Кто такой м м сперанский?

Сперанский Алексей Дмитриевич (1888-1961)

СПЕРАНСКИЙ Алексей Дмитриевич (1888—1961г.г.) — советский патолог, академик АН (1939) и АМН (1944) СССР, генерал-майор медицинской службы, лауреат Государственной премии СССР (1943) и премии им. И. П. Павлова АН СССР (1937), заслуженный деятель науки РСФСР (1935).
Родился в городе Уржум Вятской губернии, до 8 лет жил в Вятке, где его отец Д.М. Сперанский был членом окружного суда. В 1896 году в связи с переводом по службе отца, семья переехала в Казань.
В 1911г. А. Д. Сперанский окончил с отличием медицинский факультет Казанского университета и был оставлен прозектором при кафедре анатомии. Одновременно он работал ординатором хирургической клиники, а затем земским врачом. С 1914 по 1919г. он — военный хирург, работает в госпиталях и армейских перевязочных отрядах. С 1920г. Алексей Дмитриевич — профессор оперативной хирургии и топографической анатомии в г. Иркутске. Однако здесь он оставался только до 1922г. Оставив кафедру в Иркутске, А. Д. Сперанский перевелся в Ленинград. С 1923г. он — ассистент в лаборатории И. П. Павлова.
Наблюдая «срывы» в поведении подопытных собак при нарушении баланса возбуждения и торможения в результате действия разрушительного раздражения большой силы, А. Д. Сперанский ввел термин «невроз страха». Подобное состояние у больных, перенесших тяжелую травму, в годы после первой мировой войны получило название «травматический невроз». В лаборатории И. П. Павлова А. Д. Сперанским был разработан оригинальный метод замораживания отдельных участков коры головного мозга без повреждения мозговых оболочек. Исследования над подопытными собаками с замороженными участками коры головного мозга не только способствовали изучению генеза эпилепсии, но и позволили подойти к выяснению механизма развития различных патологических процессов, в частности бешенства, столбняка и др.
В 1930г. вышла из печати монография «Нервная система в патологии», в которой изложены результаты исследований А. Д. Сперанского с участием ряда сотрудников, а через два года опубликована другая монография — «Эпилептический приступ». В 1934г. издан сборник «Нервная трофика в теории и практике медицины», а в 1935г. — книга «Элементы построения теории медицины».
На основании огромного экспериментального материала и многочисленных клинических наблюдений А. Д. Сперанским было сформулировано положение, по которому можно было в патологии объединить по сходству то, что раньше разделялось по различию: ведущим звеном патологических процессов является нервный компонент.
С 1937г. в связи с организацией Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ) научная деятельность А. Д. Сперанского продолжается в Москве. Его назначают заведующим отделом общей патологии ВИЭМ. К этому времени он организовал большой коллектив научных сотрудников самых различных специальностей. Лаборатории А. Д. Сперанского привлекали и врачей различных специальностей, и видных ученых — представителей теоретической и клинической медицины. Среди видных ученых, имевших рабочий контакт с лабораторией А. Д. Сперанского, был микробиолог проф. В. М. Аристовский, офтальмолог, действительный член АМН СССР профессор В. В. Чирковский. Совместно с А. Д. Сперанским на известном этапе работал профессор А. В. Вишневский. В лаборатории А. Д. Сперанского в первый период своей деятельности работал сын А. В. Вишневского — А. А. Вишневский. В содружестве с А. Д. Сперанским проводил свои исследования один из крупнейших нейрогистологов Советского Союза профессор Б. И. Лаврентьев.
Алексей Дмитриевич становится признанным главой созданной им школы патологов. В 1937г. за свои исследования он был награжден премией им. И. П. Павлова.
В годы Великой Отечественной войны А. Д. Сперанский выполнял ответственную работу в Главном санитарном управлении Советской Армии.
Полученные в лабораториях А. Д. Сперанского материалы, опубликованные в сборниках «Современные вопросы общей патологии и медицины» (1950), «Заболевание, лечение и выздоровление» (1952), «Проблема реактивности в патологии» (1954), способствовали углублению анализа процессов, лежащих в основе патогенеза и механизмов выздоровления.
Алексей Дмитриевич был не только выдающимся ученым, но и видным общественным деятелем, педагогом, организатором медицинской науки. Он принимал самое деятельное участие в организации ВИЭМ, АМН.

Все свои силы и свой большой талант он отдавал Родине. За большие заслуги в развитии отечественной медицины и за непрерывный труд в общественной деятельности он был награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени и медалями. Он был академиком (с 1939г.) и действительным членом АМН СССР (с 1944г.), лауреатом Ленинской премии. У всех, кто общался с А. Д. Сперанским, сохранилось воспоминание о нем, как о необычайно чутком, отзывчивом человеке.

Во время Великой Отечественной войны А. Д. Сперанский передал присуждённую ему Сталинскую премию в Фонд обороны: «ДОРОГОЙ ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ! Правительство Союза отметило мою деятельность присуждением премии Вашего имени. Время, которое мы переживаем, делает это отличие исключительным. Родившись и получив первоначальное воспитание в старое время, я начал думать и действовать по-настоящему только в советский период, когда впервые на деле перед учёными всех специальностей встал вопрос о единых формах движения и оценки науки. Я сделал попытку осуществить это в одной из очень трудных систем — в медицине. Я не имею никаких оснований полагать, что эта попытка себя не оправдает. Я радуюсь также тому, что вместе с другими я получил возможность материально содействовать укреплению нашей обороны. Поэтому прошу Вас принять от меня в фонд Главного Командования присуждённую мне премию в размере 100 000 рублей. Искренне Вам преданный А. СПЕРАНСКИЙ»

«Товарищу А. СПЕРАНСКОМУ Примите мой привет и благодарность Красной Армии, Алексей Дмитриевич, за Вашу заботу о вооружённых силах Советского Союза И. СТАЛИН»

(Газета «Известия», 25 марта 1943 года).

Учение А. Д. Сперанского, сформулированное как стройная система, является неотъемлемой частью обще-физиологического учения о нервизме русской физиологической школы, физиологического учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности.

Почему семинарист Спасовы Очи выбрал гражданскую службу и дослужился до чина статского советника



Михаил Михайлович родился 1 января 1772 года в семье потомственного сельского священника. Детство его прошло в деревне Черкутино Владимирского уезда. Рано выучившийся грамоте мальчик избегал шумных игр со сверстниками, заменив их чтением книг. На десятом году жизни он покинул родительский дом и был зачислен в епархиальную духовную семинарию во Владимире.
По существующей тогда традиции именно здесь Михайло получил фамилию. Сперанским (от латинского spero – надеяться) он стал называться за свои способности, внушавшие преподавателям большие надежды. У своих друзей-семинаристов юноша заработал уважительное прозвище «Спасовы Очи» за крепкие знания и за то, что он, по их словам, «все понимал, все видел».
Далее была учёба в Петербурге. С отличием окончив духовную академию, М. М. Сперанский остался в ней преподавателем. Однако неумная жажда самосовершенствования заставила молодого человека сменить род деятельности. Прослужив домашним секретарём у князя Куракина, Михаил по его протекции получил место в канцелярии генерал-прокурора. Так, двадцатипятилетний магистр богословия стал титулярным советником.
Зарекомендовав себя искусным мастером пера, Сперанский получил приглашение на службу от тайного советника Дмитрия Прокофьевича Трощинского, приближенного Александра I. Вскоре Михаил Сперанский был введён в постоянный совет для обсуждения важных государственных дел, а затем назначен статс-секретарём императора. Июнь 1801 года ознаменовался производством Сперанского в действительные статские советники, непомерно высокой для его молодого возраста наградой.

Реформатор Сперанский: какие проекты Михаила Михайловича были реализованы Александром I



При императоре Александре I М. М. Сперанский занимался разработкой и редактированием документов, составляющих основу реформаторского курса монарха. Ему принадлежит авторство проекта преобразования органов власти и усовершенствования государственной системы на конституционной основе. Свою концепцию плана перестройки политического и социально-экономического уклада Сперанский изложил в ряде записок.
Для улучшения состояния финансовой сферы им был разработан проект реформы, в которой предусматривались такие меры, как прекращение выпуска ассигнаций, повышение некоторых налогов и цен на экспортируемое сырье, продажа части казённых имений.
Сперанский стремился стать «архитектором» глобального государственного преобразования России. Достичь этого ему не удалось. Но этот человек, благодаря своим трудам, заслуженно получил право называться основателем российской юридической науки.

Встреча Сперанского с Наполеоном



В 1808 году состоялась встреча Александра I с Наполеоном Бонапартом, во время которой российский император блеснул своим статс-секретарём Михаилом Сперанским, приглашённым для того, чтобы сделать несколько докладов. Современники отмечали, что Сперанский произвёл настолько сильное впечатление на Наполеона, что тот в знак уважения преподнёс ему ценный подарок и назвал «единственной светлой головой в России».
А после одной из личных бесед с Михаилом Михайловичем с улыбкой спросил Александра I, не обменяет ли государь российский своего подданного на какое-либо королевство. В этих шутливых словах можно усмотреть высокую оценку не только Сперанскому как государственному деятелю, но и проницательности и великодушию российского императора, разглядевшему и по достоинству оценившему таланты своего подчинённого-выходца из народа и приблизившего его к себе.

Опала Сперанского



Стремительная карьера Михаила Сперанского вызывала зависть и раздражение у лиц, приближенных к императору. Немало было реакционеров, принимавших в штыки идеи, проводимые в его проектах. Росло недовольство повышением и введением новых налогов. На фоне ухудшений отношений с Францией негативную роль сыграла лестная характеристика, данная Сперанскому Наполеоном.
И хоть внешне в положении Михаила Михайловича ничего не изменилось (он даже получил орден Александра Невского), оппозиционно настроенные по отношению к нему силы убедили государя принять решение об отставке Сперанского.
За этим последовала высылка – в Нижний Новгород, а оттуда в Пермь.

Миша, «подающий надежды»

Он родился в селе Черкутино Владимирской губернии. Отец его, Михаил Васильев, был причетником церкви в поместье екатерининского вельможи Салтыкова.

Происхождение не сулило Мише большой карьеры. Но на мальчика, рано научившегося читать и писать, обратил внимание протоиерей Андрей Афанасьевич Самборский, гофмейстер Двора наследника престола Павла Петровича. Самборский гостил у хозяина поместья, и Миша ему очень понравился. Эта встреча оказала на дальнейшую жизнь Михаила огромное влияние.

Способного мальчика устроили во Владимирскую епархиальную семинарию, где он учился просто блестяще. Фамилию «Васильев» сочли не подходящей для будущего и сменили на «Сперанский» (от латинского speranta — «подающий надежды»).

Сперанский в молодости. Фото: Commons.wikimedia.org

Михаила, как лучшего ученика провинциальной Владимирской семинарии, направили для дальнейшего обучения в Александро-Невскую семинарию. Обширная программа и жесткие правила внутреннего распорядка создавали из семинаристов невероятно работоспособных людей.

20-летний выпускник семинарии Михаил Сперанский удостоился высокой чести — митрополит Санкт-Петербургский Гавриил предложил ему остаться в стенах семинарии для преподавания естественно-научных дисциплин.

Гражданская карьера вместо церковного сана

В 1795 году знатному вельможе Алексею Куракину потребовался домашний секретарь. Он обратился за помощью к митрополиту Гавриилу, и тот указал на Сперанского. Куракин был в восторге — молодой человек великолепно справлялся с деловой перепиской, излагая суть писем в изысканном стиле.

Алексей Куракин. Фото: Commons.wikimedia.org

Работу у Куракина Сперанский совмещал с преподаванием в семинарии. Но в 1796 году вельможа был назначен на должность генерал-прокурора. Куракин предложил секретарю пост в своей канцелярии, что открывало ему заманчивые перспективы в гражданской службе.

Но и митрополит не хотел терять Сперанского. Его предложение было таковым — Михаил принимает монашество, и ему будет открыта дорога к сану архиерея.

Сперанский, взвесив «за» и «против», сделал выбор в пользу Куракина. 2 января 1797 года он был зачислен в канцелярию генерал-прокурора с чином титулярного советника.

Он не поднимался, а буквально летел по ступеням карьерной лестницы. Ему не надо было кому-то льстить и угождать — блестящие знания, отличная память, острый ум делали его незаменимым.

Сперанского выделил Павел I, который в 1798 году назначил его герольдом ордена Святого апостола Андрея Первозванного. В 1800 году Сперанский стал секретарём того же ордена с дополнительным жалованием в 1500 рублей.

В 1797 году на гражданскую службу Михаил вступил в чине титулярного советника, что, согласно «Табели о рангах», означало чиновника IX класса. В 1799 году стал статским советником, что является чином V класса. За два года он прошел дистанцию, которую многие не могли преодолеть и за целую жизнь.

Император и его «банда»

На излете правления Павла I Михаил Сперанский являлся «правителем канцелярии комиссии о снабжении резиденции припасами». На комиссию возлагались обязанности по благоустройству столицы и обеспечению ее продовольствием. Ответственность была высока, но Сперанский и здесь справился на «отлично».

Переворот 1801 года на карьере Сперанского, не замешанного в политических интригах, сказался скорее положительно. Он был назначен статс-секретарем при Дмитрии Трощинском, который, в свою очередь, являлся статс-секретарем Александра I.

Екатерина Великая, бабушка нового императора, в свое время отобрала его у родителей и лично занималась воспитанием внука. Будучи сторонницей самодержавия, императрица предвидела, что Александру предстоит править в других условиях. По этой причине цесаревич был окружен либерально настроенными педагогами.

Плоды такого воспитания принесли результат — к моменту восшествия на престол Александр I был убежден в необходимости проведения в России масштабных реформ, в том числе и политических.

Вокруг императора сложилась группа единомышленников, названная «Негласный комитет». Его члены обсуждали планы предстоящих преобразований. Придворные консерваторы называли «Негласный комитет» не иначе, как «бандой».

Работоспособный вольнодумец

Дмитрий Трощинский был членом этой «банды». Члены «Негласного комитета» остро нуждались в людях передовых взглядов, имеющих способности к государственной службе. Сперанский был как раз таким человеком, который даже будучи преподавателем семинарии думал над планами введения в России самых широких свобод.

Сперанского определили в команду другого члена «Негласного комитета», князя Кочубея, подключив его к разработке непосредственных планов реформ. Он активно включился в дело, и стал подавать императору записки со своими проектами. В 1802 году в России были введены министерства, и главой Министерства внутренних дел стал князь Кочубей. Статс-секретарем МВД был назначен Михаил Сперанский.

Портрет М. М. Сперанского работы Василия Тропинина. Фото: Commons.wikimedia.org

Он работал по 18-19 часов в день, став незаменимым человеком для своего начальника.

В 1802 году Сперанский подготовил несколько собственных политических записок: «О коренных законах государства», «Размышления о государственном устройстве империи», «О постепенности усовершения общественного», «О силе общественного мнения», «Ещё нечто о свободе и рабстве».

«Итак, вместо всех пышных разделений свободного народа русского на свободнейшие классы дворянства, купечества и проч. я нахожу в России два состояния: рабы государевы и рабы помещичьи. Первые называются свободными только в отношении ко вторым, действительно же свободных людей в России нет, кроме нищих и философов», — писал Сперанский.

С точки зрения консерваторов это была не просто крамола, это был подрыв государственных устоев. Но мысли Сперанского были очень близки и членам «Негласного комитета», и самому императору. Потому возглавил в Министерстве внутренних дел отдел, которому предписывалось готовить проекты государственных преобразований.

Сперанский не только работал над различными документами, он задавал новый формат делового письма в России, менее косноязычного и более функционального.

В 1803 году Александр I издает «Указ о вольных хлебопашцах». Это была первая попытка подступиться к решению проблемы крепостничества. Указ, по которому от личной зависимости были освобождены 37 000 человек, разработал Сперанский.

Многие слишком смелые записки чиновника не имеют продолжения, однако его положение только укрепляется.

«Правая рука» Александра I

В 1806 году князь Кочубей серьезно заболел, и на доклады к Александру I стал являться его статс-секретарь. Император, знавший до этого Сперанского заочно, по достоинству оценил его способности. Выходец из самых низов, поднявшийся наверх исключительно благодаря таланту, Сперанский знал о положении в стране куда больше, чем большинство людей из окружения Александра I.

В последующие годы Михаил Сперанский превращается в ближайшего сподвижника императора, которому поручено заниматься важнейшими государственными законами. Чиновник участвует во встрече Александра I c Наполеоном, и в Европе о нем говорят как о человеке, направляющем государственную политику России.

В конце 1808 года Александр I дает поручение Сперанскому подготовить проект масштабной реформы, которая затронет все сферы жизни страны. Для работы император предоставил все материалы Негласного комитета, проекты и записки, поступившие в Комиссию составления государственных законов.

В октябре 1809 года Сперанский представляет императору «Введение к уложению государственных законов». Для своего времени это революционный документ.

Проект великих перемен

Реформа Сперанского предполагает ввести в России принцип разделения властей: исполнительной, законодательной и судебной. При этом главные полномочия за собой должен сохранить император.

Населению предполагалось даровать гражданские (личная свобода для всех граждан) и политические права (участие в государственном управлении для обладателей какой-либо собственности).

Предполагалось выстроить вертикаль власти по принципу «волость — округ — губерния — государство». На каждом уровне должны были действовать Думы, причем депутаты Волостной Думы из своих рядов избирали депутатов Окружной, и так далее, вплоть до Государственной Думы. Государственная Дума по положению в государстве должна была сравняться с Сенатом. На заседаниях должны были обсуждаться проекты императора, но Дума не могла предлагать свои реформы. Координация законодательной власти принадлежала Государственному совету. Председателем являлся сам император. Законопроекты считались недействительными без обсуждения в Государственном совете и одобрения императора. Высшей исполнительной властью обладали министры и их заместители. Причем они назначались лично императором. А высшая судебная власть принадлежала Сенату Судебному, контролируемому императором.

Документ, представленный Сперанским, был одобрен Александром I. Сперанский подготовил поэтапный план осуществления реформы в 1810-1811 годах.

Россия стояла на пороге великих перемен, которые должны были повести ее по совсем другому пути. Но этих перемен не произошло.

Карамзин против Сперанского

Консерваторы ненавидели Сперанского. Император получал многочисленные доносы на него. Михаил Михайлович и сам давал повод, порой слишком смело высказываясь относительно медлительности Александра I. Императора эти слова задевали, но отказываться от своих планов совсем он не хотел.

Все решилось в марте 1811 года. Александр I посетил Тверь, где жила его сестра, великая княжна Екатерина Павловна, объединившая вокруг себя консерваторов. Княжна представила брату человека, подавшему ему документ, в котором излагалась необходимость сохранения самодержавия в России.

И человек, и документ произвели на Александра колоссальное впечатление. Документ назывался «Записка о древней и новой России в её политическом и гражданском отношениях», автора ее звали Николай Михайлович Карамзин.

Карамзин по своему уму и таланту был оппонентом, достойным Сперанского. Но за первым стояли мощные ряды российских «охранителей», а второй держался лишь за счет одобрения императора.

В этот день он ее лишился, а выдающийся историк Николай Карамзин похоронил политические реформы, на шаг приблизив падение русской монархии.

Крах реформатора

Александр I был человеком колеблющимся. Несмотря на то, что чаша весов качнулась в пользу консерваторов, отставка Сперанского состоялась только 17 марта 1812 года. О чем говорили в этот день император и его ближайший помощник, неизвестно, но, по свидетельству очевидцев, Сперанский вышел «почти в беспамятстве, вместо бумаг стал укладывать в портфель свою шляпу и, наконец, упал на стул, так что Кутузов побежал за водой».

В тот же день ему было предписано покинуть столицу. Сначала его отправили в Нижний Новгород, потом в Пермь. Над Сперанским висело обвинение в «государственной измене», которое, впрочем, развития не получило. Чиновники на местах, не зная, как к нему относиться, порой перегибали палку, так что опальный Сперанский писал к царю с просьбой объяснить его статус. Такая дерзость могла ухудшить в положение, но император в ответ приказал выплатить тайному советнику Сперанскому 6000 рублей, дав понять, что государственным преступником его не считает.

Родовой герб. Фото: Commons.wikimedia.org

После четырех лет опалы Сперанский был назначен на пост пензенского губернатора. За три года соскучившийся по работе чиновник значительно улучшил положение в губернии, доказав, что деловых качеств не растерял. В 1819 году его назначили генерал-губернатором Сибири с предписанием провести ревизию в регионе. Сперанский активно взялся за работу, но вскоре выяснилось, что его полномочия ограничены для проведения необходимых изменений. В начале 1820 года он написал Александру I, что ревизия будет завершена весной, и дальнейшее пребывание в Сибири не имеет смысла. Ответ императора был довольно странным — Сперанскому предписывалось ехать в столицу, но так, чтобы прибыть в Петербург не ранее марта 1821 года.

«Полное собрание законов Российской империи»

Михаил Михайлович приехал в столицу 22 марта, но царь был на конгрессе в Австрии, с которого вернулся лишь в мае, приняв Сперанского 2 июня.

Эта беседа дала понять реформатору, что прежних отношений с Александром I уже не будет. Он нужен был императору как исполнитель поручений, но не как преобразователь.

Сперанский был назначен управляющим Комиссией составления законов, и этот пост занимал до смерти Александра I.

Взгляды и заслуги Сперанского

Все деятельность Сперанского доказывает, что он выступал за установление конституционного строя. С помощью своих дел он пытался достичь в России независимости и открытости судов, свободы прессы, установления единого гражданского и уголовного права.

Во всех своих теоретических работах Сперанский приводил доводы в пользу того, что Конституция приведет не к ослаблению царское власти, а, наоборот, к укреплению.

Только с возрастом выдающийся политик становился более консервативным, считая, что Россия пока еще не готова к либеральным реформам без сильного общественного мнения и хорошо образованных чиновников во главе государственного аппарата.

Его вклад в развитие России неоценим: многие демократические институты и тенденции, которые были полностью реализованы при Александре Втором, были теоретически продуманы или уже частично воплощены в жизнь благодаря его деятельности.

Образование

В 1780 году юноша поступил во Владимирскую епархиальную семинарию, куда был зачислен с фамилией Сперанский (с латинского переводится как «подающий надежды”) из-за своих поразительных способностей. В данном заведении Михаил проявлял интерес ко всем наукам, а также освоил древние языки: латинский и древнегреческий.

Позже Сперанский поступил в Петербург, в Александро-Невскую семинарию. Тут он изучил французский язык и стал читать работы французских мыслителей (Дидро, Монтескье, Вольтера), что несомненно сделала большой вклад в формирование идеалов студента.

С 1792 Михаил Михайлович начинает преподавать математику в стенах своей альма-матер, а позже в список вошли также уроки красноречия, философии и физики.

Начало государственной карьеры

В 1795 году учитель по рекомендациям был нанят генерал-прокурором Куракиным в роли личного секретаря, позже в 1797 покровитель предоставил ему место в своей канцелярии и чин титулярного советника.

Молодой чиновник быстро продвигался по карьерной лестнице: уже в 1799 он стал статским советником и выполнял задачу снабжения столицы продовольствием, улучшения благоустройства города.

Уже спустя два года Сперанский стал работать статс-секретарем при Д.П. Трощинском, который сам был статс-секретарем у императора, а также стал членом «Непременного совета”, а позже и «Негласного комитета”, где происходила разработка программы министерской реформы.

Тридцатилетний сановник возглавил отдел Министерства внутренних дел, занимающийся составлением государственных реформ.

В 1803 году вышел «Указ о вольных хлебопашцах”, в составлении которого он принимал участие.

Возвышение Сперанского

Во время 1806-го года происходит первая личная встреча известного чиновника и царя, после которого Сперанский становится вторым по важности после самодержца.

Через два года Михаил Михайлович заступает на службу в Комиссию составления законов.

При заключении Тильзитского мира (1807) Наполеон выразил свое восхищение приближенным Александра и, шутя, предложил царю обменять его на одно из завоеванных им королевств.

С созданием Государственного совета (1810) он стал главой данного учреждения — государственным секретарем, то есть приобрел статус самого главного сановника Российской империи.

Опала

Из-за реформы, проведенные государственным секретарем, затронули все население но отрицательно сказались на благосостоянии чиновников и дворян. Появлялось все больше и больше недовольных его политикой. К императору стали обращаться с просьбами об его отставке.

Война с Францией стала неминуемой, а Сперанский всегда был известен как галлофил, поэтому его положение стало очень шатким: его стали обвинять в скрытой поддержке Наполеона, припоминая встречу в Эрфурте.

Незадолго до Отечественной войны Михаил Михайлович был отстранен и выслан из

столицы в Нижний Новгород, а позже в Пермь.

Спустя шесть лет после отъезда из столицы бывший главный деятель страны возвращается на службу: он назначается гражданским губернатором Пензы. А в 1819 он становится генерал-губернатором Сибири.

Возвращение в Санкт-Петербург

Возвращение в столицу произошло в начале весны 1821 года. Сразу же по приезде недавний ссыльный был назначен в должность управляющего Комиссией составления законов, и ему предписывалась продолжить работу по созданию общего свода законов.

Также создается Сибирский комитет, который проводит реформы в данном регионе: разделение Сибири на Восточную и Западную, учреждение местных властей, борьба с коррупцией и улучшение общего благосостояния.

Карьера

Его карьерный рост начался с должности домашнего секретаря богатого екатерининского вельможи А.Б. Куракина и восходил стремительно. В доме Куракина Сперанский подружился с гувернером Брюкнером, молодые люди активно обсуждали идеи, которые их особенно волновали, читали и спорили. В это же время взошедший на престол Павел I назначил друга своей юности Куракина сенатором, а вскоре и генерал-прокурором, в связи с этим грамотный, умный и воспитанный секретарь был ему просто необходим. Он устроил дело так, чтобы Сперанский оставил Петербургскую семинарию и всецело посвятил себя государственной службе. Карьера Сперанского стремительно пошла вверх: через 4 года он становится уже действительным статским советником, всего в 27 лет. Но в это же время разбивается и его личное счастье: прожив всего около года с любимой женой, он становится вдовцом и в дальнейшем всю свою оставшуюся жизнь посвящает дочери, больше не вступая в брак и не имея сердечных привязанностей.

В начале царствования Александра I в ближайшем окружении молодого императора собрались его молодые друзья, которые составили «Негласный комитет», который разрабатывал планы реформирования России: П.А. Строганов, Н.Н. Новосильцев, граф В.П. Кочубей, князь А. Чарторыжский. Все они были против самодержавия, считая, что в просвещенной России невозможен деспотизм, а существование самодержавия невозможно без деспотизма, следовательно – надо уничтожить самодержавие. Странно, но и самого Александра I такие умозаключения не смущали.

К этому времени имя М. Сперанского было уже известно, его знали как умного и образованного молодого человека, поэтому он естественно должен был войти в число членов «Негласного комитета». Министр внутренних дел граф Кочубей пригласил Сперанского работать в его ведомстве. Его ценили за необыкновенную работоспособность, трудолюбие, умение грамотно сформулировать и оформить любые юридические вопросы. Сперанский являлся сторонником идеи первенства закона: «основные законы государства сделать столь неподвижными, чтобы никакая власть преступить их не могла». Молодой реформатор был убежден, что государственный строй России должен быть изменен: деспотия должна уступить место конституционной монархии. Главным орудием реформ Сперанский считал просвещенного государя.

Система государственного устройства России в начале XIX века

Уже тогда М. Сперанский понимал, что система, когда три различные ветви власти соединены в одном лице (императора), не может быть эффективной и обеспечивать правопорядок в государстве. Законы обществом игнорируются главным образом потому, что они не исполняются верховной властью, следовательно, нужны такие законы, которым должны подчиняться все. Поэтому, по мнению Сперанского, надо начинать с политической реформы, а потом уже реформировать гражданское право. Заметим, что такие мысли у молодого реформатора возникли в стабильное в социально-политическом плане время.

Но ситуация в России и в целом в Европе осложнялась в связи с наполеоновскими войнами: Аустерлицкое поражение, невыгодный Тильзитский мир, присоединение вместе со вчерашним врагом Наполеоном к континентальной блокаде Англии привели к кризису власти в России, в обществе говорили о необходимости смены власти… Необходимо было срочно изменить ситуацию – и Александр I делает ставку на молодого, но уже очень популярного Сперанского – он становится его секретарем. Даже Наполеон высоко оценил способности Сперанского: после личной беседы с ним он спросил у императора: «Не угодно ли Вам, государь, променять мне этого человека на какое-нибудь королевство?»

В декабре 1808 г. Сперанский назначается заместителем министра юстиции, а вскоре получает чин тайного советника, соединенный с должностью директора комиссии законов и Государственного секретаря учрежденного Госсовета. Ему было поручено составить «План государственного образования», которое предусматривало политическое реформирование России. Все подробности этого «Плана» Сперанский обсуждал лично с императором.

Консервативно настроенная российская элита ненавидела Сперанского, считая его выскочкой. К тому же его поведение не соответствовало нормам, принятым в светском обществе: он не имел фавориток и любовниц и оставался верным покойной, но горячо любимой им супруге, кроме того, Сперанский никогда не брал взяток и осуждал коррупцию. Александру I внушалось, что преобразовательный «План» Сперанского скроен из французских конституций и непригоден для России. В его «Плане» они видели угрозу самодержавию… Под натиском постоянных упреков и доносов Александр отступил и отправил Сперанского в ссылку в Нижний Новгород, а затем в Пермь, что было очень своевременно: Нижний Новгород во время наполеоновского нашествия стал прибежищем для бежавшего из Москвы дворянства, которое было враждебно настроено к Сперанскому. В Перми он оказался в крайне унизительным положении, без денег, без книг и под постоянным надзором. Сперанский даже жаловался императору, и тот дал указание смягчить условия ссылки государственного секретаря.

Сперанский Николай Иванович — артист русской оперы, вокальный педагог, профессор

30.7.1877 — 5.3.1952

Родился 18 (30) июля 1877 года в городе Тамбове в семье земского врача. Учился в Саратовской гимназии и одновременно получал музыкальное образование у частных педагогов, а в 1895 году окончил Саратовское музыкальное училище.

По окончании Саратовской гимназии в 1895 году поступил на юридический факультет Московского университета, который окончил в 1899 году и стал работать присяжным поверенным.

Одновременно брал уроки пения у К.Эверарди. и М.Баттистини, фортепиано — у Сергея Васильевича Рахманинова, актерского искусства — у Гликерии Николаевны Федотовой. Так же в это время обучался пению у нескольких педагогов: Ф.П.Андриевского, М.В.Зотовой, И.В.Тартакова.

В 1901 году дебютировал на сцене Московской частной руссской оперы. В 1904-05 годах был артистом Тифлисской оперы.
Гастролировал в Петербурге (1907), Н.Новгороде (март 1907), Екатеринославе, Ростове-н/Д, Одессе, Киеве, Ташкенте, Ярославле, Кисловодске.

С 1905 года и по 1916 Николай Иванович — ведущий солист Оперного театра С.Зимина в Москве. В справочнике «Москва. 1917г.» указано, что Сперанский Николай Иванович КС. артист оперы Зимина, проживал на ул. Тверской в гостинице «Лнвада»

В 1906—14г.г. часто выступал в спектаклях с М.Баттистини.

Николай Иванович обладал голосом большого диапазона (пел партии драматического — баритона) и великолепным драматическим дарованием. Музыкально — сценические образы, созданные им, отличались скульптурной выразительностью, точным внешним рисунком, великолепно подобранным гримом и костюмом.

Репертуар певца

— в Тифлисе — Алеко (одноим. опера С. В. Рахманинова, 1904);

Лучшие партии:

Пел п/у Е.И.Букке, М.М.Златина, М.М Ипполитова-Иванова, Э.А.Купера, И.О.Палицына, Е.Е.Плотникова, В.Эренберга, Э.Д.Эспозито.

Николай Иванович принимал активное участие в создании Саратовской консерватории — первого в российской провинции высшего музыкального учебного заведения, открытого в 1912 году (на базе музыкального училища, основанного в 1895 году) вслед за Cанкт-Петербургской и Московской консерваториями по решению III Государственной Думы.

  • Саратовское музыкальное училище, которое окончил Николай Иванович

  • Саратовская консерватория, созданная вместо училища

Первоначальное название — Саратовская Императорского Русского музыкального общества Алексеевская консерватория (в честь выздоровления наследника престола). Консерватория была создана по инициативе Городской думы, губернатора, а также благодаря деятельности Саратовского отделения ИРМО, которое возглавлял первый директор консерватории, воспитанник Лейпцигской и Петербургской консерваторий, талантливый пианист, почётный гражданин города Саратова С.К.Экснер.

Движимые благородной задачей музыкального просвещения в Саратовскую консерваторию были приглашены и приехали видные музыканты-педагоги из российских столиц и ряда европейских стран. Корифей русской виолончельной школы С.М.Козолупов, выпускник С.И.Танеева, известный композитор и ученый, создатель теории метротектонизма Г.Э.Конюс, а также ученик Т.Лешетицкого и А.Г.Рубинштейна, один из лучших польских пианистов И.Сливинский.

В 1909году Николай Иванович быд приглашен знаменитым русским режиссёром Пётром Чардыниным на съемки фильма «Вадим» Торговым домом «А. Ханжонков и К°».

«Вадим» (также известен как «Повесть из времён Пугачёва» и «Боярин Палицын».По повести М.Ю.Лермонтова)

Режиссёр Пётр Чардынин. Автор сценария Пётр Чардынин; В главных ролях:Пётр Чардынин (боярин Палицын),Гончарова Александра (Ольга, воспитанница Палицына),Андрей Громов (сын Палицына, Юрий),Н. Сперанский (брат Ольги, Вадим),Павел Бирюков (Федосеич).Оператор Владимир Сиверсен. (Кинокомпания Торговый дом Ханжонкова

Крутой и своенравный, каковыми были большинство помещиков старого времени, Палицын из-за пустячной тяжбы подкупами и тяжбами разорил и свел в могилу своего соседа. После несчастного осталось двое детей: горбатый и кривобокий юноша Вадим и трехлетняя крошка Ольга. Предоставив Вадима его судьбе, палицын, чтобы избежать осуждения за свой поступок, взял на воспитание малютку Ольгу. Таким образом, Ольга выросла в доме Палицына, не подозревая, кто ее благодетель. не то случилось с Вадимом.

И без того обиженный природой, а тут еще безжалостно вышвырнутый из своего родного гнезда, он затаил в себе всю горечь обиды и поклялся, что рано или поздно он жестоко отомстит обидчику, и скрылся с горизонта, так что и память о нем исчезла. Прошли годы; из малютки Ольги выросла настоящая красавица, и Палицын, теперь уже на склоне лет, втайне готовил ее для постыдных удовольствий… Но начался час возмездия! На Руси поднялось сильное брожение, появился Пугачев. Этим-то и воспользовался Вадим, чтобы отомстить своему лиходею.

Картина развертывается перед нами с того момента, когда Вадим приступает к выполнению своего плана. Чтобы легче проникнуть в дом обидчика, он с толпою нищих у церковных ворот поджидает выхода Палицына и добровольно соглашается пойти к нему в холопы, лишь бы быть ближе к цели. Первое, что он делает,- это открывает ольге страшную правду. Как громом поразило это несчастную девушку. И без того доведенная до отчаяния приставаниями Палицына, онп торжественно дает клятву во всем помогать Вадиму.

Но судьбе было угодно послать новое испытание бедной девушке. К Палицыну вернулся его сын, и девичье сердце впервые забило тревогу: молодой Юрий произвел на Ольгу неотразимое впечатление, и она полюбила его всем пылом юной души. Оскорбленный и озлобленный еще больше, Вадим разом решает покончить с ненавистной семьей Палицына. По Руси уже прокатились раскаты пугачевской грозы, и Вадим, горя мщением, бросается в стан Пугачева и наводит его вольницу на усадьбу Палицына. По счастливой случайности старик был на охоте, и без него разграбили и сожгли его родовое гнездо, убили его жену…

Юрий, наслаждаясь счастьем молодой любви, мирно гулял с Ольгой, строя радужные планы будущего, но гроза уже надвинулась: Юрий своими глазами увидел гибель родового гнезда и, проводив Ольгу в надежное место, бросился предупредить отца о грозящей ему опасности. Но зорко следил за сестрой Вадим. Он пробрался к ней в избушку и, напоминая о данной ею клятве, старался пробудить в ней чувство мести, но тщетны были мольбы и угрозы Вадима — любовь к сыну победила в ней ненависть к отцу, и она отказалась от своей клятвы. Тогда Вадим, посылая проклятия на ее голову, своими руками обещает убить Юрия и, как коршун, стережет его. Но слепой случай спасает Юрия. Поскакав к отцу, он приказывает своему преданному слуге Федосеичу укрыть Ольгу. темной ночью пробирается старик к Ольге, а Вадим, приняв его за Юрия, раскроил ему топором череп…

Но мгновение злодейства сменилось страшным отчаянием, когда он увидел роковую ошибку. Посылая проклятия судьбе, так жестоко над ним издевающейся, он, может быть впервые, зарыдал от злобы и отчаяния, а Ольга счастливо успела выбраться из засады, чтобы соединиться со своим возлюбленным. Почти целиком разыгранная на природе картина изобилует красивейшими видами. Великолепно разыгранная и прекрасно исполненная технически, эта картина далеко оставляет за собой все, созданное нами до сего времени. «Сине-Фоно», 1910, № 2, с.19

Критика: Весь центр тяжести повести лежит в обрисовке Вадима, которого поэт хотел представить мстителем за поруганную честь и отнятую жизнь отца. Представляя своего Вадима нищим-уродом, он тем самым как бы оттеняет величие и красоту его духа. Таким образом, по внешности Вадим приближен к Францу Мору в «Разбойниках» Шиллера, но демонизм его выше и злоба величественней. Для лучшего представления о Вадиме необходимо запомнить то обстоятельство, которое впоследствии толкнуло Вадима на путь мстителя, — именно о надругании Палицына над его отцом. В картине «Вадим» либреттист и режиссер, очевидно, главное свое внимание и обратили на обрисовку характера Вадима, весь центр тяжести картины, сообразно с замыслом Лермонтова, перенесли на Вадима. Артист, играющий Вадима, превосходно справился с ролью. Прекрасный тип старого русского помещика, любящего пожить, дан в лице Палицына. Очень хороша также и Ольга. В общем картина производит большое впечатление и смотрится с интересом. По исполнению и misenscen’ам она далеко опередила все предыдущие постановки, блеснув некоторыми прямо-таки эффектными, в смысле перспективы, местами. «Сине-Фоно», 1910, № 24, с.9

Картина дает богатый материал артистке в роли Ольги блеснуть красивой игрой. Бесподобен и Вадим, этот обиженный природой мститель, страшный в своем гневе. Режиссер все сделал для крупного успеха этой картины, и мы уверены, что она таковым будет пользоваться по заслугам.»Кине-журнал», 1910, № 18/19, с.11

В 1916 году, в самом расцвете таланта и голоса, по ряду обстоятельств Николай Иванович был вынужден оставить оперную сцену и заняться режиссурой и преподаванием.

Совместно с артистом Мариинского театра и профессором Саратовской консерватории Михаилом Медведевым и преподавателем Алевтиной Михайловной Пасхаловой он организовал в Саратове постоянный оперный театр, торжественное открытие которого состоялось 01.10.1918 г. Театру присвоили имя Н. А. Римского-Корсакова. Здесь Николай Иванович поставил «Травиату», «Евгения Онегина», «Майскую ночь» и другие оперы.

В Ростове-на-Дону в 1920—24 годах Николай Иванович заведовал вокальным отделом и оперным классом Ростовской консерватории,(здесь организовал экспериментальную оперную студию), принял участие в создании оперной труппы, был художественным руководителем и дирижёром Ростовского оперного театра.
Преподавал в должности профессора в Саратовской (1916-1920), Ростовской (1920-1924), Бакинской (1924-1932) консерваториях.

После образования в 1921г. Бакинской консерватории единственным азербайджанцем, обучающимся на вокальной кафедре был Муртуза Мамедов (Бюльбюль). Его первыми педогогами были Поляев и профессор Н.И. Сперанский.

С 1932(39)—52 годы профессор Московской консерватории, а с 1946 по 1951 года одновременно возглавлял кафедру в Музыкально-педагогическом институте им.Гнесиных. В 1930-х гг. преподавал в Ин-те повышения квалификации при Центральном заочном музыкальном педагогическом институте.

Методика, используемая Николаем Ивановичем в постановке голоса, была особенно успешна в обучении национальных кадров. Естественная постановка голоса восточных певцов особенно нуждалась в бережном к ним отношении. Поэтому в числе учеников Николая Ивановича всегда были студенты из Средней Азии и Закавказья.

В 30-е годы при Московской консерватории создавались национальные студии. Так в 1934-36 г.г. Николай Иванович вел класс в Узбекская студия. Одним из его учеников был Карим Закиров, получивший в 1939 году звание Народного артиста Узбекистана.

На сайте Мой Ташкент опубликовано фото от внука Карима Закирова Джавахира Закирова, где Николай Иванович Сперанский сидит первым слева во втором ряду рядом с Райским.

В этой студии учились ключевые фигуры в музыкальной жизни Ташкента, первое поколение творческой интеллигенции, сумевшее овладеть как национальной, так и европейской музыкальной культурой. 1-й ряд: справа налево — мой дед, Карим Закиров, вторая справа — моя бабушка, Шоиста Саидова с сыном — Батыром Закировым, Абдурахманова с дочерью (будущим дирижером Дилбар Абдурахмановой), 5-я в этом ряду- Халима Насырова, над ней Кари- Якубов, а рядом с ней- жена Кари Якубова, последний в этом ряду- Мухтар Ашрафи.

Ольга Берак, профессор Российской Академии музыки им. Гнесиных.
«Знаю о Н.И. Сперанском — прекрасном педагоге и человеке, который поставил на ноги очень много певцов, и вообще много сделал для становления так называемой русской школы пения.

Во время войны в группе «Старых мастеров искусств» во главе с В.И.Немировичем Данченко был эвакуирован в Тбилиси, откуда был откомандирован для организации Северно-Осетинской оперной студии, а из Осетии эвакуирован в Ереван, где 1942—43г.г.работал в Ереванской консерватории и Музыкальном училище и консультантом оперного театра.

Награжден медалью «За оборону Кавказа».

Заслуженный артист Азербайджанской Республики (1927).
В 1946 году Николай Иванович получил звание Заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Умер Николай Иванович 5 марта 1952 года и похоронен на Пятницком кладбище в Москве.

Жена Николая Ивановича – Лия Эдмундовна (Кунт) (6.03.1879 – 1943) С 1925 года жила и работала в Баку, умерла во время войны от тифа.

У Николая Ивановича и его жены Лии Эдмундовны было трое сыновей, родившихся в Москве, но с конца 20-х годов живших в Баку и умерших там.

  • Старший сын – Игорь (6.08.1903 — 20.06. 1982)в 1937 году был репрессирован, но с помощью младшего брата отбывал наказание в Кишлинской тюрьме.

В 1947 году по освобождению не имел права проживать в столице и уехал на строительство Мингечаурской ГЭС, где работал экономистом и руководил театральной студией в Мингечаурском городском клубе.
По завершению строительства был приглашен начальником строительства на работу в Красноярск на строительство ГЭС. Потом вернулся в Баку. Работал экономистом.

  • Средний сын – Глеб (1904 — 1958)перенес в детстве скарлатину, осложнившуюся глухотой, окончил ВХУТЕМАС и начал работу на Бакинской кинофабрике, затем студии Азербайджанфильм, где и проработал художником — бутафором до самой своей смерти в 1958 году.
  • Младший сын – Борис (1906 -1979)окончил в Баку Первую советскую школу (на Красноармейской улице), закончил курсы киномехаников, работал во всех кинотеатрах города Баку и на Кинофабрике.
    Затем отслужил срочную службу на Черноморском флоте, где закончил курсы связистов. После армии строил и оборудовал Гянджинскую радиостанцию.
    Был призван в армию в 1938году и отслужил до 1957 года в батальоне связи. Закончил службу в звании майора. После демобилизации поступил на работу в Контору связи Азнефти под начало необыкновенно хорошего человека — Кязимова, затем был приглашен на работу в ГИПРОМОРнефть, где в должности главного инженера проекта, занимаясь обеспечением связи с морскими буровыми установками и Нефтяными камнями, проработал до пенсии.
    Уйдя на пенсию в день своего 60-летия, посвятил все свое время любимым делам: фотографии, кино, чтению, игре в нарды и прогулкам с внуками.

  1. Жил тогда Кока, как звали его в семье, с матерью в собственном доме на углу улиц Угодниковский и Вольской
  2. В 1874 году, в расцвете артистических сил, Эверарди оставил сцену и посвятил себя педагогической деятельности. Он был профессором в Санкт-Петербургской консерватории (в 1870—1888 годах), потом, в 1890—1897 годах — в Киевском музыкальном училище и, наконец, в Московской консерватории (с 1897 года)
  3. (по мужу Эрманс) родилась в Тифлисе и там же начала обучаться пению (педагог Д. А. Усатов) и впервые дебютировала на сцене. В 1895—1897 гг. продолжила обучение в Петербургской консерватории (педагог К. Ферни-Джиральдони), брала уроки пения у К. Эверарди.
    В родном Тифлисе с 1893 года выступала на оперной сцене с Ф. И. Шаляпиным. В 1898—1900 гг. — оперная певица в Московской частной русской опере Саввы Мамонтова, в 1902 г. — в частном театре Г. Г. Солодовникова, сезон 1906/07 — в московской Опере С. Зимина.
    После революции 1917 года эмигрировала. Жила в Париже, вместе с семьей Шаляпиных.
  4. (настоящее имя — Меер Хаимович Бернштейн (20 июля 1852 — 8 августа 1925, в некоторых источ. 1.8.1925, Саратов) — российский певец (тенор) и музыкальный педагог. Вместе с Н.Сперанским организовал в Саратове постоянный оперный театр (1918—20) и был его руководителем.
  5. Премьера состоялась 2 ноября 1910года

Я родилась под знаком деда

потому что первое, что увидел мой осмысленный взгляд, была его фотография, висевшая на голой стене нашей комнаты, прямо напротив моей детской кроватки.

Мне сказали, что это дед и живет он в далекой Москве.

И с тех пор все мои детские мечты и разговоры с самой собой в уютной тишине под одеялом были связаны с ним.

От него не приходило писем, но знали, что он жив.

Папа разыскал его в 1947 году во время своей секретной командировки в Москву, вернулся оттуда счастливый и долго рассказывал маме, как произошла эта встреча.

В мои мечты вошла тема нашей встречи.

А увидела я его через пару лет, когда мне уже было 9-ть , и мама сумела скопить деньги на поездку в Москву.

Само путешествие было событием: дымящий и коптящий паровоз, промелькнувшие за окном пески Апшерона, потом бесконечные перелески средней полосы, незнакомые вокзалы с бабками, подносящими к поезду варенную картошку, посыпанную жареным луком, и соленые огурчики, банки простокваши из топленного молока с коричневатой корочкой вкуснейших сливок, отличающейся от нашего мацони.

И вот, наконец, Казанский вокзал, неистребимый запах которого остался на всю жизнь как знак Москвы.

Нас никто не встречает, несмотря на отправленную телеграмму, и мы садимся на такси, мама опасливо посматривает на счетчик, тикающий с необыкновенной скоростью, и вот мы у огромного дома на улице Немировича-Данченко совсем непохожего на наши изящные и нарядные бакинские здания, а напоминающего скорее мощный бастион.

И опять мой чуткий нос, которым я могла определить, кто был у мамы в гостях в предыдущие два часа, на всю жизнь запоминает запах кабины лифта с полированными дверьми, складывающимися гармошкой, и скользящей в металлической клетке.

У лифта сидит лифтерша – строгая тетенька, интересующаяся, к кому мы приехали (папа говорил потом, что они все — сексотки-осведомительницы).

Услышав фамилию, она расплывается в улыбке и начинает говорить нам о том, какой хороший человек наш дедушка, каждый праздник дарит деньги (я потом поняла, что это неистребимая привычка одаривать прислугу на светлые праздники, только даты сменились).

Она объясняет нам, что лифтов два, и на каком лифте надо подняться, чтобы попасть сразу к квартире, а если не с этого, а с другого, то надо перейти на другую лестничную клетку.

Это мы с сестрой освоим позже, когда будем спускаться во двор, чтобы поиграть с местными ребятами в 12 палочек или казаки-разбойники.

Мы поднимаемся на пятый этаж и видим перед собой белую дверь с медной табличкой на которой написана наша фамилия с инициалами Н. И. и с припиской — «профессор».

Дверь нам открывает немолодая, по-моему мнению, женщина, которая оказывается домработницей Марусей.

Она приветливо приглашает нас войти и располагаться, сообщает, что Ирина (дочь деда) придет позже, она не встретила нас, потому что никогда в жизни никуда еще не попала вовремя, а дедушка в доме отдыха, подвернулась путевка, которая скоро заканчивается, но он просил нас приехать к нему в Удельную.

Маму это радует, потому что в Удельной, как она помнит, живет ее двоюродный брат, которого она не видела с тридцатых годов, и родственник жены ее погибшего на фронте брата. Значит можно сразу разыскать и их.

Но меня сейчас не волнуют мамины родственники. Я обследую маленькую и очень уютную квартиру, где просто негде повернуться такой большой компании как наша.

В прихожей первая дверь налево – кабинет, где стоит рояль, высокая стеклянная ваза для цветов, небольшой столик с красивыми часами и разными безделушками, «вольтеровское» кресло (это потом сестра, отвоевавшая его у меня, познакомилась с его необыкновенной способностью резко складыватся, когда поворачиваешься во сне).

Все стены кабинета сплошь увешаны фотографиями с дарственными надписями, по которым можно было изучать историю музыкальной культуры России и Советского Союза.

Пройдя в коридор, в котором у стены стоит маленький обеденный стол с двумя полукреслами, я вижу дверь с спальню, где царят две огромные деревянные кровати с нарядными резными спинками, а на стене висит полочка со всевозможными соблазнительными вещами, из которых мое внимание привлекает необыкновенной красоты бронзовый колокольчик с высокой ручкой.

Потом мне дадут потрогать его и даже позвонить.

Дальше идет дверь в ванную комнату, туалет и поворот в кухню, достаточно большую и вместительную. Там мы и будем есть до дедушкиного приезда.

Квартира произвела на меня огромное впечатление, несмотря на малые размеры, она показалась мне дворцом.

Наконец пришла Ирина, защебетала, заохала, стала восторгаться нашим певучим южным говором с растянутыми гласными, нашим знаменитым «-да».

Она училась в Гнесинском и уже выступила один раз по радио, произведя впечатление своей цыганской манерой исполнении. Мама внимала с благоговением причастности.

А я перешла к прозе и спросила, где я буду спать и когда мы поедем к деду.

Спать до приезда деда нам с сестрой определили в спальне на торжественной кровати, а после придется перебираться в кабинет: мне — на пол под роялем, маме — на раскладушке, а сестре — в «вольтеровском» кресле.

Ах, как я завидовала ей, представляя себя старинной матроной, восседающей в кресле со специальным столиком сбоку для бокала вина или книги, одним нажатием кнопки превращающемся в спальное ложе. Это потом, вскочивши ночью от вопля сестры в сложившемся кресле и ударившись головой об рояль, я оценила свое преимущество.

И вставать придется не позже семи утра, потому что в девять уже приходят ученики.

Но это потом, а сейчас я была в предвкушении встречи.

И вот с того же Казанского вокзала мы отправляемся в Удельную, которая с момента моего выхода на перрон стала ощущаться совсем родной и с которой была связана вся моя дальнейшая жизнь. Моя и моей семьи.

Найти кого-то в незнакомом дачном поселке могла надеяться только моя мама.

Но она вдруг вспомнила, что тетя жены брата — зубной врач, а это значит, что ее просто не могут не знать местные жители, конечно страдающие зубными болями.

И первый же встречный на вопрос, не знает ли он случайно, где живет зубной врач Циля Ильинична, объяснил нам, куда надо идти, и что второй дом у церкви и будет ее домом.

Каково было наше удивление, когда буквально через 15 минут мы увидели через невысокий штакетник вокруг дачи мужчину с двумя детьми, который на мамин неуверенный оклик: «Борис!», повернулся к нам и с радостным возгласом: «Нина! Откуда, какими судьбами, да еще с детьми, и как ты нас нашла!» — бросился к калитке.

Так в мою жизнь вошли новые родственники и остались в ней до сегодняшнего дня.

Расспросам и воспоминаниям не было конца, я слышала незнакомые имена погибших родственников и видела слезы горечи от невозвратной потери.

Но меня ждала встреча, и я не могла дождаться.

Нас оставили ночевать, убедив не идти вечером в Дом отдыха, который был буквально в десяти минутах ходьбы, а отправится туда утром после завтрака.

Маме, которая встречалась отцом мужа после 17-ти летнего перерыва, конечно, хотелось выглядеть получше и она согласилась, что после печальных разговоров идти не стоит.

И вот, наконец, долгожданное утро, у меня уже нет терпения, я прыгаю вокруг мамы и тороплю ее.

Мы выходим в свежее подмосковное утро, мимо нас пролетают электрички на Москву и обратно, люди спешат на станцию, шумит знаменитый Удельнический базар, а мы направляемся в глубину поселка на тихую и широкую улицу, входим в калитку ворот с вывеской «Дом отдыха профсоюзов», направляемся к большому дому, бывшему когда-то чьей-то усадьбой, и узнаем, что профессор на прогулке и вернется с минуты на минуту.

Подождать лучше на улице, и мы выходим.

Очень широкая улица расположена в сосновом лесу совсем как просека.

Сосны, светящиеся золотом на солнце и золотистая песчаная дорога создают впечатление сказки.

И вдруг вдалеке я вижу спускающегося с пригорка богатыря в белой рубахе навыпуск, подпоясанной шелковым поясом с кистями.

Он идет не один, рядом с ним высокие мужчина и женщина, но они едва достают ему до плеча.

И я сразу понимаю, что это он, и он точно совпадает с придуманным мной образом, и таким он остался для меня на всю жизнь: седой великан – красавец в белой рубахе в золотом свете.

Фотоальбом

Семья

  • Н.И.Сперанский

  • Н.И.Сперанский

  • Н.И.Сперанский (1935)

  • Н.И.Сперанский (1947)

  • Н.И.Сперанский (1947)

  • Лия Эдмундовна Сперанская

  • Игорь, Глеб и Борис Сперанские (Саратов)

  • Николай Иванович с сыном Борисом

  • Глеб и Борис Сперанские

  • Глеб, Игорь и жена Игоря

  • Борис Сперанский (Москва.1952)

  • Борис Сперанский (Баку.1975)

  • Александр Глебович Сперанский — внук Николая Ивановича

В ролях

Вспоминает Ирина Архипова:

«В Московской консерватории студенты-старшекурсники имеют возможность пробовать себя в педагогике — заниматься по своей специальности со всеми желающими. В этот сектор студенческой практики меня уговорила пойти все та же неугомонная Киса Лебедева. Я «досталась» студентке-вокалистке Рае Лосевой, которая училась у профессора Н.И. Сперанского. У нее был очень хороший голос, но пока не было ясного представления о вокальной педагогике: в основном она пыталась мне все объяснять на примере своего голоса или тех произведений, которые исполняла сама. Но Рая относилась к нашим занятиям добросовестно, и поначалу все шло вроде бы нормально.
Однажды она привела меня к своему профессору, чтобы показать результаты работы со мной. Когда я начала петь, он вышел из другой комнаты, где тогда находился, и удивленно спросил: «Это кто поет?» — Рая, растерявшись, не зная, что именно имел в виду Н.И. Сперанский, показала на меня: «Она поет». Профессор одобрил: «Хорошо».

Использованы материалы семейного архива,Вокального словаря

Часть фотографий Николая Ивановича в ролях предоставлена Аркадием Михайловичем Пружанским — автором словаря «Отечественные певцы».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *