Мы царь всея Руси

Царь

происходит от латинского Caesar /Цезарь/ — имени великого римскогополководца из рода Юлиев, известного у нас как Юлий Цезарь. Цезарь, вопреки расхожему мнению, не был императором. Он был пожизненным диктатором. И велел именовать себя просто Цезарь. Так его имя и стало нарицательным синонимом и символом самодержавной власти. Многие европейские самодержцы раннего средневековья стали использовать слово «цезарь», точнее, производные от него в своих языках, для названия титула первого лица. Kaisar – греческо-византийское, keisar – у готов, кайзер /der Kaiser/у германцев.

В русском произношении это слово звучало и как кесарь, и как цесарь. Неизвестно, в какой момент оно трансформировалось в царь. Возможно, это придумка самого Ивана Васильевича, Великого князя Московского и всея Руси, когда он в 1547 году неполных семнадцати лет от роду пожелал стать самодержцем и начал с главного – с названия своей должности. (По принципу «Как вы лодку назовёте, так она и поплывет».) В купе с митрополитом придумали торжественный обряд венчания на царство и совершили его 16 января 1547 года в Успенском соборе Московского Кремля. Учитывая «самостийный» характер Ивана, можно предположить, что слово «царь» он выдумал сам, ибо не любил «низкопоклонства перед западом». Став царем, Иван IV сразу поднялся над всеми другими великими, удельными и просто князьями. Второго царя в государстве быть не могло!

Титул царя официально просуществовал недолго, до того, как Петр Алексеевич Романов официально был провозглашен императором в 1721 г. Но в народе этот термин существовал и существует до сих пор в силу его краткости и удобства произношения. До сих пор мы говорим «это было при царе», «при царском режиме», хотя последний император Николай Александрович Романов никаким царем уже и не был, хотя в полном титуле слова «Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский…» присутствовали.

Государь

Слово государь имеет не менее интересное происхождение, чем слова царь. Первичная этимология его неизвестна. Скорее всего, оно представляет собой производную от слова «господарь», то есть господин.Господарь был общий термин, означающий человека, обладающего властью над кем-то, а также хозяина, рабовладельца и землевладельца. Термин этот гражданский, ни в каких источниках применительно к войску или войне не отмеченный. То есть, это хозяин, но не воевода.

В некоторых церковных источниках с 14-го века господарем называли собственника земли и челяди, это же отмечено в псковской и новгородской Правде (своего рода гражданских кодексах). Позже термин перешел и в московские правовые уложения.Так как все великие и просто князья были одновременно и крупными землевладельцами, то в обиходной и официальной речи их часто величали государями.

С падением Византии в 1453 году Москва стала фактическим наследником восточно-христианской веры – православия. И с этих пор первых лицна Москве, то есть Великих Князей, стали величать одновременнои Великий Государь. Причем слова Великий Государь стояли перед словами Великий Князь. Посмотрите официальный титул Василия III- отца Ивана Грозного:

Титул Великого Князя Василия III Ивановича:

Божием благословением, Мы, ВеликийГосударь Василий, Божиею милостию,Государь всея Руси и Великий Князь Владимирский, Московский, Новгородский, Псковский, Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, и Черниговский, и Рязанский, и Волоцкий, и Ржевский, и Белский, и Ростовский, и Ярославский, и Белоозерский, и Удорский, и Обдорский, и Кондийский, и иных.

А вот полный официальный

Титул царя Ивана IV Васильевича Грозного:

Божиею милостию, Великий Государь Царь и Великий Князь Иван Васильевич всея Руси, Владимирский, Московский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Государь Псковский, Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский. Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский и иных, и всея Сибирския земли и Северныя страны Повелитель, и Государь земли Вифлянской и иных.

Амбициозные князья

Все дело в феодальной раздробленности русских княжеств, правители которых мечтали объединить всю страну, разумеется, под своим мудрым руководством. Династическая борьба между потомками легендарного варяга Рюрика не утихала ни на минуту. Князья строили козни друг против друга, вступали в союзы, убивали ближайших родственников. А все ради власти и влияния. Таких примеров история знает немало.
В домонгольской Руси право быть главными из Рюриковичей по ряду объективных причин принадлежало правителям Киева. Именно этот город был наиболее развитым в торгово-экономическом и культурном плане.
Однако словосочетание «Всея Руси» в титуле киевских князей не отражало реальной картины, оно лишь демонстрировало претензию амбициозных и влиятельных правителей на верховную власть. Разумеется, обладатели других наследственных уделов полновластно распоряжались своими владениями, без оглядки на стольный Киев-град.
Статья доктора исторических наук Александра Ильича Филюшкина «Владетельный титул русских правителей в XV-XVI веках» была опубликована в сборнике «ROSSICA ANTIQUA: Исследования и материалы» (Санкт-Петербург, 2006 год издания). Автор написал, что титулы Рюриковичей всегда были объектными. То есть, в них перечислялись земли, принадлежащие тому или иному князю. Например, черниговский, полоцкий или городецкий.
После кровопролитных набегов монголо-татарского войска разоренный Киев несколько утратил свое влияние, и центр политической жизни Руси переместился во Владимир. Началась длительная и драматичная династическая борьба между Рюриковичами, претендовавшими на этот удел. Например, тверской князь Михаил Ярославич (1271 или 1272-1318 гг.) после присоединения владимирских земель к своим владениям стал именовать себя правителем «всея Руси». Во всяком случае, так его называл в своем письме константинопольский патриарх Нифонт I.
Но это не значит, что другие Рюриковичи были согласны признать власть Михаила Ярославича над собой. Московские князья вскоре перехватили у тверских родственников титул «Великий князь Владимирский и всея Руси». В частности, так назывались Иван Калита (1288-1340 гг.) и Симеон Гордый (1317-1353 гг.). Но в их случае речь шла только о притязаниях амбициозных правителей на власть над всеми русскими землями.

Текст взят у блогера katya_husky, из его поста:

«18 февраля 2017 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя
в Москве состоялась научная конференция
«Февраль. Трагедия. Уроки истории. 1917 год».
………………………
Председатель «Союза русских дворян» князь Д. М. Шаховской
начал свое выступление со слов о народном единстве.
«В нашей груди бьется одно сердце — и это сердце России», — сказал он. — Я лично считаю, что революция – это геноцид русского народа».
По его словам, в результате этого геноцида Россия потеряла сословие, которое составляло основу страны — русское крестьянство.»
Коллективизация.
Ах, как переживают за репрессированных, памятники им сооружают.
А про про крестьян кто вспоминает? Про тех, которые коллективизацию пережили?
Блогер red_nadia пишет про крестьян:

«…Покочевряжились и в колхозы пошли!
Мне куда важнее слова деда Николая Сергеича и бабушки Катюшки — зато, мол, дети выучились!!!!»
Да, дед Николай Сергеевич и бабушка Катюша гордились своими детьми-
они выучились стали городскими и у них чистая работа.
И пока они учились, дед Николай Сергеевич и бабушка Катюша
держали коров и гусей, платили налоги государству,
и кормили своих детей в городе.
Да, выучились. Стали городскими, и работой не пыльной.
А дед Николай Сергеевич и бабушка Катюша состарились,
и перестали держать коров и гусей.
И на селе крестьян не осталось,
одни колхозники-
«Всё кругом колхозное,
всё кругом моё»
И стал СССР покупать зерно в Канаде и США.
И поехали колбасные электрички.
И вина в том, как сломали русскую деревню, как превратили её во внутреннюю колонию, не только на Эпштейне и Голощёкине, но и на Самодержце Всея Руси Иосифе Грозном.
Вот уничтожение русского крестьянства- и есть главное преступление Советской власти,
коллективизация- это преступление ВКП(б).
(Недаром русский народ расшифровал аббревиатуру ВКП(б) как
Второе Крепостное Право (большевиков))
Так что на Самодержце Всея Руси Иосифе Грозном две вины перед Россией
— коллективизация и 22 июня.

Иван III как первый самодержец

Могущество Ивана III было не сопоставимо с властью его предшественников на Московском столе. Иван был уже «самодержец», т. е. он не получал власть из рук хана-царя. В договоре с Новгородом его называют «государь», т. е. повелитель, единственный господин. После занятия Твери Иван именует себя хотя и великим князем, но все-таки «государем всея Руси», а гербом ее становится двуглавый византийский орел. При дворе воцаряется пышный византийский церемониал. На голове Ивана III появляется «шапка Мономаха», он сидит на троне, держа в руках символы власти – скипетр и «державу» – яблоко, шар. Так Московская Русь Ивана перенимает имперские традиции Византии. А Москва из скромного княжеского города превращается в «Третий Рим» с новым Кремлем и великолепными соборами.

При Иване утверждается главный символ самодержавной России – герб с двуглавым орлом. Это изображение известно с 1497 г. С давних пор появление двуглавого орла связывалось с приездом в Россию Софьи Палеолог, якобы принесшей с собой символы Византии. Однако некоторые ученые оспаривают это мнение, полагая, что двуглавый орел – один из символов Древнего Востока. Он известен по печатям властителей Халдеи VI в. до н. э., его можно увидеть и на монетах Золотой Орды середины XIV в. Известно, что крестоносцы принесли его в XII в. в Европу. Он стал гербом германских императоров, королей, архиепископов и вольных городов. Этот символ можно было увидеть и на знаменах папы. В Византии он привился как отличительный знак императора, хотя как герб никогда не использовался. Зато именно как герб он оказался популярен в Сербии, Болгарии и Черногории и – что особенно важно – в Морее, откуда вышла Софья Палеолог. Отец же Софьи, Фома Палеолог, как раз и являлся властителем этого последнего обломка Византийской империи. Словом, так и неясно, откуда прилетела к нам эта дивная птица: от южных славян, из Золотой Орды или Мореи, а может быть, из Священной Римской империи германской нации. Важно, что при Иване III орел не занимал главенствующего положения в символике – его изображали не на лицевой, а на оборотной стороне печати. На лицевой же виден всадник, поражающий дракона, – московский герб. Соединение в одном геральдическом пространстве изображения орла и изображения всадника и дало нам герб России.

При Иване III сложилась новая система управления. Наряду с уделами, в которых сидели фактически бесправные местные князья или братья и дети великого князя, землями стали управлять наместники – московские бояре. За ними следили из Москвы и часто их меняли. Впервые при Иване III в документах упоминается и Боярская дума – совет удельных князей и бояр, где разгорались порой жаркие споры. При Иване III начала развиваться поместная система. Княжеские служилые люди стали получать населенные крестьянами владения – поместья. Их давали человеку только на срок службы. Поместная система для великого князя превратилась в мощный рычаг подчинения других русских земель, где вводилась система поместий. Их получали только верные великому князю люди.

Создание единого государства требовало также единого общерусского свода законов. Так возник Судебник 1497 г., который регулировал судопроизводство, размеры кормлений («корм» – содержание наместников и других чиновников на местах). Судебник узаконил традицию ухода крестьян от помещиков в течение недели до и недели после Юрьева дня (26 ноября ст. ст.) после уплаты ими «пожилого» – своеобразного выкупа за прожитые на земле владельца годы в размере 1 рубля (стоимость около 200 пудов ржи или 14 пудов меда). С этого момента можно говорить о начале движения Руси к крепостному праву.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Весной 1480 года хан Большой Орды Ахмат решил наказать Русь, отказавшуюся в 1476 году платить дань татарам, и отправился в набег на Москву. Он дошел до устья реки Угры, левого притока Оки, где был остановлен русской ратью. Если бы ордынская конница форсировала реку, то через три-четыре перехода войско Ахмата могло подойти к столице. Русские военачальники перекрыли татарам броды и переходы через реку. Несколько дней шли бои за переправу через Угру, и, когда все атаки были отбиты, началось «стояние на Угре». Стояние это, по словам летописца, было мирным и тихим. Но в это время вся Русь возносила молитвы о заступничестве к Пресвятой Богородице, особо уповая на Ее Владимирскую икону, которая уже не раз спасала страну от погибели.

И вот, когда в ноябре князь Иван III приказал отвести русские силы от Угры к Боровску, хан Ахмат, решив, что ему уступают берег для решающей битвы, испугался и начал быстрое отступление. В погоню за отступающими ордынцами были отправлены небольшие русские силы, окончательно изгнавшие неприятеля с родной земли.

Это значительное событие русской истории, отраженное в летописной «Повести о стоянии на Угре», ознаменовало окончательное падение татаро-монгольского ига. Русское государство стало суверенным не только фактически, но и формально.

* * *

Стояние на Угре. 1480. Миниатюра летописного свода XVI в. Пришла весть к великому князю, что царь Ахмат идет в полном сборе, со своей ордой и царевичами, с уланами и князьями, да еще в соглашении с королем Казимиром – ибо король и направил его против великого князя, желая сокрушить христианство. Князь великий пошел на Коломну и стал у Коломны, а сына своего великого князя Ивана поставил у Серпухова, а князя Андрея Васильевича Меньшого в Тарусе, а прочих князей и воевод в иных местах, а других – по берегу.

Царь Ахмат, услышав, что князь великий стоит у Оки на берегу со всеми силами, пошел к Литовской земле, обходя реку Оку и ожидая на помощь себе короля или его силы, и опытные проводники вели его к реке Угре на броды. Князь же великий сына своего, и брата, и воевод послал на Угру со всеми силами, и, придя, они стали на Угре и заняли броды и перевозы. А сам князь великий поехал из Коломны на Москву к церквам Спаса и Пречистой Богородицы и к святым чудотворцам, прося помощи и защиты православному христианству, желая обсудить и обдумать это с отцом своим митрополитом Геронтием, и со своей матерью великой княгиней Марфой, и своим дядей Михаилом Андреевичем, и со своим духовным отцом архиепископом Ростовским Вассианом, и со своими боярами – ибо все они тогда пребывали в осаде в Москве. И молили его великим молением, чтобы он крепко стоял за православное христианство против басурман.

Князь великий послушался их мольбы: взяв благословение, пошел на Угру и, придя, стал у Кременца с небольшим числом людей, а всех остальных людей отпустил на Угру. Тогда же в Москве мать его великая княгиня с митрополитом Геронтием, и архиепископ Вассиан, и Троицкий игумен Паисий просили великого князя пожаловать его братьев. Князь же принял их просьбу и повелел своей матери, великой княгине, послать за ними, пообещав пожаловать их. Княгиня же послала к ним, веля им прямо отправиться к великому князю поскорее на помощь.

Царь же со всеми татарами пошел по Литовской земле мимо Мценска, Любутска и Одоева и, придя, стал у Воротынска, ожидая, что король придет к нему на помощь. Король же не пришел к нему и сил своих не послал – были у него свои междоусобия, воевал тогда Менгли-Гирей, царь перекопский, королевскую Подольскую землю, помогая великому князю. Ахмат же пришел к Угре со всеми силами, хотя перейти реку.

И пришли татары, начали стрелять, а наши – в них, одни наступали на войска князя Андрея, другие многие – на великого князя, а третьи внезапно нападали на воевод. Наши поразили многих стрелами и из пищалей, а их стрелы падали между нашими и никого не задевали. И отбили их от берега. И много дней наступали, сражаясь, и не одолели, ждали, пока станет река. Были же тогда большие морозы, река начала замерзать. И был страх с обеих сторон – одни других боялись. И пришли тогда братья к великому князю в Кременец – князь Андрей и князь Борис. Князь же великий принял их с любовью.

Когда же река стала, тогда князь великий повелел своему сыну, великому князю, и брату своему князю Андрею, и всем воеводам со всеми силами перейти к себе в Кременец, боясь наступления татар, чтобы, соединившись, вступить в битву с противником. В городе же Москве в это время все пребывали в страхе, помнили о неизбежной участи всех людей и ни от кого не ожидали помощи, только непрестанно молились со слезами и воздыханиями Спасу-Вседержителю и Господу Богу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери, Преславной Богородице. Тогда-то и свершилось преславное чудо Пречистой Богородицы: когда наши отступали от берега, татары, думая, что русские уступают им берег, чтобы с ними сражаться, одержимые страхом, побежали. А наши, думая, что татары перешли реку и следуют за ними, пришли в Кременец. Князь же великий с сыном своим и братией и со всеми воеводами отошел к Боровску, говоря, что «на этих полях будем с ними сражаться», а на самом деле слушая злых людей – сребролюбцев богатых и брюхатых, предателей христианских и угодников басурманских, которые говорят: «Беги, не можешь с ними стать на бой». Сам диавол их устами говорил, тот, кто некогда вошел в змея и прельстил Адама и Еву. Вот тут-то и случилось чудо Пречистой: одни от других бежали, и никто никого не преследовал.

Царь же бежал в Орду, и пришел на него ногайский царь Ивак, и Орду взял, и его убил. Один только царевич хотел захватить окраинные земли за рекой Окой, князь же великий послал братьев своих, двух Андреев, услышали это татары и побежали. И так избавил Бог и Пречистая Русскую землю от нехристей. Был же тогда холод и великие морозы. Царь побежал II ноября.

В 6989 (1481) году пришел князь великий в Москву из Боровска и воздал хвалу Богу и Пречистой Богородице, говоря: «Не ангел, не человек спас нас, но Сам Господь спас нас по молитвам Пречистой и всех святых. Аминь».

Тогда же князь великий и братью свою пожаловал, включил их в договор, князя Андрея и князя Бориса, и князю Андрею дал Можайск, а князю Борису уступил его села, и, скрепив этот договор крестным целованием, они разошлись.

В ту же зиму вернулась великая княгиня София из побега, ибо она бегала на Белоозеро от татар, хотя никто за ней не гнался. А тем землям, по которым она ходила, стало хуже, чем от татар, от боярских холопов, от кровопийц христианских. Воздав же им, Господи, по их делам и по коварству их поступков, по делам рук их дай им. Были же и жены их там, ибо возлюбили они больше жен, нежели православную христианскую веру и святые церкви, где просвятились и начали жизнь в купели святого крещения, и согласились они предать христианство, ибо ослепила их злоба. Но Премилостивый Бог не презрел тех, кто был создан Его рукой, не презрел слез христианских, помиловал их по Своему милосердию и молитвам Пречистой Матери и всех святых. Аминь.

Это мы писали не для того, чтобы их укорять, но да не хвалятся неразумные в безумии своем, говоря: «Мы своим оружием избавили Русскую землю», но воздадут славу Богу и Пречистой Его Матери Богородице, ибо Он нас спас, и отринут это безумие, и творят битву за битвой и доблесть за доблестью ради православного христианства против басурманства, чтобы воспринять в этой жизни от Бога милость и похвалу, а в том мире венчаться нетленными венцами Бога-Вседержителя и обрести царство Небесное. Да получим и мы, грешные, это Царство по молитвам Богородицы. Аминь.

О храбрые, мужественные сыновья русские! Потрудитесь, чтобы спасти свое отечество, Русскую землю, от неверных, не пощадите своей жизни, да не узрят ваши очи пленения и разграбления домов ваших, и убиения детей ваших, и поруганья над женами и детьми вашими, как пострадали иные великие и славные земли от турок. Назову их: болгары, и сербы, и греки, и Трапезунд, и Морея, и албанцы, и хорваты, и Босна, и Манкуп, и Кафа и другие многие земли, которые не обрели мужества и погибли, отечество загубили, и землю, и государство, и скитаются по чужим странам, воистину несчастные и бездомные, и много плача и достойные слез, укоряемые и поношаемые, оплевываемые за отсутствие мужества. Люди, которые сбежали с многим имуществом, и с женами, и с детьми в чужие страны, не только золото потеряли, но и души и тела свои погубили и завидуют тем, кто тогда умер и не должен теперь скитаться по чужим странам бездомными. Ей Богу, видел я своими грешными очами великих государей, бежавших от турок с имением, и скитающихся, как странники, и смерти у Бога просящих, как избавления от такой беды. И пощади, Господи, нас, православных христиан, молитвами Богородицы и всех святых. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *