Кто отрекся от Христа?

«Взяв Его (Иисуса), повели и привели в дом первосвященника. Пётр же следовал издали. Когда они развели огонь среди двора и сели вместе, сел и Пётр между ними. Одна служанка, увидев его сидящего у огня и всмотревшись в него, сказала: и этот был с Ним. Но он отрёкся от Него, сказав женщине: я не знаю Его». (Лк.22:54-57)
Лука указал нам на три детали, подтолкнувшие Петра к отречению от Иисуса Христа. Но давайте всё по порядку.
Сначала ответ на вопрос, из-за чего Апостол Пётр отрёкся от Христа.
Может Пётр отрёкся от Христа из страха за свою жизнь? Нет, у Луки об этом ничего не сказано, а Апостол Иоанн подчёркнул в своём Евангелии, что когда первосвященники взяли Иисуса, то учеников Его отпустили: «Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут, да сбудется слово, речённое Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого. (Ин.18:8,9)».
Итак, не из страха за свою жизнь Пётр отрёкся от Иисуса Христа.
В Священном Писании упоминается ответ Петра на предупреждение Иисуса Христа, что в эту ночь все ученики отрекутся от Него: «Пётр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь. (Матф.26:33)». В ответ на его самоуверенное заявление, Иисус возразил: «Истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоёт петух, трижды отречёшься от Меня. (Матф.26:34)». Но тогда Пётр не поверил словам Господа, ибо думал, что хорошо знает себя, и был уверен в своей верности и стойкости. Но случилось, как предрёк Христос…
Итак, первой и, может быть, основной причиной того, почему Пётр отрёкся от Христа, является его самоуверенность. Но это не единственная причина, и чтобы ответить на неё, нужно исследовать ради чего Пётр отрёкся от своего Учителя.
То, что не ради сохранения жизни – это я уже выяснил выше. Так ради чего же тогда? Неужели только ради того, чтобы остаться во дворе первосвященника, поближе к Иисусу, а ещё, чтобы посидеть у костра?
Как это ни парадоксально звучит, но других причин не было. В такое трудно поверить, что человек всем сердцем стремящийся к Иисусу Христу может отречься от Него ради того, чтобы… оставаться поближе к Нему. Но факт есть факт. В такое трудно поверить, что человек, несколько часов тому назад рисковавший жизнью, защищая своего Учителя, может отречься от Него ради того, чтобы… посидеть у костра. Но и это тоже факт.
А может, такое поведение характерно всем, или почти всем людям? Вспомните Исава, отрекшегося от первородства ради чашки чечевичной похлёбки – разве он не знал материальных и моральных привилегий первородства? Конечно, знал. Да что там Исав, вспомните пророка Божьего, Иону, огорчившегося до смерти из-за того, что завяло растение, в тени которого он сидел – разве не сиюминутной эмоцией были его слова, поставившие цену своей жизни ниже цены куста какой-то травы? К сожалению, для всех нас свойственно увлекшись сиюминутной целью, забывать о глобальном, о самом важном в жизни. И Апостол Пётр не исключение – ведь он в тот момент очень хотел быть поближе к Иисусу и хотел хоть немного отдохнуть, согреться после пережитых волнений и тревог за будущее.
Согласен с теми, кто утверждает, что сложно, да и, наверное, невозможно оценить всю гамму эмоций и мотивов, побудивших Апостола Петра сказать слова отречения. Но я и не веду речь обо всех мотивах поступка Петра, а лишь о двух аспектах.
Когда на следующий день мы с сыном обсуждали эту тему, была подмечена ещё одна деталь. Вот если бы Петра поставили перед Синедрионом и заставили публично отречься и осудить Иисуса Христа, то оба мы были убеждены, что он не сделал бы этого. Апостол Пётр скорее избрал бы смерть, чем такое отречение. А в той ситуации слова были брошены им перед какой-то незнакомой служанкой, слова, – как думал Пётр, ничего не значащие. И лишь потом до него дошло, что за каждое своё слово он несёт ответственность перед Богом.
Я попытался разобраться в причинах поведения Петра не ради того, чтобы оправдать его пред вами, уважаемые читатели, и уж тем более не для того, чтобы осуждать Апостола Божьего, а чтобы, поняв, насколько может быть опасным невнимательное отношение к своим словам, вы не впали в подобный грех. Чтобы познав сейчас разумом своим, к чему приводит самоуверенность и беспечность в словах, со временем обрели духовный опыт и мудрость.
Итак,
1. не будьте самоуверенны, не думайте, что вы познали себя;
2. сосредоточившись на насущной сиюминутной задаче, не забывайте и о главном;
3. не бывает неответственных, не важных случаев, когда речь заходит об исповедании Иисуса Христа.
«И, выйдя вон, горько заплакал». (Лк.22:62)
От чего Пётр заплакал? – Он заплакал от того, что увидел в своём внутреннем человеке способность предавать, причём, предавать даже любимых, самых дорогих ему людей. Он горько заплакал от того, что понял, что не соответствует званию ученика Иисуса Христа.

Петр и еще один ученик издали следовали за Иисусом, до двора первосвященника, чтобы видеть конец. Первосвященники и старейшины, и весь синедрион искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти; и не находили. И хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли в чем обвинить Иисуса. Наконец пришли два лжесвидетеля и сказали: «Он говорил: «»Могу разрушить храм Божий и в три дня создать его»»». И, встав, первосвященник сказал Ему: «Что же ничего не отвечаешь? Что они против Тебя свидетельствуют?» Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: «Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» Иисус говорит ему: «Ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных». Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: «Он богохульствует! На что еще нам свидетелей? Вот, теперь вы слышали богохульство Его! Как вам кажется?» Они же сказали в ответ: «Повинен смерти». Тогда плевали Ему в лице и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам и говорили: «Прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?» Петр же был на дворе и грелся у огня со служителями. Было холодно. И подошла к нему одна служанка и сказала: «И ты был с Иисусом Галилеянином». Но он отрекся пред всеми, сказав: «Не знаю, что ты говоришь». Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: «И этот был с Иисусом Назореем». И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека. Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: «Точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя». Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько.

Читайте более подробно: Евангелие от Матфея 26:58-75.

В чем разница между отречением Апостола Петра и предательством Иуды?

Vladimir L. , France
13/02/2003

Батюшка, проясните, пожалуйста, такие вопросы.
Апостол Петр отрекся от Христа, покаялся и был прощен Господом.
Иуда Искариотский предал Христа, раскаялся, но удавился.

1) Одинаковая ли степень греха Ап.Петра и Иуды (с первого взгляда оба вроде предали);
2) Оба покаялись, но результат первого покаяния – прощение Господом, результат второго – удавление. В чем духовная разница таких вроде одинаково внешних покаяний, чтобы понять и каяться правильно?

Спаси Бог за пояснения.

Ответ отца Олега Моленко:

1) Грех отречения Петра и грех предательства Иуды Иск. – это близкие по тяжести, но разные по происхождению, направлению и духовному качеству грехи. Отречение Петрово, которое живет в каждом человеке (вот почему его нужно покаянием обнаружить и избавиться от него до смерти своей), – это грех человеческой НЕМОЩИ, а грех предательства и продажи (за нечто материальное) Христа – это грех человеческого ВЫБОРА. В этом принципиальное различие этих похожих грехов, которое и ведет к противоположным результатам.

Ап.Петр не хотел и не думал отрекаться от Христа. Он даже при всех остальных апостолах заверял, что если и все отрекутся, то он не отречется даже до тюрьмы и смерти. Это было искреннее желание и заявление, но по действию разгорячения. Господь предсказал отречение всех учеников, а о Петре, что отречется трижды, но Он не переставал считать их Своими. О предательстве Иуды Иск. Господь тоже предсказал, но назвал его диаволом. При этом Господь сказал, что только один из 12-ти предаст Его. Значит, Петр и другие были вне подозрения.

Когда кровь остыла, а опасность быть схваченным, вверженным в тюрьму и казненным стала для Петра реальностью, в нем (как и в каждом из нас) проявилась греховная немощь человеческого естества, предсказанная Господом, и он спонтанно отрекся СТРАХА ради. Это отречение опытно открыло ему бездну греховности человека, который уже сознательно выбрал Господа, исповедал Его Богом, все оставил ради Него и решил следовать за Ним. Это неожиданно обнаруженное Божиим попущением отречение показывает, что недостаточно человеку уверовать во Христа как в Бога и Спасителя своего (как это нелепо утверждают протестанты), недостаточно видеть Его чудеса и преображение, недостаточно самому идти по водам силою Божиею, недостаточно быть избранным в ученики и апостолы Самим Христом, недостаточно быть со Христом, есть пить с Ним, слушать Его, молиться с Ним, причащаться Его Тела и Крови (что Петр сделал на Тайной Вечери до своего отречения), недостаточно видеть святых Его в славе (Моисей и Илия на Фаворе), ибо все это не сохраняет от живущего в сердце человека БОГООТРЕЧЕНИЯ. Человек рождается с этой лютой болезнью, именуемой ГРЕХОПАДЕНИЕМ, корнем которой является БОГООТРЕЧЕНИЕ (ведь и первые люди Адам и Ева отреклись Бога, поверив сатане) на основании гордости. Наша задача –заповеданным Богом покаянием и даруемой за него благодатью Духа Святого постепенно исцелиться от этой лютой болезни и изжить свое богоотречение.

Иуда вынашивал планы предательства, искал удобного времени и набивал цену Безценному. Он не просто ПРЕДАЛ Господа в руки Его врагов, но ПРОДАЛ Его за деньги. Иуда действовал вполне сознательно и корыстно. Это был его сознательный выбор и проявление его отношения к Господу Богу. Писание говорит нам, что он был ВОР. А вор – это жизненный выбор. Это выбор богоборческой и человеконенавистнической идеологии и практики, основанной на ней. Воровство – это выбор гордеца-миролюбца, превозносящегося над другими, завистника, невера и нетерпеливца. От воровства один шаг до Бого- и человеко- убийства. Не случайно сатана назван в Писании отцом лжи, человекоубийцей и вором. Каков отец, таковы и дети его. Дополняя Писание, преподобный Нил Мироточивый Афонский в своих посмертных вещаниях сообщает нам, что Иуда Искариотский сожительствовал со своей матерью и убил своего отца. Так что это был вполне сформированный богоборец и нечестивец, т.е. дьявол, как его справедливо назвал Господь. А свойством дьявола является всяческое оправдывание себя с обвинением во всем Бога и совершенного убийства в себе способности к покаянию или к благому изменению.

Необратимость, безпокаянство и отверженность – вот несмываемая печать дьявола и дьяволов во плоти (таких как Иуда Иск., Юлиан Отступник, архиереи Анна и Каиафа, м.Сергий Страгородский, Алексий Симанский, Пимен Извеков, Алексий Ридигер и прочие главари современного отступничества). Не случайно этот тяжкий грех иудова предательства и отступничества духовенства отражается в Писании такими словами:

Иерем.7:
1 Грех Иуды написан железным резцом, алмазным острием начертан на скрижали сердца их и на рогах жертвенников их.

Сердца у отступников, как каменные скрижали, а грех богоотступничества написан на нас железным резцом с алмазным наконечником, что говорит о неизгладимости этого греха и о необратимости этих богопредателей.

2) Соответственно разности происхождения грехов Петра и Иуды происходило у них и сожаление о соделанном поступке. Иуда именно СОЖАЛЕЛ, ЖАЛЕЛ, ДОСАДОВАЛ, ЗЛИЛСЯ НА СЕБЯ – именно так должно понимать слово «раскаивался» для Иуды – за совершенный им поступок. Ничего общего с истинным ПОКАЯНИЕМ эта досада на себя не имела. Это было греховное ОТЧАЯНИЕ, на которое подвиг его сатана, вошедший в его сердце по куску хлеба, принятому им из рук Господа. Преподобный Нил Мироточивый дополняет , что Господь нагибал дважды ветки дерева, на котором Иуда повесился, но Иуда перебрасывал петлю на следующую высшую ветку, пока с третьего раза не повесился окончательно. Этим удавлением он лишь обнаружил свое давнишнее духовное удавление, удавление от пристрастия к материальному и презрения к заповедям Божиим («Не воруй», «не пожелай того, что у ближнего твоего»).

На примере Иуды Искариотского мы видим, как опасно коснение в греховной страсти (у Иуды ведущая страсть сребролюбие) и в страстных помыслах. Такое коснение ослепляет человека, предает его в лапы бесов, а те доводят по действию страсти до Богопредательства (по возможности и по случаю) и затем повергают в отчаяние и окончательную погибель.

Покаяние во исправление и во спасение дает Бог, а раскаяние во отчаяние и в погибель дает бес.

При руководимом бесами раскаянии человек не кается в своем состоянии и не ищет милости Божией для выхода из него, но лишь СОИЗМЕРЯЕТ свой поступок или дело и цену его и, видя явное несоответствие, сильно огорчается и досадует на себя, приходит в отчаяние и, не терпя по гордости своей насмешки и надругательства над собой в виде этого несоответствия «цены» и «дела», накладывает на себя руки. Например, грабитель разработал тщательный план ограбления крупного банка, лелеет в мечтах иметь огромную сумму денег, идет, ведомый бесами, на дело, а его ждет подставка, или вместо денег обнаруживается «кукла», т.е. бумага, и он, раскаявшись от отчаяния, убивает себя.

Так было и у Иуды. Предавая Господа за 30 сребреников в руки искавших Его священноначальников иудейских, Иуда, ослепленный сребролюбием, полагал, что Иисуса лишь посадят на время в тюрьму, в крайнем случае «побьют немного». Он не предполагал, что его Учителя так быстро убьют позорной смертью на кресте. Когда бесы привлекают человека ко греху – они увеличивают приобретение (у Иуды – это деньги) и его важность, но оправдывают и умаляют сам грех. После соделывания греха, они умаляют приобретенное (Иуда вернул сребреники первосвященникам) и безконечно увеличивают размер содеянного греха и его тяжесть («предал кровь невинную»), показывая Бога при этом немилостивым Судьей. Бесы и первосвященники легко обманули ослепшего от страсти Иуду, предав Господа на смерть. Это-то и сильно возмутило Иуду, почему он и ПОВЕРГ с гневом деньги на землю перед первосвященниками, укоряя их за обман в цене. Иуда не каялся за свой страшный грех, но сожалел о допущенном просчете в результате его поступка. Таким бывает Иудово раскаяние.

Совсем другое дело у Петра. Он согрешил по общечеловеческой немощи, проявленной в неожиданных и напряженных условиях. Господь попустил проявиться этой немощи у Петра. Для этого Он отнял Свою помощь и благодать. Это было особое промыслительное действие Господа, которым Он приуготовлял Петра в верховного Апостола. Это Богооставление было попущено для истинного смирения Петра, для опытного познания им глубины падения и греховности человеческого естества, изгнанного за эту болезнь из Рая. Без этого опытного самопознания не может быть в человеке твердого основания для смирения, нищеты духовной, истинного покаяния и плача, сострадания другим людям, познания величия и значимости искупительного дела Христа. Подобными богооставлениями Господь посещает душу каждого истинно кающегося подвижника, ибо цель у Господа – открыть нам наше истинное жуткое состояние и от лицезрения этой погибели привести нас к истинному покаянию, настоящему исповеданию Спасителя и Искупителя во Христе Иисусе, подлинному смирению, реальному очищению от греха и исправлению, исцелению души, благодарению Бога за Его домостроительство нашего спасения, состраданию к другим людям, с выходом из осуждения их.

Троекратность отречения, с усугублением греха на каждой ступени: «Не знаю…», «Клянусь, что не знаю…», «Клянусь Богом, что не знаю…», нужна была, чтобы довести человека до глубины познания живущего в нем греха. Без этого (т.е. видя малую степень греховности) человек не сможет истинно покаяться и горько плакать о своей удаленности от Бога. Удивительная картина: Петр физически стоит рядом с Господом, а духовно в сердце своем далеко от Него. Так бывает и с современными «православными», физически они бывают в церкви, в храмах, на святынях, а сердцем далеки от Бога и не знают даже о живущем в них отречении. Вот почему при случае они легко отрекаются, предают и продают Господа или Истину, Путь, Жизнь за какую-нибудь малостоящую временную вещь.

Господь, мерно попустивший Петру богооставление, Сам и выводит из него, обращая в истинное, непритворное и нелицемерное покаяние и даруя горький очистительный и единственно утешающий душу плач:

Лк.22:
61 Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды.
62 И, выйдя вон, горько заплакал.

Мы видим цепочку Божьих действий: предсказание Господа о троекратном отречении от Него Петром – богооставление, приведшее к проявлению скрытого внутри богоотречения, – обращение к согрешившему Петру – Божественный взгляд на Петра, приводящий его в сознание греха, – действие Божьей благодати, преодолевающее забвение Петра и напоминающее ему слова Господни (Писания), – исход Петра на деятельное покаяние – дарование покаянного очистительного плача.

Писание не доносит до нас, что было с Петром после этого, вплоть до восстановления его Господом в апостольском достоинстве во время трапезы, приготовленной Самим Господом. На этой беседе (Ин.20) выясняется, что Петр любит Господа, причем больше, чем остальные ученики (ибо Господь спрашивал – любит ли Петр больше них, а не вообще о любви к Себе, в чем Он не сомневался) и ссылается в этом на Самого Господа:

Троекратное вопрошение Петра о том, любит ли он Господа было необходимо для троекратного заявления об этой любви со стороны Петра и о знании Господа об этой любви. Это троекратное свидетельство о любви нужно было для свидетельства троекратного покаяния Петра за его троекратное отречение от Господа. Посредством этого покаяния и плача Петр перешел от внешнего благочестивого отношения к Господу, в котором сильны порывы крови, разгорячения, ревность не по разуму и прочие подобные проявления ветхого человека, к внутреннему духовному отношению. Это соединение человека с Богом в один дух есть плод истинного покаяния (как перерождения в нового человека по Христу). В таком покаянии человек по-настоящему познает себя и своего Бога, смиряется пред Ним, становится поклонником Бога в духе и истине и начинает любить Господа Иисуса Христа, Бога Отца и Святого Духа от всего сердца, ума и крепости своей. Именно в таком покаянии происходит примирение человека с Богом, интимное личностное познание Бога человеком и человека Богом, взаимная любовь между Богом и человеком.

Потому-то Петр и опечалился, услыхав от Господа вопрос о любви в третий раз, что он испугался за достаточность своего покаяния. Ведь он-то знал из опыта своего, что Господь его простил, что они примирились, что Бог явил ему Свою любовь в ответ на покаянную любовь Петра. Для чего же Господь вопрошает так, как будто ничего этого не было? И преодолевая свою печаль от недоумения, Петр к третьему своему заявлению добавляет: «Господи! Ты все знаешь;» – напоминая Господу о их встречах любви на его покаянии. Этим Петр как бы говорит: Господи ты же все знаешь! Ты же знаешь как я безумно согрешил против Тебя, как опомнился, как каялся затем, как скорбел, как сокрушался, как горько плакал и рыдал, как терзался, как окаявал и поносил себя, как томился по Тебе, как обрел Тебя в покаянии, как Ты посещал меня, поддерживал и утешал, как Ты помиловал меня, как простил этот тяжкий грех и другие грехи, как исцелил душу мою, как мы примирились, как я возлюбил Тебя от всего естества и существа моего!

Дай же Господи и нам покаяние Петра, да познаем Тебя в плаче нашем, да примиримся с Тобой, да содружимся, да возлюбим Тебя от всего исцеленного существа нашего!

Должно знать и то, что кроме пути Иуды и пути Петра существует путь для редких из редких на земле людей – это путь любимейшего ученика Господа Великого Иоанна Богослова. Он (как и Пречистая Матерь Иисуса Христа) единственный из учеников не отрекся Своего Господа и не оставил Его до креста и погребения. Он раньше Петра уверовал в Его славное воскресение. Именно ему, а не Петру, Господь доверил опекать Свою Пречистую Матерь, усыновив его Ей с креста. Вот почему ошибочно мнение некоторых, которые утверждают, что Господь в лице Иоанна Богослова усыновил Богородице все человечество. Нет! Девственный Иоанн Богослов и Приснодева Мария – это особый духовный род. К этому роду принадлежали и великие русские святые: преподобный Серафим Саровский (о котором еще в отрочестве его Сама Матерь Божия, явившаяся с Иоанном Богословом сказала: «Сей нашего рода») и праведный пророк Иоанн Кронштадтский. Этому роду не лежит покаяние (хотя они иногда и пользовались им по смирению своему), ибо они из чрева матери своей избирают Господа (пример Предтечи Иоанна) и принадлежат Господу, извергая своим еще внутриутробным выбором отречение от Него.

Эти люди для нас дивны, чудны, прекрасны и непостижимы. Они не нуждались в покаянии. Они возлюбили Господа от чрева матери раз и навсегда. Их связь с Господом – это великая тайна. Каждый из них – это тоже великая тайна.

Нам же, порченых грехом, остается путь Петрового покаяния или путь крестного исповедания благоразумного разбойника.

На тему прощения ближнего сказано не мало. Думаю, каждый знает, что Библия призывает нас прощать обидчика и не мстить за себя. На практике дается это не легко. Даже если мы и прощаем того, кто сильно нас подвел, предал или обидел, на душе остается осадок, отношения прекращаются или между людьми выстраивается стена недоверия. Иногда мы готовы простить, но перед этим высказываем обидчику всё, что о нем думаем, в деталях, нравоучительным тоном «рассказывая» ему, какого его истинное лицо. Полив человека грязью, приведя обоснованные аргументы, мы готовы вздохнуть спокойно и простить.

С кого брать пример в вопросе прощения? Давайте взглянем на Христа. Посмотрим, какие были последние слова Иисуса в адрес Петра, перед тем, как тот трижды отрекся от Него, как у них складывались отношения перед распятием Христа. А затем прочитаем слова Иисуса в адрес Петра при первой их встрече после воскресения Христа. Как Иисус вел себя с предателем, что же сказал ему, как планировал дальше выстраивать отношения?

Итак, Гефсиманский сад. Иисус скорбит, ужасается в ожидании мучительной смерти и умоляет Бога Отца избавить Его, если возможно, от такой участи. Всё, о чем Иисус глубокой ночью просит Петра, Иакова и Иоанна — не спать и быть рядом, пока Он молится. Но ученики Иисуса уснули. Иисус будит Петра и снова просит его:

«Симон ! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь». (Мк. 14:37-38)

Возвратившись к своим ученикам после второй молитвы, Иисус снова находит их спящими. Он снова их будит и отходит молиться в третий раз. По возвращении наблюдает всё ту же картину. На этом диалог Иисуса и Петра заканчивается. Иисус в ярости? Нападает и отчитывает своих учеников, пытаясь разбудить их совесть? Нет. Он эту тему не обсуждает, а смиренно ожидает прихода предателя Иуды. Всё усложняется тем, что Иисус заранее знал, что Петр трижды отречется от Него, и, зная это, до момента земного расставания не менял своего отношения к Петру.

Как ранее и сказал Иисус Петру, тот отрекся от Него трижды, прежде чем петух пропел дважды. В момент пения петуха Петр расплакался, что можно расценивать как раскаяние. О том, что страх перед собственной смертью взял верх, говорить уже было некому. Просить прощения невозможно, так как Иисуса повели на Голгофу.

Прошло три дня и воскресший Иисус возвратился к своим ученикам. Самое время высказать Петру всё, что Он думает по поводу его предательского поступка. Представьте, три года рядом с вами находится верный друг, который разделяет с вами пищу и ночлег, но когда вам понадобилась помощь и поддержка, этот человек говорит окружающим, что понятия не имеет кто вы и знать вас не знает. Удержаться от самосуда сложно, так и хочется преподнести урок такому другу.

Но Иисус вопрос прощения решил следующим образом. Когда Он третий раз явился своим ученикам после распятия, то решил поговорить именно с Петром. Иисус трижды в процессе общения со своими учениками задает ему один и тот же вопрос:

«Симон Ионин {Петр}! любишь ли ты Меня больше, нежели они?» (Ин. 21:15)

Петр ответил Иисусу трижды:

«Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя». (Ин. 21:15)

Логично предположить, что Иисус без слов намекнул Петру о его предательстве: тот трижды отрекся от Христа, Иисус же трижды спрашивает Петра о его любви к Нему. Но делает Он это не для того, чтобы начать длительный диалог о том, как подло поступил Петр. Иисус таким образом дает Петру возможность раскаяться и попросить прощение снова без лишних слов.

Когда начинается диалог между обиженным человеком и обидчиком, мы, как правило, переполняем его причинами, оправданиями, оскорблениями. Словесный поток просто льется ручьем. Иисус же показывает пример того, что не нужно заниматься пустословием, многословием и сквернословием. Этот любимый людьми этап выяснения отношений необходимо оставить и предоставить Богу судить ситуацию и ее участников.

После того, как Петр трижды отвечает на вопрос Иисуса, тот, без всяких комментариев, дает ему великое поручение:

«Паси агнцев Моих… Иди за Мною». (Ин. 21:15, Ин. 21:19)

Другими словами, Иисус просит Петра, который еще три дня назад был далек от «образца для подражания», идти и учить людей Слову Божьему. Иисус не цепляется за прошлое Петра, а смотрит в его будущее.

Думаю, модель прощения понятна: задача обиженного или преданного — простить и не использовать ответных нападений: ни словесных, ни в поступках. Пассивность в такой ситуации — это решение позволить Богу разрешить ситуацию. Когда хочется вершить самосуд, стоит вспомнить слова апостола Павла:

«Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? для чего бы вам лучше не терпеть лишения? Но вы сами обижаете и отнимаете, и притом у братьев». (1 Кор. 6:7)

❤️ Дорогие друзья, Библия — интересная книга! Давайте читать ее вместе! Ставьте лайк, подписывайтесь на канал! ❤️

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *