спину.

Почти два месяца Лев Николаевич пролежал в госпитале в Боровичах, там ему был вручен орден Красного Знамени. Вот как писала газета «Большевик» 1942 года (орган Маловишерского РК ВКП(б) и райисполкома):

«За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество тов. Коробач Лев Васильевич награжден правительственным орденом Красного Знамени. Ранее тов. Коробач был награжден медалью «За отвагу». Товарищ Коробач работал секретарем Маловишерского районного Совета депутатов трудящихся».

О мужестве и храбрости маловишерских партизан знала тогда вся страна – об этом сообщало Советское Информбюро. Командование Волховского фронта высоко оценило заслуги и других маловишерских партизан перед Родиной:

После освобождения Малой Вишеры 20 ноября 1941 года наступил новый этап партизанского движения. Из партизанских отрядов вернулись, чтобы взяться за восстановление разрушенного хозяйства, многие партийные и советские руководители, рабочие стекольного завода и железнодорожного транспорта. По этой причине два отряда – маловишерский и мстинский – были расформированы.

В начале марта 1942 года выписался из госпиталя Лев Васильевич Коробач. Ему тоже предложили работу в районе. Он отказался, ответив, что пойдет воевать, и начал формировать новый партизанский отряд.

К этому времени в Малой Вишере формировалась 1-я Волховская партизанская бригада под командованием подполковника Ф.А. Тарасова. Бригада имела 30 отрядов в количестве 800 человек (в т.ч. отряд Коробача). 17 апреля отряд Коробача из состава 1-й Волховской бригады вышел и стал рейдовым.

Основной базой для партизан стала городская больница. Сюда они прибывали для формирования, здесь подбирали для себя одежду, оружие. За короткий срок отряды были подготовлены к рейду и приняли партизанскую клятву.

Ранним утром 17 марта 1942 года отряды покинули Малую Вишеру и двинулись в тыл врага, в Новгородский, Тосненский и Батецкий район. Отряд Коробача в ночь на 24 марта в результате кратких, но успешных боев перешёл линию фронта и приступил к диверсионным действиям в тылу врага в районе Батецкой.

Стремительный, смелый почерк военных действий был присущ партизанскому отряду под командованием Коробача: точная армейская разведка с четкими донесениями, где дается полное описание сил противника, места дислокации, а также неожиданные диверсионные налеты, после этого многокилометровые рывки для запутывания следов и, наконец, специализация на подрывах телефонных проводов. И еще одна специфика… Они первыми начали и первыми сумели слаженно действовать с войсковыми армейскими частями. Надо сказать, что другим партизанским отрядам на первых порах борьбы с противником эта слаженность не удавалась.

Отряд Коробача участвовал в операции по освобождению пленных красноармейцев из концентрационного лагеря в деревне Долговка. Маловишерские партизаны уничтожили охрану лагеря и освободили 800 человек из немецкого плена.

Весна 1942 года была ранней, уже в начале апреля растаял снег и потекли ручьи. Кончились продовольствие и боеприпасы. Отряд Коробача получил приказ выйти в тыл и прибыть в Малую Вишеру. К этому времени, а именно – 11 мая, началась вторая карательная экспедиция гитлеровцев против Партизанского края. Через неделю, встретив стойкое сопротивление партизан, противник прекратил наступление.

В Малой Вишере Коробач стал готовиться к новому рейду в тыл врага. К командиру стали стекаться люди, в основном молодёжь из Малой Вишеры, со станции Мстинский Мост и Веребье. К середине мая в отряде насчитывалось уже 60 человек.

14 мая отряд Коробача отправился в тыл врага, в Батецкий район, в третий, как оказалось, в последний рейд. Преодолев за день 65 километров, партизаны перешли линию фронта и, пройдя за короткое время еще 90 километров по лесам и болотам, вышли в тыл противника. Линию фронта отряд перешел в районе Замошского болота.

В мае 1942 года он удачно провел несколько диверсий на шоссе Раглицы–Вольная Горка и на участке железной дороги Новгород–Чудово. Партизанами было взорвано несколько мостов на железной дороге, пущено под откос несколько эшелонов и разгромлена большая транспортная колонна врага.

В каждой деревне стояли немецкие гарнизоны, были созданы полицейские отряды и назначены старосты. Жители района знали о том, что в районе действует сильный и смелый партизанский отряд. Знали потому, что на дорогах совершались нападения на немецкие обозы, срывалась телефонная связь, взрывались мины, пускались под откос воинские эшелоны. Кроме того, в районе появились листовки и даже районная газета «Красное Знамя».

30 мая при Ставке Верховного Главнокомандования создан центральный штаб партизанского движения под руководством маршала К.Е. Ворошилова. Ленинградским штабом партизанского движения Лев Васильевич Коробач был назначен председателем Батецкого райисполкома.

Коробач, с присущей ему энергией, рискуя своей жизнью, собирает старост Батецкого района на совещание к председателю райисполкома. Приказ явиться подписывает: «Председатель Батецкого райисполкома, командир партизанского отряда – Лев Коробач».

Совещание прошло удачно. Собранное старостами продовольствие для немцев, партизаны перехватывали и доставляли подводами в лес, а потом отправляли в армию. Все это происходило в то время, когда немецкие войска вели упорные бои с силами 2-й Ударной армии между Новгородом и Чудовом. Дерзкие удары партизан в тылу вызывали беспокойство и нервозность командования 18-й немецкой армии.

3 июня 1942 года началось сражение с третьей карательной экспедицией гитлеровцев. 8 июня каратели перешли к обороне.

9 июня воссоздан Волховский фронт. Командующим назначен генерал армии К.А. Мерецков. В полосе фронта действует 31 партизанский отряд из 920 бойцов.

После неудачного наступления 2-й Ударной армии противник возвратил с фронта свои охранные части. В карательные отряды вошли и отпетые предатели своего народа, хорошо знающие местность. Потери в рядах народных мстителей резко возросли.

Охота на Коробача

Посмотрим на события прошлого глазами захватчиков.
Штурмбанфюрер СС Детлев Леберехт Отто Эгон фон Вакербарт – опытный контрразведчик – один из организаторов карательных действий на оккупированных территориях к северу и к западу от Новгорода. Вакербарт издал приказ, в котором говорилось о необходимости экстренной и неотложной ликвидации двух командиров партизанских отрядов – Льва Коробача и Павла Носова (Новгородский р-он). В связи с этим были разработаны несколько секретных операций. Карательный отряд ГФП–520 (тайная полевая полиция) осуществлял операцию под кодовым названием «Погоня». Тактика действий: это внедрение провокаторов в отряды, штабы, упор на радио-перехваты, контрольные посты в каждой деревне, на каждом хуторе и переезде.

Охоту за Коробачом – «маловишерским волком» – курировал Франц Шлехтецкий из германской криминальной полиции, хорошо владевший русским и польским языками, обученный провокаторскому делу. При этом в ход пускалось все: подкупы деревенских старост и населения, щедрые посулы карателям, а также дипломатия комиссара Шлехтецкого. В его руках оказалась фотография Коробача. Показывая это фото своему отряду, он дает такую характеристику Коробачу: «Смотрите и запоминайте лицо. Неординарный мужик. Чертовски красивый и чертовски смелый. Если поймете его характер, то сможете распутать его след».

Трудность поимки Коробача заключалась в том, что у него не было постоянной базы, места дислокации. Также он действовал не в глубоком тылу врага, где можно было подкупить кого-то из сельских людей, а в непосредственной близости от линии фронта, территории плотно занятой немецкими частями на подступах к Ленинграду. Коробач и его товарищи могли появляться и в немецкой форме.

Маршруты партизанского отряда немецкому командованию кажутся путанными, действия – неадекватными: то он нападает как бандит на продовольственные обозы, взрывает склады, а через какие-то несколько дней организованно и слаженно с частями Красной Армии воюет с противником, освобождая селения.

Из отчета Детлева фон Вакербарда: «Лев Коробач, командир партизанского отряда, сумел навеять страх на командиров наших подразделений, что расположены на военных квадратах района Большой и Малой Вишеры».

За голову Коробача немецкое командование сначала сулит 5000 марок, затем 10000, а потом – полмиллиона… Наконец, 10 гектаров пахотной земли – ставка возрастает после того, как отряд Льва Коробача провел 120 кавалерийский полк в тыл противника. И последний рывок цены – миллион марок, этой суммы в годы войны достигла еще одна голова партизанского вожака из Белоруссии – П.Г. Лопаткина.

Места нахождения отряда Коробача, его лично, зафиксированы в немецких документах, в донесениях. Донесение карателя Пихлакаса: «Коробач назначен председателем Батецкого райисполкома и намеревается в третий раз сделать марш-бросок из Малой Вишеры в Батецкую со свежей силой партизан».

Провокаторские группы Светловского, Пихлакаса, Садина, Осипова, Конаша и других бросаются на перерез по всей линии от Малой Вишеры до Батецкой, чтобы не дать пройти Льву Коробачу с его обновлённым отрядом в тыл. Немцы списывают организаторские способности командира на простое человеческое обаяние, которым якобы он подкупает население. Наконец, 21 июня 1942 года разведывательная группа Пихлакаса «берёт след Коробача». Стягиваются карательные силы, завязывается бой. Партизанский отряд с большими потерями выигрывает схватку.

Но трагедия Коробача и всего его отряда заключается в том, что во время боя погибает радист. В отряде, естественно, прекращается связь с советским тылом и другими партизанскими отрядами, прекратилась доставка боеприпасов. Детлев фон Вакербат предпринимает срочные меры: выходит приказ об усилении контроля квадратов в районе деревень и сел Батецкая –Уторгош, Батецкая–Дно, Батецкая–Луга, Батецкая–Шимск–Медведь. Немецкие самолеты целыми днями кружат над лесными массивами. Летчики обнаруживают отряд и передают координаты в штаб. Тут же организуется преследование… Итог – вражеское окружение. В неравном бою с карателями 28 июля Лев Коробач погибает вместе со своим отрядом в направлении Батецкая–Уторгош, в районе между Несужскими и Бахаревскими болотами.

Партизанская типография

Партизаны действовали не только оружием. Они распространяли слова правды среди населения, находящегося на территории, временно занятой немцами. Партизаны проникали в деревни и разбрасывали там газеты, листовки, обращенные к населению, а также листовки на немецком языке, обращенные к немецким солдатам. Так, в 24-ю годовщину Октябрьской революции партизаны снабдили население листовками с текстом доклада Сталина. Всего двумя отрядами, Маловишерским и Большевишерским, распространено около 30-ти тысяч листовок. А печатались листовки и газеты в ЛЕСНОЙ ТИПОГРАФИИ. Организацией партизанской типографии в Малой Вишере занимался П.Р. Шевердалкин, он прибыл из Ленинграда в наш район в первые месяцы войны для организации партийного подполья, а для конспирации был оформлен учителем в среднюю школу поселка Гряды.

Осенью 1941 года маленькая типография начала действовать в бане лесного поселка близ деревни Инево Поле. А до этого в августе-сентябре 1941 года появились первые рукописные и печатные листовки. После освобождения Малой Вишеры на базе сохранившегося оборудования и привезенного из-под Инева Поля – была создана прифронтовая партизанская типография, где печатались газеты «Народный мститель», «Советский партизан», «Ленинградский партизан», «За Советскую родину», районные газеты и листовки, особенно много издавалось листовок.

В декабре 1941 года был создан Волховский фронт, и Ленинградский штаб партизанского движения образовал в Малой Вишере свою оперативную группу. Здесь размещались радиоузел, редакция и типография. Заведующий районной типографией Ф.Е. Шолохов и редактор маловишерской районной газеты «Большевик» А.Е. Прокофьев за короткое время наладили выпуск районной и партизанской газет и листовок.

Далекой историей стала Великая Отечественная и партизанская война. Давно зарубцевались шрамы на деревьях, заросли травой окопы и воронки. Отдавая дань памяти маловишерцам – назвали их именами некоторые улицы города. Есть и улица Коробача в Малой Вишере.

Многие годы (сразу после войны) руководила библиотеками района сестра Л.В. Коробача – Элеонора Васильевна, ветеран войны. Ее усилиями был собран богатый материал о брате и других маловишерцах, отличившихся в годы войны. Сейчас он находится в экспозициях Маловишерского краеведческого музея.

«Зимний стоит, Мариинка танцует, Романов правит…»

Один из самых популярных анекдотов 70- годов прошлого века повествовал о туристе из бывших русских белоэмигрантов, посетившем советский Ленинград. Будто бы возвратившись в свою буржуазную Европу, тот рассказывал, что что «наша прежняя столица Петербург изменилась незначительно, разве что сменила название в честь их пролетарского вождя. А так все по-прежнему: Зимний стоит, Елисеев торгует, Мариинка танцует, Романов правит».

«Романов правит» – это о царском однофамильце Григории Васильевиче Романове, первом секретаре Ленинградского обкома, одном из самых влиятельных «губернаторов» брежневской эпохи, управлявшем Ленинградом в общей сложности 13 лет, с 1970-го по 1983-й.

В Питере неоднозначно вспоминают то время. Одним «романовская» эпоха запомнилась массовым строительством, развитием науки и производства, расселением коммуналок. Другим – жестким идеологическим диктатом, гонениями на диссидентов под предводительством «угнетателя всего прогрессивного» Григория Романова.

Чем дальше время отделяет нас от тех лет, тем более осознается масштабность его личности, а 13 романовских лет руководства городом и областью признают самыми успешными в жизни региона за все двадцатое столетие.

Бывший всесильный хозяин Ленинграда – наш, новгородский. Родился в деревеньке Зихново, раскинувшейся на правом берегу реки Удинки, в 33-х километрах от уездных Боровичей. Был шестым ребенком в большой крестьянской семье. Царские однофамильцы Романовы жили очень бедно, в разваливающейся хибаре – отец, инвалид Первой мировой, сильно болел и не мог трудиться в полную силу. В 1929 году Романовы вступили в колхоз, и тот чем мог, помогал бедствующей многодетной семье – продуктами, дровами, сеном. Отец умер в 1934-м, когда Грише было 11 лет. Он очень хорошо учился в школе и закончил ее с отличием. В 1938 г. поступил в Ленинградский судостроительный техникум, но окончить его не успел – война…

С началом войны восемнадцатилетний Григорий вместе с однокурсниками был отправлен под Лугу, на строительство оборонительного рубежа. В августе, когда немцы овладели Лужским рубежом, студенты отступили к Ленинграду. В блокадном городе Григорий быстро дошел до дистрофии и чуть не умер, но в госпитале отыскала и выходила его девушка Аня – его довоенная любовь, так и не дошедшая до женитьбы: родители девушки категорически воспротивились браку с деревенским, нищим студентом.

В ноябре подлечившегося Григория призвали в армию – в 56-й стрелковый полк. После краткосрочных курсов, получив специальность связиста, всю войну сражался под стенами Ленинграда. Был контужен, после выздоровления – накануне снятия блокады я январе 1944-го – произведен в сержанты и отправлен в мастерские связи 42-й армии, входившей в состав 2-го, затем 3-го Прибалтийского фронта. На фронте вступил в партию. Победный май 1945-го вместе с однополчанами встретил в Риге. Ратный труд Григория Романова в Великой Отечественной отмечен медалями «За оборону Ленинграда» и «За боевые заслуги». После Победы он чуть было не угодил на войну с Японией: в июле 1945-го его буквально сняли с эшелона на полпути к Дальнему Востоку – вышел указ о демобилизации всех технических специалистов для нужд возрождения народного хозяйства.

Возвратившись в Ленинград, вчерашний солдат Григорий Романов первым делом отыскал свою Анечку и она стала его женой. Вернулся в свой судостроительный техникум. После техникума краснодипломника Романова взяли на работу в конструкторское бюро (ЦКБ-53) ленинградского завода им. Жданова (ныне «Северная верфь»). Одновременно Григорий учился на вечернем отделении Кораблестроительного института, по окончании которого получил специальность «инженер-кораблестроитель. В родном КБ от рядового инженера-конструктора дорос до начальника сектора. Здесь же началась и партийная карьера Григория Романова – в 1955 г. он возглавил на заводе партийную организацию.

За тринадцать последующих лет Г. Романов прошел путь от секретаря райкома КПСС до первого секретаря Ленинградского обкома КПСС.

Его стремительное восхождение к вершине партийного руководства Ленинградом не было случайным. Время бурного научно-технического прогресса в СССР потребовало выдвижения на командные позиции кадров, прошедших школу высококвалифицированного труда, проявивших личную ответственность за принятые решения и способность руководить. Романов отвечал этим требованиям в полной мере. К тому же он был необычайно талантлив, умен, наделен могучими организаторским способностями, как говорили, дьявольски работоспособен и совершенно бескорыстен.

Возглавив в сентябре 1970-го Ленинградский обком партии, Григорий Васильевич Романов стал фактическим главой города на Неве и всей Ленинградской области. Громадный, сложнейший административно-хозяйственный организм не пугал 47-летнего фронтовика: Романов привык работать на совесть, в нем кипели здоровая, горячая крестьянская кровь и природная новгородская предприимчивость. И не зря его при рождении назвали неусыпным именем Григорий, что в переводе с греческого означает «бодрствующий»! Под бременем личной ответственности за доверенный ему город, северную столицу, первый секретарь обкома почти не спал, не ел и круглосуточно требовал результат.

И вскоре в Ленинграде Романова уже называли «хозяин». Он назубок знал проблемы города и требовал того же от подчиненных.

«Романовская» эпоха запомнилась массовым жилищным и коммунальным строительством, с небывалыми темпами и рекордными показателями. При нем построили около ста миллионов квадратных метров жилья – до сих пор этот рекорд городского строительства так никем и не побит. Жилищный вопрос в Ленинграде был решен, ленинградцев переселяли из коммуналок в отдельные квартиры. Очередь была сокращена с 10 до 5 лет, и люди уже знали, когда они получат квартиры. В августе 1976 г. Ленинград перешел на семизначную телефонную нумерацию.

При Романове открылись 19 новых станций метро – на трех линиях! И до сих ленинградский метрополитен развивается по схемам, разработанным в конце 70-х. Это при нем начали строить окружную дорогу, возводить комплекс защитных сооружений, тут же окрещенных в народе «Дамбой Романовной» – и с тех пор город не знает наводнений.

Продовольственный вопрос в пятимиллионном городе, пережившем блокаду, решался как задача стратегического значения. Для того, чтобы накормить регион, все колхозы области были преобразованы в совхозы и на их базе созданы агропромышленные объединения – любимое детище Романова. Все основные продукты питания для Ленинграда (мясо, молоко, масло, яйцо, овощи) производились в сельском хозяйстве Ленинградской области. При Романове в сельхозпроизводстве жестко контролировался рост поголовья скота – его снижение расценивалось как нанесение урона стратегическим продовольственным ресурсам.

Снабжение продовольствием Григорий Васильевич держал на личном контроле. Каждое утро на его рабочий стол ложились 3 сводки: сколько в городе запасов мяса, масла, молока. В этом вопросе для первого секретаря не было мелочей. Вспоминают, как однажды в городе возник дефицит лука из-за бюрократических проволочек с грузинскими поставщиками. Романов тут же набрал первого секретаря ЦК компартии Грузии Шеварднадзе, и как бы шутя, но с металлом в голосе отчитал: мы блокаду пережили, а ты нам лук не даешь! Вскоре луком были завалены все ленинградские магазины.

Экономика северной столицы при Романове изменилась глубоко и качественно. Резко вырос научно-производственный потенциал, прежде всего тяжелое, энергетическое и транспортное машиностроение, а также электротехническая, радиоэлектронная, судо- и приборостроительная отрасли. В городе собирали знаменитые тракторы «Кировец», которые успешно используются и поныне. Продолжалась закладка могучего гражданского флота. На Балтийском заводе сошли со стапелей мощнейший в мире научный корабль «Космонавт Юрий Гагарин» и два атомных ледокола – «Сибирь» и «Арктика», первым в 1977 г. достигший в свободном плавании Северного полюса. В эти же годы запускается Ленинградская АЭС.

Что еще отличало Г.В. Романова от других руководителей регионов, так это способность осознать государственную значимость текущей, как у всех, работы и поднять ее на максимально высокий уровень. Обладая даром видеть будущее производство, он ограждал, насколько это было возможно, ленинградскую промышленность от лихорадочных нововведений и непродуманных организационных решений, за версту чуял авантюризм, некомпетентность и не допускал таких товарищей к партийно-хозяйственному руководству.

Он реформировал систему, ни на кого не оглядываясь.

Абсолютно новаторским делом стала разработка комплексного плана экономического и социального развития Ленинграда и области на Х пятилетку (1976-1980 гг). Главным его звеном был план развития конкретного производства в обрамлении профинансированной предприятием инфраструктуры социально-бытового назначения для жизнеобеспечения своих работников: детских садов, домов культуры и отдыха, санаториев, больниц и профилакториев, жилья. Опыт комплексного планирования, рожденный в Ленинграде, получил широкое распространение в стране и был закреплен в Конституции СССР 1977 года. Более того, при Романове был разработан и комплексный план социального развития Ленинграда до 2005 года, по которому в 2000-е китайцы один к одному развивали Шанхай.

Романов был одним из немногих, кто искал и нашел конкретный способ соединения преимуществ плановой экономики с достижениями научно-технического прогресса. Успешное соединение науки и производства выразилось в создании крупных производственных и научно-производственных объединений, где разрабатывались и тут же внедрялись в производство новейшие технологии. Таких мощных НПО, подобных «Электросиле», ЛОМО, «Светлане», не было к девяностым годам даже на Западе. К концу 1980-х в Ленинграде и области на долю НПО приходилось 70% общего объема продукции ленинградской промышленности, причем самой высокотехнологичной!

Для решения вопроса кадрового наполнения ленинградских предприятий Романовым была инициирована реформа профтехобразования. Ленинград был первым городом, в котором к концу 70-х завершился переход профтехучилищ на среднее образование. По замыслу, профессионально подготовленные на базе среднего образования кадры, способные поддерживать уровень высокотехнологичного производства, избавили бы предприятия также от хронического дефицита рабочих рук и услуг лимитчиков, криминализирующих город и нуждавшихся в дополнительном жилье. Для того, чтобы сформировалась и окрепла новая генерация рабочих, требовалось лет 10-15. Их не оказалось.

Все было разрушено в горбачевскую перестройку и довершено в 90-х. Разрушена сеть ПТУ, с лихорадочной приватизацией были пущены в распыл мощнейшие научно-производственные объединения. Журналисты, бравшие интервью у Григория Васильевича Романова в начале 2000-х (редкие, неохотные), признавались, что боль, которую он испытывал, когда заходила речь о трагедии ленинградской промышленности, не передать словами. Надо было видеть его глаза…

Романовские методы управления большим городом да и сам он не всем пришлись по душе.

О его строгой требовательности ходили легенды, с оговоркой – строг, да справедлив; себя в первую очередь не щадит и никому спуску не дает. Характером Григорий Васильевич был резким и жестким, с нотками высокомерия, но при этом исключительно ровный в общении с любым собеседником любого ранга; никогда не допускал человеческого унижения, не позволял «партийного хамства», чем грешили иные региональные лидеры того времени.

Был взыскателен к лицам, допускавшим злоупотребления – руководящие кадры Ленинграда при нем никогда не были коррумпированы. В этих вопросах был принципиален до щепетильности. Вспоминают, как один весьма известный артист обратился к нему с просьбой «землицы под дачу» – реакция Романова была мгновенной: «Вы забываетесь. Я землей не торгую». Когда Романов возглавил Ленинградский обком партии, запретил упоминать свое имя в газетных отчетах об официальных церемониях, в которых по долгу службы принимал участие.

И в личном отношении Григорий Романов производил впечатление человека глубоко порядочного. Вместе с семьей из шести человек жил в трехкомнатной квартире обычного городского дома, где соседка этажом выше регулярно заливала его водой. Был случай, когда в его квартире несколько месяцев жила старушка, чей дом сгорел в пожаре – может, кто и усмехнется, до чего благолепный образ, но ведь все это было!

У Романова были сложные отношения с творческой интеллигенцией, и это стало одной из основных прижизненных и увы! посмертных претензий к первому секретарю обкома.

В годы его правления в Ленинграде прошло несколько процессов по делам диссидентов, а многие деятели культуры переехали в Москву или даже за границу. Было модно жаловаться, что Романов душит все прогрессивное, что «под ним невозможно работать». При Романове в Ленинграде были черные списки артистов, которым был запрещен доступ в телевизионный и радиоэфир.

И хотя диссидентами занималось «профильное» Пятое управление КГБ, и Романов вроде бы ни при чем, но он видимо и сам был убежден, что даже небольшая свобода слова и творческой мысли до добра не доведет. Искренне, «с большевистской прямотой» считал: почему, когда одни, и он в том числе, напряженно обустраивают и жизнеобеспечивают Ленинград, кому-то позволительно недоброжелательствовать и охаивать все советское? Дал тебе Бог писательский и актерский дар – помогай социалистическому строительству партийным словом и соцреализмом. Да, плохо относился к писателю Гранину, не соглашаясь с тем, что он говорит и пишет о блокаде. Потому что защищавший в войну Ленинград и хлебнувший блокады Романов в каждой строке Гранина ощущал мысль – «город надо было сдать».

Либеральная интеллигенция Романова презирала. Ну что с него взять, серый мужик с недостатком внутренней культуры и образования: родился в многодетной крестьянской семье, затем воевал, институт окончил заочно, работал на заводе – до театров и книг ли ему было? А вот например Дмитрий Сергеевич Лихачев уважительно относился к «первому», всегда находил с ним общий язык и недоумевал, когда слышал, что «под Романовым» невозможно работать». Удивительно тогда и то, что именно при «душителе всего прогрессивного» в Ленинграде была поставлена и шла в течение десяти лет первая в СССР рок-опера «Орфей и Эвридика», а в 1981 году заработал Ленинградский рок-клуб – тоже первый в Союзе.

Мощный прорыв Ленинграда в 70-е годы, опыт руководства громадным городом и регионом снискали Г.В. Романову всесоюзную известность, о нем заговорили на Западе. Ленинградский лидер, член Политбюро ЦК КПСС с 1976 года, он неофициально считался одним из возможных кандидатов на пост генерального секретаря ЦК – еще в 1975 году американский журнал Newsweek назвал его наиболее вероятным преемником Леонида Брежнева.

Общеизвестно, что любое серьезное восхождение и успех сопровождается завистью, интригами, провокационными слухами. Про Романова много чего говорили, самое расхожее – роман с певицей Сенчиной и свадьба младшей дочери в Екатерининском зале Таврического дворца, с битьем взятого в Эрмитаже антикварного царского парадного сервиза на 144 персоны. И Сенчина уже давно призналась, что никакого романа не было, и потом выяснилось, что никакого сервиза и свадьбы во дворце тоже не было. А наоборот, все было очень скромно: свадьба на служебной даче, гостей 12 человек, после чего молодые отправились в свадебное путешествие на волжском теплоходе. Но рожденный в недрах завистников и недоброжелателей скверный анекдот, подхваченный западными голосами и нашей диссидентствующей интеллигенцией, уже разлетелся по стране, и люди несколько лет подряд шумно обсуждали и писали возмущенные письма в ЦК, что «Романов сервиз разбил».

Гордый фронтовик Романов не стал оправдываться. Однако история со свадьбой как классический пример черного пиара потом не раз будет вытащена на свет и в какой-то степени будет стоить ему поста генсека.

В 1983 г. возглавивший страну Андропов забрал Григория Романова в Москву – секретарем ЦК и куратором оборонной промышленности. В престарелом Политбюро в качестве будущих лидеров партии стали фигурировать Романов и Горбачев, причем в этом качестве Романов уже был им задолго до Горбачева.

После смерти Андропова в 1984-м на пост генсека предпочли устраивавшего всех тяжелобольного Черненко, тем временем присматриваясь к моложавым вероятным преемникам. Непокорный ленинградец Романов, неискушенный в аппаратных комбинациях, внушал опасения – слишком самостоятельный, немногословный, не заискивал и не искал дружбы со старшими коллегами, не стремился поразить их нестандартностью суждений. Не то, что улыбчивый, обходительный Горбачев, протеже самого влиятельного члена Политбюро А. Громыко. По политическим позициям, опыту, умению организовать дело Романов был явно сильнее, но проигрывал Горбачеву в умении казаться таким, каким было выгодно.

Боясь прихода Г.В. Романова к власти, его могущественные противники развернули против него тонкую закулисную борьбу. В аппарате ЦК заговорили о крутости Романова и демократичности Горбачева, его склонности к компромиссам, договороспособности, о его популярности на Западе. Бойкий и напористый Михаил Сергеевич тоже захлопотал: в доверительных беседах с коллегами заводил разговоры о промахах в оборонной промышленности, которую курировал Романов; и как вишенка на торте, всякий раз появлялась история злосчастной свадьбы 1974-го.

Ставка была сделана в пользу Горбачева. Несомненно, что не обошлось и без изощренных политтехнологий и вмешательства западных спецслужб, уже тогда разглядевших в Горбачеве могильщика СССР. Романова, отдыхавшего в литовской Паланге, и его сторонников Кунаева и Щербицкого даже не известили о внеочередном Пленуме ЦК, состоявшемся на следующий день после кончины Черненко. Так что на коротком, получасовом Пленуме Горбачев был утвержден Генсеком в отсутствие конкурентов.

Летом 1985-го Григория Васильевича отправили на пенсию, «по состоянию здоровья». Горбачев прямо сказал ему, что для него нет места в составе руководства.

Григорию Васильевичу было всего 62 года – самый расцвет для политика. Но за 23 года своей последующей жизни никаких ключевых постов он больше не занимал, вел замкнутый образ жизни: не появлялся на публике, не комментировал ситуацию в стране, почти не давал интервью, не писал мемуаров. До конца жизни платил членские взносы Коммунистической партии, хотя к реформированной КПРФ относился скептически. Но это был принцип – не для того он на фронте вступил в партию, чтобы в трудные годы бежать из под ее знамен. Персональную пенсию за большой вклад в развитие отечественной промышленности ему назначили только в 1998 году, при Ельцине.

Скончался Григорий Васильевич Романов в 2008 году в возрасте 85 лет, похоронен на Кунцевском кладбище в Москве. Тепло отозвалась на его уход когда-то начинавшая работать под его началом губернатор Петербурга В. Матвиенко. А земляки-новгородцы гордо написали тогда, что «Григорий Васильевич впитал в себя лучшие черты боровичан: скромность, простоту, своеобразное чувство юмора, принципиальность, бескомпромиссность, разносторонность, творческое мышление, настороженность подхода ко всему, нарушение привычных традиций».

***

После того, что случилось со страной после горбачевской «перестройки», к личности Г.В. Романова возник неослабевающий интерес политологов, аналитиков, публицистов, да и просто неравнодушных, государственно мыслящих граждан.

И хотя есть такое понятие, как историческая неизбежность, многие полагают, что он мог бы спасти СССР; сходятся во мнении, что если бы генсеком стал Григорий Романов (а он был от этого в одном шаге), то мы бы сейчас продолжали жить в Советском Союзе, конечно, реформированном, модернизированном, но благополучном и сильном – он не допустил бы умышленного развала Союза, смог бы провести назревшие перестроечные реформы продуманно, не так болезненно.

Эту заманчивую альтернативу даже облекли в художественные образы: ее мы встретим в книге С. Арсеньева «Студентка, комсомолка, спортсменка», в техно-опере «2032: Легенда о несбывшемся грядущем» композитора В. Аргонова, созданной в 2007 г. Там именно Григорий Романов после смерти Черненко избирается генеральным секретарем ЦК КПСС, вследствие чего СССР удается избежать стагнации и распада. Она проникла даже в компьютерные игры: Романова как альтернативу Горбачеву можно выбрать в двух играх отечественной команды разработчиков инди-игр «Kremlingames»!

И еще. 17 мая 2011 г. на фасаде дома 1/5 по ул. Куйбышева в С.-Петербурге была установлена памятная доска Г.В. Романову. Она вызвала бурное негодование питерской художественной интеллигенции, написавшей протест: «Мы хорошо помним первого секретаря обкома КПСС Григория Романова – человека, душившего культуру, науку, искусство и свободу, ненавидевшего интеллигенцию, изгонявшего из города артистов, поэтов и художников, и сделавшего все, чтобы превратить Ленинград в «великий город с областной судьбой».

Выступившие как бы от имени народа, народ спросить опять забыли. Между тем, рядовые петербуржцы, испытывающие ностальгию по стабильным временам, все чаще и чаще задаются вопросом: что лучше? Жесткий романовский режим, но когда город накормлен, работает промышленность, готовятся рабочие кадры, строится бесплатное жилье – или свобода, но без всего этого?

Литература к статье:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *