Книги антония сурожского

Митрополит Антоний (Антоний Сурожский, в миру Андрей Борисович Блум; 19 июня 1914, Лозанна, Швейцария — 4 августа 2003, Лондон) — епископ Русской православной церкви, митрополит Сурожский. Философ, проповедник.
Автор многочисленных книг и статей на разных языках о духовной жизни и православной духовности.
Родился 19 июня 1914 года в Лозанне (Швейцария) в семье сотрудника русской дипломатической службы.
Предки по линии отца — выходцы из Шотландии. Обосновались в России в Петровское время. По матери он был в родстве с композитором Скрябиным. Раннее детство прошло в Персии, где его отец был консулом.
С 1923 года проживал во Франции.
В 1931 году митрополитом Евлогием (Георгиевским) посвящен в стихарь для служения в храме Трехсвятительского подворья Московского Патриархата. И с этого времени во все трудные годы всегда сохранял верность Московскому Патриаршему престолу, не уклоняясь ни в какие течения.
В 1939 году окончил биологический, затем медицинский факультеты Парижского университета.
16 апреля 1943 года настоятелем Трехсвятительского подворья архимандритом Афанасием (Нечаевым) пострижен в монашество с именем Антоний.
Во время второй мировой войны был врачом во французской армии, а во время фашистской оккупации находился в рядах движения Сопротивления.
После окончания войны несколько лет занимался медицинской практикой.
27 окт. 1948 года митрополитом Серафимом (Лукьяновым) рукоположен во иеродиакона, а 14 ноября — во иеромонаха с назначением духовным наставником Православно-англиканского содружества св. мч. Албания и прп. Сергия Радонежского, в связи с чем переехал в Лондон.
С 1 сент. 1950 года — настоятель патриаршего храма св. ап. Филиппа и прп. Сергия в Лондоне.
В январе 1953 года к празднику Рождества Христова возведен в сан игумена.
В 1956 году ко дню Святой Пасхи возведен в сан архимандрита.
В декабре этого же года назначен настоятелем патриаршего храма Успения Божией Матери и Всех святых в Лондоне.
30 ноября 1957 года хиротонисан во епископа Сергиевского, викария Экзарха Патриарха Московского в Западной Европе. Хиротонию совершали в Лондоне Патриарший Экзарх Западной Европы архиепископ Клишинский Николай (Еремин) и епископ Апамейский Иаков, викарий Экзарха Патриарха Константинопольского в Западной Европе.
С 10 окт. 1962 года назначен на вновь открытую на территории Британских островов Сурожскую епархию с возведением в сан архиепископа.
11 мая 1963 года награжден правом ношения креста на клобуке.
27 января 1966 года возведен в сан митрополита и утвержден в должности Патриаршего Экзарха Западной Европы. В этой должности состоял до 5 апреля 1974 года.
За годы своего служения в Англии трудами митр. Антония на основе единственного небольшого русского прихода в Лондоне образовалась епархия с четко организованными приходами. В епархии устраиваются лекции, проводятся ежегодные приходские собрания, общеепархиальные съезды и собрания духовенства. Митрополит Антоний активно участвует в церковной и общественной жизни и пользуется широкой известностью и популярностью в разных странах. Он был участником богословских собеседований между делегациями Православных Церквей и представителями Англиканской Церкви (1958 г.), членом делегации Русской Православной Церкви на праздновании 1000-летия православного монашества на Афоне ( 1963 г.), членом Комиссии Св. Синода РПЦ по вопросам христианского единства, членом Центрального Комитета ВСЦ, участником Ассамблей ВСЦ в Нью-Дели (1961 г.) и Упсале (1968 г.), членом Поместного Собора РПЦ 1971 года. Читал лекции в Кембриджском университете (1972-1973). За активную деятельность на благо Православной Церкви награжден медалью Общества поощрения добра (1945 год, Франция), орденом св. равноап. князя Владимира 1 степени (1961 г.), орденом св. Андрея (1963 г. — Константинопольский Патриархат), Ламбетским Крестом (1975 г. — Англиканская Церковь), орденом Преподобного Сергия Радонежского 2-й степени (1979 г.). Абердинским университетом (Шотландия) митр. Антоний удостоен ученой степени доктора богословия гонорис кауза «за проповедь слова Божия и оживление духовной жизни в стране».
Как проповедник митр. Антоний широко известен не только в Англии, но и за ее пределами. Все изданное им родилось из живого слова, но далеко не все произнесенное легло на бумагу и, как отмечает Н. Лосский, «из его огромного творчества очень мало что издано». Митрополита Антония постоянно приглашают выступать перед самой разнообразной аудиторией как в Англии, так и в разных странах Европы и Америки. За 34 года пастырского служения он прочитал в инославных общинах, храмах, студенческих и иных группах свыше 10 тысяч лекций. Его книги о молитве и духовной жизни переведены на многие языки.
31 января 1983 года Совет Московской духовной академии присудил митрополиту Антонию степень доктора богословия гонорис кауза за совокупность его научно-богословских и проповеднических трудов, опубликованных с 1948 года и по настоящее время в «Журнале Московской Патриархии» и в других изданиях. 3 февраля в Актовом зале МДА состоялось торжественное вручение докторского креста и диплома ученой степени доктора богословия.
Получая ученую степень, митрополит Антоний, в частности, сказал, что это для него большая радость, так как этот диплом «будет свидетельствовать перед Западными Церквами о том, что мое слово — слово православное, не личное, а всецерковное».
Указом Св. Патриарха от 2 мая 1989 года в связи с 75-летием награжден орденом св. блгв. князя Владимира 2-й степени.
Решением Ученого совета Киевской Духовной академии от 24 сентября 1999 года за выдающиеся труды на богословской ниве и в знак глубокого уважения к святительским заслугам на благо Святой Православной Матери-Церкви митрополиту Антонию Сурожскому присуждена степень доктора богословия honoris causa.
Ранее митрополит Антоний был удостоен степени доктора богословия honoris causa Абердинского и Кембриджского университетов.
30 июля 2003 г. постановлением Св. Синода и согласно поданному прошению освобожден от управления Сурожской епархией и почислен на покой.
Митрополит Антоний скончался 4 августа 2003 г. после тяжелой болезни.
Он умер около 19 часов по Москве в хосписе. В начале года митрополит перенес хирургическую операцию. После этого он подал патриарху Алексию II прошение об увольнении Сурожской епархией.
В последние месяцы владыка Антоний очень редко служил. Одно из последних богослужений он совершил на Пасху. Последний раз он появился на публике на банкете в Букингемском дворце, который дала в честь Президента России Владимира Путина английская королева Елизавета II 24 июня.
13 августа 2003 г. в лондонском соборе Успения Божией Матери и Всех Святых после Божественной литургии состоялось отпевание митрополита Сурожского Антония (Блума). По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия отпевание совершил митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший экзарх всея Беларуси. После этого митрополит Антоний был похоронен на Бромптонском кладбище на юго-западе британской столицы.

Книги автора:

митрополит Антоний (Блум)

«Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия»

Беседы на радиостанции «Свобода» (1990—1992 гг.), которые вела Е. Г. Кожевникова.…

митрополит Антоний (Блум)

«Я хочу говорить только о том, что созрело у меня в душе…»

«Я хочу говорить только о том, что созрело у меня в душе…» Источник:…

митрополит Антоний (Блум)

Беседы о вере и Церкви

митрополит Антоний (Блум)

Быть христианином

митрополит Антоний (Блум)

Войду в дом твой

митрополит Антоний (Блум)

Воскресные проповеди

митрополит Антоний (Блум)

Дом Божий

митрополит Антоний (Блум)

Духовное путешествие

митрополит Антоний (Блум)

Жизнь. Болезнь. Смерть.

митрополит Антоний (Блум)

Любовь всепобеждающая

митрополит Антоний (Блум)

Молитва и жизнь

митрополит Антоний (Блум)

О встрече

митрополит Антоний (Блум)

О медицинской этике

митрополит Антоний (Блум)

О слышании и делании

4 августа 2003 года отошел в вечность митрополит Сурожский Антоний. Об одной истории из жизни владыки нам рассказала много лет знавшая его Елена Садовникова, президент фонда «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского».

В 1990-е годы одна благотворительная организация взялась возить в английские госпитали тяжелобольных детей из бывшего Советского Союза для трансплантации костного мозга. И однажды в тот госпиталь, при котором находилась научная организация, где я в то время работала, привезли мальчика, который был болен лейкозом. Ни он сам, ни мама не знали по-английски ни слова, и нужен был волонтер, который выполнял бы функции переводчика: ведь трансплантация костного мозга — операция чрезвычайно тяжелая и опасная, требующая контакта с пациентом. Я вызвалась помочь. Но, познакомившись с этим мальчиком поближе, поняла, что это будет для меня настоящим страшным испытанием. И телосложением, и возрастом он напоминал мне моего собственного сына. А шансов выжить после трансплантации у него было очень мало — всего 5 %. Скорее всего, ему предстояло умереть в муках. И я чудовищно переживала.

Как-то после всенощной, вся в слезах, я подошла к нашему викарному архиерею и рассказала ему об этом мальчике. Видимо, не очень внятно, потому что архиерей решил, что речь о моем сыне, и сказал: «А вы не пробовали к владыке Антонию обратиться? У него такая сила молитвы! Я всегда к нему обращаюсь в таких ситуациях».

На следующий день после литургии мы сидели с отцом Михаилом Фортунато (священником и регентом лондонского собора Успения Божией Матери и всех святых, где служил митрополит Антоний. — Прим. ред.) в офисной библиотеке. Вдруг открывается дверь, и в двери возникают встревоженные лица викарного архиерея и митрополита Антония. Владыка Антоний поманил меня пальцем и обратился к отцу Михаилу: «Можно я у вас Лену заберу?» Заходим к нему в комнату, садимся. Он берет меня за руки и говорит: «Ну, рассказывайте. Что с сыном?» Тут только я поняла свою ошибку: «Владыка, простите, я вас невольно ввела в заблуждение…» — но он и бровью не повел: «Рассказывайте».

И я ему рассказала, что не могу отпустить этого мальчика. И из-за этого не могу причащаться, потому что я не в состоянии сказать Богу: «Да будет воля Твоя».

Тогда митрополит Антоний откинулся в кресле и сказал: «Да… Знаете, есть такие вещи, на которые ответа нет. Когда я думаю о них, то только обращаюсь к Богу. И вы ставьте этот вопрос перед Богом». А потом добавил: «А мы будем молиться за мальчика. Вот, передайте ему маленькую иконку».

Чудеса не сопровождаются фейерверками, и всегда легко сказать, что случившееся впоследствии — это чистое совпадение.

На седьмой день после трансплантации начинается процесс, к которому врачи бывают готовы, — отторжение слизистой. А это неизбежно чудовищные боли, особенно в горле и других чувствительных местах; больным в таких случаях зачастую дают морфий…

В один из этих дней я присутствовала на осмотре, и врач пытался добиться, чтобы мальчик открыл рот и дал себя осмотреть. Он хотел объяснить, что ничего не станет делать, только посветит в рот фонариком. Но мальчик показывать рот категорически отказывался. А потом вдруг взял салфетку, отвернулся и… выплюнул жвачку! Понимаете?! У него не было никаких болей вообще, он просто стеснялся показать жвачку!

Свои 5 % он тогда использовал и выжил. Лет десять потом мы поддерживали с ним отношения.

Это был один из редких случаев, когда я услышала от владыки слова: «Будем молиться». К молитве у него отношение было особенное.

Перед молитвой всё отступало на задний план. И молитва его была реальнее, чем реальность. Создавалось ощущение невероятной плотности, молитву можно было буквально руками пощупать.

Однажды мы сидели на лавочке в церкви, и я, как бы между прочим, попросила владыку: «Помолитесь о мне!» Помню, он выпрямился и очень серьезно мне ответил: «Никогда не просите о себе молиться. Вы не знаете, что это значит». Эти слова меня обожгли.

Я долго не могла понять, что хотел сказать мне владыка, и лишь потом, как мне кажется, поняла, что он имел в виду.

Владыка не мог молиться о человеке так же «между делом», как его об этом, случалось, просили. Если он принимался о ком-то молиться, то брал на себя человека целиком — со всеми его слабостями, трудностями, со всем грузом неразрешенных проблем, — и тащил на себе. Это, наверное, страшный труд — взять на себя другого человека. И митрополит Антоний брал на себя этот труд. Я знаю, что он молился и обо мне, и о многих других людях. И молился, пока у него хватало сил.

***

Об авторе

Елена Юрьевна Садовникова – выпускница биологического факультета МГУ, ученый-иммунолог. В начале 1990-х на несколько лет уехала в Великобританию для работы по контракту в Университете Лондона, затем в Имперском Колледже. Входила в группу ученых, которые изучали связь вируса папилломы человека с раковыми заболеваниями и работала над подходами к иммунотерапии рецидивирующих лейкозов. Однажды Елена Юрьевна узнала, что в центре Лондона есть собор, где проводит беседы на «великолепном русском языке девятнадцатого века» пожилой священник. В то время она не была верующим человеком, но успела соскучиться по русскоязычному кругу общения и однажды пришла в собор Успения Божией Матери и всех святых. Пришла и поняла: здесь то, чего она искала всю свою жизнь.

Встречи Елены Юрьевны с митрополитом Антонием не прекратились и после того, как она вернулась в Россию. Она продолжала регулярно ездить в Англию и обязательно бывала у владыки, чтобы поделиться радостью, болью, сомнениями, задать все главные вопросы.

«С уходом владыки в наших отношениях ничего не изменилось, — улыбается Елена Юрьевна. — Я так же продолжаю разговаривать с ним обо всём».

Подготовил Игорь Цуканов

Еще две истории из жизни митрополита Антония к годовщине его преставления:

  • «Мало того, что рак, еще и митрополит недоволен!» История из жизни митрополита Сурожского Антония
  • Как митрополит Сурожский Антоний перехитрил Би-би-си

О христианстве

Что значит быть христианином? Как оставаться христианином в современном мире?

Быть христианином, в каком-то отношении, очень просто. Христианин – это ученик и друг Христов. Эти понятия смежные, но есть между ними и различие. С одной стороны, мы ученики Христовы, Его последователи, и мы должны учиться от Него через Евангелие тому, во что Он верит, тому, чему Он учит.

Я не напрасно употребил выражение ‘во что Он верит’. Однажды в Москве, на ступенях гостиницы ‘Украина’, молодым офицером мне был задан вопрос:

– Хорошо. Вы верите в Бога, а Бог-то, во что Он верит?

– Бог верит в человека, – ответил я ему. Это очень важный момент в христианской жизни: вместе с Богом верить в человека, начиная с себя самого. Христос не напрасно нам говорит, что мы должны любить себя самих и ближнего, как самих себя. Любить – это быть готовым делать все возможное для того, чтобы любой человек ликовал в своей жизни, рос бы в полную меру своих возможностей и был бы достоин своего человеческого звания. Поэтому первое, чему нас учит Христос, когда мы делаемся Его учениками это верить в человека, надеяться на него, любить его даже ценой собственной жизни. И это не обязательно означает умереть за него, можно целую жизнь отдать для одного человека или для какой-нибудь группы людей без того, чтобы умереть за это, в прямом смысле слова, телесно. Но ученики Христовы умирают телесно, свидетельствуя о своей вере во Христа. Иногда человек должен умереть для того, чтобы другой мог бы дышать свободно, ожить, найти простор в своей жизни, жертвовать собой, забывая о себе для того, чтобы помнить о другом человеке. Никто большей любви не имеет, как тот, который жизнь свою готов отдать для своего ближнего. А жизнь может быть долгой и трудной. Когда человек не думает ни о чем, относящемся к себе, но только о возможности служить другому человеку и другим людям – это первый шаг.

Быть учеником Христа – это значит верить в человека, начиная с себя и продолжая всеми другими. Мы убеждены, что в каждом человеке есть свет, есть добро. Свет во тьме светит. Тьма не всегда этот свет принимает, но она не в состоянии заглушить или потушить его. Свет имеет самобытность, силу, жизнь, тогда как тьма – отсутствие всего этого. В этом отношении мы готовы в человека верить. Кроме того, в Евангелии мы находим много указаний на то, каким образом мы можем осуществлять свою веру в человека вместе с Богом, как можем вместе с Богом надеяться до последнего мгновения жизни на то, что даже преступник может вырасти в меру достоинства своего человеческого звания. Случается, что человек проживет недостойно в течение всей своей жизни, а вдруг, оказавшись лицом к лицу с возможностью, более того, с уверенностью в том, что ему грозит смерть, опомнится и станет совершенно другим человеком. Человек может прожить преступником, а умереть праведником. Об этом косвенно свидетельствует преп. Серафим Саровский. Он говорит, что начало жизни, годы детства и конец жизни большей частью покойны, светлы и хороши, но в середине жизни бывает сплошная буря. С этим мы должны считаться, когда думаем о себе и о других.

Часто мы слышим: чтобы быть христианином, надо выполнять заповеди Христовы. Конечно! Но заповеди Христовы – это не приказы: надо прожить так, прожить этак; и если не проживешь таким образом, то будешь наказан. Нет, заповеди Христовы – это Его попытка образно нам показать, каким бы был каждый из нас, если бы стал и был настоящим, достойным человеком. Заповеди Христовы – это не приказ, это откровение о том, какими мы призваны быть, можем быть, следовательно, и должны быть.

Я упомянул также о том, что мы должны быть не только учениками Христа, но и Его друзьями.

Случается, что ко мне приходит на исповедь, вернее, посылается на исповедь ребенок лет семи-восьми, впервые. На исповеди он перечисляет целый ряд прегрешений. Я слушаю, а потом обыкновенно спрашиваю его:

– Скажи: это ты чувствуешь себя виноватым или ты мне повторяешь то, в чем упрекают тебя твои родители?

– Нет. это мне мама сказала, что я должен исповедовать то или другое, потому что это ее сердит, и этим я нарушаю покой домашней жизни.

– Теперь забудь. Не об этом речь идет. Ты пришел не для того, чтобы мне рассказывать о том, на что сердится твоя мать или твой отец. А ты мне скажи вот что: ты о Христе что-нибудь знаешь?

– Да.

– Ты читал Евангелие?

– Мне мама и бабушка рассказывали, и я кое-что читал, да и в церкви слышал…

– Скажи мне: тебе Христос нравится как человек?

– Да.

– Ты хотел бы с ним подружиться?

– О, да.

– И ты знаешь, что такое быть другом?

– Да. Это значит: быть другом.

– Нет, этого недостаточно. Друг – это человек, который верен своему другу во всех обстоятельствах жизни; который готов все делать, чтобы его не разочаровать, его не обмануть, остаться при нем, если все другие от него отвернутся. Друг – это человек, который верен своему другу до конца. Вот представь: ты в школе. Если бы Христос был простым мальчиком, и весь класс на Него ополчился, что бы ты сделал? У тебя хватило бы верности и храбрости стать рядом с Ним и сказать: если вы хотите Его бить, бейте и меня, потому что я – с Ним? Если ты готов быть таким другом, то ты можешь сказать: да, я друг Христов: и уже

Примеры употребления слова сурожский в литературе.

А также имели на Вольши дулебское хранилище и в Суроже на синем Сурожском море.

Дон и Кубань вступают в Сурожское море медленным током через разветвленные рукава, с низкими намывными островами, с мелями.

Перевел взгляд на черноглазого востролицего Некомата, как прозвали некогда хитроумного фрязина греки, да кличка так и прицепилась к нему заместо имени, — богатейшего из гостей, чьи села в Сурожском стану, данные ему еще Иваном Иванычем, не уступали княжеским.

Вскоре все становище двинулось в кибитках, запряженных верблюдами, в сторону Сурожского моря.

Сурожские гости — купцы из города Сурожа в Крыму, через который шла значительная часть русской торговли с Востоком и странами Средиземноморья.

Невидимая морская дорога была проложена на Сурожский мыс, и галера шла в пятнадцати — двадцати русских верстах от берега.

Медленно-медленно, как кажется ночью, Сурожский маяк уплывал за корму.

Вот впереди показался такой же кошачий глаз — маяк на мысу у входа в Сурожский пролив.

Итак, не будь быстроногой испуганной лани и охотничьей пылкости, Азия и Европа, чтобы познать друг друга через Сурожский пролив, ждали бы еще сколько-то веков?

Склир не зря заметил дорогой перстень и золотой крест на груди у ловца, встреченного у входа в Сурожский пролив.

Он плыл, вокруг него играли дельфины, очи слепли от соленой воды, витязь плыл и лишался уж силы, когда ноги коснулись песчаного дна, над которым стоял берег сурожский, дик и крут.

Болото болотом, но берега Сурожского моря, изобильного отличной рыбой, были подобьем земли, которую бог обещал иудеям, чтобы вывести их из Египта.

Темной ночью с верховым ветром на гребном судне можно выскочить из Сурожского моря в Русское.

Входной маяк Сурожского пролива встал на левой руке, и помощник разбудил кормчего.

Не только в узости, но и в самых широких местах Сурожского пролива хорошо виден противоположный берег, строенья, деревья.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *