Критик литературный

УДК 070:82.09

ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КРИТИКА И МЕДИАКРИТИКА: СХОДСТВО И РАЗЛИЧИЯ

Белорусский

государственный

университет

Л.П. Саенкова

Важной частью журналистики всегда была литературно-художественная критика, которая за последние двадцать лет претерпела значительные изменения. Активно развивающаяся за это же время медиакритика оказала заметное влияние на методологический инструментарий литературно-художественной критики.

Ключевые слова: информация, журналистика, культура, литера турно-художественная критика, медиакритика.

Когда в середине XX века высказывались прогнозы относительно информационного общества, то имелось в виду некое отдаленное будущее. Сегодня мы говорим уже не просто об информационной насыщенности современного общества, а о медиа-перенасыщенности. Однако массовое количество информации, как известно, не всегда сопряжено с качеством смысла. Одной из характеристик современного медианагру-женного общества могут быть слова известного теоретика постмодернизма Ж. Бод-рийяра: «Информации становится все больше, а смысла все меньше». В медиасфере все более заметными становятся такие тенденции, как диверсификация информации, активное внедрение технологий, ориентированных на развлечение и досуг. Универсальной эстетической характеристикой стал гламур. Яркость и незамысловатость могут принимать любые процессы в сегодняшнем обществе. Однако за внешней формой видятся более существенные внутренние изменения: нивелирование критериев, нарушение традиций, ангажированность, тенденциозность и всеобщая стандартизация. Как заметил автор концепции становления глэм-капитализма Дмитрий Иванов, «бес-проблемность порождает бездумность и беззастенчивость решений, и в итоге накопленный культурный слой покрывается радужной пленкой гламура» ). Эти проблемы стали заметны и в современной журналистике.

Одним из факторов, противодействующих негативным тенденциям в системе средств массовой информации, может и должна стать критика. Несмотря на множество существующих дефиниций, критика чаще всего определяется как «способность к оценке, проверке» . Однако критика — это скорее познавательно-ориентирующая деятельность, которая формирует оценочное отношение людей к различным культурным явлениям либо к их отдельным аспектам. Как писал в свое время известный литературный критик Н.Шелгунов, «сила критической мысли автора не в том, что он разбирает сам, а в том, что он заставляет думать вас» . Способность критики влиять на обновление и совершенствование культуры, на развитие общества в целом обеспечивается ее свойством выносить критический анализ, суждения и оценки на публичное рассмотрение, стимулировать многосторонний обмен мнениями, в ходе которого преодолеваются узкие рамки индивидуального познания. Без критического сопоставления невозможна продуктивная селекция знаний, информации, культурного опыта вообще. Критика как особый вид творческой деятельности в журналистике более всего призвана реализовывать как познавательно-просветительскую, так и коррекционно-нормативную функции. Критика в средствах массовой информации может быть весьма разнообразной. Существенную часть «критического поля» в журналистике всегда занимала литературно-художественная критика.

Становление литературно-художественной критики, развитие определенных профессиональных качеств непосредственным образом связано со становлением и развитием прессы. «Критику — как особую профессию — исторически создала пресса,

причем не столько специальная научная…, а общая, рассчитанная на интерес более или менее широкой публики» . Однако литературно-художественная критика, предполагающая размышление, рассуждение над тем, что имеет отношение к той части духовной культуры, которая называется «художественная», была представлена и раньше, когда еще прессы как таковой и не было. Замечания об искусстве и высшей науке, сопутствующей искусству и другому творческому опыту — «познанию принципов, или мудрости», высказал еще в своей «Метафизике» Аристотель. Во времена античности, Ренессанса, Средневековья, более позднего времени, вплоть до XVIII века, критика не выделялась в нечто особое, она существовала латентно в среде ученых-филологов, знатоков искусств, философов, отчасти в среде художников (достаточно вспомнить сцену критического диспута в комедии Аристофана «Лягушки»), а отчасти и в публике — в тех ее слоях, которые имели возможность отводить время на разговоры об искусстве и письменные разборы художественных произведений. Так, например, со времен Византии известно имя одного их первых критиков пластических искусств Михаила Пселла. Его высказывания, собранные в единый сборник «Экфразис», свидетельствуют о поисках принципов системности в анализе архитектурных, скульптурных форм, живописи. Литературные споры и разборы, предпринимавшиеся в ученых сочинениях, стихотворных письмах-посланиях у М. Ломоносова, В. Тредиаковско-го, А. Сумарокова имели существенное культурное, художественно-эстетическое значение, однако не представляли собой мобильную, «движущуюся эстетику». Знаменитое ломоносовское «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии» свидетельствует более всего о рекомендациях будущим критикам, о внимании к той части журналистики, которая позже войдет в журналистский обиход как «культурная». В «Рассуждении..» говорится и о творческой свободе, и журналистской этике, и об ответственности за сказанное слово, и об интеллектуально-художественной подготовке. Словом, о тех необходимых качествах и условиях, при которых может состояться критик и критика.

Изменение характера критической деятельности в связи с появлением и укреплением массовой печати, а стало быть, и превращением критики из дела узкого круга лиц и для замкнутых аудиторий меценатов и ученых-знатоков в особую журналистскую профессию, было метко подмечено известным французским критиком Шарлем Сент-Бёвом. Он писал о том, что есть критика двух родов: одна — «рассудительная, сдержанная, более узкая по своей теме», которая «разъясняет» прошлое, «классифицируя и располагая в определенном порядке имена и факты»; «в понятие критики другого рода, довольно удачно выраженной словом «журналистика», я вкладываю представление о том, более разностороннем, гибком, подвижном искусстве, которое развилось. из писем ученых мужей, где оно чувствовало себя несколько скованным, быстро перекочевало на страницы газет, беспрестанно умножая число последних, и благодаря породившему его книгопечатанию стало одним из наиболее действенных орудий современности» . По сути, автор ставит знак тождества между литературно-художественной критикой и журналистикой, подмечая ее специфические особенности на газетных страницах. С такими особенностями критика появилась и на страницах русских журналов, издававшимися в конце XVIII века Н. Новиковым, Н. Карамзиным.

В пору становления «большой журналистики» в самом начале XX века в редакции привлекали не только репортеров, но и писателей, профессиональных критиков. Для того чтобы газета имела вполне респектабельный вид, важно было грамотно писать не только об экономике или политике, но и обязательно об искусстве. Например, из истории создания английской прессы известно, что «приоритетный характер в глазах издателя имело привлечение компетентных журналистов, специализирующихся по вопросам деятельности парламента. И что не менее важно — по литературе и театральной жизни. Руководить соответствующим отделом был приглашен известный литературовед, который помог редакции привлечь к сотрудничеству наиболее способных

молодых критиков» . Такие же принципы были у создателей массовой прессы -Джозефа Пулитцера, Рандольфа Херста, Гарольда Хармсуорса. Этих же правил придерживаются и сегодня издатели крупных изданий. Например, такие бесспорные лидеры качественной прессы, как «Вашингтон пресс» (США), «Гардиан» (Англия), «Ле Монд» (Франция), «Свенска Дагбладет» (Швеция) вполне заслуженно называются культурными изданиями. На страницах этих многополосных газет всегда есть постоянное место, рубрики для публикаций по искусству. Одним из показателей качественности этих изданий является, в том числе, и качество именно таких публикаций.

В советские времена советской власти литературно-художественная критика признавалась одной из приоритетных тем советской журналистики. Свидетельством тому может быть большое количество официальных постановлений того времени, подчеркивавших особую значимость этого вида творчества в журналистской деятельности. Периодичность выхода этих документов (1924 г., 1931 г., 1940 г., 1972 г.) свидетельствовал и о том значении, которое придавалось критике в социальной практике вообще. Несмотря на то, что критика тогда воспринималась как необходимый «винтик» пропагандистской машины, она всегда была самодостаточной частью любого периодического издания, знаком его культурной состоятельности. Литературно-художественная критика и в те годы была той сферой, которую справедливо можно было бы назвать гуманистической, поскольку именно в произведениях критиков, известных в разных видах критического творчества — Л. Аннинского, В. Демина, М. Туровской, Т. Хлоплянкиной, Н. Зоркой и многих других, — были воплощены принципы, провозглашенные ещё родоначальниками массовой прессы: «приверженность человеческим интересам, обращение к традиционным ценностям». И по содержательным, и по формальным признакам критика не сводилась только к информированию, она действительно «воспитывала анализом». Функции и смысл критики были предопределены не столько идеологическими параметрами, сколько собственно эстетическими. А по степени проявления авторского «я» произведения критиков были ярко публицистическими. В любом тексте, будь то рецензия или творческий портрет, проблемная статья или обозрение, была заметна доминанта авторского взгляда. Осмысление произведения, события, творческой личности всегда предполагало проекцию на нечто гораздо большее. Публикации критиков, появлявшиеся в массовых изданиях, представляли такую степень аналитической насыщенности, такой уровень авторских размышлений, которые заметно выделяли их из общего газетно-информационного контекста. Они были не только зоной «досуга и отдыха» в массовом издании, мощной рекреативной сферой. По сути, литературно-художественно-критическое творчество представляло синтез научной системности, публицистического авторства, эстетической содержательности. Естественно, что такая основа давала право говорить о подобных публикациях, с одной стороны, как о журналистских текстах, с другой — как о научных исследованиях, с третьей — как о произведениях искусства в области литературно-художественной критики.

Процессы демократизации и либерализации, начавшиеся в перестроечное время, заметно изменили качество журналистских публикаций. Определенные «мутации» произошли и с литературно-художественной критикой. Принципы, методы, тематическое поле, жанровая структура критики заметно изменились. Она стала менее информативной, но в большей степени информационной. Забвению были преданы жанры, которые в отечественной теории и практике журналистики назывались «аналитическими», «художественно-публицистическими». Вместо творческих портретов, рецензий, проблемных статей, обозрений появились аннотации, «домашние» интервью, светская хроника.

Литературно-художественная критика перестала быть самоценным культурным полем журналистики. Она стала дополнительным элементом развлекательного журналистского дискурса. Не случайно, что вместо понятия «литературно-художественная критика» стали появляться другие. Например, в 90-х годах минувшего столетия поя-

вился термин «арт-журналистика», что означало не столько эстетические подходы, сколько коммерческие, не столько аналитическое начало в осмыслении фактов культуры, искусства, сколько рекламно-презентационную активность. По сути, замена термина обозначила смену акцентов и качественных характеристик. Вместо разных видов литературно-художественной критики — литературной, театральной, музыкальной, кинокритики появились несколько иные виды журналистской деятельности: литературная журналистика, театральная журналистика, киножурналистика, музыкальная журналистика. Автор понятия «театральная журналистика» профессор Т.Д. Орлова так определила особенность этого вида деятельности: «В одних случаях театральная журналистика — это все материалы СМИ, относящиеся к теме театра. В других случаях она является специфической формой литературно-художественной критики . Под специфической формой надо понимать некий облегченный вариант представления факта искусства. А слово «журналистика» как дополнение к тому или иному виду искусства стало обозначать и легкое чтиво, и отсутствие аналитических подходов, и клишированность журналистских текстов, и стандартность журналистского сознания. Постепенно литературно-художественная критика из сферы журналистики «интеллигентной» перешла в сферу журналистики «маргинальной» или «сервильной».

Современный социокультурный контекст и журналистская практика способствуют тому, чтобы рассматривать собственно критическое творчество в средствах массовой информации несколько в иной плоскости. Всё более активно входящий в журналистскую практику и теорию термин «медиакритика» поначалу воспринимался как некая замена термину «литературно-художественная критика». Сегодня, наверное, стоит говорить о медиакритической «прививке» к древу критической деятельности в её традиционном виде. Несмотря на то, что медиакритика предполагает анализ, интерпретацию и оценку медиапроизведений, а также самых разных аспектов воплощения медийного содержания, думается, что медиакритика может быть использована в качестве определенного методологического инструментария литературно-художественной критики. Медиакритика не подменяет собой последнюю, а передает ей дополнительные качественные характеристики, одна из которых — репрезентация культуры, искусства в единстве с социокультурным и медийным контекстом. Примером могут быть «Теленедели с Ириной Петровской» в «Известиях», обозрения прессы в журнале «Журналист», теле- и кинообзоры в журнале «Искусство кино». Телеобзоры И. Петровской выходят за пределы понятия «телекритика», потому как в них гораздо выше степень проекции рассматриваемых телепрограмм на социальную среду.

Это одна из немногих черт, которая сущностно отличает медиакритику от литературно-художественной критики: соотнесение рассматриваемого объекта с социокультурным контекстом. Кинопроизведение или кинопроцесс могут быть предметом внимания как киножурналиста, кинокритика, так и медиакритика. Во всех трех случаях будут проставлены разные акценты, будет заявлено разного качества авторское «я», соответственно — разный стиль, разная форма. В первом случае это будет ритмично организованный журналистский текст, отличительными качествами которого будут промоцийность и тенденциозное представление собственного «я». Во втором случае акцент будет сделан на собственно художественных (или нехудожественных) особенностях произведения (-ий), на тенденциях развития этого вида искусства. Если фильм (-ы) будет представлен в медиакритическом аспекте, то скорее всего будет проанализирована степень вписанности произведения в социокультурный контекст и влияния на него. В 1980-х гг. XX века в кинокритике был востребован метод системно-целостного анализа, предполагавший, с одной стороны, анализ фильма как художественного целого, а с другой — анализ фильма в многообразии внешних связей: социальных, общекультурных. В медиакритике, думается, больший акцент делается на вторую часть системного-целостного анализа.

Таким образом, медиакритика не подменяет, а дополняет литературно-художественную критику, обогащая её как методологическим инструментарием, так и большей степенью охвата социокультурного контекста. В любом случае между двумя видами критического творчества больше общего, чем различий. Самой главной объединяющей характеристикой может быть то, что и медиакритика, и литературно-художественная критика обладают рефлексивно-аналитическим началом, что обеспечивает средствам массовой информации принадлежность к культурному полю. Однако, к сожалению, именно это качество чаще всего оказывается невостребованным.

Исследователи теории и практики современной журналистики сегодня констатируют проблему гуманизации информационного пространства как проблему возвращения журналистики в культурное поле, обретение ею вновь культурных ценностей. Одним из условий решения этой проблемы является возобновление полноценного критического творчества в системе средств массовой информации. Именно этот вид творчества способствует не просто «выдаче» информации на публику, а укреплению основ существования социума — знанию, пониманию и самосознанию.

Список литературы

1. Баранов В. И., Бочаров А.Г., Суровцев Ю.И. Литературно-художественная критика. -М., 1982.

2. Беглов С.И. Четвертая власть: британская модель. — М., 2002.

3. Иванов Д.В. Глэм-капитализм. — СПб., 2008.

4. Орлова Т.Д. Театральная журналистика. Теория и практика. В 2 ч. // Ч.2. — Мн., 2002.

5. Сент-Бёв Ш. Литературные портреты. Критические очерки. — М., 1970.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Философский энциклопедический словарь. — М., 1989.

LITERATURE-ART CRITICISM AND MEDIA CRITICISM: SIMILARITY AND DIFFERENCES

ЛИТЕРАТУ́РНАЯ КРИ́ТИКА — вид сло­вес­но­го твор­че­ст­ва, со­стоя­щий в оцен­ке и ис­тол­ко­ва­нии про­из­ве­де­ний ху­дожественной ли­те­ра­ту­ры.

В от­ли­чие от ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ния, для ко­то­ро­го ес­те­ст­вен­ной яв­ля­ет­ся вре­мен­нáя дис­тан­ция по от­но­ше­нию к ана­ли­зи­руе­мо­му тек­сту, по­зво­ляю­щая рас­смат­ри­вать его на фо­не уже за­вер­шён­ной литературной эпо­хи, Литературная критика об­ра­ща­ет­ся пре­имущественно к про­из­ве­де­ни­ям современной литературы. Ста­рые тек­сты мо­гут при­влечь вни­ма­ние Литературной критики, но не в ка­че­ст­ве ис­то­ри­че­ски обу­слов­лен­ных фе­но­ме­нов, а как не­кие куль­тур­ные сим­во­лы, ана­лиз ко­то­рых спо­соб­ст­ву­ет по­ста­нов­ке зло­бо­днев­ных про­блем и са­мо­вы­ра­же­нию кри­ти­ка.

Литературная критика и ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние в куль­тур­ной тра­ди­ции ев­ропейских стран раз­гра­ни­чи­ва­ют­ся в различной сте­пе­ни: в Рос­сии и в Гер­ма­нии их раз­гра­ни­че­ние за­кре­п­ле­но в язы­ке, в то вре­мя как во Фран­ции и в анг­ло­сак­сон­ской тра­ди­ции тер­мин «кри­ти­ка» (critique, literary cri­ti­cism) при­ме­ня­ет­ся как к соб­ст­вен­но Литературной критике, так и к фи­ло­ло­гическим, ли­те­ра­ту­ро­ведческим шту­ди­ям. В рам­ках та­ких на­прав­ле­ний современной куль­ту­ры и гу­ма­ни­тар­ной мыс­ли, как по­стмо­дер­низм и пост­струк­ту­ра­лизм, раз­гра­ни­че­ние ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ния и Литературной критики мыс­лит­ся как не­аде­к­ват­ное и ар­ха­ич­ное, по­сколь­ку объ­ек­тив­ное, ис­то­ри­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ное изу­че­ние литературного про­из­ве­де­ния при­зна­ёт­ся не­воз­мож­ным.

Вы­яв­ле­ние смыс­ла про­из­ве­де­ния в Литературной критики все­гда со­про­во­ж­да­ет­ся оце­ноч­ным су­ж­де­ни­ем, ко­то­рое ос­но­ва­но не на на­учном ана­ли­зе (как в ли­те­ра­ту­ро­ведческом ис­сле­до­ва­нии), но на субъ­ек­тив­ных пред­став­ле­ни­ях кри­ти­ка о нор­мах ху­до­же­ст­вен­но­сти, пра­ви­лах вку­са, эс­те­тических за­про­сах эпо­хи. Кри­тик вы­ска­зы­ва­ет мне­ние о том, на­сколь­ко удач­но во­пло­щён в тек­сте ав­тор­ский за­мы­сел, на­сколь­ко убе­ди­тель­но ав­тор ре­ша­ет ту или иную ху­дожественную про­бле­му; со­пос­тав­ляя рас­смат­ри­вае­мый текст и сов­ре­мен­ную пи­са­те­лю дей­ст­ви­тель­ность, кри­тик оце­ни­ва­ет, на­сколь­ко пол­но и точ­но ав­тор вос­соз­дал вне­ху­до­же­ст­вен­ную ре­аль­ность, пе­ре­дал ми­ро­ощу­ще­ние вре­ме­ни (от­сю­да ти­пич­ный для литературной кри­ти­ки XIX-XX веков пе­ре­ход от соб­ст­вен­но ли­те­ра­тур­ных к со­ци­аль­но-об­щественным и да­же по­ли­тическим про­бле­мам).

На ос­но­ва­нии собственных пред­став­ле­ний о литературной си­туа­ции кри­тик мо­жет да­вать свое­об­раз­ные «пред­ска­за­ния», про­гно­зы, как бу­дет даль­ше раз­ви­вать­ся литература, ка­кие жан­ры, те­мы, приё­мы бу­дут в ней пре­об­ла­дать. По­сколь­ку кри­тик пи­шет лишь о тех иде­ях и мо­ти­вах про­из­ве­де­ния, ко­то­рые он счи­та­ет важ­ны­ми, его ис­тол­ко­ва­ние, об­ра­щён­ное к ши­ро­ко­му чи­та­те­лю и даю­щее ему ори­ен­ти­ры в ми­ре книг, не­из­беж­но при­во­дит к не­ко­то­ро­му уп­ро­ще­нию смыс­ла. В про­ти­во­по­лож­ность кри­ти­ку, ли­те­ра­ту­ро­вед, как пра­ви­ло, уст­ра­ня­ет­ся от оцен­ки ис­сле­дуе­мо­го про­из­ве­де­ния и об­ра­ща­ет­ся не столь­ко к чи­та­те­лям и к ли­те­ра­то­рам, сколь­ко к кол­ле­гам-учё­ным.

Литературная критика — это са­мо­соз­на­ние ху­дожественной литературы. Со­чи­не­ния кри­ти­ков час­то при­об­ре­та­ют зна­че­ние литературных ма­ни­фе­стов, вы­ра­жаю­щих ху­дожественные прин­ци­пы то­го или ино­го литературного на­прав­ле­ния или те­че­ния. Гос­под­ствую­щи­ми фор­ма­ми бы­то­ва­ния Литературной критики яв­ля­ют­ся жур­нал и га­зе­та; её основными жан­ра­ми — ре­цен­зия (крат­кий раз­бор ка­ко­го-ли­бо про­из­ве­де­ния с це­лью его оцен­ки), ста­тья (раз­вёр­ну­тый ана­лиз од­но­го про­из­ве­де­ния, твор­че­ст­ва пи­са­те­ля в це­лом), об­зор литературной жиз­ни за оп­ре­де­лён­ный пе­ри­од (например, го­до­вые об­зо­ры русской литературы В. Г. Бе­лин­ско­го), литературный порт­рет, эс­се. Литературно-кри­тические вы­ска­зы­ва­ния в про­шлом не­ред­ко об­ле­ка­лись и в фор­мы литературно-ху­дожественных про­из­ве­де­ний — сти­хотворений са­ти­ры (напр., «Чу­жой толк» И. И. Дмит­рие­ва, 1794; «Ви­де­ние на бре­гах Ле­ты» К. Н. Ба­тюш­ко­ва, 1809), па­ро­дии и т. п. Литературно- кри­тические со­чи­не­ния час­то пред­став­ля­ют со­бой ре­ак­цию не на са­мо ху­дожественное про­из­ве­де­ние, но на его оцен­ку другим кри­ти­ком; диа­ло­ги кри­ти­ков по по­во­ду кон­крет­но­го тек­ста или оп­ре­де­лён­ной про­бле­мы современной литературной жиз­ни час­то пе­ре­рас­та­ли в по­ле­ми­ки, мно­гие из ко­то­рых сыг­ра­ли важ­ную роль в ис­то­рии литературы.

Ис­то­ри­че­ский очерк

Са­мо­стоя­тель­ной ча­стью сло­вес­но­сти Литературная критика ста­но­вит­ся лишь в XVII-XVIII веках; до это­го литературно-кри­тические су­ж­де­ния на­хо­ди­ли ме­сто в тек­стах различного ха­рак­те­ра и пред­на­зна­че­ния. В эпо­ху ан­тич­но­сти эле­мен­ты Литературной критики при­сут­ст­во­ва­ли в фи­лосовских трак­та­тах («Го­су­дар­ст­во» Пла­то­на), трак­та­тах по по­эти­ке и ри­то­ри­ке (Ари­сто­тель, Ци­це­рон, Квин­ти­ли­ан, Дио­ни­сий Га­ли­кар­нас­ский, «О воз­вы­шен­ном» Псев­до-Лон­ги­на и др.); литературная по­ле­ми­ка от­ра­же­на в ат­ти­че­ской ко­ме­дии (ко­ме­дия Ари­сто­фа­на «Ля­гуш­ки», на­прав­лен­ная про­тив Ев­ри­пи­да, и др.). В сред­ние ве­ка литературно-кри­тические от­сту­п­ле­ния мог­ли быть ча­стью кур­ту­аз­но­го ро­ма­на (например, в «Три­ста­не» Гот­фри­да Страс­бург­ско­го). Рам­ки по­эти­ки (ус­та­нав­ли­ваю­щей пра­ви­ла для по­этических про­из­ве­дений) и ри­то­ри­ки (со­дер­жа­щей свод пра­вил крас­но­ре­чия для про­за­ических жан­ров) в зна­чительной ме­ре оп­ре­де­ля­ли литературно-кри­тические су­ж­де­ния и в эпо­ху Воз­ро­ж­де­ния. По­вы­ше­нию ста­ту­са по­этического твор­че­ст­ва (ко­то­рое в эпо­ху Сред­не­ве­ко­вья рас­смат­ри­ва­лось лишь как не­со­вер­шен­ное под­ра­жа­ние «древ­ним») спо­соб­ст­во­ва­ли соз­да­вае­мые многими ав­то­ра­ми (Дж. Бок­кач­чо, К. Са­лу­та­ти, Ф. Сид­ни и др.) тек­сты в «за­щи­ту по­эзии», по­ни­мае­мой как ото­бра­же­ние не­бес­ной гар­мо­нии, плод Бо­же­ст­вен­но­го вдох­но­ве­ния, син­тез всех про­чих ис­кусств и т. п.

В эпо­ху клас­си­циз­ма в ро­ли за­ко­но­да­тель­ни­цы литературных вку­сов вы­сту­па­ет Французская ака­де­мия (соз­да­на в 1635 году), при­вер­жен­ная док­три­не Ф. Ма­лер­ба. Она дея­тель­но уча­ст­во­ва­ла в об­су­ж­де­нии дос­то­инств и не­дос­тат­ков тра­ги­ко­ме­дии П. Кор­не­ля «Сид» (1637); этот спор — один из ран­них при­ме­ров литературной по­ле­ми­ки в ев­ропейской сло­вес­но­сти. Дру­гой сфе­рой фор­ми­ро­ва­ния литературных вку­сов, литературного язы­ка и вы­не­се­ния кри­тических оце­нок во Фран­ции бы­ли ари­сто­кра­тические са­ло­ны. Роль са­ло­на как фор­мы литературного бы­та и ме­ха­низ­ма Литературной критики со­хра­ня­лась во Фран­ции и в XVIII веке. В Анг­лии за­ро­ж­де­ние Литературной критики свя­за­но с име­на­ми Дж. Драй­де­на («Опыт о дра­ма­ти­че­ской по­эзии», 1668), с раз­ви­ти­ем жур­на­ли­сти­ки (Дж. Ад­ди­сон).

Са­мый влия­тель­ный по­это­ло­гический трак­тат этой эпо­хи — по­эма Н. Буа­ло «По­эти­че­ское ис­кус­ст­во» (1674) — со­че­та­ет из­ло­же­ние нор­ма­тив­ной по­эти­ки с литературно- кри­тической по­ле­ми­кой. Буа­ло от­ри­цал га­лант­но-пре­ци­оз­ную ба­роч­ную литературу как вы­чур­ную и лег­ко­вес­ную и од­но­вре­мен­но ули­чал в гру­бо­сти и на­ту­ра­ли­стич­но­сти со­чи­не­ния П. Скар­ро­на; не­од­но­знач­но оце­ни­ва­лись ко­ме­дии Моль­е­ра. Под вли­я­ни­ем идей Буа­ло клас­си­ци­стическая Литературная критика, ут­вер­ждав­шая важ­ность для пи­са­те­ля сле­до­ва­ния пра­ви­лам и нор­мам, раз­ви­ва­лась во всех ев­ропейских стра­нах: сре­ди её пред­ста­ви­те­лей — Воль­тер, Ж. Ф. Мар­мон­тель, Ф. С. де Ла­гарп во Фран­ции; А. По­уп в Анг­лии; И. К. Гот­шед в Гер­ма­нии. Оп­по­нен­ты Гот­ше­да, швей­цар­цы И. Я. Бод­мер и И. Я. Брей­тин­гер, про­ти­во­пос­та­ви­ли клас­си­ци­стической сис­те­ме пра­вил кри­те­рии сво­бо­ды, но­виз­ны, си­лы во­об­ра­же­ния; од­ну из главных за­дач Литературной критики они ви­де­ли в вос­пи­та­нии чи­та­те­ля.

За­мет­ное со­бы­тие литературной жиз­ни во Фран­ции на ру­бе­же XVII-XVIII веков — «спор о древ­них и но­вых»: «древ­ние» на­хо­ди­ли в ан­тич­ной литературе без­ус­лов­ные об­раз­цы для современных ав­то­ров, «но­вы­ми» это мне­ние от­вер­га­лось.

В Гер­ма­нии XVIII века Литературная критика тес­ней­шим об­ра­зом сра­ста­ет­ся с эс­те­ти­кой как от­раслью фи­ло­со­фии. Про­тес­том про­тив нор­ма­тив­ной по­эти­ки про­ник­ну­ты литературно- эс­те­тические со­чи­не­ния Г. Э. Лес­син­га («Гам­бург­ская дра­ма­тур­гия», тома 1-2, 1767-1769, и др.) и И. Г. Гер­де­ра («Шек­спир», 1773, и др.). Ори­ен­та­ция на фи­лоское обос­но­ва­ние литературно-кри­тических вы­ска­зы­ва­ний ха­рак­тер­на для Литературной критики немецких пи­са­те­лей это­го пе­рио­да, в ча­ст­но­сти Ф. Шил­ле­ра и И. В. Гё­те. По­зи­ции клас­си­циз­ма от­стаи­вал английский кри­тик С. Джон­сон, со­еди­нив­ший Литературную критику с жан­ром литературной био­гра­фии («Жиз­не­опи­са­ния наи­бо­лее вы­даю­щих­ся анг­лий­ских по­этов», тома 1-3, 1779-1781).

На ру­бе­же XVIII-XIX веков в Литературной критике раз­ви­ва­ют­ся но­вые яв­ле­ния, свя­зан­ные с дви­же­ни­ем ро­ман­тиз­ма: в Гер­ма­нии литературно-кри­тическая мысль об­ле­ка­ет­ся в куль­ти­ви­руе­мую иен­ски­ми ро­ман­ти­ка­ми фор­му фраг­мен­та (Но­ва­лис, Ф. Шле­гель); в Ве­ли­ко­бри­та­нии С. Т. Кол­ридж вво­дит литературно-кри­тические рас­су­ж­де­ния в ав­то­био­гра­фию («Biogra­phia Literaria», 1817); во Фран­ции ещё в 1820-е годы про­дол­жа­ет­ся литературно-кри­тическая борь­ба с клас­си­циз­мом, один из главных до­ку­мен­тов ко­то­рой — пре­ди­сло­вие В. Гю­го к дра­ме «Кром­вель» (1827), про­воз­гла­сив­шее пра­во ху­дож­ни­ка на сво­бод­ное со­еди­не­ние в од­ном про­из­ве­де­нии низ­ко­го и воз­вы­шен­но­го, урод­ли­во­го и пре­крас­но­го. У ис­то­ков американской литературной кри­ти­ки — Ч. Б. Бра­ун, на­чав­ший из­да­вать в 1799 году журнал «Аме­ри­кан­ское обо­зре­ние».

В 1830-е годы. ши­ро­кую из­вест­ность по­лу­чи­ли литературно-кри­тические тру­ды Ш. О. Сент- Бё­ва, раз­ви­вав­ше­го ме­тод ху­дожественный био­гра­фии и де­лав­ше­го упор на нрав­ст­вен­но-пси­хо­ло­гическом изу­че­нии твор­че­ст­ва пи­са­те­ля; с его име­нем свя­за­но за­ро­ж­де­ние жан­ра литературного порт­ре­та. В середине XIX века ус­пех ес­тественных на­ук спо­соб­ст­во­вал ут­вер­жде­нию по­зи­ти­виз­ма, рас­про­стра­нив­ше­го за­ко­ны при­ро­ды на куль­ту­ру, в т. ч. и на литературу: «Кри­ти­че­ские опы­ты» И. А. Тэ­на (1858) и др. Идея­ми Тэ­на вдох­нов­ля­лись в сво­их литературно-кри­тических вы­сту­п­ле­ни­ях Э. Зо­ля, Ф. Брю­неть­ер («Эво­лю­ция фран­цуз­ской ли­ри­че­ской по­эзии в XIX веке», тома 1-2, 1894-1895) и др. В Ве­ли­ко­бри­тании Литературная критика скло­ня­лась к со­еди­не­нию соб­ст­вен­но ли­те­ра­тур­ных и соци­аль­ных про­блем, тя­го­тея к не­га­тив­ной оцен­ке вик­то­ри­ан­ско­го об­ще­ст­ва (М. Ар­нолд, У. Пей­тер). Сре­ди ве­ду­щих кри­ти­ков ру­бе­жа XIX-XX веков — дат­ча­нин Г. Бран­дес, дав­ший в сво­их тру­дах ши­ро­кую па­но­ра­му современной ев­ропейской литературы с по­зи­ций при­вет­ст­вуе­мо­го им ре­ализ­ма. Пер­вы­ми круп­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми американской кри­ти­ки в XIX веке бы­ли пи­са­те­ли: Э. По, Р. У. Эмер­сон, У. Д. Хоу­элс, Г. Джеймс, Дж. Лон­дон, Т. Драй­зер.

В Рос­сии Литературная критика за­ро­ж­да­ет­ся в XVIII веке В. К. Тре­диа­ков­ский, М. В. Ло­мо­но­сов, А. П. Су­ма­ро­ков, в от­ли­чие от ев­ропейских тео­ре­ти­ков, в сво­их литературно-кри­тических раз­бо­рах не столь­ко ут­вер­жда­ли но­вые прин­ци­пы в борь­бе со ста­ры­ми, сколь­ко соз­да­ва­ли но­вую свет­скую литературу как та­ко­вую. Фор­ми­ро­ва­ние Литературной критики в современном смыс­ле сло­ва в Рос­сии свя­за­но с дея­тель­но­стью Н. М. Ка­рам­зи­на, ос­во­бо­див­ше­го кри­тические оцен­ки от нор­ма­тив­но­сти, от ори­ен­та­ции на без­ус­лов­ные пра­ви­ла по­эти­ки и ри­то­ри­ки и по­ста­вив­ше­го в центр вни­ма­ния лич­ность пи­са­те­ля. Ка­рам­зин соз­дал но­вый для русской литературы жанр ре­цен­зии; в сво­их ре­цен­зи­ях он со­вмес­тил чер­ты кри­тического раз­бо­ра с эле­мен­та­ми ху­дожественного эс­се. Он же впе­рвые ввёл по­сто­ян­ный раз­дел ре­цен­зий в сво­ём «Мо­с­ков­ском жур­на­ле».

В 1800-1810-х годы раз­вер­ну­лась по­ле­мика ме­ж­ду сто­рон­ни­ка­ми «но­во­го сло­га» («ка­рам­зи­ни­ста­ми») и «ар­хаи­ста­ми» («шиш­ко­ви­ста­ми»), ко­то­рые ори­ен­ти­ро­ва­лись на «вы­со­кий слог», вос­хо­див­ший к цер­ков­но­сла­вян­ско­му язы­ку. Сто­рон­ни­ки «но­во­го сло­га», при­вер­жен­ные «сред­не­му» сти­лю и куль­ти­ви­ро­вав­шие «лёг­кие жан­ры», раз­ви­ва­ли идеи Ка­рам­зи­на; их главным оп­по­нен­том был А.С. Шиш­ков. Весь­ма рез­кий ха­рак­тер при­об­ре­та­ет в русской литературе 1810-1820-х годов об­су­ж­де­ние на стра­ни­цах жур­на­лов но­вых жан­ров и отдельных про­из­ве­де­ний (дис­кус­сия о бал­ла­де «Люд­ми­ла» В. А. Жу­ков­ско­го, о по­эме «Рус­лан и Люд­ми­ла» А. С. Пуш­ки­на, о ко­ме­дии «Го­ре от ума» А. С. Гри­бое­до­ва). В середине 1820-х — 1-й половине 1830-х годов за­щит­ни­ком ро­ман­тиз­ма вы­сту­пил Н. А. По­ле­вой, ос­но­ва­тель журнала «Мо­с­ков­ский те­ле­граф». Кри­ти­ком русского ро­ман­тиз­ма с по­зи­ций немецкого идеа­лиз­ма стал Н. И. На­де­ж­дин, в жур­на­ле ко­то­ро­го «Те­ле­скоп» и приложении к нему — газете «Мол­ва» в 1833 году на­чал свою литературную дея­тель­ность В. Г. Бе­лин­ский. Не­при­ми­ри­мый бо­рец с «за­по­зда­лым» ро­ман­тиз­мом, он от­стаи­вал ху­дожественные прин­ци­пы на­ту­раль­ной шко­лы, ори­ен­ти­ро­ван­ной на изо­бра­же­ние ти­пич­ных слу­ча­ев и си­туа­ций по­все­днев­ной жиз­ни, в раз­вер­нув­шей­ся в 1840-е годы дис­кус­сии о по­эме «Мёрт­вые ду­ши» Н. В. Го­го­ля. В 1840-е годы литературная по­ле­ми­ка в Рос­сии сра­щи­ва­ет­ся с об­щественными спо­ра­ми, пре­ж­де все­го с дис­кус­си­ей ме­ж­ду за­пад­ни­ка­ми и сла­вя­но­фи­ла­ми. В это же вре­мя про­ис­хо­дит и про­фес­сио­на­ли­за­ция Литературной критики: литературно-кри­тическая дея­тель­ность для не­ко­то­рых ав­то­ров ста­но­вит­ся прак­ти­че­ски един­ст­вен­ным ви­дом пи­са­тель­ст­ва, в то вре­мя как ра­нее она обыч­но бы­ла по­боч­ной фор­мой за­ня­тий для по­эта или про­заи­ка.

1850-1860-е годы ха­рак­те­ри­зу­ют­ся про­ти­во­стоя­ни­ем в Литературной критики «эс­те­ти­че­ской кри­ти­ки», или «пуш­кин­ско­го на­прав­ле­ния» (П. В. Ан­нен­ков, А. В. Дру­жи­нин), и «ре­аль­ной кри­ти­ки» (Н. Г. Чер­ны­шев­ский, Н. А. Доб­ро­лю­бов, Д. И. Пи­са­рев и др.), для при­вер­жен­цев ко­то­ро­го Литературная критика бы­ла фор­мой не столь­ко ана­ли­за и эс­тетической оцен­ки литературного про­из­ве­де­ний, сколь­ко вы­ра­же­ния со­ци­аль­но-по­ли­тических идей. Кон­цеп­цию «ор­га­ни­че­ской кри­ти­ки» вы­дви­нул в 1850-е годы А. А. Гри­горь­ев, опи­рав­ший­ся на взгля­ды Ф. Шел­лин­га и убе­ж­дён­ный в том, что литература долж­на вы­рас­тать из народной «поч­вы». Позд­нее поч­вен­ни­че­ские взгля­ды раз­ви­вал в сво­ей кри­ти­ке Н. Н. Стра­хов. Зна­чительным яв­ле­ни­ем в Литературной критике 1870-1880-х годов ста­ли ста­тьи Н. К. Ми­хай­лов­ско­го.

В 1890-е годы фор­ми­ро­ва­нию сим­во­лиз­ма в русской литературе пред­ше­ст­во­ва­ли ста­тьи Н. М. Мин­ско­го и Д.С. Ме­реж­ков­ско­го, в ко­то­рых кри­ти­че­ски оце­ни­ва­лась современная сло­вес­ность и бы­ли на­ме­че­ны пу­ти даль­ней­ше­го литературного раз­ви­тия. Сре­ди жан­ров Литературной критики русских сим­во­ли­стов — литературный ма­ни­фест, им­прес­сио­ни­стическое эс­се, литературно-фи­лосвский трак­тат, ино­гда в их слож­ном со­еди­не­нии. Фи­ло­соф­ски ори­ен­ти­ро­ван­ная Литературно критика ха­рак­тер­на для русских ре­лигиозных мыс­ли­те­лей ру­бе­жа XIX-XX веков: В. С. Со­ловь­ё­ва, Н. А. Бер­дяе­ва, С. Н. Бул­га­ко­ва и др. Осо­бое зна­че­ние в этот пе­ри­од при­об­ре­та­ет жанр литературного ма­ни­фе­ста, ко­то­рый ста­но­вит­ся фор­мой ут­вер­жде­ния литературных те­че­ний ак­ме­из­ма, фу­ту­риз­ма, кон­ст­рук­ти­виз­ма и др. В 1920-е годы ли­те­ра­ту­ро­ве­ды, в том числе пред­ста­ви­те­ли фор­маль­ной шко­лы, ак­тив­но уча­ст­ву­ют в литературном про­цес­се как кри­ти­ки (В. Б. Шклов­ский, Р. О. Якоб­сон, Ю. Н. Ты­ня­нов).

Раз­ви­тие Л. к. в Рос­сии в советский пе­ри­од про­ис­хо­дит под зна­ком идео­ло­ги­за­ции и пре­вра­ще­ния её в ин­ст­ру­мент управ­ле­ния литературой со сто­ро­ны вла­сти. В Литературную критику воз­вра­ща­ет­ся нор­ма­тив­ность, ка­за­лось бы, ушед­шая в про­шлое вме­сте с раз­ру­ше­ни­ем клас­си­циз­ма. К 1930-м годы, в свя­зи с ис­чез­но­ве­ни­ем воз­мож­но­стей для от­кры­тых дис­кус­сий, Литературная критика пе­ре­ста­ёт быть фор­мой са­мо­соз­на­ния со­пер­ни­чаю­щих литературных на­прав­ле­ний, групп и круж­ков. В то же вре­мя тра­ди­ции русской Литературной критики про­дол­жа­ли со­хра­нять­ся в литературе эмиг­ра­ции. На стра­ни­цах русских га­зет («По­след­ние но­во­сти», «Воз­ро­ж­де­ние» и др.) и жур­на­лов («Со­вре­мен­ные за­пис­ки», «Чис­ла» и др.), в литературных круж­ках и объ­е­ди­не­ни­ях ве­лись ожив­лён­ные дис­кус­сии о но­вин­ках эмиг­рант­ской и советской литературы.

Пе­ре­ме­ны в Литературной критике про­ис­хо­дят в пе­ри­од «от­те­пе­ли», ко­гда воз­ро­ж­да­ют­ся эле­мен­ты ли­те­ра­тур­ной, а так­же со­ци­аль­ной по­ле­ми­ки, а Литературная критика ста­но­вит­ся за­ка­муф­ли­ро­ван­ной фор­мой идео­ло­гической борь­бы (спор «про­грес­си­стов» и «кон­сер­ва­то­ров», наи­бо­лее яр­ким про­яв­ле­ни­ем ко­то­ро­го бы­ло про­ти­во­стоя­ние жур­на­лов «Но­вый мир» и «Ок­тябрь»). Но­вая идео­ло­гическая эман­си­па­ция Литературной критики со­вер­ша­ет­ся в пе­ри­од пе­ре­строй­ки, при этом воз­ро­ж­да­ют­ся дав­ние спо­ры ме­ж­ду «ли­бе­ра­ла­ми» и «кон­сер­ва­то­ра­ми». В свя­зи с от­ме­ной цен­зу­ры роль Литературной критики ме­ня­ет­ся: она пе­ре­ста­ёт быть скры­той фор­мой вы­ра­же­ния со­ци­аль­но-по­ли­тических идей. Про­ис­хо­дит умень­ше­ние влия­ния жур­на­лов как основной фор­мы бы­то­ва­ния Литературной критики и воз­рас­та­ет роль га­зет­ных ре­цен­зий. Фор­ми­ру­ет­ся но­вое по­ле су­ще­ст­во­ва­ния Литературной критики в Ин­тер­не­те.

Лит.: Очер­ки по ис­то­рии рус­ской жур­на­ли­сти­ки и кри­ти­ки: В 2 т. Л., 1950–1965;

Spin­garn J. E. A history of literary criticism in the Renaissance. 2nd ed. N. Y., 1954;

Wellek R. A history of modern criticism, 1750–1950. New Haven, 1955–1992. Vol. 1–8;

Ис­то­рия рус­ской кри­ти­ки: В 2 т. М.; Л., 1958;

Очер­ки рим­ской ис­то­рии ли­те­ра­тур­ной кри­ти­ки. М., 1963;

Wimsatt W.K., Brooks C. Literary cri­ticism: a short history. L., 1970. Vol. 1–2;

Древ­не­гре­че­ская ли­те­ра­тур­ная кри­ти­ка. М., 1975;

Его­ров Б. Ф. О мас­тер­ст­ве ли­те­ра­тур­ной кри­ти­ки. Л., 1980;

Про­бле­мы тео­рии ли­те­ра­тур­ной кри­ти­ки. М., 1980;

Бур­сов Б. И. Избр. ра­бо­ты. М., 1982. Т. 1: Кри­ти­ка как ли­те­ра­ту­ра;

Ржев­ская Н. Ф. Ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние и кри­ти­ка в со­вре­мен­ной Фран­ции: Ос­нов­ные на­прав­ле­ния. Ме­то­до­ло­гия и тен­ден­ции. М., 1985;

За­ру­беж­ная ли­те­ра­тур­ная кри­ти­ка: Во­про­сы тео­рии и ис­то­рии. Л., 1985;

Про­бле­мы ли­тера­тур­ной тео­рии в Ви­зан­тии и ла­тин­ском сред­не­ве­ко­вье. Л., 1986;

Ку­ле­шов В. И. Ис­то­рия рус­ской кри­ти­ки XVIII – на­ча­ла XX вв. 4-е изд. М., 1991;

Grube G.M.A. The Greek and Roman critics. India­napolis; Camb., 1995;

Russell D. A. Criticism in antiquity. 2nd ed. L., 1995;

Очер­ки ис­то­рии рус­ской ли­те­ра­тур­ной кри­ти­ки. СПб., 1999. Т. 1;

Гас­па­ров М. Л. Кри­ти­ка как са­мо­цель // Гас­па­ров М. Л. За­пи­си и вы­пис­ки. М., 2000;

Ни­ко­лю­кин А. Н. Аме­ри­кан­ские пи­са­те­ли как кри­ти­ки. М., 2000;

Ран­чин А. М. Пер­вый век рус­ской ли­те­ра­тур­ной кри­ти­ки // Кри­ти­ка XVIII в. М., 2002;

Ford A. The origins of criticism: literary culture and poetic theory in classical Greece. Prin­ceton, 2002;

Са­зо­но­ва Л. И. Ли­те­ра­тур­ная куль­ту­ра Рос­сии: ран­нее Но­вое вре­мя. М., 2006;

Не­дзвец­кий В. А., Зы­ко­ва Г.В. Рус­ская ли­те­ра­тур­ная кри­ти­ка XVIII–XIX вв. М., 2008;

Го­луб­ков М. М. Ис­то­рия рус­ской ли­тера­тур­ной кри­ти­ки XX в. (1920–1990-е гг.). М., 2008.

М.: 2002 — 463 с..

В учебнике представлен панорамный обзор истории уникального явления отечественной культуры — русской литературной критики — с анализом ключе­вых моментов ее развития. Книга снабжена разнообразным справочно-вспомогательным и эвристиче­ским материалом, достаточным для усвоения сложного историко-литературного курса. Для студентов филологических, историко-культурных и журналистских направлений вузов, учителей средних школ и гуманитарных колледжей.

Формат: pdf

Размер: 8,4 Мб

Смотреть, скачать: drive.google ; Rghost

СОДЕРЖАНИЕ
Содержание понятия литературная критика
Назначение литературной критики.
Основные свойства литературно-критического высказывания.
Профессиональная, писательская и читательская литературная критика.
История литературы и история литературной критики: их взаимосвязь.
Проблемы периодизации истории русской литературной критики.
Пути развития русской литературно-критической мысли XVIII века
Истоки русской литературной критики.
Литературно-критические суждения писателей-классицистов. В. К. Тредиаковский, А. П. Сумароков, М. В. Ломоносов, М. М. Херасков, Г. Р. Державин.
Новые тенденции в развитии русского литературно-критического сознания последней
трети XVIII века. В. И. Лукин, П. А. Плавильщиков, Н. И. Новиков.
Сентименталистская критика.
Эстетические основы и проблематика литературно-критических выступлений Н. М. Карамзина. И. И. Дмитриев.
Литературная критика первой четверти XIX века
Переходный характер литературной критики 1800—1810-х гг.
Становление русской романтической критики.
Оформление идей романтической эстетики в статьях В. А. Жуковского
Литературно-критическая деятельность С Н. Батюшкова
Проблемы романтизма и народности литературы в осмыслении О. М. Сомова, П. А. Вяземского, В. К. Кюхельбекера, А. А. Бестужева и К. Ф. Рылеева.
Литературная критика 1830-х годов
Своеобразие литературного процесса 1830-х годов.
Романтическая критика на страницах журнала Московский телеграф. Н А. Полевой и К. А. Полевой.
Литературно-критические выступления писателей пушкинского круга. А. С. Пушкин о проблемах народности и истинного романтизма Ф. В. Булгарин.
Литературно-критическая деятельность П. А. Вяземского, П. А. Плетнева, Н. В. Гоголя.
Философская критика 1830-х годов. Д. В. Веневитинов, И. В. Киреевский.
Журнал Московский вестник.
Эстетические и литературно-критические взгляды И. И. Надеждина.
Литературная критика на страницах журнала Телескоп и газеты Молва.
Начало литературно-критической деятельности В. Г. Белинского.
Литературная критика в Московском наблюдателе и Библиотеке для чтения. С. П. Шевырев. О. И. Сенковский. В. Г. Белинский в пору примирения с действительностью.
Литературная критика 1840-х годов
Характеристика общественно-литературной ситуации.
Литературная критика Отечественных записок: В. Г. Белинский, М. Н. Катков,
А. Д. Галахов, В. П. Боткин, В. Н. Майков.
Критика журнала Москвитянин и славянофильская критика: М. П. Погодин, С. П. Шевырев,
И В. Киреевский, А. С. Хомяков, К С. Аксаков.
Литературно-критическая позиция журнала И. И. Панаева и Н. А. Некрасова Современник.
В. Г. Белинский в Современнике. А. В. Никитенко-критик.
Литературная критика на страницах журналов конца 1840 начала 1850-х годов:
С. С. Дудышкин, А. А. Григорьев, Б. Н. Алмазов.
Литературная критика 1860-х годов Характеристика литературной критики середины 1850
1860-х годов.
Критика в журнале Современник: Н. Г Чернышевский, И. А. Добролюбов.
Критика в журнале Русское слово: Г. Е. Благосветлов, Д. И. Писарев, В. А. Зайцев.
Раскол в нигилистах М. А. Антонович.
Эстетическая критика: П. В. Анненков, В. П. Боткин, А. В. Дружинин.
Славянофильство в шестидесятые годы: К. С. Аксаков.
Почвенническая критика: Ф. М. Достоевский, Н. Н. Страхов.
Органическая критика А. А. Григорьева.
Литературная критика 1870—1880-х годов
Общая характеристика литературной жизни.
Газетная критика.
Народническая критика.
Журналы Отечественные записки и Дело: П. Л. Лавров, Н К Михайловский, П. Н. Ткачев, Н В. Шелгунов.
Критика неославянофильской и охранительной направленности. Н Н Страхов, К. Н Леонтьев.
Писательская критика второй половины XIX века. И. С. Тургенев. И. А. Гончаров. Л. Н. Толстой. М. Е. Салтыков-Щедрин. Н. С. Лесков. Ф. М. Достоевский.
Литературная критика конца 1880—1910-х годов
Общая характеристика литературной критики Серебряного века.
Народническая литературная критика. Н. К. Михайловский., М. А. Протопопов. ИД. Боборыкин. Л. Е. Оболенский. В. А. Гольцев. В. В. Чуйко.
Эстетические платформы журналов Жизнь и Мир Божий в литературно-критических дискуссиях 1890-х годов. Е. А. Соловьев-Андреевич. И. И. Иванов. А. И. Богданович. Р. В. Иванов-Разумник. А. Г. Горнфельд.
Массовая журнальная и газетная критика. А. А. Измайлов. К. И. Чуковский. Н. Я. Абрамович.
Марксистская критика. В. И. Ленин. Г. В. Плеханов. В. В. Воровский. А. В. Луначарский.
Новая критика 1890—1910-х годов. Формирование модернистских течений в литературной
критике. В. С. Соловьев. Д. С. Мережковский. А. Л. Волынский. Н Минский.
Эстетическаякритика: П. Д. Боборыкин, С. М. Волконский.
Критика символистов и акмеистов: В. Я. Брюсов и журнал Весы. Эллис. М. А. Волошин. Н. С Гумилев. А. А. Блок. И. Ф. Анненский.
Имманентная критика Ю. И. Айхенвальда. В. В. Розанов.
Глава
8. Литературная критика в Советской России 1920 начала 1930-х годов
Новая литературная эпоха. Литературная критика как источник
формирования новой литературной ситуации.
Пролеткульт. П. И. Лебедев-Полянский и А. А. Богданов в литературной жизни
1920-х годов.
Критическая методология пролеткультовцев.
Футуристы
В. Б. Шкловский как литературный критик.
Серапионовы братья Л. Н. Луни.
История РАПП.
Литературно-критическая идеология напостовства. Г Лелевич. Раскол в РАПП и новые тенденции в литературной критике. Л. Д. Троцкий. А. К. Воронский. НИ Бухарин.
Споры о пролетарской культуре и позиция Е. Замятина. Кружки рабочей критики
и читательская критика.
Независимые литературные критики: О. Э. Мандельштам.
Оппозиционная литературная критика.
А. В. Луначарский. В. П. Полонский. В. Ф. Переверзев.
Литературно-критическая деятельность группы Перевал. Д. Горбов. А. Лежнев.
Советская литературная критика 1930 середины 1950-х годов
Черты новой литературной эпохи.
Создание Союза советских писателей. Партийное постановление О перестройке литературно-художественных организаций. Первый съезд советских писателей. Роль
М. Горького в литературной жизни 1930-х годов.
Партийная литературная критика.
Писательская литературная критика: А. А. Фадеев, А. Н. Толстой, А. П. Платонов. Типология литературно-критических выступлений. А. П. Селивановский. Д. П. Мирский.
Литературная критика в свете партийных решений. В. В. Ермилов.
Кризис литературной критики.
Советская литературная критика середины 1950—1960-х годов
Второй съезд советских писателей. Литературная критика в обстановке оттепели.
Роль Н. С. Хрущева в литературной ситуации 1960-х годов.
Писательская литературная критика: КА. Федин, Л. М. Леонов, К. М. Симонов. Литературно-критическое творчество А. Н. Макарова.
Творческая индивидуальность Л. А. Щеглова.
Литературная критика на страницах журнала Новый мир. Дискуссия о статье
В. М. Померанцева. Позиция Нового мира и литературно-общественная
ситуация 1960-х годов. Творчество А. В. Белинкова. Спор Нового мира с Октябрем.
Литературно-критический отдел Нового мира. Н И. Ильина. И. И. Виноградов. В. Я. Лакшин. А. Т. Твардовский в роли литературного критика.
Литературно-критический отдел журнала Юность
Советская литературная критика 1970—1980-х годов
Постановление ЦК КПСС о литературно-художественной критике
Типы литературной критики и критиков.
Литературно-общественная атмосфера 1970 начала 1980-х годов.
Творческие индивидуальности литературных критиков: Ю. И. Селезнев, И. А. Дедков,
А. М. Турков, И. П. Золотусский, В. Э. Кардин, Б. М. Сарнов, В. В. Кожинов,
И. В. Роднянская.
Классическая литература в оценках критики.
Конец 1980-х годов в литературной критике. СИ. Чупринин.
Полемическое противостояние. Диалоги недели.
Литературная критика России 1990-х годов 352
Литературно-общественная ситуация последнего десятилетия XX века.
Газетная критика и критика в Интернете.
Тусовка в литературной критике.
Литературно-критическая аналитика
Писательская литературная критика.
Новые проблемы литературной критики.
Литературная критика и школьное литературное образование.
Филологическая критика 1990-х годов.
Критика как открытая система.
Задачник
Рекомендуемая литература
Указатель имен
Указатель периодических изданий

О том, как читать книги в форматах pdf, djvu — см. раздел «Программы; архиваторы; форматы pdf, djvu и др.»

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *