Какой праздник 22 октября 2018?

В этот день 22 октября 2020 будет пять праздников, с которыми вы можете поздравить своих близких, коллег по работе, друзей и знакомых. На «Валтасаре» вы найдёте список торжественных дат и событий с кратким описанием на 22.10. 2020. В эту дату состоится один церковный, два народных и два международных праздника.

День Зимы

День зимы или зимние ночи – неофициальный новый год, его празднуют жители некоторых Скандинавских стран. Праздник символизирует переход к зимнему сезону и отмечается в субботу перед началом зимы. Ветрнэтр, другое название праздника 22 октября, имеет определенные традиции, связанные с внутренним настроем личности – тренировка внимания, развитие экстрасенсорных способностей, силы воли и ловкости.

Как научиться читать мысли других людей – узнайте, как расшифровать мимику и жесты человека.

*****

Праздник Белых Журавлей

Литературный праздник «Белые журавли» ежегодно отмечают 22 октября, как дань памяти воинам, погибшим во время сражений во Вторую Мировую войну. Утвержденный в Дагестане народным поэтом Р. Г. Гамзатовым, сегодня его отмечают и в России. Цель торжества – скрепить традиции и дружеские отношения народов бывшего СССР. В этот день в российских городах проводятся литературные вечера с участием поэтов и писателей.

*****

День Карнавала Чудес

Любой обычный день можно сделать сказочным и необычным. Отличный повод для этого – 22 октября, когда отмечают День Карнавала чудес. В чём смысл этого праздника? А примечателен он тем, что всё словно переворачивается с ног на голову, а привычные вещи кажутся необычными. Проявить фантазию и устроить себе необычный праздник можно с коллегами по работе, друзьями или семьей.

*****

Международный день заикающихся людей

Этот праздник отмечается во всём мире уже почти 20 лет. Как известно, люди, страдающие заиканием, испытывают определенные комплексы и неуверенность при общении. Чтобы поддержать их и дать понять, что они ничем не отличаются от обычных людей, Международная ассоциация заикающихся людей постановила ежегодно проводить в этот день различные конференции и семинары, посвященные пациентам с проблемами речи.

*****

Яков Дровопилец

Согласно церковным канонам, Яков – один из 12 Апостолов, 22 октября (9 октября по старому стилю) этого святого в храмах ежегодно чествуют молитвами. Ранее в день Якова Дровопильца в деревнях и поселениях начинали заготовку дров к зиме. К этому занятию хозяева подходили очень ответственно. Ведь от правильно разрубленных и сложенных дров зависело, насколько эффективно будет греть печь зимой и обогревать жилище. Пока мужчины кололи дрова, хозяйки пекли им вкусные пироги.

Праздники:

22 октября: праздник православный

Сегодня церковь устраивает Празднование в честь Ефесской (Корсунской) иконы Божией Матери. О чем ей молятся?

Считается, что Корсунская икона Божией Матери помогает исцеляться больным, преодолевать жизненные невзгоды (особенно оберегает детей), примерять тех, кто в ссоре.

Также 22 октября церковный праздник в честь одного из двенадцати апостолов Христа Якова (Иакова).

Поста нет.

Корсунская икона: молитва

Возбранная от рождества Своего Дево и по тихом успении Своем в небесная вознесенная преславно, служительнице избавления мира смиреннейшая, в сердце своем о людех печаль имеющая, близкая другиня и утешительнице всех обидимых, труждающихся и обремененным опоро нерушимая, — Тебе ныне хвалебная пения по силе приносим, понеже явила еси от образа Своего милости предивныя людям изборским, да взываем Тебе немолчно: Радуйся, Богомати, в напастех помощнице скорая.

***

Все, что нужно знать о празднике Иверской иконы Божией Матери – от молитв до поздравленийО, Всемилостивая Госпоже, Пресвятая Дево, Мати Господа Вышних Сил, Небесе и земли Царице, града нашего всемощная Заступнице. С верою и любовию припадаем и поклоняемся Тебе пред Святою и пречистою Твоею чудотворною иконою, Ею же дивные и преславные чудеса содеваеши. О, Всемилостивая наша Заступнице и непостыдное наше упование, благодарим Тя о всех благодеяниих от Тебе, бывших на нас от древних времен и до ныне.

И ныне мы грешнии, воспоминающе, дивное знамение Твоего заступления града нашего Изборска, явленное, во дни ратнаго на сей град нашествия, смиренно молим Тя: яко же древле отцем нашим на помощь тогда ускорила еси и люди изборския от бед спасла еси и многие знамения и чудеса являла еси, так и ныне, Преблагословенная Владычице призри на нас немощных и грешных раб Своих. Сподоби Твоего Матернего заступления и благопопечения, о еже избавитися нам от всякого зла.

Но, о, Пресвятая Госпоже Владычице Богородице! Со страхом, верою и любовию припадаем пред Честною иконою Твоею и умиленною душею и сокрушенным сердцем со слезами молим Тя: отврати от нас, Всемилостивая наша Помощнице и Заступнице, праведный гнев Божий на ны движимый и избави, нас, от глада, града, огня, меча, нашествия иноплеменников и междоусобные брани. Храм и град сей добре сохрани и верою живущих зде в мире соблюди. Буди нам Заступнице и Ходатаице пред Престолом Всевышнего, идеже предстоиши. К кому убо прибегнем, аще не к Тебе, Пресвятая Мати Дево! Не имамы бо иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Царице и Владычице! Под Твой Покров притекаем. Молитвами Твоими ниспосли Отечеству нашему мир, людем здравие и земли плодоносие, воздуху благорастворение. Избави нас от падений греховных, от навета злых человек, скорбей, бед и внезапныя смерти. Вразуми нас, о, Всемилостивая Заступнице, како безгрешно прейти путь земного сего жития. Ты бо веси немощи наша, веси и согрешения наша, но и веру зриши и упование видиши.

Даруй же нам дух сокрушения, смирение сердца, чистоту помышлений, исправление греховной жизни и оставление прегрешений. Укрепи в нас Православную веру, вложи в сердца наша дух страха Божия, дух благочестия, дух кротости и смирения, дух любви и терпения, в добрых делах преуспеяние.

В Страшный же день суда Божия, Твоим молитвенным ходатайством и заступлением, о, Пречистая Владычице, сподоби нас стать одесную Сына Твоего, Христа Бога нашего. Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение ныне и присно и в бесконечные веки. Аминь.

22 октября: приметы

На Якова в старину наши предки ждали мелкого града, который звали «крупою».

«Яков придет, крупицу пришлет», – даже есть такая пословица.

Приметы 22 октября на погоду:

  • много одежки на луковицах – к холодной зиме;
  • если выпал снег падает на талую землю – к плохому урожаю на следующий год, а на мерзлую – к хорошему;
  • если с крыш уже повисли сосульки – это к долгой осени;
  • если листья с вишен еще не опали – быть вскорости оттепели.

22 октября: что нельзя делать, а что нужно

Не только погода баловала снежной «крупою» в этот день – хозяйки на Якова непременно готовили на стол всякие крупяные каши. Причем масла и сала в кашу не жалели: чем сытнее и вкуснее удавалась каша – тем сытнее и доходнее будет весь следующий год, верили в народе.

Грибники заканчивали сбор последних сыроежек. Их тоже можно было подать с кашей.

22 октября: именины

День ангела сегодня справляют Авраам, Ефим, Константин, Максим, Петр и Яков.

Что мы отмечаем 4 ноября? По официальной версии — День народного единства. По замыслу тех, кто готовил и принимал поправки к Трудовому кодексу (речь идет о перечне праздничных и нерабочих дней), — «годовщину освобождения Москвы от польских интервентов и фактического окончания Смутного времени (1612 год)». Если полистать школьные и вузовские учебники, недавние и «пенсионного возраста», то мы не найдем в них подобной характеристики событий этого дня. Из каких же источников черпали сведения наши законодатели?

Отыскать их довольно просто. Заглянем в православные справочные издания и календари. В статье о Казанской иконе Божией Матери православного энциклопедического словаря начала XX века сообщается: «В 1612 году установлено празднование этой иконе и назначено на 22 октября, то есть на день избавления русских от поляков». Современные православные месяцесловы дают под 22 октября по старому стилю и 4 ноября по новому немаловажные уточнения: «Празднование Казанской иконе Божией Матери (в память избавления Москвы и России от поляков в 1612 году)». Таким образом, ничего не говорится о том, когда было принято решение об учреждении этого праздника. К тому же подчеркнуто символическое значение даты: «в память избавления…» Традиционные представления верующих, однако, требуют внимательного изучения. В основании вековой традиции вовсе не обязательно лежат именно те события, к которым ее возводят. И, конечно, нельзя безоглядно доверять связанным с нею историческим оценкам.

Итак, ключевые слова сказаны — «…освобождения Москвы от польских интервентов и фактического окончания Смутного времени (1612 год)». Атак ли это? Освободили ли Москву именно 4 ноября этого года? И стало ли это концом Смуты?

За фактами — путешествие в Россию начала XVII века

Определимся сначала с терминами.

Смутой современники назвали тяжелейшие бедствия, постигшие страну в первые два десятилетия XVII века. Нынешние историки практически единодушны в оценках: это была первая в истории России гражданская война, осложненная поначалу скрытой, а затем открытой интервенцией со стороны польско-литовского государства и Швеции. Небывалый социальный катаклизм был порожден системным кризисом, поразившим в конце XVI — начале XVII века все сферы жизни общества и государства.

Теперь о другом. В приведенных цитатах Москву, да и всю Россию, «освобождают от поляков». Так называть интервенттов неприемлемо. Это прямиком ведет нас к тяжким наслоениям в польско-русских отношениях, омраченных многовековой взаимной враждебностью. И, что еще более важно, не соответствует реалиям 1611—1612 годов. Московский гарнизон Речи Посполитой, точнее. Польского королевства и Великого княжества Литовского, объединенных в 1569 году унией, был очень пестрым. Этнические поляки в нем, скорее всего, не преобладали. Среди шляхтичей и солдат было много литовцев, украинцев и «русских», живших на территории современной Белоруссии, наемников из Западной и Центральной Европы — немцев, французов, венгров и т. п. Русские авторы XVII века, писавшие о Смуте, гораздо чаще говорили о литовцах, чем о поляках. Это позднее в традиционном сознании образ поляка-католика стал олицетворением всего враждебного православной Руси начала XVII века.

Но когда, почему и как интервенты оказались в столице Российского государства? Начало в далеком 1603 году, когда на Украине, то есть в Великом княжестве Литовском, объявился самозванец, выдававший себя за младшего сына Ивана Грозного, царевича Дмитрия. По инициативе ряда магнатов, особенно Юрия Мнишека, польский король Сигизмунд III оказал ему негласную поддержку. Бесперспективная, казалось бы, авантюра имела успех, впрочем, уже без участия покровителей Самозванца. Его обеспечили мощные антигодуновские выступления населения юга России. Имя «царевича» или «царя Дмитрия» на многие годы стало знаменем антиправительственных восстаний. Самозванец был убит боярами в мае 1606 года, когда москвичи ополчились против знатных гостей и шляхтичей, тысячами прибывших из Речи Посполитой на свадьбу «царя Дмитрия Ивановича» и Марины Мнишек. Близких к Самозванцу особ, а заодно и официальных послов польско-литовского государства новый царь Василий Шуйский отправил в ссылку. Так появился повод для вмешательства Речи Посполитой. Но в то время у Сигизмунда III были другие проблемы: он воевал с восставшей шляхтой, с рокошанами.

Вмешательство внешних сил в русские междоусобия стало наглядным к началу 1608 года. Еще летом 1607-го на Северщине объявился Лжедмитрий II — в последние месяцы восстания Болотникова, расколовшего страну на два лагеря. Для его подавления Шуйский мобилизовал абсолютно все ресурсы страны. На нового Самозванца сил поначалу не хватило. Под его знаменами собрались бывшие болотниковцы, русские и украинские казаки. Но преобладали знатные персоны, рядовые шляхтичи и солдаты из рокошан, их предводители и возглавили движение. Летом 1608 года войска Лжедмитрия II осадили столицу, устроив главный лагерь в подмосковном Тушине. К концу осени едва ли не большая часть страны оказалась в их власти.

Вскоре дворяне, купцы, сельский податной люд в полной мере ощутили тяжесть реквизиций новой власти. Уже в первые месяцы 1609 года от тушинцев отпадают многие северные и верхневолжские города и уезды. Там создаются местные ополчения, не имевшие поначалу единого командования и стержня. Им стала армия во главе с юным князем Михаилом Скопиным-Шуйским, сформировавшаяся в Новгороде. Помимо русских стрельцов, дворян из Новгорода и соседних областей, в нее вошел корпус наемников из Швеции в обмен на территориальные уступки по февральскому договору 1609 года. Весной 1610-го, очистив от тушинцев север и центр страны и сняв осаду со столицы, армия князя Скопина-Шуйского торжественно вступила в Москву.

Еще осенью 1609 года началась открытая интервенция Речи Посполитой. Предлогом для нее Сигизмунд посчитал русско-шведский договор. На самом же деле он спешил воспользоваться слабостью России. Рассчитывал он и на поддержку польско-литовских отрядов из Тушина. Хотя Сигизмунд не получил одобрения сейма на войну, он во главе большой армии вторгся в пределы России и осадил Смоленск. К лету 1610 года в стране было уже три политических центра: Лжедмитрий II с частью тушинских отрядов в Калуге, Сигизмунд III под Смоленском и Василий Шуйский в Москве. Все изменилось 24 июня, когда армия во главе с бездарным Дмитрием Шуйским (младшим братом царя) потерпела полное поражение от наспех собранного походного корпуса гетмана Жолкевского. Мятеж москвичей, возмущение дворян из разбитой рати, заговор бояр привели к неизбежному: 17 июля 1610-го Василий Шуйский был свергнут. К Москве устремились отряды Самозванца из Калуги и корпус Жолкевского из-под Можайска. Перед Боярской думой — а именно она стала временной верховной властью — встал выбор. Колебались бояре недолго: 17 августа (по старому стилю) они подписали договор с гетманом. Московским царем становился королевич Владислав — при условии его перехода в православие и сохранения российского суверенитета и государственно-политического устройства. В сентябре для решения спорных вопросов к королю под Смоленск было отправлено «великое посольство», состоявшее из представителей всех ведущих сословий во главе с ростовским митрополитом Филаретом (в миру Федор Романов) и князем Василием Васильевичем Голицыным.

В ночь на 21 сентября в столицу под ложным предлогом защиты от Тушинского вора (он давно уже вернулся в Калугу) вошли войска Речи Посполитой. Вскоре выяснилось, что Сигизмунд видит на московском троне себя, а не сына; что августовский договор его не устраивает; что реальные переговоры с «великим посольством» ему не нужны (кстати, оно вскоре распалось, а главные послы несколько лет провели в заточении); что он не хочет прекращать военных действий под Смоленском, воюя земли своего же сына! Управление страной и Москвой оказалось в руках командования гарнизона и немногих королевских сторонников среди русских (Салтыков, Андронов и др.). Боярская же дума превратилась в ширму. В октябре—ноябре 1610 года режим приобрел оккупационный характер. Вся артиллерийская обслуга, все караулы на башнях, стенах и у ворот Кремля, Китай-города и Белого города Москвы формировались только из солдат гарнизона, включая европейских наемников. Все арсеналы перешли под контроль интервентов. Стрельцы были разосланы в другие города. Москвичам запрещалось носить оружие, ходить ночью по городу, «порядок» наводили патрули гарнизона. Так армия Речи Посполитой утвердилась в Москве, пытаясь управлять оттуда всей страной. Ответная реакция была неизбежной. В первые же месяцы 1611 года родилось мощное национально-освободительное движение. Отряды ратных людей из разных городов спешат к столице. Они не успели поддержать мартовское восстание москвичей, жестоко подавленное интервентами. Первое ополчение занимает частью сохранившиеся укрепления Белого города и окружает польско-литовский гарнизон в Китай-городе и Кремле.

С весны 1611 года действия под Москвой свелись к блокаде города. У ополченцев не хватало сил для штурма мощных укреплений, ставка делалась на истощение ресурсов польско-литовских войск в Москве. С июня 1611 года они испытывали постоянную нужду в провианте и боеприпасах. Смоленск пал летом 1611 года, но у Сигизмунда не было ни денег, ни военных возможностей для завоевания России, а оппозиция его «московской» политике усиливалась. Двум корпусам интервентов, действовавшим в России, до весны 1612-го с огромным трудом и перебоями удавалось обеспечивать столичный гарнизон необходимым. К лету же его положение стало критическим.

К этому времени Второе (земское) ополчение, сформированное осенью 1611-го в Нижнем Новгороде князем Дмитрием Пожарским и земским старостой Кузьмой Мининым, установило контроль над большей частью территории Российского государства. Правда, Первое ополчение под Москвой из-за разногласий между его воеводами теряло силу (отряды Заруцкого вообще ушли из лагеря), и казалось, что гетман Ходкевич, спешивший с обозами на подмогу осажденным, выполнит свою миссию. Однако 20 августа к Москве подошли основные силы Пожарского. Тяжелейшее сражение длилось с перерывами два дня, с 22 по 24 августа (по старому стилю). В решающий момент воины обоих ополчений бились вместе. Победа была на стороне россиян: Ходкевич понес чувствительные потери и был вынужден отступить. Большая часть его обоза досталась русским ополченцам. А главное, гарнизон в Москве не получил ни продовольствия, ни боеприпасов. Именно эта битва, по мнению всех специалистов, стала решающей в кампании 1612 года. Судьба интервентов в Москве была предрешена, лишь время и погода определяли дату капитуляции.

Переговоры о ней постоянно возобновлялись. Шли они и 22 октября (по старому стилю), когда отряды уже объединенного ополчения ворвались в Китай-город и выдавили интервентов в Кремль. Так были взяты вторые по значимости укрепления российской столицы. Был ли этот эпизод решающим военным событием для «очищения» Москвы? Предопределил ли он «окончание Смутного времени в 1612 году»? Очевидно, нет.

Взятие Китай-города 22 октября приблизило и то, и другое, но вовсе не этот штурм был кульминацией. Доверимся современникам. В «Новом летописце» (его писали в окружении патриарха Филарета) рассказ о взятии Китай-города занимает всего одну строку. Для сравнения: описание боя с Ходкевичем изложено на 71-й строке, а капитуляция и вступление в Кремль — на 17. Такие же пропорции у Авраамия Палицына в его «Сказании о Смуте». Автор «Повести о победах Московского государства», какой-то смоленский дворянин (а их корпорация стала ядром Второго ополчения), вообще не говорит о взятии Китай-города. Может, поверим современникам событий?

26 октября (5 ноября по новому стилю) командование интервентов подписало капитуляцию, выпустив из Кремля московских бояр и знатных лиц. На следующий день один из полков гарнизона вышел в лагерь князя Трубецкого (вопреки условиям капитуляции казаки убили большинство солдат), другой — в лагерь Пожарского.

Подчеркнем: именно освобождение Кремля стало для русских знаковым событием. Ведь в Кремле находилась резиденция московских государей, там заседала Дума и размещались приказы, там расположен кафедральный Успенский собор Московской патриархии, где хранилась тогда главная святыня страны — Владимирская икона Божией Матери. Московский Кремль для тогдашних россиян — материализованный символ верховной светской и духовной власти, олицетворение суверенной государственности России. Потому-то они восприняли именно «очищение» Кремля как освобождение и столицы, и страны, отпраздновав его 1 (11) ноября крестным ходом из Успенского собора с Владимирской иконой Богоматери.

Закончилась ли на этом Смута? Отнюдь нет. И даже не потому, что Земский собор избрал новым царем Михаила Романова только в конце февраля 1613 года. Важнее другое. Вооруженная борьба разных сословий российского общества в 1613 году не завершилась. В 1612—1614 годах юг и юго-восток страны охватило движение Ивана Заруцкого. В 1614—1615-м в центральных уездах вспыхнуло восстанием казаков под водительством М. Баловня, едва не захвативших Кремль. «Великое казачье войско» в разных обличьях в 1616—1618 годах появлялось в разных регионах под антиправительственными лозунгами, а в 1618-м создало особую территорию в центре страны. Разоренная до предела страна продолжала воевать со Швецией (оккупировавшей летом 1611 -го Новгородскую землю и осаждавшую Псков) и Речью Посполитой. Столбовский мир со Швецией (с территориальными утратами и выплатой крупной контрибуции) был заключен только в 1617 году. В декабре 1612-го — январе 1613 года в Москве боялись нового прихода Сигизмунда. Его небольшие отряды застряли тогда под Волоколамском. Армия Речи Посполитой удерживала Смоленск и вновь двинулась в Россию в 1617-м — королевич шел за «своим троном» царя. Только в декабре 1618-го стороны подписали Деулинское перемирие. Условия его были крайне тяжелыми: Россия отдавала Речи Посполитой Смоленскую (без Вязьмы) и Чернигово-Северскую земли, около тридцати городов, а Владислав вовсе не отказывался от претензий на московский престол. Такова была цена за долгую «войну всех против всех».

Но вернемся в осень 1612 года. Действительно, в самом конце сентября оба ополчения объединились, создав правительство. Но означает ли это, что в штурме 22 октября проявилось «народное единство»? Навряд ли. В соединенной рати отсутствовали отряды из целого ряда городов и уездов страны. По словам руководителей ополчения, «Казанское и Астраханское царства, Северские городы» не признавали их власти. Не говоря уже о районах, где в конце 1612-го — начале 1613 года шло восстание Заруцкого, а также об оккупированных в 1611-м Швецией новгородских землях, Смоленщине, захваченной Сигизмундом. И еще: в ополчении Пожарского было всего лишь 20 татарских князей и мурз из Казанского края, прибывших к нему в Ярославль и остававшихся с ним до конца. Военный же контингент служилых татар, черемис (марийцев), чувашей, мордвы только Казанского края, не оказавшихся под Москвой, исчислялся тысячами. Кстати, мы не знаем конфессиональной принадлежности знатных лиц из Казани в армии Пожарского. Но в любом случае их участие никак не было связано с исламом. «Очищение Москвы» в плане веры было для современников борьбой православных с «еретиками — католиками, литовскими и польскими людьми».

Сказанное не отменяет оценки Земского ополчения. Без сомнения, в своих лозунгах и целях оно выражало волю и желания большей части россиян — особенно после соединения под Москвой с отрядами Первого ополчения. Но «народное единство» рождалось и кристаллизовалось в муках и противоречиях на протяжении всего периода 1610—1618 годов. Его жесткая «привязка» к принятой дате — насилие над реальными фактами истории. Мы убеждены, что не слишком значимые события 22 октября (1 ноября) 1612 года не оправдывают наделения этой даты столь высоким смыслом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *