Неофитство в православии

Ошибаются все: люди, воспитанные в христианской традиции с самого рождения, атеисты, старающиеся следовать общечеловеческим ценностям, кандидаты наук и ученики начальной школы на первом уроке математики. Конечно же, ошибки, в зависимости от возраста и рода деятельности, имеют разную цену и разные последствия. Поэтому так важно, начиная своё воцерковление, становясь «новоначальным» или, другими словами, «неофитом» (от др.-греч. νεόφυτος — «недавно насаждённый»), изучить подводные камни этого непростого пути, чтобы в дальнейшем, преодолев первые трудности, не отступить, а, наоборот, сохранить веру и приумножить её.

Ошибка первая: нельзя любить то, чего не знаешь.

Всё чаще звучат слова о том, что просвещенный XXI век напоминает апостольские времена. Если мы возьмём за критерий осведомленность об основных понятиях христианства, это мнение окажется совсем не лишенным смысла. Сколько людей в наши дни хотя бы раз прочитало Евангелие, не говоря уже о творениях Святых Отцов? Современному неофиту, скорее всего, придётся изучать Священное Писание и Предание с нуля, разбираться в том, как устроена Церковь, какой глубокий смысл заложен в Таинства Исповеди и Причастия. Далеко не каждый самостоятельно сможет осилить столь большой поток информации, отделить зёрна от плевел. Риск принять главное за второстепенное, а второстепенное — за главное, очень велик.

Однако ещё в первые века христианства постепенно сформировался институт оглашения, призванный наставить желающих в основах веры, испытать искренность их решения о принятии Крещения. Позже — оградить от распространения ересей или ложных философских учений. Сегодня в большинстве храмов проводятся беседы по катехизации, цели которых ничем не отличаются от вышеперечисленных. Также благодаря развитию технологий появилась возможность записаться на бесплатные катехизаторские курсы в интернете, предварительно убедившись в том, что они созданы по благословению священноначалия.

«Нельзя любить то, чего не знаешь», — слова великого русского писателя Ф. М. Достоевского заставляют задуматься. Можно ли, не зная своей веры, называть себя православным христианином? Можно ли любить Бога, ничего не зная о Нём?

Ф.М.Достоевский

Ошибка вторая: чрезмерная строгость к другим.

Перед глазами неофита разворачивается настоящая катастрофа! Грех поджидает его везде: выглядывает из-за угла включённого телевизора, призывает к обсуждению и, конечно же, к осуждению нового поста в инстаграме, сторожит по утрам в пробках, подкидывая в топку раздражения побольше дров, но, самое главное — таится в каждом человеке (особенно сильно проявляется у знакомых и родственников). В таком случае остаётся только один выход — сказать.

Обличить, с помощью слов заставить отказаться от чего-то вредного, бессмысленного, греховного. Однако всегда присутствует опасность, обвиняя других, самому забыть про свои ошибки и промахи, надеть на себя маску праведника, которая не будет иметь с реальностью ничего общего. Обличение, произнесенное с раздражением и осуждением, способно вызвать в человеке только аналогичные чувства — оно никогда не сможет помочь его исцелению. «Что ж ты смотришь на сучок в глазу ближнего твоего, а в своем глазу бревна не замечаешь?» (Мф. 7:3) Новоначальным, а также и всем людям, прежде чем приступить к обвинению окружающих, следует подумать о том, по какой причине и с какой целью они хотят кому-то «помочь», и нужна ли такая помощь? Если бы пациенты, находящиеся в больнице, обвиняли друг друга в поставленных им медицинских диагнозах, со стороны это выглядело бы как минимум странно. Грех — точно такая же болезнь, и лучше изучать симптомы своего собственного недуга и стараться с ними бороться, чем, не имея должной квалификации, прописывать лечение каждому встречному.

Ошибка третья: отсутствие доверия к Господу Богу или «я знаю лучше».

Тем не менее, стремление спасти и помочь, не спрашивая желания самого «утопающего», у неофита необычайно сильно. Он как будто бы говорит: «Я знаю лучше, как лечить этих пациентов, и даже сам себе могу вырезать аппендицит, хотя пока что ещё не пробовал. Нет, вы не смотрите на то, что учусь только на втором курсе, потому что я совсем не похож на прочих несмышлёных студентов. Скажу вам по секрету: я — гений!».

Но если у студента нет опыта, если ему не хватает знаний, его помощь может обернуться катастрофой. Откуда человеку знать, как будет лучше для других, или когда его друзья и родственники или коллега по работе должны поверить в Бога и начать своё воцерковление? Возможно, они пока что ещё не готовы к такому серьезному шагу, однако через год или через десять лет кто-то из них сам придёт в Церковь и станет для всех хорошим примером.

Можно вспомнить, как в детстве менялось мнение о чем-то, если нас заставляли это делать насильно: мальчик, вынужденный два раза в неделю ходить в музыкальную школу, потому что так решила его мама, мечтая вырастить великого композитора, вряд ли сможет получать удовольствие от музыки. Она всегда будет ассоциироваться с чем-то чужим, недобровольным, воинствующим.

Но вера — не музыка. В отличие от последней она жизненно необходима человеку, поэтому её небольшие хрупкие ростки нужно особенно тщательно оберегать. Что же делать, если иногда, стараясь помочь, мы вырываем их с корнем? Почему так происходит?

Главная причина — страх. Если кто-то для нас дорог, то мы боимся за него, беспокоимся о его спасении настолько сильно, что забываем про доверие к Господу Богу, про Его любовь к нам и к дорогому для нас человеку. Господь Сам знает, когда будет лучше. Да, вера иногда возникает благодаря проповеди, но только в том случае, если на то есть Божия воля: неофиту очень важно понять, что невозможно убеждением, даже идеально выстроенным монологом с неоспоримыми фактами и цитатами из Священного Писания и Предания зажечь в сердце человека искру веры. Это может сделать только Сам Бог.

А мы, хоть и непослушные дети, всё же должны хотя бы раз проявить послушание — просто остаться рядом с нашими ближними и ждать, стараясь изменить не их дурные наклонности, которые, возможно, нам таковыми лишь кажутся, а самих себя.

Конечно же, быть неофитом нелегко: начиная новое дело, человек неизбежно столкнётся с трудностями. Но учиться в раннем детстве ходить, чтобы после увидеть мир, стоит всех синяков и ссадин, счастье от плодов собственного труда стоит бессонных ночей, проведённых за изучением желанной профессии. Счастье от встречи с Богом иное: тихое, спокойное, благословенное и радостное. Не знать, как складывать руки перед причастием, с чего начинать изучение Библии, удивляться, почему люди в храме вместо «спасибо» говорят «спаси Господи», поражаться тому, как они могут стоять, практически не двигаясь на протяжении всей долгой службы и при этом молиться — не страшно. Гораздо хуже остановиться на месте и прекратить свои попытки что-то понять. Христос сказал: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20). Бояться нечего, главное не врать Богу и самим себе, и, увидев своё истинное лицо, не опускать руки, но и не прятаться за образ «благочестивого христианина», существующий только в нашем воображении. Неофит — не диагноз и не приговор, а лишь начало удивительного пути длиною в жизнь, на котором встретятся и свои трудности, и своё, ни с чем не сравнимое, счастье.

Коровина Светлана (@svetlanita777)

Опубликовано: 11 Октября 2018

Понятие происходит от древнегреческого νεόφυτος, что значит «недавно насажденный». В самом общем значении неофит — это новый член, новообращенный приверженец какой-либо религии, религиозного течения.

В истории этим термином определяли: новых адептов тайных собраний — например, древнегреческих элевсинских мистерий — культов олимпийских богинь плодородия Деметры и ее дочери Персефоны; принявших крещение христиан, которые в период с Пасхи до Антипасхи (в значении «напротив», а именно — первое воскресенье после празднования Пасхи) носили белые одеяния; новопостриженных монахов в различных монашеских орденах.

Также греческое слово неофит означает: новичка в абсолютно любой деятельности; растение, только что обосновавшееся в какой-либо локации.

Что такое синдром неофита Синдромом неофита или неофитства в теории религии называют излишнее рвение, импульсивность, которое наблюдают именно у новообращенных последователей. Это в какой-то мере психическое расстройство радикалов, которые, обретя другой смысл жизни, готовы ради него пожертвовать всем, что у них есть — имуществом, семьей, благополучием, любимой прежде деятельностью, интересами и даже собственной жизнью.

Такой неофит — это человек, считающий, что именно ему открылся смысл религиозного учения, что именно он обязан пролить свет знания на более размеренных и спокойных последователей веры или культа. Однако это ему, в отличие от мирных верующих, не хватает опыта, знаний, гибкости ума, которые помогают в полной мере постичь учение, догму.

Данный неофит — это прежде всего максималист, впадающий в крайность. Сегодня такие люди жертвуют огромные суммы нищим, нуждающимся, являются образцами меценатства, а завтра «сжигают» силой своей ненависти и агрессии всех, кто в чем-то не согласен с их взглядами. Опасность, которую таит в себе синдром неофитства многие граждане, которых охватил такой синдром, часто оказываются без жилья, семьи, средств к существованию, увлекшись учением той или иной секты.

Известно огромное количество случаев, когда недобросовестные лидеры околорелигиозных течений сколачивали целые состояния из пожертвований таких вот неофитов. Но это еще не самая страшная опасность.

Не является лекарственным средством. Как показывают исследования, во многих громких терактах последних лет участвовали именно мусульманские неофиты.

Новообращенные очень ценятся экстремистскими группировками — они не выделяются среди местного населения, но при этом агрессивны, решительны, способны на любые жертвы.

Определены группы риска — люди, которых с большой вероятностью могут завербовать экстремисты, сделав их неофитами-террористами: асоциальные личности, склонные к протесту против общества, — нередко они уже являются адептами радикальных группировок; граждане с серьезными материальными трудностями — как правило, они винят в своих бедах власть, общественность; люди, на которых вербовщики сумели насобирать серьезный компромат, коим их шантажируют в своих целях; фанатики религии — психологически обработав эти личностей, экстремисты могут направить ход их мыслей в нужное направление — пострадать за веру.

Понятие «неофит» разъясняется как в ряду принципиально близких, так и весьма отдаленных значений. Синдром же неофита главный смысл имеет один — разрушительное воздействие как на личность, так и на ее поступки.

Петр (Мещеринов), игумен

Что оно такое? Неофитство — это такое младенческое состояние, когда человек только входит в Церковь. В этом начальном периоде церковной жизни неофитство вполне законно и терпимо как болезни роста и детское восприятие мира у малышей, растущих и воспитывающихся. Беда начинается тогда, когда человек в неофитстве «застревает». Апостол Павел пишет: «Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое» (1Кор. 13,11). Так вот, неофитство есть именно «неоставление младенческого». Представьте себе взрослых, бородатых дяденек или дородных тетенек, сидящих в песочнице, пускающих слюни, играющих в куклы и по-детски друг с другом общающихся.

Давайте разберем кратко это явление. В неофитстве есть, безусловно, положительный импульс. Неофит — человек, который познал если не Бога, то хотя бы то, что Он есть, и действует через Церковь. Следствием этого является горячая вера, ревность по вере, максимализм. Сами по себе эти качества замечательные — но в неофитстве они младенческие, они нуждаются в развитии, осмыслении, обогащении, корректировке, — окультуривании, я бы сказал, на что и должен быть направлен труд неофита и его духовника; если же нет этого взросления, человек «застревает», получаются следующие ошибки:

1. Неофит «разносит» загробное спасение и земное течение жизни. Норма нашей веры — что спасение начинается здесь, — не в смысле только трудов, а именно в религиозной жизни души. Душа уже здесь живет Богом, чая смерти как полного осуществления уже имеющейся жизни в Св. Духе, как рождения в полноценную жизнь вечную; и все труды предпринимаются, как мы уже сказали, в виду получения духовного плода уже здесь (Свт. Феофан: Богообщение, хоть в малой степени, должно обязательно быть именно сейчас). (По св. Отцам: залог спасения). Неофит под предлогом неправильно, максималистски понимаемой «грешности» и «недостоинства», земную эту часть духовной жизни умаляет; отсюда:

2. Стремление обрести «гарантию спасения» (не залог, как предощущение — залог ведь ничего не гарантирует, его можно и лишиться). Эта гарантия полагается в формах церковной жизни. Мы уже говорили, что форма в Церкви — лишь «обряжение» жизни Духа; нет Духа — бесполезны формы; неофит же к Духу «здесь» относится недоверчиво; поэтому он ищет опереться на устойчивые сложившиеся формы. Отсюда неумеренная «борьба за Православие», понимаемое как консервирование исторически сложившегося внешнего чина Церкви; отсюда — покривление отношения, я бы сказал, завышенное, магическое понимание правила, послушания, Иисусовой молитвы и прочих частных вещей. Неофит думает: вот вдамся в полное послушание — и точно спасусь, или — вот, буду неукоснительно соблюдать правило — и спасение гарантировано. Но гарантии спасения, так понимаемой, внешней, формальной — нет. Есть процесс жизни — сложный, болезненный, процесс личного, «под свою ответственность» стяжания Духа Святого, этого Единственного залога спасения — но не гарантии, типа «страхового полиса».

3. Неофиту очень свойственны две вещи: болезненное осуждение всех и вся, — ибо все мы, так или иначе, сталкиваемся с нарушениями внешних форм; вот эти нарушения вызывают крайнее осуждение. Ярче всего это качество неофита видно из его отношения к неправославным людям. Неофит уверен в их погибели, и даже часто злорадно желает ее всем, что проявляется, в частности, в построении высчитываемых конструкций типа: ага, пошли в Норд-Ост, нечестивцы, вместо того, чтобы молиться — вот вам; или: ага, теракт в Америке — так вам и надо, антихристы.

Неофит занимает крайне жесткую позицию в отношении всякого церковного разномыслия типа экуменизма, модернизма и проч., в то время как опыт свидетельствует, что нормой правильной христианской жизни является все большее со временем помягчение к носителям этих явлений, — разумеется, с трезвым пониманием их сути, и без того, чтобы ввергаться в них. Вторая вещь — полное отсутствие необходимейшего для спасения внутреннего расположения — смирения. Напомню вам, что смирение — это не то, когда тебя унижают или над тобою издеваются, а ты этому способствуешь или это попускаешь. Смирение — это религиозное чувство, когда Дух Святой приносит в душу мир и истину. Т.е. совершенно отчетливое чувство, осознание, кто я такой, каково мое место в мире. Смирение — это правда о себе, об отношениях с Богом, миром, другими людьми. С нашей стороны, смирение начинает стяжеваться нравственной в этом направлении деятельностью, в основе которой, в начале которой лежит осознание своей меры. т.е. когда человек всеми силами добивается, с помощью Божией, истинного осознания себя и всех своих отношений.

Неофит этого не имеет. Он с легкостью решает за Бога, кого Он спасет, кого нет; он скор на осуждение других людей, на суждение об их внутреннем состоянии, об их участи; он твердо знает, что правильно, а что неправильно в церковной жизни; и т.д.: и за всем этим он не видит себя. Неофит поэтому лишен и покаяния, — оно у него заменено самоугрызением, ложным самоуничижением, которое он считает смирением; все это сочетается с тяжестью неофита для всех его ближних. (Напомню в скобках, что покаяние — религиозное чувство и делание, в основе которого лежит то же смирение — т.е. правдивое видение себя, своей падшести, но и своей меры, своих отношений к Богу и миру. Если же человек себя не видит именно правдиво, с учетом всего — что есть как раз свойство смирения — то и покаяния у него нет, а есть лишь имитация, подмена его, кстати, губительно действующая на психическое здоровье).

4. Отсутствие смирения очень ясно видится из того, что когда неофитствующий читает св. отцов (а он только их и читает, потому что все иное, внешнее, вся культура, социум неофитом отвергаются как греховное, недуховное, неправославное), он «как свое» воспринимает с одной стороны высочайшую меру избранников Божиих — и думает: вот буду подвизаться и увижу Божественный Свет, — с другой стороны, по своей фундаментальности зависимости от внешнего, самое это подвизание — христианский подвиг полагает исключительно в копировании внешних и внутренних форм жизни этих св. отцов. Вообще, отношение неофитствующих к св. отцам заслуживает особенного внимания. Их любимый лозунг — «жизнь по св. отцам» (в скобках замечу, что все равно каждый живет, как ему хочется). Это значит, что мы настолько грешные и недостойные, настолько не можем сами помыслить или почувствовать ничего доброго, что должны всю нашу, и внешнюю, и внутреннюю жизнь выстроить именно по формам, имеющимся у св. отцов. Это именно строевой казарменный подход: все должны жить и мыслить только так и никак иначе.

Но давайте разберем, в чем тут неправость и какая мера должна быть в наших отношениях ко св. отцам. Во-первых, один из величайших св. отцов, Антоний Великий, говорит: «что бы ни делал ты, имей на это свидетельство в Св. Писании» (Дост. ск. §3), — но не в необъятном и, бывает, разноречивом корпусе писаний св. отцов. Св. Писание гораздо более свободно, чем регламентация жизни, запечатленная в монашеских аскетических писаниях. Например, Евангелие дает нам принцип: Трезвитесь, бодрствуйте… да не отягчаются сердца ваши объедением и пьянством и заботами житейскими. У св. отцов — почти чрезмерная мера поста, жестко регламентированная; ясно, что начатки смирения и здравый духовный смысл подскажут нам, что мы на себя ее не можем принять, мы ее не понесем, — в то время как найти свою меру трезвения, бодрствования (т.е. внимания к себе, молитвы), воздержания, каждый из нас может и должен.

Во-вторых: да, мы в самом деле грешные, немощные, падшие, недостойные существа. Это очень существенно и важно, забывать об этом нельзя. Осознание этого — основа необходимого для спасения покаяния, но главное не это, главное, что мы — члены Тела Христова, члены Церкви; главное, что Господь с нами и в нас; и ради этого мы боремся с нашими страстями, с грехом, очищаем наши сердца, — ради того, чтобы быть со Христом, спастись в Нем — не только в будущей жизни, но и уже сейчас, вот в этот момент, предпринимая все усилия через нравственный труд, покаяние, молитву. А Христос каждому из нас открывается лично, не в толпе, и не в строе, даже пусть и святоотеческом, и Дух Святой живет в Церкви и сейчас, и не только св. отцов, живших когда-то, но и всех нас вразумляет, просвещает, освящает, наставляет и помогает каждому из нас, ради того, чтобы быть в сердце человека, этого велящего, ради Себя же, — бороться со своими страстями, своим грехом, исправлять и строить свою жизнь — а не чью-то. Неофитствующая же идеология этот важный пункт в духовной жизни как-то не принимает, может быть из-за боязни личной свободы и ответственности, только в атмосфере которой и возможно Богообщение и нравственная христианская деятельность человека.

Излишне акцентированный, навязчивый, формальный подход к св. отцам-аскетам и непременной обязательности для нас воплощать в жизнь все их советы во всем объеме вступают в противоречие с тем фактом, что Дух Святой и сейчас живет и действует в Церкви, и что Христос не схему устроил из Церкви, а так ее удомостроил, чтобы Его спасение коснулось каждого человека в самых разных, внешних и внутренних ситуациях. Получается интересная вещь: оттолкнувшись от крайней нашей немощности, слабости, никуда-не-годности, — неофитствующие умаляют действие в Церкви Христовой Святого Духа, который-то Один только и может уврачевать, исцелить и спасти нас, немощных, а св. отцов эта точка зрения из наших действительных помощников, ходатаев, образцов жизни, педагогов и учителей превращает в каких-то оракулов, источников цитат, и вырывает пропасть между нами и ими.

Но какова же норма, как нам относиться к св. отцам? Ведь мы верим (собственно на чем и основывается авторитет св. отцов), что они люди духоносные, облагодатствованные в высокой степени; но часто то, что они советуют, не получается у нас, невозможно для нас, не по силам, и, будучи попробованным в исполнении, приносит не плод духовный, а уныние, упадок сил и разочарование.

Вот как решается эта коллизия: св. отцы писали каждый про себя, про свой путь к Богу, про свой опыт стяжания Святого Духа в своей жизненной ситуации. А нам нужно, внимательно изучая их творения, познавать — не формы внешние их жизни, а те принципы, которые облеклись в названные формы, те внутренние расположения, нравственные усилия их душ, которые позволили Духу Святому «прийти и вселитися в них», — и, оставаясь в рамках Св. Предания, и разумно прилагая к себе именно этот внутренний святоотеческий опыт, лично созидать свою жизнь во Христе, теми церковными и отеческими средствами, посредством которых, по слову прп. Серафима, мы успешнее получаем плод Св. Духа. Напомню еще раз, что есть общие для всех, необходимейшие вещи для этого — Св. Таинства, изучение и воплощение в жизнь Св. Писания, воздержание, доброделание, молитва, принятие догматического и нравственного учения Церкви, церковная дисциплина, — и есть очень широкая область индивидуального приложения к себе многочисленных, более частных норм, установлений, опыта подвижнической жизни, которыми так богата наша Церковь. И это не то, что мы износим суд на св. отцов, не презорство, а как раз именно элемент смирения — осознание своей меры — кто мы, а кто — св. отцы, — они гении духовной жизни, Бахи и Моцарты подвижничества; и нам не «по плечу» их жизнь, мы не понесем их подвигов, мы порой даже не понимаем, что они пишут — хотя думаем, что понимаем (обычно внешне, формально). Нужно разделять их высочайший опыт — потребовавший суровейшего подвижничества — и нашу меру, наши силы, наши возможности, наше устроение, — и восприняв святоотеческие принципы, икать именно свой уровень, свою меру христианской жизни.

Каковы последствия «застревания» в неофитстве? Их три:

1. Трагическое. Всем сердцем возжелав спасительных обетовании и не получив их, не вкусив их делом, потому что неофитские средства не привели к желаемой цели, — человек терпит фиаско в вере и уходит из Церкви, считая ее, в результате всего своего опыта внешней в ней жизни, в лучшем случае, человеческой ошибкой, в худшем — сознательной обманщицей.

2. Погибельное следствие. Закоснение в неофитствовании и превращении в фарисея. Фарисейство — самое тяжелое, самое греховное состояние, какое только может быть в духовной жизни. Оно характеризуется тремя основными вещами — их мы все уже увидели в неофитстве:

а) боязнь свободы и ответственности, крайнее их нетерпение;

б) полагание Богоугождения во внешнем, — отсюда нечуствие к смыслу Христианства, неуважение и недоверие к человеку, гордость, самомнение, жестокость и прочее;

в) умаление действий Святого Духа, недоверие Ему — отсюда «узурпация прав» на Него, клерикализм, нехристианский, но очень распространенный гуруистски-лжемистический подход к духовничеству.

Господь, вспомним, как гневался на фарисеев, и назвал фарисейство хулою на Духа Святого. Упаси Бог нас от фарисейства. Лучше быть кем угодно, каким угодно грешником, только не фарисеем. Их, кстати, немало, это ведь «общечеловеческое» качество. Они внешне исправны, поэтому нередко попадают на начальственные должности — и горе подчиненным. Собственно, фарисеи всегда занимаются тем, что распинают Христа.

3. Наконец, нормальное следствие — это выздоровление через некий обязательный внутренний (а иногда внешний) кризис, через непременную, болезненную переоценку, скажем так, внешних ценностей.

Поэтому, если у вас приключится религиозный кризис — не пугайтесь. Это хорошо, значит мы выздоравливаем от неофитствования, глубоко в каждом из нас сидящего.

Страница сгенерирована за 0.1 секунд !

Неофит — (от греческого neophytos новообращенный, буквально молодая поросль), 1) новый приверженец какой либо религии. 2) Новый сторонник какого-либо учения или общественного движения; новичок в чем-либо.
Интересно посмотреть на того, кто придумал это слово – неофит. Звучит как ругательство… Что – то вроде: «ну ты и неофит!» или с подозрением: «а не неофит ли ты?». Спросила у девочки десяти лет, как она думает, что такое «неофит». «Это,- говорит,- камень такой красивый». Когда ей объяснили, что понятие относится к человеку, сказала: «значит это болезнь». Ну да, ассоциативный ряд понятен – бронхит, дифтерит, стоматит, менингит…
Симптомы неофитства известны всем (даже им самим).
У нас это слово как то сразу всем не понравилось и не хотело приживаться. Понятно, что в домашних условиях не хочется терпеть то, что не хочется терпеть, поэтому в своем быту мы ввели для обозначения неофита новое понятие – шибко (или глубоко) православный.
Мы копируем форму, упуская содержание. Не имея опытного духовного руководства, принимаем внешнюю оболочку за христианство подлинное. Впрочем, внешнее нами же и придумано. В своем воображении выстраиваем модель православного человека. Например:
Неофит знает, каким должен быть настоящий монах: наш герой угрюмо молчалив; всегда с четками; если и что говорит, кроме молитв, то пророчества; желательно худ. Священник должен быть нищим, многодетным или монахом; а дети опрятными, скромными, послушными, трудолюбивыми, умиленно молящимися и знающими жития святых. Женщина, (О!) это особая тема, должна быть… не хочется повторяться, см. про священника и детей, а еще — юбка «в пол», отсутствие макияжа и маникюра, длинная коса. Упуская детали, православная семья посещает службы, не смотрит телевизор, ведет предельно аскетическую жизнь. К себе неофит так же беспощаден, как и к окружающим, любое несоответствие воспринимается как великий грех. Сам он эти грехи исповедует часами, плачет о них, любуясь своим «истинным покаянием». Вот и все! Готов великий подвижник. Однажды замечает, что по его молитвам, о горе, не исцеляются и, более того, жизнь дает сбои. Дети перестают слушаться, плохо учатся… Потом депрессия.
Духовный руководитель, как правило, объясняет происходящее, тем, что на подвижников всегда через близких действуют бесы. И вот, разочаровавшись, наш неофит уходит из церкви. Куда? Иногда в раскол, секту, на поиски другого «настоящего» старца; иногда становится непримиримым скептиком. Этаким правдолюбцем, громко критикующим пороки церкви. Порой такое отречение затягивается на долгие годы. Как блудный сын — побитый, но живой, он возвращается и уходит снова. Действие напоминает хроническое заболевание… Но бывает и печальней.
Притча «Три молитвы»
Молились женщины: одна, другая, третья,
И мимо каждой проходил Иисус Христос.
На все вопросы первой Он ответил
И осушил глаза ее от слез.
Он говорил с ней долго, нежно, мягко,
Он улыбался ей и утешал,
Он ждал, когда наполнится надеждой
Молящаяся женская душа.
Вот с женщиной второй Христос встал рядом
И положил ей руку на плечо,
Одобрил ласковым ее Он взглядом,
Когда она молилась горячо.
А третья женщина склонилась низко-низко,
Слова слетали тихо с ее уст,
Но к ней не подошел Спаситель близко,
Не вымолвил ни слова Иисус.
На три молитвы дал Он три ответа,
Для каждой женщины ответ был свой.
Одной душе досталось много света,
Другой – чуть меньше, третьей – ничего.
О, мой Господь! Мне не понятно,
Ты на молитву третьей промолчал.
Любовь не может быть лицеприятной,
Ты Бог любви, и Ты не отвечал.
Иисус открыл мне то, что тайной было:
«Когда молилась первая душа,
Я должен был умножить ее силы,
Чтобы она могла свой путь свершать.
Должны окрепнуть крылья ее веры,
Чтобы могла взлететь под небеса,
Я должен быть с душою первой,
С ней много говорить, смотреть в глаза.
Душе другой еще нужна опора,
Но вера этой женщины сильна.
Достаточно ей ласкового взора,
И знаю, что поймет Меня она.
А третья женщина – мы с ней давно знакомы,
Преграды никакой меж нами нет.
И дом ее давно Моим стал домом,
Она всецело доверяет Мне.
Душа прошла чрез испытаний школу,
Я труд любой доверить ей готов.
Я провожу ее путем тяжелым,
Я с ней бываю мягок и суров.
Она теперь нисколько не смутится
И в час тяжелый духом не падет.
Но будет верить, верить и молиться,
Ни слов, ни взгляда Моего не ждет.
Моя любовь дороже слов и взглядов,
Несет благословение она.
И тот, кто стал однажды Божьим чадом,
Научится Мне доверять сполна.
И ты доверься Мне, — сказал Учитель,-
Когда Я говорю, когда молчу».
О, мой Господь, мой Пастырь, мой Спаситель,
Все поняла, я третьей быть хочу!
Светлана Копылова
Прекрасная притча, где все правильно и созвучно нашему сердцу.
Вот и наш неофит, (далее из опыта близких и своего…) хочет быть «третьей». Мы все этого хотим, НО (!!!)
не получая ответ, как «первая», утешение как «вторая», автоматически причисляешь себя к «третьей». Все симптомы указывают на твою «избранность»! тут уж все можно подогнать: и болезни, и проблемы с родными и другие скорби и печали. Да и, казалось бы, живешь праведно, не грешишь, ходишь регулярно в храм, исповедуешься (и как!), причащаешься, а изменений нет. А молишься то, МОЛИШЬСЯ то как…!
У меня этот период продолжался несколько месяцев. Так случилось, что я напросилась в духовные чада к человеку очень занятому. Регулярно исповедоваться не получалось, а уж тем более не было возможности спросить о своем внутреннем становлении. Я объясняла это волей Божией и необходимостью смирения. Довольствовалась прослушиванием проповедей и чтением духовных книг. Очень просто: скорби за грехи переносить со смирением, никого не осуждать, молиться горячо. Вот и все! Мой духовник на проповедях регулярно призывал всех к горячей молитве («хотя бы одна слеза»). Надо сказать, что в этом я преуспела. Слезы умиления текли рекой при одной мысли о Боге. И если моя молитва не была услышана, то только потому, что я «третья». Ну и заслуженная награда – особая благодать. Вот они – крылья! Я их почти ощущаю.
Кому — либо рассказать о чудесах, совершающихся со мной, я не решалась (и слава Богу). Осознавала, что человек, не испытавший этого и не имеющий достаточного духовного опыта вряд ли даст правильный совет. Так и жила, наслаждаясь своим «даром молитвы», ну и другими не такими яркими, но, все-таки, «дарами». На людей смотрела с жалостью и любовью, искренне печалясь, что они еще не познали света.
Конечно, если быть совсем откровенной, голос совести порой прорывался к разуму. Звучал он как – то тоненько: «…а что, если это ПРЕЛЕСТЬ?…», но другой вопль громогласно перебивал: «Ха-Ха, какая может быть прелесть при ТАКОМ истинном покаянии и сокрушении о своих грехах!» – и, потише: «да и грехов то особых нет…»
Что делать? Не имея возможности ни с кем посоветоваться, начала призывать Бога направить меня. Ответ был дан. Тут сделаю небольшое отступление.
Долгое время я мечтала петь на клиросе и регулярно просилась, кстати, и молилась об этом тоже(!). Наверное, нет человека, который больше чего — либо хотел, чем я в ту пору… Регент храма, который мы посещали, всегда мне отказывала. Логика понятна – я едва читаю ноты, никогда не занималась вокалом, а хор у нас поет, на мой непрофессиональный взгляд, великолепно… ну так и хочется вместе с ними. И вот, вдруг, как раз в период моего духовного просветления, она согласилась!
Радости не было предела. Ура!!! И нет этого ненастья, нет пронизывающего ветра. О, какие красивые люди меня окружают! Чудесная лужа,… как жаль, что я не умею рисовать! Здравствуй кот, ты прекрасен! Зачем на меня лаешь, смешной пес, посмотри, какой сегодня удивительный день! И музыка, музыка, льющаяся отовсюду! … Что это? Ах вот ОНО – меня взяли, я завтра пою!
С этого дня «горячая молитва» стала мне недоступна – на клиросе надо быть внимательным, даже если ты всю службу знаешь и профессиональный музыкант, а уж тем паче нам, дилетантам. Вот ведь незадача… Это оказалось сюрпризом. Стою и думаю: «Зачем просилась? Регент меня терпеть не может, молитва не идет, и уйти не могу: во-первых благословение, во-вторых петь – то хочу! Уйду — жалеть буду, не прощу себе». Прошло полгода. Мне уж и себя и Ее жалко стало. Эх, как трудно было молиться… «Господи, Ты видишь, что мне самой не справиться. Прошу Тебя, умягчи сердце р.б………… . А если это не возможно, то выведи меня отсюда». Господь услышал… Не буду описывать подробности. Было больно, непонятно и неожиданно (даром, что сама просила…).
Интересно устроен мир. Иногда мы хотим чего – либо очень сильно. Кажется, что имей мы «это», и жизнь обретет другие краски, все сложится. Нам надо денег, приличную работу, общественное признание, здоровье, взаимопонимание с близкими людьми и прочая, и прочая. Просим, не получаем, ропщем и только со временем понимаем, хотя и не всегда, почему все так сложилось.
Слава Богу за все!
Сейчас я пою в другом храме и у меня есть духовник…
Всем известно, что неофит любит учить. Это не удивительно. Человек творческий, горящий, искренний, ищет главное и когда, как ему кажется, находит, хочет поделиться своей радостью с другими «не просвещенными», чтобы сделать всех счастливыми, а мир лучше… это же так понятно)).
Наконец вопрос: бывают ли священники неофитами?
Если да, то чему они научат? Не причинят ли вред? И не повредятся ли сами?
Отвечать не буду. Думать тоже – пусть умные думают, а я, как моя дочка, пойду лучше книжку почитаю…
Художник Dashka Alex

Часть 1. Ошибки мешают благодати

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-1.mp3

Часть 2. Вычитываем правило без понимания смысла

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-2.mp3

Часть 3. Строжайшие посты по уставу

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-3.mp3

Часть 4. Читаем акафисты, не понимая смысла

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-4.mp3

Часть 5. Вымаливаем усопших

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-5.mp3

Часть 6. В записки на проскомидию включаем всех подряд

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-6.mp3

Часть 7. Ищем особо «сильные» молитвы

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-7.mp3

Часть 8. С ходу занимаемся молитвой Иисусовой

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-8.mp3

Часть 9. Любим Бога душевной любовью

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-9.mp3

Часть 10. Не размышляем о вечности

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-10.mp3

Часть 11. Доброделание на основании страстей

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-11.mp3

Часть 12. Принуждаем к вере домашних и бежим от обязанностей

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-12.mp3

Часть 13. Неправильно воспитываем детей

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-13.mp3

Часть 14. Ложное понимание Исповеди

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-14.mp3

Часть 15. Причащаемся во вражде со Христом

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-15.mp3

Часть 16. Читаем древних Отцов и не понимаем

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-16.mp3

Часть 17. Читаем исихастов и ждём благодатных явлений

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-17.mp3

Часть 18. Думаем, что священники – святые люди

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-18.mp3

Часть 19. Причащаемся в осуждение себе

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-19.mp3

Часть 20. Радуемся и любим по плотски

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-20.mp3

Часть 21. Не понимаем чему радовались святые

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-21.mp3

Часть 22. Труды свт. Игнатия не читаем и в прелесть впадаем

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-22.mp3

Часть 23. Плоды от даров не отличаем и чудес ожидаем

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-23.mp3

Часть 24. Хотим избавиться от всех искушений

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-24.mp3

Часть 25. Не хотим идти общим путём

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-26.mp3

Часть 26. Просим и не получаем

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-26.mp3

Часть 27. Ищем чудотворцев и чудес приятных

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-27.mp3

Часть 28. Не хотим слышать про ад и благодати препятствуем

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-28.mp3

Часть 29. Боимся епитимий

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-29.mp3

Часть 30. Ада не боимся и к блаженству вечному не стремимся

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-30.mp3

Часть 31. Не видим в себе действие вечной смерти

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-31.mp3

Часть 32 Миссионерствуем, оставаясь в страстях

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-32.mp3

Часть 33. Не видим духовные ошибки

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-33.mp3

Часть 34. Ожидаем благоденствия

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-34.mp3

Часть 35. Ложное смирение

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-35.mp3

Часть 36. Не знаем о смертных грехах

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-36.mp3

Часть 37. Не знаем о тяжких грехах

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-37.mp3

Часть 38. Не знаем о простительных грехах

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-38.mp3

Часть 39. Не знаем о страстях

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-39.mp3

Часть 40. Не знаем о самых опасных страстях

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-40.mp3

Часть 41. Путаемся в добре и зле

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-41.mp3

Часть 42. Навершение всех грехов

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-42.mp3

Часть 43. Суд себе едим и пьём

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-43.mp3

Часть 44. Быстро и налегке хотим достигнуть спасения

Аудио

https://236524.selcdn.ru/uralzvon/oshibki-novonachalnyx-44.mp3

Часть 45. Креста боимся и страсти усердно развиваем

Аудио

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *