Мудрость сходящая свыше

Мне не известен другой пример столь явного противопоставления духа мира Духу Христа, столь ярко выраженного расхождения между ними, кроме как в этой черте нашего характера. «Кроткие… наследуют землю» – те, кто безропотно сносит обиды, и чья любовь «не ищет своего» – это заявление пребывающего на небесах Господа должно представляться вопиющим парадоксом людям, которым присущи самонадеянность и упорное отстаивание собственных притязаний, которые стремятся «припереть к стенке» слабого. Мирской человек менее всего желает быть причисленным к стану «кротких» или «нищих духом»; более того, подобные слова в свой адрес он, скорее всего, почтет за оскорбление своего человеческого достоинства. О, братия, все это оттого, что представление о человеческом достоинстве мы переняли не у Бога, а у сатаны. В Том, Кто был явлен нам Самим Создателем, воплотился божественный идеал человека; «будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному»; за тех, кто Его распял, Он просил Бога: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают». Посему гневливый дух мира должен расцениваться как безумие; в то время как дух смирения, который сохранял Он во время Своих мытарств, является неоспоримым свидетельством того, что Иисус Христос «сделался для нас премудростью от Бога»…

Здесь мы снова сталкиваемся с тем, что можно назвать сердцем этого Послания, а именно: что там, где религия действительно спасает ум и сердце, она не может, по природе своей, не оказать влияния на жизнь человека в мире; и что чем больше у христианина подлинной мудрости и духовных знаний, тем более явно его жизнь, во всех ее проявлениях, будет подчинена исповедуемой им религии . Разговоры об ортодоксальности и христианской жизни, какими бы оживленными и красноречивыми они ни были, сами по себе не есть свидетельство мудрости; воистину мудрый человек проявит себя, что называется, «на деле» («Комментарий к Посланию Иакова» , с. 261 -262; 259).

Ложная мудрость

Но если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину. Это не есть мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная, бесовская, ибо, где зависть и сварливость, там неустройство и всё худое. Но мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна. Плод же правды в мире сеется у тех, которые хранят мир (3:14-16)

Мудрость «от мира», основанная на человеческом разумении, понятиях и целях, ложна и нечестива. В ложной мудрости человеку нет равных. Ложная мудрость не признает ни Божьей власти, ни Божьей воли, ни Божьей истины. В этих трех стихах Иаков вкратце рассуждает о побуждениях (ст. 14), характерных чертах (ст. 15) и плодах ложной мудрости. Побуждения ложной мудрости Но если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину (3:14)

Побуждения всегда зарождаются в сердце. Именно в нем берут свое начало вера и неверие, грех и праведность. По пути в Эммаус Иисус явился Своим ученикам и упрекнул их: «о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки!» (Лк. 24:25). Эфиоплянину Филипп сказал: «если веруешь от всего сердца, можно » (Деян. 8:37), а Павел провозгласил: «Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» (Рим. 10:9). Господь ясно дал нам понять, что «из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15:19). Именно по этой причине Соломон вразумлял верующих: «Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни» (Пр. 4:23).

Из ряда греховных побуждений, стоящих за человеческой мудростью, Иаков упоминает лишь два; первый – горькая зависть. Слово pikros (горький) имеет значения «острый», «заостренный», «колючий» или «едкий», и Иаков недавно использовал это слово в буквальном смысле, говоря о горькой воде источника (ст. 11). В данном случае он употребляет его в переносном смысле для описания наихудшей разновидности зависти, которая резка, остра, губительна и разрушительна, и которой нет дела до чувства или благополучия тех, на кого она направлена.

Те, чья жизнь основана и движима человеческой, нечестивой мудростью, неизбежно эгоистичны и живут в мире, где их собственные представления, желания и законы являются мерилом всего. Все то, что содействует этому, и всех тех, кто разделят эту точку зрения, они называют благом и друзьями; и, наоборот, все и вся, что угрожает такому образу жизни, расцениваются ими как зло и недруги. Укоренившиеся в корыстной мирской мудрости презирают все, что встает между ними и их целями.

Вторым побуждением человеческой мудрости является сварливость, на которой, в сущности, и зиждется зависть. Сварливость происходит от греческого слова eritheia, под которым подразумевают вздорность, раздор и крайнюю степень эгоизма. Изначально этим термином обозначался наемный труд по прядению, затем наемный труд по шитью, а затем уже любая работа с целью наживы.

По понятным причинам это слово стало напрямую ассоциироваться с теми, кто стремился занять высокую политическую должность или любой другой влиятельный пост. Под ним подразумевалось удовлетворение личных запросов и самореализация любой ценой, что само по себе есть конечные цели всякого плотского устремления. Во всем этом нет места интересам других людей, а уж тем более истинной кротости. Именно такому разгулу самохвальства в современном мире и противопоставлен призыв Божий к смирению, бескорыстию и любви, обращенный ко всем Его детям.

Тот, чьи побуждения основываются на мирской мудрости, неизбежно хвалится собой. Греческое слово katakauchaomai, переведенное здесь как хвалитесь, является усиленной формой глагола, означающего «хвалиться». Практически во всем языческом мире в новозаветные времена это слово носило позитивный смысл. Впрочем, как и сегодня, когда бахвальство и самохвальство приемлемы и свойственны героям-солдатам и спортсменам-призерам, а также всякому, кто добился значительных успехов на своем поприще.

Однако истинный христианин не должен хвалиться, ибо это свидетельствует об отсутствии божественной мудрости. Тот, кто привык и любит хвалиться, не имеет спасающих отношений с Богом.

Тот исповедальный христианин, кто горд и эгоистичен, не любит ближнего и хвалится, – лжец. Утверждать обратное – значит лгать на истину, противоречить Благой Вести Иисуса Христа и учению Нового Завета. В начале своего послания Иаков, говоря о спасении, заявляет, что для этого Бог «родил Он нас словом истины», а в конце восклицает: «Братия! если кто из вас уклонится от истины…» (1:18; 5:19, курсив мой. — Дж. М-А.), тем самым, безусловно, сопоставляя истину с Евангелием, которое есть начало всякой истинной мудрости.

Ничто так не присуще падшему, грешному человеку, как подчинение «эго». Посему Иаков утверждает, что если человек называет себя дитем Божьим и носителем Его мудрости, но если в основе его жизни лежат сварливость и горькая зависть, то он просто лжет на истину. Кем бы он себя ни считал, спасенным ему не быть. Вся его жизнь – сплошная ложь.

Характерные черты ложной мудрости

Это не есть мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная, бесовская (3:15)

Иаков в сжатом виде приводит три наиболее отчетливые и основополагающие характеристики ложной, нечестивой мудрости, которая не есть мудрость, нисходящая свыше от Бога через Его откровения и Духа. Три величайших врага верующего: мир, плоть и сатана, и они соответствуют трем характеристикам ложной мудрости. Она земная (от мира), душевная (от плоти) и бесовская (от сатаны).

Во-первых, эта мудрость земная в том смысле, что сфера ее применения ограничена преходящим, материальным миром, временем и пространством. По определению, она неразрывно связана со всем тем, что человек может возвести в теорию, исследовать и достичь своими силами. В ней нет места ни Богу, ни божественному, ни духовной истине, ни духовному просвещению. Это замкнутая система, заколоченный наглухо ящик, созданный человеком по научению сатаны.

Как ранее отметил Иаков, в основе такой мудрости лежат гордость, сварливость (или тщеславие), надменность, эгоцентризм, корысть и самохвальство. Она порождает общество, девизами которого служат фразы: «Поступай, как хочешь», «Делай, как вздумается» и «Старайся быть первым». Она заполняет собой философию, образование, политику, экономику, обществоведение, психологию, а также все прочие аспекты и стороны жизни современного человека.

Во-вторых, ложная мудрость душевная, то есть чувственная, плотская. Она присуща исключительно людям падшим, грешникам, тем, кто не имеет мира с Богом. Она коренится в человеке душевном, который «не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием, и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2:14). Уповающие на такого рода мудрость суть «люди, отделяющие себя (от единства веры), душевные, не имеющие духа» (Иуд. 19). Их чувства, желания, стремления, представления и порывы зиждутся на человеческом мировоззрении, где человек, по понятным причинам, становится мерилом всего. Такая мудрость не только потакает плотским страстям, но и является безумием (1 Кор. 1:20).

До войны был поэт Виктор Гусев,
Он сценарий в стихах написал,
Коли я до высот доберусь СИХ,
О любви напишу мадригал!
И. Токов
А. С. Пушкин «О языке разговорном и письменном. . .»
Шутки г. Сенковского насчет невинных местоимений СИХ, сей, сия, сие, оные, оная, оное не что иное, как шутки (Имеется в виду написанная О. И. Сенковским «Резолюция на челобитную сего, оного, такового, коего… по делу об изгнании оных без суда и следствия из русского языка» («Библиотека для чтения», январь 1835 г). Вольно же было публике и даже некоторым писателям принять их за чистую монету. Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? Нет, так же как разговорный язык никогда не может быть совершенно подобным письменному. Не одни местоимения сей и оный (Впрочем, мы говорим: в сию минуту, сей час, по сию пору и пр), но и причастия вообще и множество слов необходимых обыкновенно избегаются в разговоре. Мы не говорим: карета, скачущая по мосту, слуга, метущий комнату; мы говорим: которая скачет, который метет и пр., заменяя выразительную краткость причастия вялым оборотом. Из того еще не следует, что в русском языке причастие должно быть уничтожено. Чем богаче язык выражениями и оборотами, тем лучше для искусного писателя. Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течение веков. Писать единственно языком разговорным — значит не знать языка.

Спрашивает ГЕВОРГ
Отвечает Александра Ланц, 07.09.2011

Вопрос: «МИР ВАМ! ПОМОГИТЕ РАЗОБРАТЬСЯ В ИАКОВЕ 3:1 НАПИСАНО: НЕ МНОГИЕ ДЕЛАЙТЕСЬ УЧИТЕЛЯМИ. А В МАТФЕЯ28:19 НАПИСАНО: ИДИТЕ И НАУЧИТЕ. КАК СВЯЗАТЬ ЭТИ МЕСТА, ЧТОБЫ ОНИ НЕ ПРОТИВОРЕЧИЛИ ДРУГ ДРУГУ?
И вам шалом, Геворг!
Для того, чтобы увидеть, что между этими отрывками Писания нет никакого противоречия, необходимо быть очень внимательным контекстам, в которых они стоят. Давайте присмотримся…
Матф.28:19
«Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь».
Здесь мы видим две группы людей:
1) Его ученики
2) и те, о ком сказано «а иные же усомнились».
Затем мы слышим слова Иисуса, и возникает вопрос: эти слова обращены к обеим группам людей? Вопрос, как мне кажется, риторический. Хотя вокруг Иисуса стояли не только одиннадцать, но и другие люди, Его повеление относились только к тем, кто уже не сомневается в Нём, к тем, кто ходил с Ним три с половиной года, т.е. к тем, кто учился у Него все эти годы, к тем, кто лично от Него слышал, например, эти слова: «Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Матф.12:35-37) – и не просто слышали, но день за днём видели, как Иисус применял это на практике, и учились делать тоже самое. Иисус обращается к людям, которые на личном опыте потрясений, тяжелейших разочарований прошли через Его КРЕСТ и стали новыми творениями, к людям, чьи сердца уже полностью и безоговорочно принадлежат Ему, а значит, их уста чисты так же, как их сердца. Это уже полностью обращённые люди, чьи сердца находятся под полным господством Христа: Его правды, Его милосердия, Его любви, Его прощения. И поэтому из их уст уже никогда не может выйти горькая вода на погибель другим людям.
А теперь обратимся к тому, что говорит в своём послании апостол Иаков:
Иак.3
Братия мои! не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению, ибо все мы много согрешаем. Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело.

Вот, мы влагаем удила в рот коням, чтобы они повиновались нам, и управляем всем телом их. Вот, и корабли, как ни велики они и как ни сильными ветрами носятся, небольшим рулем направляются, куда хочет кормчий; так и язык — небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает! И язык — огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны.

Ибо всякое естество зверей и птиц, пресмыкающихся и морских животных укрощается и укрощено естеством человеческим, а язык укротить никто из людей не может: это — неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть.



Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая ? Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не изливать соленую и сладкую воду. Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью. Но если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину. Это не есть мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная, бесовская, ибо где зависть и сварливость, там неустройство и все худое. Но мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна.

Вы видите, что здесь Иаков явным образом упрекает новообращённых христиан в том, что они ещё не до конца доверились Господу, не до конца обратились? Они всё ещё водимы мирской мудростью, они всё ещё сварливы и завистливы, а значит, их речь, которую они пытаются произнести, чтобы научить добру других людей, не может быть действенной, точнее, она даже всегда будет действовать против них самих, что и неудивительно, потому как, если ты учишь людей быть добрыми и смиренными, а придя домой или в запале гнева произносишь гадкие слова, а то, может, ещё и руки прикладываешь, то грош цена всем твоим «научениям», всем твоим «урокам», которые ты с важным и проникновенным видом провозглашал перед слушателями, и даже более того: Бог взыщет с тебя в большей мере за то, что ты, не позволив Ему очистить тебя, начал пользоваться Его дарами, ведь такое использование Его даров несёт только разрушение как для «учителя», так и для учеников, через такое использование Его даров, Его имя хулится среди язычников.
Вообще всё послание Иакова – это упрёк людям, которые называют себя христианами, пытаются учить других в то время, как сами ещё не закончили даже начальную школу Христа, всё ещё ходят с Ним, сомневаясь, не доверяя, но не дошли до Его креста, где должны быть распяты все их плотские похоти. Иаков, перечисляя их проблемы, ото всего сердца советует им не становиться учителями, пока эти проблемы не решены.
Возвращаясь к первому тексту из Матф.28:19 и к тем двум группам людей, которые слышали повеление Господа… задайте себе вопрос и пусть каждый, кто претендует на роль учителя среди верующих задаст себе этот вопрос: в какой группе я?
…если среди тех, кто усомнился, то лучше пока честно склониться перед Ним и сказать о своих сомнениях, попросив переплавить и очистить сомневающееся сердце, помочь ему принять то, что Христос всесилен, что Он — Господь господствующих, что Он умер за наши грехи и воскрес, чтобы дать нам вечность в Его присутствии. Только когда мы перестанем в этом сомневаться, мы сможем применять Его дары по назначению и так, что они будут приносить множество только добрых плодов.
С любовью в Господине субботнего дня,
Саша.

В человеческой цивилизации тоже есть своеобразный стандарт, дающий основу бесконечному разнообразию форм.

Что может быть проще, обыкновеннее, стандартнее кирпича? Но вот мы видим то собор Василия Блаженного, то собор Парижской богоматери, то дворец, то амбар, то церковную ограду, то лабаз, то фабричную трубу, то часовенку на развилке дорог.

Сооружения то пластаются по земле, то струятся ввысь, то нависают мрачными глыбами, то словно висят в воздухе легкие, веселые, как цветы.

И все это собрано из маленьких одинаковых кирпичей.

* * *

Стихотворные переводы можно считать идеальными только тогда, когда они стали фактом той поэзии на язык которой переведены.

Стихотворение Лермонтова «Сосна» – это именно стихотворение Лермонтова, хотя мы и знаем, что оно «Из Гейне». «Вечерний звон» – русская песня, хотя она вообще-то ирландская. Но таких переводов очень мало.

* * *

По-моему, всякий живой организм может считаться законченным, целым, полной, так сказать, биологической единицей только в том случае, если он способен воспроизвести сам себя без посторонней помощи.

Очевидно, что природа, создав такую биологическую единицу как человек (впрочем, и любое другое земное животное), зачем-то раздробила эту единицу на две половинки. И вот миллиарды половинок живут на земле обособленно друг от друга,

В самом деле, ни мужчина ни женщина в отдельности не могут воспроизвести себе подобного и были бы обречены на немедленное вымирание. Следовательно, ни тот ни другая не могут считаться полноценной биологической категорией.

С этой точки зрения только соединившиеся мужчина и женщина представляют из себя уже не две дроби, но полную единицу, способную продолжить себя во времени и в пространстве. Отсюда, вероятно, к неистребимая тяга к воссоединению двух разрозненных половин одного целого, тяга, называемая любовью.

* * *

В сборнике «День поэзии» за 1968 год одно мое стихотворение попало по небрежности составителей к Дмитрию Сухареву и значится там под его именем. Досада моя была не столь велика, ошибка рано ли, поздно ли исправится. Я поймал себя на том, что мне было бы гораздо досаднее, если бы ко мне попало чужое стихотворение и люди читали бы его, принимая за мое.

* * *

Однажды в далекой и жаркой юго-восточной стране я съел что-то недоброкачественное и утром, проснувшись, почувствовал, что меня перепиливают по животу. Такой боли и такой слабости я не испытывал никогда. До столицы государства, где медицина и вообще цивилизация, было три дня пути. Чтобы я не так страдал во время этого путешествия, подоспевший местный врач сделал мне три укола: в обе руки и в живот. Через минуту мои дикие, невероятные боли сняло как рукой, и меня повезли в столицу. Я ехал и думал: врач сделал мне сильную болеутоляющую инъекцию. На мою боль, на саму болезнь он накинул болеутоляющее покрывало, и я, конечно, благодарен ему. Но ведь под этим покрывалом продолжает развиваться процесс! Чтобы его остановить, нужно не болеутоляющие, а иные средства. Нужны мощные антибиотики или даже, кто знает, хирургическое вмешательство.

Не бывает ли точно так же болеутоляющего искусства?

* * *

Смотрю на цветок жасмина. Его чистота, нежность и тонкость неправдоподобны, глаз не устает любоваться им. Кроме того, он источает неповторимый во всей многообразной природе, только ему, жасмину, присущий аромат. Его конструкция проста и строга, он построен по законам симметрии, его четыре лепестка, расположенные крестообразно, как бы вписываются в условный круг.

Все это – и белые лепестки, и желтая сердцевина, и даже сам аромат, – все это создано при использовании ста четырех элементов таблицы Менделеева путем хитроумных (или гениальных?) комбинаций. Ни один элемент в чистом виде жасмином не пахнет. Ни один элемент не может произвести такое же эстетическое воздействие, какое производит живой цветок.

Ну, конечно. Ведь и буквы, будучи рассыпанными, не значат ничего. Возьмем хотя бы такой бездушный и бесчувственный, бесцветный набор букв:

в, з, ы, з, ш, х, о, м, у, д, н, и, о, ы, р, а, д, с, в, к, о, у, ь, н, о, м, р, о, к, н, ж, ы, и, й, ж, у, ь, и, е, я, ж, у, ь, и, е, я, ж, с, ч, б, ш, ь, о, ч, н, х, а, т, и, у, с, п, ы, ж, я, н, е, м, ж, л, е, н, в, о, у, г б, и, в, з, д, я, з, с, а, д, з, е, в, з, ю, о, е, о, г, и, п, р, ш, о.

Увидим ли мы, читая эти буквы, какую-нибудь картину, тем более прекрасную? Услышим ли прелесть черной ночи, ее тишину? Возникнет ли перед нами мерцание звезд, почувствуем ли мы в гортани прохладу ночного свежего воздуха, а на сердце неизъяснимую тревогу и сладость?

Но вот буквы меняются местами, группируются, соответствующим образом комбинируются, и мы читаем, шепчем про себя, повторяем вслух:

Выхожу один я на дорогу, Сквозь туман кремнистый путь блестит, Ночь тиха, пустыня внемлет богу, И звезда с звездою говорит.

Не аналогичным ли образом перегруппировываются и элементы Менделеевой таблицы, чтобы из их бездушной, бесчувственной россыпи получился живой, благоухающий цветок жасмина?

Теперь поставим себе вопрос: сколько миллионов лет нужно встряхивать на подносе и перемешивать рассыпанные буквы, чтобы они сами сложились в конце концов в гениальное лермонтовское четверостишие?

Или в поэму «Демон»? Или в целого Гёте?

Не знаю, как там с цветком, но для того чтобы из рассыпанных букв получилось гениальное стихотворение, нужен – как ни печально в этом признаваться – поэт.

* * *

Когда невежда сталкивается с явлением, которое он не может понять или которое недоступно пяти его органам чувств (всего лишь пяти довольно примитивным органам чувств), он говорит – «этого не может быть». Эта фраза есть высшая степень человеческого невежества.

* * *

Существует мнение, что человеческий организм инстинктивно противится творческим процесса вспыхивающим в нем, а тем более длительному творческому процессу. Кто-то из великих французов заставлял себя запирать в кабинете, кого-то слуга привязывал к креслу веревками и уходил на полдня. Шиллер ставил ноги в таз с холодной водой. Бальзак непрерывно подбадривал себя крепким кофе.

* * *

Прочитал статью, в которой моральный облик нескольких молодых людей поставлен в зависимость от материальной обеспеченности (богатые папа с мамой, папина «Победа», лишние карманные деньги…)

Но мне кажется, что материальная обеспеченность не связана с уровнем морали никоим образом.

Моральный облик человека зависит от его воспитания. Тургенев был очень богат, Толстой был граф, Диккенс не бедствовал. С другой стороны, Бетховен и Рембрандт умерли в бедности. Купца Третьякова или богача Савву Мамонтова я не упрекнул бы в аморальном поведении, так же как нищих писателей А. Грина или Велимира Хлебникова. Бывают бедные жулики и обеспеченные люди образцового поведения, так же как богатые подлецы и бедняки, исполненные благородства.

Итак, моральный облик человека зависит от его воспитания. Качество воспитания зависит от культуры, умения и моральных принципов воспитателей. К воспитателям относятся как отдельные люди (родители, учителя, друзья), так и общество в целом с его орудиями воспитания: искусство всех видов, печать, радио, церковь.

Моральный уровень общества или времени (века) зависит от господствующих в данное время моральных принципов. Например, одним из моральных (а если быть точным – аморальных) принципов XX века во многих странах стал подмеченный, предсказанный и разоблаченный еще Достоевским принцип: «Все дозволено». Его воздействию подвергаются люди самого различного материального положения.

* * *

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *