Наказание по римски

Преступления в Древнем Риме

Существенные изменения в уголовном праве Рима происходят под влиянием политических перемен — кризиса республиканских институтов и роста всевластия императоров. Уголовное право непосредственно отразило обострение политической борьбы и стремление рабовладельческой верхушки во главе с императором любой ценой, в том числе путем усиления уголовной репрессии, спасти пошатнувшиеся социальные и политические порядки. Римское уголовное право к этому времени было распространено на всю территорию империи и на все категории населения, включая перегринов.

Всякое обяза­тельство возникает либо из договора, либо из деликта (из правонарушения, связанного с причинением вреда). Деликты (от delinquere — отклоняться) подразделялись на частные и публичные.

Деликт частный возникал вследствие:

  1. кра­жи;
  2. личной обиды (включая членовредительные действия);
  3. причинения вреда (порубка чужого леса, неосторожный поджог строения, скирды около дома) (Законы XII таблиц, VIII, 10-11).

Характерной тенденцией развития уголовного права данного периода является то, что ряд частных деликтов постепенно становятся уголовно наказуемыми, включаются в категорию преступлений. Так, кражи по-прежнему считаются частным деликтом, но в ряде случаев (кражи со взломом или с насилием, кражи на больших дорогах и т.п.) к традиционным штрафным мерам добавляются и государственные наказания.

Деликт публичный возникал как преступление, которое нака­зывалось от имени римского народа, а взыскания и конфискации шли в казну. Подобные преступления совершали лица, которые обвинялись:

  1. в подстрекательстве «врагов римского народа» к напа­дению на Рим;
  2. как предавшие «врагу римского граж­данина» (X, 5);
  3. в лжесвидетельстве;
  4. в умышленном поджоге;
  5. в тайном истреблении чу­жого урожая или потраве, или жатве в ночное время и др.

Такие преступления именовались термином «crimina», от которого произошли современные выражения типа «криминальный кодекс», «криминалистика» и др. Сюда же были отнесены убийцы, сочинители песен с клеветой (или просто позо­рящие других лиц) и их исполнители.

Появляется большое число новых преступлений, в том числе таких, которые рассматриваются как опасное посягательство на устои государства. Но если в республиканский период «оскорбление величия» охватывало преступления, направленные против республиканских институтов (сопротивление магистратам и т.д.), то уже с эпохи принципата это понятие сводится к преступлениям против императорской власти. В числе этих преступлений — заговор с целью свержения императора, покушение на его жизнь или жизнь его чиновников, непризнание религиозного культа императора и т.д.

К числу преступлений, непосредственно затрагивавших интересы римского государства, относились:

  1. присвоение казенного имущества и расхищение государственных средств;
  2. взяточничество;
  3. подлог;
  4. фальшивомонетничество;
  5. участие в запрещенных сборищах и объединениях;
  6. спекуляция зерном и другими продуктами;
  7. неуплата налогов и т.п.

В связи с ростом постоянной армии увеличилось число воинских преступлений, среди которых выделялись измена в бою, дезертирство, утеря оружия, неповиновение командиру и т.п.

Существовал также целый ряд религиозных преступлений, число которых значительно возросло в постклассический период после официального признания христианства.

Расширился также (особенно под влиянием христианской религии) круг преступлений, относящихся к сфере семьи и нравственности:

  1. кровосмешение;
  2. супружеская измена;
  3. полигамия;
  4. сожительство с незамужней женщиной;
  5. мужеложство и т.д.

В связи с углублением имущественного и сословного неравенства в период империи ответственность за телесные повреждения стала дифференцироваться в зависимости от того, какое место занимал потерпевший в социальной иерархии.

Наказания за преступления и уголовный процесс в Древнем Риме

В императорском Риме происходит также резкое увеличение видов наказания, усиление их карательной направленности. Если первоначальное наказание строилось еще на принципе возмездия, то в период домината оно все более преследует цели устрашения. При императорах вновь восстанавливается смертная казнь, которая в позднюю республику не применялась к римским гражданам, причем появляются новые ее виды: сожжение, повешение, распятие на кресте, утопление.

За тяжкие преступления назначались также каторжные работы на рудниках (осужденный при этом рассматривался как вечный раб государства), принудительные работы на установленный срок (на строительстве дорог и т.п.), отдача в гладиаторы.

Наказания в Древнем Риме назначались в виде смертной казни (для небольшо­го числа преступлений):

  1. отсечение головы;
  2. утопление;
  3. распятие;
  4. сбрасывание с Тарпейской скалы.

Казнь заменялась иногда изгнанием с утратой гражданства («лишение огня и воды»), а также членовредительными наказаниями, бить­ем кнутом, штрафом и конфискациями, ограничением гражданс­кого статуса (запрещение быть магистратом, лишение права на погребение).

Несовершеннолетним смягчали наказание — за жатву на чужом поле, за кражу с поличным и др.

В римском правоведении существовала конструкция под назва­нием талион (от «талис» — возмездие, частное мщение), которым обозначалось причинение обидчику того же зла, какое он причи­нил потерпевшему. Это была древнейшая разновидность признания права потерпевшего на возмещение вреда, занимающая промежу­точное положение между практикой убийства причинителя вреда (обидчика, убийцы) и практикой принятия от него денежного штра­фа.

В обязательственных отношениях получили хождение термины компенсация (от лат. уравновешивание) для обозначения зачета взаимных требований, компромисс (взаимное соглашение), компо­зиция (от лат. composition — денежное вознаграждение) и др.

Широко применялись различные виды ссылок:

  1. изгнание из Рима с потерей гражданства;
  2. ссылка на острова с полной изоляцией;
  3. временная ссылка.

Осужденный, самовольно покидавший место ссылки, предавался смерти. По некоторым видам преступлений предусматривались телесные наказания, часто практиковалась конфискация имущества осужденных (лишь некоторая часть имущества сохранялась за детьми).

Характернейшей чертой уголовного права императорского периода (особенно при доминате) становится ярко выраженный сословный принцип уголовной ответственности.

Особо сурово, как и в предшествующий период, наказывались рабы. Были предусмотрены и новые репрессивные меры.

Представители высших сословий (сенаторы, всадники, декурионы и др.) освобождались от таких наказаний, как каторга и принудительные работы, порки и т.п., которые заменялись ссылкой. В ранней империи привилегированные лица могли наказываться смертной казнью только в случае убийства родственников, а в период домината в 4 случаях: убийство, поджог, магия и оскорбление величества. Некоторые привилегии в области наказаний имели солдаты: они не приговаривались к повешению, к ссылкам на рудники, хотя по ряду преступлений их ответственность была более строгой. В большей степени выбор наказания и его тяжесть зависели от судей, которые в императорский период в связи с перестройкой всей системы уголовного суда и процесса получили широкую свободу усмотрения.

Уголовный процесс (особенно при доминате) приобретает четко выраженный инквизиционный характер. Судья (императорский чиновник) сосредоточивает в своих руках и обвинительные, и судебные функции. Суд происходит при закрытых дверях, обвиняемый лишается права на юридическую помощь и утрачивает другие процессуальные гарантии, существовавшие в республиканскую эпоху. В ходе судебного процесса к лицам низших сословий, как ранее к рабам, стали применяться пытки. Судебный приговор можно было обжаловать в апелляционном порядке в вышестоящий императорский суд (сначала допускались две инстанции, после Диоклетиана — три). Новой и единственной гарантией для обвиняемого стало право убежища в императорских храмах и около статуй императоров, что временно могло спасти его от ареста.

В римском уголовном праве классической эпохи наблюдался некоторый прогресс в области юридической техники (разработка понятий вины, соучастия, покушения и т.п.), но рост произвола императоров привел к тому, что многие эти общие и важные категории не использовались в практике императорских судов. Однако впоследствии они оказали определенное влияние на развитие средневекового права Западной Европы, хотя королевская власть заимствовала из арсенала римского уголовного права прежде всего его карательные и репрессивные положения.

Понятие, предписания и принципы уголовного права

Без закона нет ни преступления, ни наказания.

(Др. пог.)

Значение римского уголовного права не столько велико. Заслугой римских юристов является провозглашение принципа «нет преступления, проступка, нет наказания и взыскания без закона» (nullum crimen, nullum poena sine leges). Никакой кодификации римского уголовного права не существовало. Оно складывалось из массы законов, включая Законы XII Таблиц, постановлений народных собраний и сената.

Главное назначение уголовного законодательства римляне видели в сохранении гражданского мира (не исключая и принудительный вариант направления социальной энергии людей в полезное русло).

Юридический Рим руководствовался весьма простой заповедью в части содержания законов — предписания права суть следующие: жить честно, не чинить вреда другому, воздавать каждому то, что ему принадлежит (D. 1.1.10). На базе этой простейшей, во многом этико-правовой, основе формировались и другие, столь же понятные предписания уже в области уголовного права.

Как внешне должен выглядеть уголовный закон? Древние римляне требовали от себя и оставили в назидание потомкам следующие советы.

  • — Ни один закон не может предписывать того, что нс допускает природа вещей. Это касалось всего спектра уголовно-правового регулирования — принципов, целей наказания и задач уголовного права, видов наказания и т.д.
  • — Закон должен устанавливаться в отношении случаев, которые возникают чаще всего, а не в отношении тех, которых не следует ожидать. Уголовное право должно программироваться па типичное, постоянное.
  • — Хотя законы иногда спят, они никогда не умирают — эта сентенция касается проблемы сравнительной важности противоправности и наказуемости. Римляне рекомендовали сохранять уголовную ответственность даже тогда, когда определенные преступления встречались крайне редко. Считали, что нельзя оставлять общество без защиты даже от редких общественно опасных деяний.
  • — Бесполезно издавать законы, если им не покоряются и не подчиняются (например, закон бессилен против массовых увлечений населения). Одержимость идеей издавать законы по любому случаю приводит к эрозии правового пространства.
  • — Правило существует для того, чтобы применяться. Римляне призывали сообразовывать свои решения в области уголовного права с социально-психологическим складом людей. Безрассудно и глупо атаковать менталитет уголовно-правовыми нормами.
  • — Исполнение закона — его основное предназначение. Работа закона в обществе должна покоиться, по мнению римлян, на добровольном следовании ограничениям и начинается с его появления. Принудительный вариант — после вынесения приговора. Сила должна действовать за правосудием, а не наоборот.
  • — Законы должны быть понятны каждому. Они должны быть лаконичны, кратки, чтобы легче запоминались незнающими.

Однако в законе не всегда указывалось, какое наказание может быть назначено за преступление; этот вопрос нередко решался по усмотрению должностных лиц, позднее его решение зачастую зависело от императора.

Древние римляне оставили в назидание и для руководства потомкам однозначные аксиомы — «да свершится правосудие, хотя бы погиб мир», «хотя и строг закон, но соблюдать его надо».

Древнеримских правил хватает и по сей день практически на все: происхождение, смысл и назначение уголовного закона, а также его толкование; принципы уголовного права; преступление и его важнейшие компоненты (элементы и признаки состава); стадии и соучастие в преступлении; обстоятельства, исключающие преступность деяния, и другие.

Можно выделить следующие принципы уголовного права (рис. 7.1).

Принцип законности. Современная научная мысль проявление принципа закоионости в области уголовного права видит в объявлении закона единственным источником разрешения криминальных деликтов, в неотвратимости ответственности за содеянное, в четкой регламентации правового положения виновного. Римляне же руководствовались следующим: а) без закона нет ни преступления, ни наказания; б) что есть право и в чем состоит правонарушение — это должен определять закон; в) право судьи отправлять правосудие, а не издавать закон; г) мы должны судить на основании законов, а не примеров.

От слов закона не должно отступать. Законность — основа государства. (Др. пос.)

Рис. 7.1. Принципы римского уголовного права

Принцип равенства граждан перед законом. Ульпиан говорил, что с точки зрения естественного права все люди равны (D.50.17.32). Все лица равны перед законом и судом независимо от каких-либо обстоятельств, за исключением возраста и вменяемости, т.е. признаков состава, характеризующих субъект преступления.

Закон говорит со всеми одним ртом. (Др. пог.)

Вместе с тем, римские юристы, утверждая, что «равенство составляет важнейшее свойство справедливости», в отдельных случаях (неисполнимость имущественных взысканий) делают исключение — тот, кто ничего не имеет в кошельке, должен подвергнуться телесному наказанию (?!).

Принцип справедливости. Основное русло нравственных исканий юристов Древнего Рима — просвечивание закона на справедливость, утверждение превосходства вечного морального критерия над земными (см. 10.2). Во всех делах, особенно же в праве, учил Павел, нужно помнить о справедливости (D.50.17.90).

Для закона важно то, что важно с точки зрения справедливости. (Др. пог.)

Частной трактовкой принципа справедливости в древнеримские времена была следующая договоренность: «никто не должен дважды наказываться за (одно и то же) преступление».

Принцип личной ответственности. По Ульпиану, за правонарушение и вред отвечает лично правонарушитель. Существовало правило о запрете преемственности в криминальных делах — преступление или наказание отца никак не может запятнать сына, ибо каждый отвечает за последствия своего поступка и никто не является преемником чужого преступления (D.48.19.26).

Никто нс наказывается за преступление другого лица.

(Др. ног.)

Ульпиан говорил о забвении, которым смерть преступника покрывает само злодеяние, но при одной оговорке — если не было государственной измены. Значит, в случае гибели родственника — государственного преступника, наследники должны были готовиться к расправе.

Принцип неотвратимости. Принцип неотвратимости наказания у римлян относился к проявлениям естественной справедливости, мыслился важным превентивным средством.

Прежде всего, это требование увязывалось с задачей реагирования на антиобщественный выпад преступника.

Особо приветствовалась мысль о неразрывной связи преступления и наказания, о заведомой обязательности возмездия.

Где преступление, там должно быть наказание.

(Др. пог.)

Чаще же идея неизбежности уголовного воздаяния сопрягалась с заботами о предупреждении новых преступлений. Говорили о том, что в государственных интересах преступник не должен оставаться безнаказанным, о том, что безнаказанность поощряет преступность.

В древнейший период развития римского права не было четкого разделения правонарушений, которые затрагивали интересы частного лица, и правонарушений, затрагивающих интересы государства. Отграничение правонарушений первого рода от второго произошло не сразу.

Всякое противоправное причинение вреда личности или имуществу другого лица влекло за собой обязанность уплаты в пользу потерпевшего. В период республики, в III в. до н.э. устанавливалась обязательность платежа в случаях противоправного убийства чужого раба или животного (по высшей стоимости, какая была в течение года до убийства), повреждение чужого имущества (штраф по высшей стоимости, которая была в течение 30 дней до повреждения). Если виновный отрицал свою вину, то в этом случае мог быть присужден к двойной оплате за нанесенный вред.

В конце республики, а особенно империи, расширяется круг действий, которые подпадают иод понятие публичного деликта (см. 7.3).

Всякое противоправное действие стали обозначать термином «деликт» (delictum). Деликты, смотря по тому, чей интерес нарушался, делились на деликты publica и деликты privata. В первом случае речь шла о деликте, который затрагивал интересы государства и который преследовался в уголовном порядке, во втором имелся в виду деликт, затрагивающий интересы частного лица (см. 17.2).

Рассматривая публичное право и сферу его охвата, следует обратить внимание на организацию уголовной юстиции в рамках римской правовой культуры. Уголовному преследованию подлежали только такие правонарушения, которые рассматривались как нарушающие порядок публичных дел (см. 7.3).

Значительный ряд безусловно опасных по своим последствиям правонарушений по отношению к личности: кража личного имущества, оскорбления словом или действием личности, причинение телесных повреждений — рассматривался в римской юстиции как вопрос частного права и поэтому подлежал разбирательству не в порядке уголовного, а в порядке гражданского судопроизводства.

  • Бойко Л. И. Римское и современное уголовное право. СПб., 2003.С. 107-112.


Что представляет собой религия и церковь? Это некая организация, со своей строгой иерархией, претендующая на истину в последней инстанции. Каждое направление религии – христианство, ислам, буддизм и прочие сулят своим прихожанам вечную райскую жизнь, при условии, что они безропотно выполняют все указания священнослужителей. Каждое учение объявляет себя единственно верным и предаёт анафеме все остальные.
Церковники утверждают, что христианство несёт людям благо. В то же время самые жуткие и бесчеловечные преступления совершались под именем бога Иисуса Христа. Под знамёнами христианства проходили крестовые походы, после которых оставалась выжженная земля, политая кровью «неверных». В свою веру христиане обращали людей огнём и мечом. «Новообращёнными» католиками люди становились под страхом смерти и мучительных пыток.
Но даже своих верных прихожан церковь не оставляла в покое. Образованные люди и учёные были объявлены слугами дьявола. Наука, объясняющая устройство мира разрушала основы религиозного учения, подрывала веру людей в бога и несла смертельную опасность для власти и могущества церкви. Был создан особый орган — святая инквизиция, которая занималась выбиванием нужных показаний и казнями ослушников. По методам работы, инквизицию можно сравнить только с фашистским гестапо. Учёных подвергали жесточайшим пыткам, в церковных застенках на хитроумных машинах людям, в буквальном смысле, выламывали руки, заставляя отречься от своих научных открытий.

Но мракобесием и борьбой с наукой католическая церковь не ограничивалась. Высшим церковным руководством была объявлена охота на ведьм. Причём ведьмами, по мнению инквизиторов, являлись почти все красивые молодые девушки. Их хватали на улицах, вламывались в дома и тащили в пыточные камеры, где причиняя нечеловеческую боль, заставляли оговаривать себя и соглашаться, что действительно являются ведьмами. Инквизиторы провозгласили, что главным фактором обвинения служат признания подозреваемого, а как они были достигнуты – не важно. Более того, по мнению инквизиторов, чем чудовищней пытки – тем лучше. Ведь только верным своим слугам бог даст силы преодолеть все испытания. Но в любом случае участь несчастных была предрешена. Независимо от того, признавались он или нет, их сжигали заживо на костре. Заживо. И после этого церковь ещё смеет учить людей «возлюбить ближнего своего»? Чудовищный цинизм.
Был в истории католицизма ещё один мрачный эпизод – завоевание Америки. Священники приплыли на новый континент вместе с конкистадорами – испанскими и португальскими завоевателями. Именно церковь благословила почти полное уничтожение коренных народов Америки. Индейские города грабили, мужчин убивали, женщин насиловали – и всё это творилось во имя бога.
В наши дни Католическая церковь потеряла былое влияние и власть. Церковь отделена от государства, Папа Римский не может диктовать свои условия народам и странам. Сегодня церковь это скорее красивый атрибут, её посещение – дело добровольное. За вероотступничество не подвергают пыткам и не сжигают на костре (так и хочется добавить: «слава богу») В церковь ходят, потому что так принято в обществе (или не ходят, если так не принято). Сохранив огромные богатства, церковь поражает воображение роскошью своих храмов. Но я бы не стал забывать, что самые страшные преступления в мире творились по велению и одобрению именно католической церкви.
То, что сегодня происходит в мусульманском мире – страшно. Но есть стойкое ощущение дежавю: приверженцы ислама повторяют путь католиков. Они с такой же яростью и жестокостью расправляются с «неверными», как когда-то и католическая церковь. Поэтому осуждение исламистов со стороны католиков кажется неуместным и циничным. К тому же, христианская католическая церковь так и не покаялась за миллионы невинных душ, зверски замученных её служителями. Может быть, пламя ислама это и есть тот адский огонь, в котором католическая церковь будет гореть вечно за дела свои неправедные?
Читайте по теме:
Зачем людям нужна религия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *