Казуистика

КАЗУИСТИКА

Казуистика — теория искусства применять к отдельным случаям (казусам) общие религиозные, нравственные или юридические принципы, бесспорные по существу, но далеко не всегда поддающиеся непосредственному приложению к отдельным жизненным явлениям. Большинство этих явлений сложно и находится под воздействием целого ряда факторов, среди которых религиозные, нравственные или юридические принципы стоят рядом с другими — бытовыми, социальными и т. п. — или переплетаются между собою. Чтобы дать оценку, с той или иной точки зрения, данному факту, часто нужен бывает строгий анализ подробностей события, диалектическое развитие самых принципов, примирение их между собою и т. д. Богословие, этика и юриспруденция, как науки, в своих отдельных отраслях имеют главной целью установление своих принципов, в связи с их следствиями, обнимающими, по возможности, всю совокупность обусловливаемых ими явлений. Это составляет обыкновенно задачу так называемой <i>догмы</i> этих наук, подчиняющейся в своих заключениях определенным научным методам. Средневековые богословы (моралисты) и юристы шли дальше простой догмы; они желали обнять всю совокупность как действительно встречающихся в жизни, так и возможных или прямо вымышленных случаев, подвести каждый из них под определенный принцип и дать, таким образом, исповеднику или судье руководство, из которого он мог бы почерпнуть готовый ответ на каждый вопрос. Для этой цели создавались специальные труды (Summae богословов, Casus глоссаторов и т. п.), где, в систематическом порядке, располагалось бесчисленное количество казусов, так или иначе разрешаемых. К., этим путем, выродилась в специальную квазинаучную дисциплину, имевшую долгое время огромный успех. Подбор многочисленных казусов не только давал пищу схоластическому уму, устраненному от обсуждения самых принципов, как данных свыше (священное писание и римское право, как ratio scripta), но и позволял обходить эти принципы, ради требований житейского на расчета и выгод. Изворотливость ума, направленная в эту сторону, составляет одну из характерных черт К., особенно ярко выраженную в сочинениях иезуитов (см.). Другая состоит в чрезвычайной мелочности анализа бесконечных деталей каждого казуса, результатом которой являлось обыкновенно или извращение, или полное затемнение того принципа, пояснением которого должен был служить казус. В связи с этим стоит крайняя односторонность мысли казуиста. Занятый применением принципа к мельчайшим подробностям данного случая, он постепенно и незаметно для самого себя выходил из области этого принципа, но продолжал искать его применения, насилуя жизнь и ее явления. В этой односторонности и заключается коренной недостаток К., не понимавшей сложности жизненных явлений и не умевшей остановиться там, где кончается область господства данной нормы и начинается свободная от нее область. Сила К. состоит в обаянии диалектики, действительно помогающей иногда отметить основные способы приложения и особенности того или иного принципа. Поэтому, несмотря на полную потерю веры в К., как самостоятельную дисциплину, к ней продолжали и продолжают прибегать и богословы, и моралисты, и юристы, когда желают развить последовательно свои принципы. Под обаянием К. находился, например, еще Кант, которого занимало иногда решение таких вопросов: «Позволительно ли предупреждать самоубийством несправедливое осуждение на смерть, даже когда его дозволяет государь, приговоривший к смерти» (как Нерон — Сенеке)? «Человек укушен бешеной собакой и уже находится в первых припадках водобоязни; думая о том, что и он, в припадке бешенства, может укусить других людей, он для предотвращения несчастия убивает себя. Совершает ли он этим преступление»? «Так как цель сожития мужчины и женщины заключается в продолжении рода, то дозволительно ли это сожитие, когда цель явно не может быть достигнута, напр. во время беременности»? «Человек, уважающий себя, может ли в разговорах с высшими лицами пользоваться выражениями: «Ваше преподобие», «Ваше преосвященство», «Ваше величество»? «Поступивший таким образом человек будет ли иметь право жаловаться в том случае, если потерпит притеснения от этих лиц?», и т. д. К. продолжает давать пищу остроумно во множестве судебных и парламентских дебатов, проповедей и т. д. Она снабжает сюжетами множество романов и повестей. Особое значение она имеет в преподавании права, где целый ряд догматических положений обыкновенно иллюстрируется определенным подбором казусов, и где, таким образом, отвлеченная догма сближается с жизнью. В современной немецкой юридической литературе вновь замечается, поэтому, сильная наклонность к развитию К., в противовес старой, до крайности абстрактной римской догме. Современная юрид. К. легко обращается в простую схоластику, когда забывает истинные основы юридического творчества (см. Конструкция юридическая, Казуальное творчество, Право). <i> В. Н. Казуистика</i> — возникшая в средние века богословская дисциплина, с целью применять общие нравственно-богословские законы к конкретным случаям и разрешать возникающие в таких случаях вопросы совести (casus conscientiae). Напр., спекулятивная теология устанавливает, что должно освящать воскресный день, воздерживаясь от обычных работ; К. указывает, при каких обстоятельствах эти работы могут считаться дозволенными, а равно и то, составляет ли то или другое нарушение правила о воскресном отдыхе смертный или простительный грех. До XVI ст. К. излагалась обыкновенно в форме практических указаний для духовников, переставших с XII в. руководствоваться разными пенитенциалами, явившимися раньше этого времени. Одним из обширнейших и наиболее распространенных казуистических руководств для духовников была Summa испанского доминиканца Раймунда де Пеннафорте. С XVI ст. в большей части казуистических сочинений обнаруживается стремление поставить К. в более тесную связь с теоретической теологией; решению отдельных казусов казуисты предпосылают краткое изложение общих принципов, причем, однако, казуистический элемент остается главным. К. разрабатывали те монашеские ордена, которым по преимуществу предоставлена была исповедная практика; до XVI ст. — главным образом доминиканцы и францисканцы, а с XVI в. — иезуиты. При многовековой казуистической обработке морали обнаружилось крайнее разнообразие мнений по различным вопросам, вследствие чего большое значение получила классификация этих мнений. Различались мнения несомненные, правдоподобные, более правдоподобные и менее правдоподобные, затем мнения более безопасные и менее безопасные. Разъяснение этих терминов см. в ст. Иезуиты. В связи с этими различениями развились в К. следующие теории. 1) <i>Туциоризм</i>:<i> </i> должно следовать более безопасному мнению (opinio tutior), даже и тогда, когда менее безопасное мнение (opinio minus tuta) есть правдоподобнейшее (probabilior). Другими словами, в случае сомнения относительно нравственной дозволенности действия, должно воздержаться от него. Эта теория, в смысле общего морального правила, отвергнута большинством зап. теологов, как слишком ритористическая. <i>2</i>) <i> Пробабилиоризм</i>:<i> </i> более безопасному мнению можно следовать и тогда, когда оно менее вероятно; менее безопасному мнению можно следовать только тогда, когда оно более вероятно, чем противоположное. 3) <i> Эквипробабилизм</i>:<i> </i> менее безопасному мнению можно следовать не только тогда, когда оно более вероятно, но и тогда, когда оно одинаково вероятно с мнением более безопасным. 4) <i>Пробабилизм</i>:<i> </i> менее безопасному мнению можно следовать даже и тогда, когда оно менее вероятно. Подробнее о пробабилизме, первым представителем которого был доминиканец Варфоломей де Медина (1577) и который нашел ревностных поборников в лице иезуитов — см. Иезуиты. Значительную роль в казуистической обработке морали играет различение трудных и легких для исполнения законов, трудных и легких обязанностей, больших и малых преступлений, смертных и простительных грехов. При односторонне-формальном логическом направлении мышления, казуисты легко впадают в искушение заняться возможно ловким сочетанием посылок для получения из них неожиданно ловкого вывода и, подкрепляемые и вдохновляемые логикой и приемами римского права, ударяются в бесплодные тонкости. В XVI и XVII в. К усердно разрабатывали и протестантские богословы (Вильгельм Амезиус, Балдуин, Буддей), но они не так вдавались в подробности, как католики, не делали такого механического различия между смертными и простительными грехами, как католические казуисты, пробабилизм допускали только отчасти, а так назыв. внешнее правдоподобие (probabilitas extrinseca) и вовсе не допускали. Ср. Н irscher, «Ueber das Verhältniss des Evangeliums zu der theologischen Scholastik» (1823); Döllinger und Reusch, «Geschichte der Moralstreitigkeiten in der röm.-kathol. Kirche» (Нердл., 1889); H. Суворов, «К. и пробабилизм» («Юридич. Вестн.» 1889, № 11). <i> А</i>. <i>Я. </i><br><br><br>… смотреть

Примеры употребления слова казуистика в литературе.

А там, в Берлине, сидел почетный академик Эвальд Герцберг, не одну собаку съевший на казуистике.

Отныне большая часть сил и времени Гундарева уходила на овладение этикетом, и он ностальгически вспоминал казуистику земных канцелярий, официозность дипломатических встреч и приемов, все, что раньше его раздражало, а теперь виделось верхом демократизма и простоты.

Любой мозговой вакуум Майк незамедлительно начинял сведениями по баллистике, софистике, статистике, шагистике, сфрагистике, атомистике, публицистике, казуистике, юмористике, а также из области гистологии, помологии и озероведения.

Во всякое время дня и ночи он был готов на запутаннейший спор и употреблял для торжества своего славянского воззрения все на свете — от казуистики византийских богословов до тонкостей изворотливого легиста.

Только дотошная казуистика и выдвижение строгих формальных правил сделали мало-мальски возможным приведение обычаев ведения войн в гармонию с сословной рыцарской честью.

Я ответил, что эта дипломатическая казуистика не позволяла нам избавиться от впечатления, что такой двойной подход представлял собой вмешательство во внутренние дела других государств.

Как бы ни была богата казуистика, разработанная докторами права, конечно, они не имели возможности предусмотреть все, что могло возникнуть в конкретной жизни, но, поскольку мусульманское право претендовало на то, чтобы быть полной системой, надо было предусмотреть способ урегулирования в будущем и таких вопросов, готового решения которых нельзя найти в книгах права.

Пытаясь оправдать вмешательство Китая во внутренние дела Сингапура, Хуа Гофэн прибег к казуистике, пытаясь обосновать различия между межправительственными и межпартийными связями.

Все попытки устранить в упомянутых случаях роль обычая приведут к излишнему концептуализму или же к казуистике, противоречащим духу романо-германско-го права.

Были и такие, которые упражнялись в пустой казуистике, находя удовольствие запутывать то, что само по себе было ясно и просто.

Стало модным известное презрение к противоположной концепции, которая ставит правовую норму на уровень конкретных казусов: казуистику объявляют ненаучным методом.

Сама же английская правовая норма связана с казуистикой, которая подчас становится такой сложной и ухищренной, что требуется разъясняющее вмешательство законодателя.

Если в тебе и жил когда-то хороший человек, но он давно благополучно почил в залежах сала, — парировал Рабинович, и неизвестно, в какие еще дебри казуистики забрался бы их разговор, если бы в этот момент у Сени под носом не завопил Иван.

Всю, всю муку всей этой болтовни я выдержал, Соня, и всю ее с плеч стряхнуть пожелал: я захотел, Соня, убить без казуистики, убить для себя, для себя одного!

Источник: библиотека Максима Мошкова

Текст научной статьи

Казуистичность — определение, применяемое для характеристики законов и других нормативных правовых актов, когда в них детально регламентированы отношения, имеющее частное значение, в ущерб общим принципам и отношениям, подлежащим правовому регулированию. С точки зрения современных задач кодификации, излишняя казуистичность признается большим пороком различных кодексов . Казуистический прием, наряду с абстрактным, применяются в конструировании предписаний уголовного закона и различаются тем, что абстрактный прием подразумевает обобщающую формулировку (с помощью родовых признаков), а казуистический связан с изложением норм при помощи индивидуальных (конкретных) признаков. И тот и другой имеют как преимущества, так и недостатки. Так, абстрактный прием позволяет кратко и сжато изложить соответствующие правовые нормы, уменьшить объем нормативного акта, что обеспечивает гибкость и подвижность закона; в то же время он связан с опасностью субъективного истолкования предписаний, искажения смысла закона. Казуистические предписания не всегда позволяют охватить все возможные ситуации, на которые рассчитаны соответствующие предписания. Если рассматривать тенденции в использовании указанных приемов при построении норм о преступлениях в сфере экономической деятельности (гл. 22 УКС РФ), можно отметить нарастающее преобладание казуистического способа описания диспозиций . Для более точного определения соотношения объема нормативных предписаний используем, понятие емкость диспозиции, включающее в себя определенное количество слов и печатных знаков без пробелов. Так в первоначальной редакции уголовного закона в гл. 22 наблюдалось лишь две нормы с достаточно обширными диспозициями: ст. 169 УК РФ (Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности), занимающая по показателю казуистичности второе место, предусматривала следующую емкость: 74 слова (602 печатных знака). Почетное первое место принадлежало печально известной и сейчас уже не действующей ч. 2 ст. 188 (Контрабанда) с показателями, соответственно — 103 слова (830 печатных знаков). Средняя емкость диспозиций норм гл. 22 УК РФ в период принятия ныне действующего закона составляла — 35 слов (250 печатных знаков), в настоящее время она увеличилась почти в два раза и составляет — 58 слов (420 печатных знаков). Так, изменение ранее действующих редакций во всех случаях привело к значительному увеличению емкости нормативного материала. Очень часто детализация описания деяния отражается и в названии статьи. К примеру, диспозиция ст. 184 УК РФ (Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов) в изначальной редакции включала в себя: ч. 1 — 34 слова (257 печатных знаков); ч. 3, соответсвенно, — 33 (233). В настоящее время, поменявшая название, ст. 184 УК РФ (Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса) значительно увеличилась в объеме и включает в себя: ч. 1 — 63 слов (435 печатных знаков) ч. 2 — 53 (426). Емкость диспозиции ст. 193. (Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте) в прежней редакции составляла 28 слов (220 печатных знаков). Действующая статья носит новое название (Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации), по объему увеличилась в 7 раз и включает в себя уже 163 слова (1566 печатных знака). Даже традиционные «экономические» нормы общеуголовного характера, например, ст. 186 УК РФ (Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг), подвергаются дополнительной конкретизации и увеличивают свой языковый баланс в два раза: с 35 слов (239 печатных знаков) до 72 слов (490 печатных знаков). Более очевидным видится увлечение законодателя использованием казуистичного технического приема при конструировании новых норм о преступлениях в сфере экономической деятельности. Объем диспозиции статьи 1855 УК РФ (Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества) составляет 247 слов (1874 печатных знака). Применительно к статье 1721 УК РФ (Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации) емкость диспозиции выглядит следующим образом — 130 слов (1085 печатных знаков). Редким положительным примером экономии нормативного материала и использования абстрактного приема в построении диспозиции является редакция ст. 1731 УК РФ (Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица), в которой законодателю хватило 9 слов (70 печатных знаков). Казалось бы, следует поддержать стремление законодателя предусмотреть максимально полный (по его мнению) перечень видов возможного преступного поведения, описать возможные фактические обстоятельства преступления путём подробного и детального указания на конкретные, индивидуальные признаки. Это должно максимально оградить объект уголовно-правовой охраны от нормативных пробелов, урезать широту судебного усмотрения и повысить эффективность правоохранительной деятельности. Однако на практике происходит парадоксальная ситуация: чем сложнее и многословнее описана диспозиция конкретной нормы гл. 22 УК РФ, тем реже эта норма применяется либо вообще не применяется; чем более казуистичнее становятся нормы этой главы, тем меньше экономических преступников привлекается к уголовной ответственности. Для подтверждения сказанного воспользуемся судебной статистикой по количеству лиц уже осужденных за экономические преступления. Полагаем, что статистика правоохранительных органов о количестве возбужденных дел по ст. 169-1992 УК РФ носит несколько лукавый характер и не полностью отражает реальную ситуацию в сфере противодействия экономической преступности. Если проанализировать сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за последние пять лет (209-2013гг.), размещенные на официальном сайте Судебного департамента при Верховном Суде РФ, выяснится следующее: общее количество осужденных по статьям гл. 22 УК РФ в 2009 году составляет — 11505 чел., 2010 — 8175, 2011 — 6072, 2012 — 4276, 2013 — 3729 . Очевидно, что реформирование норм о преступлениях в сфере экономической деятельности, увеличение их казуистичности, объема не отвечает требованиям законодательной техники и потребностям правоприменительной практики. Основной задачей законодателя в таких условиях должна стать выработка простых, ясных, логичных небольших по объему диспозиций, закрепляющих признаки составов экономических преступлений.

казуистика

Казуистика Казуи́стика (от — случай, казус) — в общеупотребительном бытовом значении под этим термином понимают изворотливость в аргументах при доказательстве сомнительных или ложных идей; крючкотворство.

казуистика

ж.
1.Подведение частных случаев под общие догматические положения ( в средневековой схоластике и в богословии ) .
2.Применение одной статьи закона к различным юридическим случаям ( в юриспруденции ) .
3. перен.Изворотливость в споре, доказательстве, защите сомнительных или ложных положений.

казуистика

( лат. )
1) юр. рассмотрение отдельных примеров судебных дел (казусов) с точки зрения того, как они должны решаться согласно нормам права;
2) применение к отдельным частным случаям (казусам) общих догматических положений в схоластическом богословии и средневековой юриспруденции;
3) перен. изворотливость в доказательстве ложных или сомнительных положений; крючкотворство.

казуистика

ж.
1) Подведение частных случаев под общие догматические положения (в средневековой схоластике и в богословии).
2) Применение одной статьи закона к различным юридическим случаям (в юриспруденции).
3) перен. Изворотливость в споре, доказательстве, защите сомнительных или ложных положений.

казуистика

[
1. юр. рассмотрение отдельных примеров судебных дел (казусов) с точки зрения того, как они должны решаться согласно нормам права;
2. применение к отдельным частным случаям (казусам) общих догматических положений в схоластическом богословии и средневековой юриспруденции;
3. * изворотливость в доказательстве ложных или сомнительных положений; крючкотворство.

казуистика

казу`истика, -и

казуистика

подведение частных случаев под общую догму как прием средневековой схоластики и богословия казуистика изворотливость в защите ложных, сомнительных положений Pejor

казуистика

рассмотрение отдельных случаев в их связи с общими принципами (права, морали и т. д.). В теологии (особенно в католицизме) — учение о степени греха применительно к различным обстоятельствам. В переносном смысле — ловкость, изворотливость в доказательствах (обычно ложных или сомнительных положений); крючкотворство.

казуистика

казуистика ж.
1) Подведение частных случаев под общие догматические положения (в средневековой схоластике и в богословии).
2) Применение одной статьи закона к различным юридическим случаям (в юриспруденции).
3) перен. Изворотливость в споре, доказательстве, защите сомнительных или ложных положений.

казуистика

казуистики, мн. нет, ж. (от латин. casus – случай).
1. Теория абстрактно-логического применения к отдельным частным случаям общих догматических положений в католическом богословии и средневековой юриспруденции.
2. перен. Изворотливость (б. ч. недобросовестная) в доказательствах ложных или сомнительных положений. Не верю я, всё это одна казуистика.
3. Совокупность клинических наблюдений над историей одной и той же болезни у нескольких пациентов (мед.).

казуистика

— рассмотрение отдельных примеров судебных дел (казусов) с точки зрения того, как они должны решаться согласно нормам права.

казуистика

— в праве рассмотрение отдельных примеров судебных дел (казусов) с точки зрения того, как они должны решаться по нормам права.

казуистика

казуистика, -и

казуистика

подведение частных случаев под общие догматические положения (в средневековой схоластике и в богословии) применение одной статьи закона к различным юридическим случаям изворотливость в споре, доказательстве, защите сомнительных или ложных положений наука о разрешении конкретных моральных проблем или, как принято говорить в богословии, частных случаев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *