Как монахи живут без женщин?

Первая попытка

Я уходил в монастырь несколько раз. Первое желание возникло, когда мне было 14 лет. Тогда я жил в Минске, учился на первом курсе музыкального училища. Только-только начал ходить в церковь и попросился петь в церковный хор кафедрального собора. В лавке одной из минских церквей мне случайно попалось на глаза подробное житие преподобного Серафима Саровского — толстая книга, около 300 страниц. Я её прочитал одним махом и тут же захотел последовать примеру святого.

Вскоре у меня появилась возможность посетить несколько белорусских и российских монастырей в качестве гостя и паломника. В одном из них я подружился с братией, которая на тот момент состояла всего из двух монахов и одного послушника. С тех пор я периодически приезжал в этот монастырь пожить. По разным причинам, в том числе в силу юного возраста, в те годы мне не удалось осуществить свою мечту.

Второй раз я задумался о монашестве годы спустя. Несколько лет я выбирал между разными монастырями — от Санкт-Петербурга до горных грузинских монастырей. Ездил туда в гости, присматривался. Наконец выбрал Свято-Ильинский монастырь Одесской епархии Московского патриархата, в который и поступил в качестве послушника. Кстати говоря, с его наместником мы познакомились и долго общались перед реальной встречей в одной из социальных сетей.

Монастырская жизнь

Переступив с вещами порог монастыря, я осознал, что мои переживания и сомнения позади: я дома, теперь меня ждёт пусть сложная, но понятная и светлая жизнь, полная душевных подвигов. Это было тихое счастье.

Монастырь находится в самом центре города. Нам можно было свободно выходить за территорию на непродолжительное время. Можно было даже ходить на море, но для более длительного отсутствия нужно было получать разрешение наместника или благочинного. Если надо уехать за пределы города, разрешение должно было быть в письменной форме. Дело в том, что существует очень много обманщиков, которые надевают на себя облачение и выдают себя за священнослужителей, монахов или послушников, но при этом не имеют никакого отношения ни к духовенству, ни к монашеству. Эти люди ходят по городам и сёлам, собирают пожертвования. Разрешение из монастыря было своего рода щитом: чуть что, без проблем можно было доказать, что ты свой, настоящий.

В самом монастыре у меня была отдельная келья, и за это я благодарен наместнику. Большинство послушников и даже некоторые монахи жили по двое. Все удобства находились на этаже. В корпусе всегда были чистота и порядок. За этим следили гражданские работники монастыря: уборщики, прачки и другие сотрудники. Все бытовые потребности удовлетворялись с избытком: нас прекрасно кормили в братской трапезной, смотрели сквозь пальцы на то, что по кельям у нас были ещё и свои собственные продукты.

Очень большую радость я испытывал, когда в трапезной подавали что-нибудь вкусненькое! Например, красную рыбу, икру, хорошее вино. Мясные продукты в общей трапезной не употреблялись, но нам не запрещалось их есть. Поэтому когда удавалось купить что-то за пределами монастыря и затащить это к себе в келью, я тоже радовался. Не имея священного сана, возможностей заработать деньги самому было мало. Например, платили, кажется, 50 гривен за колокольный звон во время венчания. Этого хватало или на то, чтобы положить на телефон, или на то, чтобы купить что-то вкусное. Более серьёзные потребности обеспечивались за счёт монастыря.

Вставали мы в 5:30, за исключением воскресных дней и крупных церковных праздников (в такие дни служилось две или три литургии, и каждый вставал в зависимости от того, на какой литургии он хотел или должен был по расписанию присутствовать или служить). В 6:00 начиналось утреннее монашеское молитвенное правило. На нём должна была присутствовать вся братия, кроме больных, отсутствующих и так далее. Далее в 7:00 начиналась литургия, на которую в обязательном порядке оставались служащий священник, диакон и дежурный пономарь. Остальные — по желанию.

Я в это время или шёл в канцелярию на послушание, или возвращался в келью, чтобы поспать ещё несколько часов. В 9 или 10 часов утра (точно уже не помню) был завтрак, на котором присутствовать было необязательно. В 13 или 14 часов был обед с обязательным присутствием всей братии. За обедом читались жития святых, память которых совершалась в тот день, а также делались важные объявления монастырским начальством. В 17 часов начиналась вечерняя служба, после которой — ужин и вечернее монашеское молитвенное правило. Время отхода ко сну никак не регламентировалось, но если на следующее утро кто-то из братии просыпал правило, к нему отправляли с особым приглашением.

Однажды довелось отпевать иеромонаха. Молодой был очень. Чуть старше меня. Я его и не знал при жизни. Говорят, жил в нашем монастыре, потом куда-то уехал и залетел под запрет. Так и умер. Но отпевали, естественно, как священника. Так вот, мы всей братией круглосуточно у гроба читали Псалтырь. Моё дежурство один раз пришлось на ночное время. В храме был только гроб с телом и я. И так несколько часов, пока меня не сменил следующий. Страха не было, хотя Гоголя вспоминал несколько раз, да. Была ли жалость? Не знаю даже. Ни жизнь, ни смерть не в наших руках, поэтому жалей — не жалей… Надеялся только, что он успел покаяться перед смертью. Как и каждому из нас надо будет успеть.

Проказы послушников

На Пасху после длительного поста я так сильно проголодался, что, не дождавшись общей праздничной трапезы, побежал через дорогу в «Макдоналдс». Прямо в подряснике! У меня и у любого другого была такая возможность, и никто никаких замечаний не делал. Кстати говоря, многие, выходя из монастыря, переодевались в гражданскую одежду. Я же с облачением не расставался никогда. Пока жил в монастыре, у меня просто-напросто не было вообще никакой светской одежды, кроме кофт и штанов, которые нужно было надевать под подрясник в холодную погоду, чтобы не замёрзнуть.

В самом монастыре одной из забав послушников было фантазирование на тему того, кому какое имя дадут при постриге. Обычно его до последнего момента знают только тот, кто постригает, и правящий архиерей. Сам послушник о своём новом имени узнаёт только под ножницами, вот мы и шутили: находили самые экзотические церковные имена и называли ими друг друга.

И наказания

За систематические опоздания могли поставить на поклоны, в самых тяжёлых случаях — на солею (место рядом с алтарём) перед прихожанами, но делалось это крайне редко и всегда обоснованно.

Бывало, кто-то уезжал без разрешения на несколько дней. Один раз это сделал священник. Возвращали его с помощью наместника прямо по телефону. Но опять же, все такие случаи были как детские шалости в большой семье. Родители могут поругать, но не более того.

С одним трудником был весёлый случай. Трудник — это мирянин, светский человек, который пришёл в монастырь потрудиться. Он не относится к братии монастыря и не имеет никаких обязательств перед монастырём, кроме общецерковных и общегражданских (не убей, не укради и другое). В любой момент трудник может уйти, а может и, наоборот, стать послушником и пойти по монашескому пути. Так вот, одного трудника поставили на проходную монастыря. Приехал к наместнику друг и говорит: «Какая у вас в монастыре парковка дешёвая!». А она там вообще бесплатная! Выяснилось, что этот самый трудник брал с посетителей деньги за парковку. Его, конечно, сильно пожурили за это, но выгонять не стали.

Самое сложное

Когда я приезжал ещё только в гости, наместник меня предупреждал, что реальная жизнь в монастыре отличается от того, что пишут в житиях и других книгах. Готовил меня к тому, чтобы я снял розовые очки. То есть в какой-то мере я был предупреждён о некоторых негативных вещах, которые могут иметь место, но не ко всему был готов.

Как и в любой другой организации, в монастыре, конечно, есть очень разные люди. Были и такие, которые старались выслужиться перед начальством, зазнавались перед братией и так далее. Например, как-то раз пришёл к нам один иеромонах, находившийся под запретом. Это означает, что правящий архиерей за какую-то провинность в качестве наказания временно (обычно — до раскаяния) запретил ему священнодействовать, но сам священный сан при этом не снимался. Мы с этим отцом были ровесниками и поначалу сдружились, общались на духовные темы. Один раз он даже нарисовал на меня добрую карикатуру. До сих пор её храню у себя.

Чем ближе шло дело к снятию с него запрета, тем сильнее я замечал, что он ведёт себя со мной всё более высокомерно. Его назначили помощником ризничего (ризничий отвечает за все богослужебные облачения), а я был пономарём, то есть во время исполнения своих обязанностей находился в непосредственном подчинении и у ризничего, и у его помощника. И здесь тоже стало заметно, как он по-другому стал ко мне относиться, но апофеозом стало его требование обращаться к нему на вы после того, как с него был снят запрет.

Для меня самыми сложными не только в монастырской, но и в мирской жизни являются субординация и трудовая дисциплина. В монастыре общаться на равных с вышестоящими по званию или должности отцами было абсолютно невозможно. Рука начальства была видна всегда и везде. Это не только и не всегда наместник или благочинный. Это мог быть тот же самый ризничий и любой, кто находится выше тебя в монастырской иерархии. Что бы ни случилось, не позднее чем через час об этом уже знали на самом верху.

Хотя были среди братии и такие, с кем я прекрасно находил общий язык, несмотря не только на огромное расстояние в иерархической структуре, но и на солидную разницу в возрасте. Как-то раз я приехал в отпуск домой и очень хотел попасть на приём к тогдашнему минскому митрополиту Филарету. Я задумывался о моей дальнейшей судьбе и очень хотел посоветоваться с ним. Мы часто встречались, когда я делал первые шаги в церкви, но я не был уверен, вспомнит ли он меня и примет ли. Так совпало, что в очереди оказалось много маститых минских священников: настоятелей крупных храмов, протоиереев. И тут выходит митрополит, показывает рукой на меня и зовёт к себе в кабинет. Впереди всех настоятелей и протоиереев!

Выслушал он меня внимательно, потом рассказывал долго о своём монашеском опыте. Очень долго рассказывал. Когда я вышел из кабинета, вся очередь из протоиереев и настоятелей очень сильно на меня косилась, а один настоятель, знакомый ещё по старым временам, взял и сказал мне при всех: «Ну ты столько там пробыл, что оттуда должен был выйти с панагией». Панагия — это такой знак отличия, который носят епископы и выше. Очередь рассмеялась, произошла разрядка напряжённости, а вот секретарь митрополита потом очень ругался, что я так долго занимал время митрополита.

Туризм и эмиграция

Шли месяцы, а со мной в монастыре абсолютно ничего не происходило. Я очень сильно желал пострига, рукоположения и дальнейшего служения в священном сане. Скрывать не буду, были у меня и архиерейские амбиции. Если в 14 лет я жаждал аскетического монашества и полного удаления от мира, то когда мне было 27 лет, одним из главных мотивов поступления в монастырь была епископская хиротония. Я даже в мыслях постоянно представлял себя на архиерейской должности и в архиерейском облачении. Одним из главных моих послушаний в монастыре была работа в канцелярии наместника. Через канцелярию проходили документы на рукоположение некоторых семинаристов и других ставленников (кандидатов в священный сан), а также на монашеские постриги в нашем монастыре.

Через меня проходило немало ставленников и кандидатов на монашеский постриг. Некоторые на моих глазах проходили путь от мирянина до иеромонаха и получали назначения на приходы. Со мной же, как я уже сказал, абсолютно ничего не происходило! И вообще мне казалось, что наместник, который был ещё и моим духовником, в некоторой степени отдалил меня от себя. До поступления в монастырь мы дружили, общались. Когда я приезжал в монастырь в качестве гостя, он постоянно брал меня с собой в поездки. Когда я приехал в этот же монастырь с вещами, поначалу мне казалось, что наместника как будто подменили. «Не путай туризм и эмиграцию», — шутили некоторые собратья. Во многом из-за этого я и решил уйти. Если бы я не почувствовал, что наместник изменил своё отношение ко мне, или если бы я хотя бы понял причину таких изменений, возможно, я бы остался в монастыре. А так я почувствовал себя ненужным в этом месте.

С чистого листа

У меня был доступ в Интернет, я мог советоваться по любым вопросам с очень опытными духовными лицами. Я рассказал о себе всё: что хочу, чего не хочу, что чувствую, к чему готов, а к чему нет. Двое священнослужителей посоветовали мне уйти.

Уходил я с большим разочарованием, с обидой на наместника. Но я ни о чём не жалею и очень благодарен монастырю и братии за полученный опыт. Когда я уходил, наместник мне сказал, что мог пять раз постричь меня в монашество, но что-то его останавливало.

Когда уходил, страха не было. Был такой прыжок в неизвестность, ощущение свободы. Так бывает, когда наконец принимаешь решение, которое кажется правильным.

Я начал свою жизнь полностью с чистого листа. Когда я решил уйти из монастыря, у меня не было не только гражданской одежды, но и денег. Вообще ничего не было, кроме гитары, микрофона, усилителя и своей личной библиотеки. Я привёз её с собой ещё из мирской жизни. В основном это были церковные книги, но попадались и светские. Первые я договорился продать через монастырскую лавку, вторые отнёс на городской книжный рынок и продал там. Так у меня появилось некоторое количество денег. Ещё помогли несколько друзей — прислали мне денежные переводы.

На билет в один конец деньги дал наместник монастыря (мы с ним в итоге помирились. Владыка — прекраснейший человек и хороший монах. Общаться с ним даже раз в несколько лет — очень большая радость). У меня был выбор, куда уезжать: или в Москву, или в Минск, где я жил, учился и работал много лет, или в Тбилиси, где я родился. Я выбрал последний вариант и уже через несколько дней был на корабле, который вёз меня в Грузию.

В Тбилиси меня встречали друзья. Они же помогли снять квартиру и начать новую жизнь. Через четыре месяца я вернулся в Россию, где постоянно живу до настоящего времени. После долгих странствий я наконец нашёл своё место именно здесь. Сегодня у меня свой маленький бизнес: я индивидуальный предприниматель, оказываю услуги по письменному и устному переводу, а также юридические услуги. О монастырской жизни вспоминаю с теплом.

Монахини, которые выращивают марихуану


Травка из монастыря.

«Сестры долин» надеются облегчить страдания людей посредством многовековой традиции, знакомой многим монастырям и аббатствам. Они делают бальзамы, лосьоны и настои из растений, которые любовно выращивают на своих землях в Калифорнии.
В основном сестры выращивают сильнодействующие сорта медицинской марихуаны, богатой каннабинолом — химическим веществом, которое, как полагают, может уменьшить тошноту, судороги, воспаление, а также помочь с чувством тревожности и депрессией. При этом сестры утверждают, что их продукты имеют мало общего с тетрагидроканнабинолом — веществом, которое вызывает наркотический эффект.

Монахини кунг-фу из Непала


ЧИстой воды буддизм.

На протяжении многих веков буддийским монахиням запрещали практиковать смертоносное боевое искусство кунг-фу, но несколько лет назад монастырь Друк Амитабха в Непале стал первым в мире, где женщины начали заниматься кунг-фу.
В монастыре на на склоне холма сегодня десятки женщин ежедневно молятся, практикуют медитацию, учат английский язык и занимаются древним боевым искусством.

Музыкальная монашеская группа


Монахини на сцене? Почему бы и нет!

Сестры Мириам, Луи Мари, Питер Грейс и Мэри Андре являются членами Force of Habit — музыкальной группы во главе с монахинями, которые живут и учатся в Католическом университете. Группу возглавляют брат Брэд и отец Джуд Динджело, университетский капеллан.

Самая красивая монахиня


Самая красивая монахиня.

В 2008 году отец Антонио Ранджи из итальянского города Мондрагон объявил о своем намерении провести онлайн конкурс красоты для монахинь. Это казалось вполне разумным. «Монахини — прежде всего женщины, а красота есть дар от Бога», — объяснил он. К сожалению, не все представители духовенства были настолько просветленными, и почти сразу же после того, как стало известно о его планах, Церковь запретила ему проводить конкурс.
Даже людям далёким от религии интересно будет увидеть 10 таинственных пещерных храмов, которые поразят даже атеистов.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Обязательный обет безбрачия чаще всего связан с религиозными взглядами мужчин. В древней Церкви целибат был распространенным явлением и на Востоке, и на Западе. При этом не сохранилось совершенно никаких документальных подтверждений того, что принятие обета безбрачия было обязательным.

Целибат в основном принимали те, кто руководствовался отказом от семейных отношений Иисуса Христа. Люди, готовившиеся к принятию духовного сана, ведомые мыслями о величайшей награде на небесах, вначале совершенно сознательно и добровольно отказывались от сексуальных отношений. Даже уже, будучи в законном браке они разрывали его и принимали обет.

Апостолом Павлом было введено мнение о том, что отношения между супругами приводят к нарушению душевной целостности личности. И женатый человек обязательно будет ставить свою супругу выше самого Господа Бога. При этом однозначен факт того, что апостолы Петр и Филипп состояли в браке. У них обеих были дети, есть упоминание о том, что Филипп выдавал замуж своих дочерей. Климент Александрийский говорит и о семье самого апостола Павла, яростного защитника обета безбрачия.

С течением времени добровольный отказ духовенства от секса стал обычаем. Еще через несколько лет целибат уже стал обязательным для всех священников, и это начало регламентироваться специально принятыми законодательными актами. На Западе такое обязательное условие принятия духовного сана было принято во времена папы Григория Великого в 510 году. Восток официально подтвердил целибат в 692 году в Трулльском соборе.

.,.Монахам запрещены связи с женщинами. ..должно же наступить половое бессилие от воздержания и вообще болезни и расстройства..говорят врачи и т.д. Они просто воздерживаются и нет никаких последствий? Если после 5-10лет монашеской(воздержания) жизни он решит пожениться… Половое воздержание в миру не следует отождествлять с монашеским воздержанием. В браке должна быть подавлена похоть. В монашестве должно быть подавлено (сублимировано) само половое желание, ибо у монашества иные цели: «Не борьба с полом составляет смысл монашества, а борьба с грехом, и целомудрие, воздержание от половой жизни есть не цель, а средство этой борьбы» (прот. Зеньковский). Воздержание в монашестве должно стать средством полного перехода половой энергии в энергию любви к Богу, это жертва земным ради более скорого узнавания небесного. Познав высоту, вниз уже не стремятся, поэтому наивно спрашивать «если монах захочет пожениться». Попадаются, конечно» расстриги, отрекшиеся от обетов, но это лжеиноки, ошибшиеся и очень несчастные люди, как и все изменники..
И, поверьте, настоящие иноки, как например, на Святой Горе Афон, совсем не думают об «этом», так как вкусили полноту
другой Любви.
Мирским людям, обремененным лихорадочными поисками теплого места под солнцем, практически невозможно объяснить те удивительные духовные состояния аскетов, когда в процессе правильной и интенсивной духовной жизни одухотворяется не только душа, но и само тело. Именно эти духовные вершины, недостижимые в мире, даруют человеку высшее блаженство, обрести которое можно лишь находясь вне совокупности страстей и забот, неизбежных в браке: «Самые роскошные и прекрасные цветы можно вырастить только в оранжерее, но они неспособны жить в условиях полевых». (Свт. Игнатий (Брянчанинов)). А семейная жизнь, увы, отнимает значительную часть духовной энергии…
Современному миру не нужен Христос, не нужна Любовь, не нужна Истина! Поэтому сегодня в обществе и даже среди врачей намеренно навязывается ложное мнение о том, что физиологическая польза воздержания это всего лишь средневековые религиозные суеверия и научное невежество, и это несовместимо с современными знаниями о физиологии. Врачи и фармацевты используют эту идею для своей коммерческой выгоды и специально создают в обществе страх к воздержанию, которое якобы является причиной заболеваний нервной системы и пагубно влияет на общее состояние здоровья. На основании этого убеждения, врачи и психоаналитики подчас доходят до того, что советуют юношам воспользоваться услугами проституток, утверждая что риск подцепить венерическое заболевание несравним с пагубным воздействием на нервную систему от долгого воздержания. Не демонизм ли это, навязанный отцом сексуалььной революции сатанистом-маньяком Фрейдом? В действительности именно половая распущенность приводит к серьезным плотским и душевным недугам. Так что медицинские и фармакологические компании надолго обеспечили себе сверхприбыли, спекулируя на обывательской доверчивости.

Польза секса11

При всем этом, польза, которую приносят регулярные сексуальные контакты, очевидна. В первую очередь речь идет о:

  • Снижении массы тела
  • Избавлении от непроизвольного мочеиспускания
  • Увеличении уровня иммунитета
  • Нет депрессии

Во время обычного полового акта в организме сжигается около 200 калорий. По действию это можно сравнить с пробежкой по парку в среднем темпе, продолжительностью примерно 15 минут. Согласитесь, заниматься сексом намного приятнее, чем бегать по парку, особенно если на улице моросит дождик.

Те же исследования подтвердили факт того, что иммунитет людей, у которых секс всегда регулярный на 30% выше, чем иммунитет людей такого же пола и возраста но, ведущих аскетический способ жизни.

Что касается непроизвольного мочеиспускания, то и здесь все очевидно. Во время секса тренируются вагинальные мышцы и, соответственно, укрепляется мочевой пузырь. Особенно это важно для только родивших женщин, которые часто сталкиваются с проблемой непроизвольного мочеиспускания во время резких движений.

Во время оргазма человеческий организм получает большое количество гормонов удовольствия. Именно это делает невозможным развитие депрессивного состояния у людей, регулярно занимающихся сексом.

Активное анастезирующее действие секса избавляет от мигрени, помогает женщинам при менструальных болях. Выброс гормонов удовольствия, которым непременно сопровождается полноценный сексуальный контакт, избавляет от многих видов боли.

Кроме всего прочего доказано благотворное влияние секса на сердечную мышцу. Интимные отношения улучшают обоняние, а мужчинам регулярный секс позволяет очистить предстательную железу от токсичных веществ. Здесь все предельно просто: воздержание приводит к застою токсинов, а оргазм способствует их выводу из организма.

Железная монахиня


Железная монахиня.

Большинство 86-летних женщин может довольствоваться разве что походом в парикмахерскую раз в месяц, но сестра Мадонна Бадер явно «слеплена из другого теста». Она участвует в спортивных соревнований на выносливость «Железный человек», проезжая на велосипеде сотни километров, проплывая огромные расстояния и бегая по улицам.
Бадер впервые выступила на чемпионате мира по триатлону «Железный человек» в возрасте 55 лет в 1985 году. С тех пор она выступила в 45 соревнованиях, в ходе которых от участников требуется проплыть 4 км, проехать на велосипеде 180 км и пробежать 42 км. Бадер удерживает рекорд лучшего времени в группе 80-84 лет.

Монахини-проститутки


«Талита Кум» — монахини под прикрытием.

Международная сеть монахинь по борьбе с преступностью (известная как «Талита Кум») объявила о планах по расширению своей борьбы с торговлей людьми и рабством с 80 до 140 стран.
На самом деле о «Талита Кум» мало кто слышал, поскольку эта организация из 1100 монахинь работает втайне под прикрытием с момента их основания в 2004 г. Они часто представляются проститутками, чтобы внедриться в бордели и выкупить детей, продаваемых в рабство. Эти женщины отказываются от своих привычек и работают вместе с местными жителями всего за два цента в час, чтобы раскрыть дела о нарушениях прав человека.
Эти сестры не доверяют никому. Они не доверяют правительствам, они не доверяют корпорациям и местной полиции. В некоторых случаях они даже не могут доверять мужчинам-священникам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *