Ковчег — это что?

Что такое Ноев ковчег? Согласно библейскому повествованию, это большой корабль, построенный патриархом Ноем по указанию свыше. В предыстории рассказывается, как Бог разгневался на человечество за крайнюю степень развращенности и нечестия. В наказание Всевышний определил погубить все живое на Земле и начать историю заново. Для этого Он поручил единственному праведнику Ною построить специальным образом корабль. При этом Бог снабдил своего избранника всеми необходимыми инструкциями и указаниями. На этом судне потоп пережил сам герой повествования со своим семейством, а также все виды животных, привлеченные туда Богом в количестве одной или семи пар.

Когда вода потопа сошла и показалась суша, озелененная новой растительностью, обитатели ковчега после многомесячного заточения вышли на землю, положив начало новой цивилизации. Конечная остановка, а соответственно, место предполагаемых поисков ковчега, локализуется Библией на горные склоны Арарата.

Образ Ноя в искусстве

Библейские сюжеты стали основой для многих кинокартин. Великий потоп — одна из наиболее известных историй Писания. Эпический фильм «Ной» (2014) режиссера Даррена Аронофски во многих эпизодах отходит от канонической версии, но авторы фильма и не скрывают, что это — их творческая фантазия на тему.

Теология термина «ковчег»

Само значение слова «ковчег» — короб, служащий вместилищем для чего-либо. Синонимический ряд этого термина включает такие понятия, как сундук, шкаф и т. п. Наименование это подразумевает не просто корабль, а священный сосуд, храм, призванный сохранить в себе семя новой жизни — Ноя, его семью и все виды флоры и фауны.

Происхождение легенды о потопе

Сама по себе легенда о Всемирном потопе добиблейского происхождения, и была воспринята с предварительной адаптацией из языческого мира. Первоисточником ее является восточный миф о потопе, сохраненный также в Вавилонском эпосе о Гильгамеше, аккадском предании об Атрахасисе и целом ряде других легенд. Кроме того, более или менее схожие легенды о грандиозном наводнении в доисторические времена присутствуют у народов всех без исключения материков.

Религиозное значение Ноева ковчега

Что такое ковчег для правоверного иудея или христианина — приверженцев библейской традиции? Во-первых, это исторический памятник, свидетельствующий об истинности и историчности Священного Писания, силе и славе Создателя. Во-вторых, чтобы понять, что такое ковчег, нужно обратиться к аллегории. Тогда станет ясно, что он важный символ надежды на спасение Божие. Согласно Библии, после потопа Бог разместил на небе радугу — как знак, что впредь тотального уничтожения всего живого не будет никогда. Поэтому ковчег для иудео-христианской традиции представляет собой важную святыню, не только обладающую археологической и исторической ценностью, но также наделенную сакральным значением и смыслом.

Вопрос вместимости судна

Многие скептики задавались вопросом, как мог один корабль, пусть даже немаленький, вместить в себя представителей всех видов жизни на Земле, чтобы обеспечить им потом размножение и расселение. Ведь популяция даже в несколько десятков особей считается нежизнеспособной, а после потопа земля должна была наполниться всего от одной пары каждого вида. Другая проблема — как они могли быть размещены внутри корабля, чтобы осталось достаточно места для продовольствия? Кто и как сумел бы ежедневно следить за уборкой судна, чистить стойла и клетки всех животных, а также кормить их? Пока ученые задают вопросы и сомневаются, верующие изобретают различные теории. Например, согласно одной из них, внутри ковчега пространство мистическим образом расширялось, и места хватало на всех с избытком. А за уборкой и кормом следил сам Ной со своими сыновьями.

Теории о дате и временных рамках потопа

Ответить на вопрос, что такое ковчег, помогает предположительная дата потопа. Иудейские предания, основываясь на данных Торы, выдают 2104 год до н. э. в качестве года начала потопа и 2103 до н. э. в качестве года его окончания. Однако ряд научных исследований дают другие результаты. Впрочем, научные гипотезы весьма разнятся между собой, так как отталкиваются от разных представлений о природе потопа. Например, черноморская теория, предполагающая разлив Черного моря и поднятие уровня воды в нем на несколько десятков метров, относит потоп на период около 5500 года. Другие ученые, склоняющиеся к версии таяния ледников, предполагают, что факт наводнения планетарного масштаба был около 8-10 тысяч лет назад.

Исследования

Неудивительно, что в поисках ковчега отправлялось немало экспедиций и энтузиастов-исследователей. Многие из них потерпели фиаско, некоторым вовсе не посчастливилось вернуться. Однако были и те, кто заявлял о том, что добился успеха и открыл местонахождение Ноева судна. В качестве материального доказательства своего успеха некоторые даже предоставляли некие деревянные частицы.

Поиски ковчега

Что такое ковчег и где его искать, пытались понять многие. Недавно об успехе своей миссии заявили двое китайских протестантов — Эндрю Юань и Боаз Ли. Им предшествует целая плеяда светских и религиозных исследователей. Например, претензии на знание местоположения ковчега высказывал еще в 1893 году несторианский священнослужитель по имени Нурри. Ковчег искали альпинисты и авиаторы. Последними даже был сделан ряд любопытных фотографий, на которых, при известной доле оптимизма, можно опознать нечто, по очертаниям напоминающее судно.

Тем не менее, прямых, четких и безупречных доказательств обнаружения и существования ковчега на Арарате до сих пор нет, хотя гипотетически это вполне возможно — учеными было установлено, что в далеком прошлом данная местность подвергалась очень серьезному наводнению, а возможно, даже целому ряду таких катаклизмов.

Утраченный ковчег все еще ждет своего официального открывателя, хотя и существует пророчество, согласно которому Бог скроет ковчег от взора людей, и он не будет найден.

Группа компаний Ковчег была основана в 1999 году. Сейчас признание клиентов и их полное доверие говорят о том, что мы движемся в правильном направлении.

Владельцы загородной недвижимости знают, что печь или камин это не просто интересный предмет интерьера, а скорее необходимость, особенно при отсутствии центрального отопления и собственной котельной. Но, безусловно, это еще и настоящий домашний очаг, который дарит уют и комфорт.

Группа компаний Ковчег поможет Вам сделать правильный выбор среди большого разнообразия представленных моделей и производителей печей и каминов, чтобы в вашем доме всегда было тепло.

Мы занимаемся оптовой продажей отопительного оборудования для дач и загородных домов в среднем ценовом сегменте.

Работаем напрямую с заводами-производителями России, Белоруссии, Сербии, Чехии, Канады, Франции, Китая, Хорватии, Польшы и других стран.

Наша компания является эксклюзивным представителем брендов Monolity (Tarnavva), TimSistem, FireWay и RoofMaster.

Весь предлагаемый нами товар актуален и максимально востребован. Мы тщательно изучаем рынок и выбираем все самое интересное с точки зрения эксплуатации, удобства и надёжности.

Почему мы:

— весь товар сертифицирован и имеет гарантию качества, как от нас, так и от производителя;
— большая складская программа;
— за каждым клиентом закреплён менеджер с многолетним опытом работы в сфере продаж отопительного оборудования;
— проводим обучение и международные семинары;
— обеспечиваем рекламной продукцией (листовки, баннеры, каталоги);
— для удобства отгрузки представительства нашей компании расположены в Москве и Санкт-Петербурге;
— отгрузка товара: самовывоз или доставка (в том числе до терминалов транспортных компаний).

Андрей Ливадный

Ковчег

…Случилось это в далеком, укутанном дымкой легенд прошлом?

Или, быть может, история любой цивилизации действительно напоминает собой бесконечное движение по спирали, где каждый новый виток повторяет некоторые события предыдущего, вознося их на более высокий уровень прогресса, – и тогда все описанное произойдет в далеком для нас будущем?

Я не знаю. Пусть каждый из вас судит об этом сам…

Автор

Пролог

Маленький шар видеосканера неторопливо плыл вдоль стены широкого, вырубленного в монолите скалы прохода, придерживаясь своего обычного, предписанного программой маршрута.

Он являлся лишь простым, весьма бесхитростным автоматом с ограниченным набором функций.

Главной задачей «глаза» (так в шутку называли его техники) была передача данных, осмыслить которые он не мог. Для этого под титановой оболочкой шара размещалось слишком мало электронных мозгов.

Простой видеосканер. Глупый прибор, переживший своих хозяев. Один из немногих немых свидетелей падения Богов.

Сканер продолжал свой нелепый полет.

Нелепый, потому что его работа больше не требовалась тем, кто валялся на кафельном полу тоннеля в лужах собственной крови.

Сканер плыл в генерируемом им же самим поле антигравитации, а вокруг лениво мигал аварийный свет, да еще монотонный голос, исторгаемый из динамиков общей сети интеркома, механически твердил набор одних и тех же отрывистых, несущих ясный, законченный смысл фраз.

То был глас осиротевшего кибермозга, который вещал с похоронной монотонностью отлично отлаженной машины:

Люди лежали там, где их застала внезапная смерть. Лица некоторых еще хранили на своих чертах печать безмерного удивления и какой-то горькой обиды, словно все, что произошло тут, являлось не просто смертью, а неким предательством, страшным, несправедливым, не сообразующимся ни со здравым смыслом, ни с понятиями элементарной благодарности.

Те, кто привел сюда смерть, едва ли понимали, какой отлаженный, тщательно продуманный механизм поддержания жизни разрушают в своем первобытном гневе. Для них не существовало таких понятий, как «жизнеобеспечение». До осознания смысла данного слова варварам предстояло пройти свой путь развития длиной в миллионы лет…

Но был ли им отпущен необходимый для такой эволюции срок?!

Скорее всего нет. Ведь последствия их безумства уже сказывались. Что-то рушилось, тяжко содрогаясь, и по уцелевшим компьютерным терминалам, со следами ритуальной крови на брошенных клавиатурах, метались безумные гаммы предупреждающих огней.

Те, кто уничтожил Богов, сами умирали в тяжких корчах разрушающегося Мира. Они попытались использовать то, чего не могли осмыслить, и техника Богов щедро воздавала им за глупую, варварскую самонадеянность.

Толпы примитивных, обезумевших созданий носились в ужасе по новым, открывшимся волею катастроф ареалам обитания, день ото дня ожидая своего неминуемого конца, но… наступил некий переломный момент – взрывы пошли на убыль, все реже рушились стены или обваливались секции высоких, порой недостижимых для глаза потолков. Мир все еще содрогался, но реже стали странные, громоподобные голоса, больше не вырывались из покореженных, туннелеподобных труб безумные, сметающие все на своем пути смерчи, где-то выросли новые стены, непонятно какой силой изринутые из монолитного на вид пола и… Мир выжил!

Проверка катастрофой, тест на предельную нагрузку показали, что предки тех людей, чьи тела валялись на полу коридора, воистину создали то, что нельзя разрушить!.. И долгая, затянувшаяся на неопределенный отрезок вечности агония их детища явилась трагичным, посмертным свидетельством инженерного гения…

Жизнь продолжалась там, где ее присутствие казалось немыслимым, неуместным…

…И тот самый видеосканер еще долгое время продолжал скользить вдоль закругляющейся стены, на которой кое-где виднелись побуревшие отпечатки окровавленных ладоней, а монотонный голос машины по-прежнему вещал, исправно исполняя свой бесконечный погребальный гимн, которому было суждено теперь звучать столетиями меж этих неживых стен:

– ОПАСНОСТЬ!.. ВТОРЖЕНИЕ!.. ПОТЕРЯ УПРАВЛЯЮЩИХ ФУНКЦИЙ!.. СИСТЕМА ТЕПЕРЬ ПОД ВОЕННЫМ КОНТРОЛЕМ! ВСЕМ ГРАЖДАНСКИМ ЛИЦАМ НЕМЕДЛЕННО ПРОСЛЕДОВАТЬ В УБЕЖИЩА!.. ПОВТОРЯЮ: СИСТЕМА ТЕПЕРЬ ПОД ВОЕННЫМ КОНТРОЛЕМ! ВСЕМ ПРОСЛЕДОВАТЬ…

Часть I

Рожденный из грязи

Глава 1

Подарок алтаря

Эргавс, удрученный своими совсем, надо сказать, невеселыми мыслями, медленно брел по дороге вдоль высокой, закругляющейся кверху стены. По правую руку от Управляющего простиралось поле, совсем недавно засеянное соей. Вид у посадок был удручающим, и именно это безрадостное зрелище торчащих из земли чахлых, обглоданных побегов заставляло Эргавса вздыхать и качать головой.

Нашествие крыс оказалось внезапным и опустошительным. Глядя на тонкие стебельки, сочные макушки которых начисто объели полчища грызунов, Управляющий понимал, что от этого поля в данном сезоне уже не будет никакого толка.

«Мрачные Боги… – думал он. – Вы обрекаете меня на мучения, а за что?! – Эргавс нахмурился, отчего сошлись вместе его кустистые брови, а нос чуть вздернулся, приподнимая верхнюю губу. Из глотки Управляющего вырвалось низкое, раздраженное рычание. – Вы несправедливы ко мне, – мысленно продолжал он свой монолог, адресованный незримым, но вездесущим, по мнению Эргавса, оппонентам. – Ведь Амбуш не станет слушать никаких оправданий. Это его предки свергли вас с сияющих престолов, так за что должен страдать я – потомок невинного народа?» – Такая своеобразная, раздраженная молитва крутилась в голове Управляющего, пока он шел краем разоренного поля. Теперь ему придется отчитаться за будущий неурожай. Конечно, Амбуш не станет выслушивать его объяснений – ведь Высокородным этнамам нет никакого дела до трудностей своих подданных. Тот, чьи руки обагрены кровью Богов, не станет снисходить до мелких, сиюминутных проблем собственных вассалов…

«Эх, если бы у меня было достаточно клонгов, чтобы поставить пост у каждой дыры, что проделало время в стенах Мира, то уж, пожалуй, крыс можно было б остановить…» – думал Эргавс, машинально повернув в длинный тоннель, что отходил от края поля, в том месте, где стена Мира начинала плавно изгибаться. Недавно тут, разбирая старинный завал, нашли несколько скрытых помещений, и он, погрузившись в безрадостную задумчивость, вдруг неосознанно подчинился давнему желанию – пойти взглянуть, что же там, собственно, обнаружили?..

Когда Эргавс понял, что ноги самостоятельно принесли его к обрушившемуся участку стены, поворачивать назад было поздно. Часовой, оставленный подле дыры, что вела в новый придаток их Мира, уже заметил его и лениво встал с грязного пола тоннеля, выставив вперед длинное копье.

– Стой! – хрипло и недружелюбно произнес он, гортанно растягивая звуки.

Верхняя губа Эргавса опять злобно вздернулась, – часовой был грязным, тщедушным и оборванным, но он принадлежал к народу этнамов и потому думал, что ему позволено орать на Управляющего, который, к своему непреходящему разочарованию, родился среди сенталов…

«Сын дохлого шерстобрюха… – подумал Эргавс, замедлив тем не менее свой шаг. – Твоя мать, должно быть, согрешила не с этнамом, а с крысой, дав тебе такую гнусную рожу…»

Действительно, внешний вид стражника никак не соответствовал утверждению Правителей Эрди об их божественном происхождении. Тот, в ком течет кровь Падших Богов, никак не может быть таким грязным, словно это не этнам вовсе, а какая-то замызганная половая тряпка. Голубой подшерсток, давно не мытый и не чесаный, покрывал тело этнама сплошной серо-голубой коростой, а на лице, как успел мысленно подметить Эргавс, он отсутствовал вообще, открывая взгляду коричневые складки кожи.

Иван Кузнецов. Ковчег

Анабиоз — 5

Пролог
За окном раскинулось море. Покрытая пегими хлопьями пены вода стучалась в окна, вползала в подъезды, взбиралась по ступеням эскалаторов. Застрявшие в вечной пробке автомобили давно скрылись в темной глубине. Лишь одинокий троллейбус, словно пытаясь удержаться на плаву, продолжал цепляться за провода усиками антенн.
Улицы таяли в пелене дождя. Ровные, откалиброванные на небесах струи рушились бесконечным потоком, покрывая водную гладь мириадами оспинок. Ни грома, ни молний, ни даже самого слабого ветерка. Только бесконечная серая хмарь и застывший во времени город.
Странно, я представлял конец света совсем иначе: разверзшаяся бездна, карающий огонь с небес, божественный свет, отделяющий праведников от грешников. Что угодно, только не вода, лениво, пядь за пядью, поглощающая землю. В век небоскребов и авианосцев это выглядело нелепым архаизмом, но, видимо, в небесной канцелярии предпочли проверенное решение. Все равно спасаться от потопа некому.
Я отошел от окна. На что там смотреть?
Пройдет час, два, день — картина останется прежней. Разве что вода поднимется немного выше, отвоюет себе еще несколько ступенек или даже этаж. Но мне-то какое до этого дело?
Конечно, можно встать, преодолев отвращение, спуститься вниз, разбить стекло и выбраться наружу. До дома не так далеко: вплавь минут тридцать. Квартира на девятом этаже, ее не затопило. В холодильнике есть продукты — вчера вечером я зашел в магазин. Потом, когда вода доберется до моих окон, можно построить плот и отправиться в Жигулевские горы. Или на юго-восток, к Памиру, если Жигули окажутся недостаточно высокими. А если вода съест и семитысячную гряду, можно податься еще дальше, в Тибет, к девятикилометровому Эвересту.
Возможно, это моя судьба, возможно, я — Ной новой эпохи. В конце концов, я — последний оставшийся в живых…
Я опустился на каменный пол и прислонился к бортику эскалатора.
Бессмысленно, все бессмысленно. Я не герой, не святой и не счастливчик, вытянувший единственный выигрышный билет. Когда вокруг мертвый мир, жизнь не дар, а проклятье.
Я не понимал, что произошло, да и кто бы на моем месте понял.
Минуту назад я осматривал новые английские смесители, болтал с продавщицей Дашей и уже готовился записать ее телефон. А потом все изменилось. Я лежал на полу, а рядом лежала Даша. Ни пульса, ни дыхания. Моя спортивная сумка превратилась в пыльный сугроб, зажатый в руке мобильник молчал. В комнате висел тяжелый гнилостный запах, от которого желудок сжался, норовя вытолкнуть легкий завтрак.
Я обошел этаж. В секциях царил полумрак, электричества не было. Большинство отделов закрыто: «Скала» переживала не лучшие времена. В оставшихся магазинчиках — три продавщицы: одна за столиком перед компьютером, две на полу. И охранник, рядом со сломанным эскалатором. Я не врач, но для того чтобы проверить пульс, большого ума не требуется. Пульса не было. Ни у кого.
Я решил спуститься, и меня чуть не вывернуло наизнанку. Тела лежали и на третьем этаже, только выглядели они куда страшнее — полуразложившаяся масса, кое-как набитая в рубашки и джинсы, содранная с лица и рук кожа. А еще я понял, откуда шел тот самый тошнотворный запах гнили, как понял и то, что на нижних этажах все будет еще хуже.
Взлетев наверх и кое-как отдышавшись, я подошел к прозрачной стеклянной стене и впервые увидел затопленный город, в котором не осталось живых людей.
Я еще раз обошел этаж. Еще раз проверил пульс и даже поднес к губам Даши найденное в ее сумочке зеркальце. Отражение не помутнело.
Телефоны не работали. Ни мой, ни Дашин, ни сидевшей за компьютером рыжеволосой Тамары. Рация охранника молчала. Я несколько раз крикнул, но никто не ответил. Впрочем, глупо ждать ответа в мертвом мире. Вообще глупо что-либо делать.
Я присел рядом с эскалатором, прикрыл глаза и вдруг сквозь веки увидел едва заметную вспышку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *