Истина и ложь в философии

Основное произведение – «Новый Органон». Органон – орудие. У Аристотеля органон – это логика, разум. Для Бэкона – орудием познания является опыт.

Знания должны приносить пользу, сделать человека сильнее, помочь властвовать над природой. «Знание – сила».

Сравнивал сенсуалистов с муравьями, которые собирают частное знание (данные органов чувств), не могут создать общего.

Познание должно начинаться с опытом.

Рационалистов сравнивал с пауками, которые вьют паутину из самих себя (теория строится только на основе разума).

Бэкон принадлежал к эмпиризму. Себя сравнивал с пчелами. Пчела садится не на любой цветов, выбирает только то, что необходимо. Это – позиция эмпиризма – сочетание чувственного и рационального.

Идолы познания (ф. Бэкон).

Идолы познания – это помехи, которые стоят на пути познания:

  1. Идолы рода

  2. Идолы театра

  3. Идолы пещеры

  4. Идолы рыночной площади

Идолы рода.

Это помехи познания, свойственные всему человеческому роду; ограниченность органов чувств человека, ограниченность разума.

Органы чувств человека несовершенно. Глаз орла видит лучше, нюх у собаки лучше. Ультразвук могут воспринимать только дельфины.

Эти помехи познания носят врожденный характер. Избавиться от них нельзя, но необходимо учитывать в процессе познания.

Идолы пещеры.

Каждый человек воспринимает не весь мир, а только часть его, как будто видит его из своей пещеры. Его видение мира обусловлено эпохой и культурой того общества, в котором он живет, уровнем его образования социального положения и т.д.

Эти помехи познания носят врожденный характер, они имеют индивидуальную природу.

Идолы рода и идолы пещеры – врожденные идолы.

Идолы театра.

Это помехи познания, связанные влиянием авторитетов. Влиятельное мнение может исказать истину.

Эти помехи познания носят приобретенный характер.

Идолы рыночной площадки.

Помехи познания, вызванные неправильным употреблением слов.

От этих идолов труднее всего избавиться, хотя они и носят приобретенный характер.

Бэкон поставил сложную проблему – как соотносятся слово и реальность.

«Новая Атлантида» Ф.Бэкона.

Бэкон описал принципы организации нового общества, где у власти будут стоять ученые – «Дом Соломона».

Начинает утверждаться принцип сциентизма – неоправданное расширение возможностей науки и уверенность в том, что наука может решить все проблемы, даже сделать человека счастливым.

Лекции № 13

Философия Нового времени (продолжение).

17-19 века.

  1. Немецкая классическая философия

  2. Философия марксизма

  1. Немецкая классическая философия (80-е годы 18 века – 1831 г.)

— Представители: Кант, Шеллинг, Фихте, Гегель.

— Основная тематика – проблемы познания (гносеология), учение о методе (методология).

Особенности немецкой классической философии:

— идеализм – первичность сознания и вторичность материи

— диалектика – учение о развитии

— идея активности субъекта познания

Иммануил Кант

— Кант – основатель немецкой классической философии

— Основное произведение – «Критика чистого разума»

— Всю жизнь прожил в Кёнингберге, его называли «кёнигсбергским магистром»

— «Звездное небо надо мной и моральный закон во мне» – две основные темы, которые более всего интересовали Канта, два основных источника его философии.

— Вместе с Лапласом создает космологическую теорию.

— Формулирует основные законы нравственности (категорический императив). Императив- закон, категорически – выполняется при любых условиях.

Категорический императив Канта:

  1. Поступай с другими так, чтобы другой человек был всегда целью и никогда – средством.

  2. Поступай с другими так, чтобы максима твоего поступка стала всеобщим законом. (Как вы поступаете с другими, представьте, что все люди станут поступать также. Согласитесь ли вы жить в таком мире?) – это сказанное другими словами Золотое Правило Нравственности Конфуция

Теория познания Канта.

— Основная работа Канта по гносеологии – «Критики чистого разума».

— Кант ставит вопрос о границах познания.

— Кант вводит понятие «априорное» — доопытное, предшествующее опыту и «апосториорное» — послеопытное, на основе опыта.

— Априорные формы чувственности – это пространство и время. Они объединяют, упорядочивают чувственные данные.

— Кант вводит понятия «вещь в себе» и «вещь для нас».

— «Вещь в себе» — сущность вещи, как она существует до и независимо от нас, т.е. это вещь до нашего восприятия, сущность всегда скрыта, не лежит на поверхности. «Вещь в себе» в принципе непознаваема.

— «Вещь для нас» — то, как мы воспринимаем вещь, это явление.

Антиномии Канта.

— Антиномии – это противоположные друг другу теоретические положения (тезис и антитезис), которые аргументируются одинаково убедительно.

— Кант приводит 4 вида антиномий, но отмечает, что в нашем познании их значительно больше.

Виды антиномий.

Тезис

Антитезис

Все в мире подчинено необходимости

В мире существует свобода

Мир конечен

Мир бесконечен

Каждая сложная субстанция состоит из простых

В мире нет ничего простого

Существует первопричина — бог

Первопричины не существует

Гегель

— Его философия – вершина немецкой классической философии была признана официальной философией Германии начала 19 века.

— Разработал логически стройную систему объективного идеализма.

— Значительные успехи в области логики, диалектики, философии права. Написал историю философию.

Философию Гегеля.

— В основе всего, по Гегелю, абсолютная идея – сгусток сознания, не отягощенной материей. Абсолютная идея порождает и природный мир, и человека. Гегель – объективный идеалист.

— Абсолютная идея проходит ряд стадий развития – доприродное бытие, природа, человеческое общество.

Диалектика Гегеля.

— Гегель сформулировал 3 закона диалектики – закон единства и борьбы противоположностей, закон отрицания отрицая и закон перехода количественных изменений в качественные.

— Диалектика Гегеля – идеалистическая. Развивается абсолютная идея, в природа развития нет.

Философия Фейербаха.

— Л.Фейербах – философ-материалист (в отличие от других представителей немецкой классической философии).

— Его материализм – антропологический. В центре внимания его философии – человек.

— Фейербах не понял и не принял диалектики Гегеля («вместе с водой выплеснул и ребенка» — Энгельс), т.е. Фейербах стоял на метафизической позиции.

— Был одним из сильнейших критиков христианства.

Карл Маркс.

— Создал политическую экономию капитализма.

— Учение о коммунизме.

— Материалистическое понимание истории.

— Диалектический материализм.

— В разборке своей философии опирался на диалектику Гегеля и материализма Фейербаха.

Философия марксизма.

— Маркс и Энгельс – философы-материалисты. В основе всего – материя. Материя находится в постоянном развитии. Источник развития – в самой материи. Их материализм – диалектический.

— Критиковали Фейербаха за метафизичность (отрицание идеи развития), Гегеля – за идеализм.

Диалектика Маркса.

— Диалектика Маркса, в отличие от диалектики Гегеля – материалистическая.

— Развитие идет по законам (признание трех законов диалектики, которые сформулировали Гегель).

— Развитие идет во всех сферах – в природе, общества, мышлении, познании.

Теория познания.

— В теории познания Маркс и Энгельс стояли на позиции сенсуализма.

— Подчеркивали активность субъекта познания.

— Подчеркивал роль практики в познании: практика – основа познания, цель познания и критерий истины.

Учение Маркса об обществе

— С учением Маркса материализм был достроен «доверху» — материалистические идеи были не только в области понимания природы, но и общества.

— До Маркса все материалисты в понимании природы стояли на идеалистических позициях в понимании общества.

Материалистическое понимание общества.

— Общественное бытие определяет общественное познание.

— Люди ставят себе определенные цели и затем реализуют их – такова традиционная точка зрения на общество, то есть в основе развития общества лежит сознание.

— Марксом поставлен вопрос – чем обусловлены цели? И дан ответ – как люди живут, такого и их сознание, то есть их цели, идеалы, сознание в целом обусловлены их бытием – материализм в понимании общества.

Последователи

— Соратник – Ф.Энгельс

— Последователи – В.И. Ленин, Г.В. Плеханов, Н.В. Бухарин и др.

Ложь, даже безвредная, ненавистна пред Всевышним.

Ложь (ивр. шекер)!… Знай же, что подобно тому, кто, взвешивая серебро и золото на весах, различает между легким и тяжелым, мудрый человек взвешивает на весах разума, чтобы различить ложь и правду. Но есть разница между ложью и ложью. Как так может быть? Кто, указывая на дерево, говорит, что это золото, — лжет, и это всем понятная ложь. А вот некто говорит о красной меди, что это золото, — это ложь, но изобличение этой лжи требует размышления, потому что медь и золото внешне похожи. И есть мастера подделывать медь под золото так ловко, что даже знатоки замечают подделку с большим трудом. Так же бывает и с людьми: иной хитрец так лжет, что кажется, будто истинную правду говорит. Но мудрец понимает каждого и отличает ложь от правды. Известно всем, что ложь и правда тесно соседствуют в сердце человеческом. Иной настолько фальшив, что, даже заведомо подозревая ложь, тянется к ней, — тем более, если находит доказательства, делающие ложь похожей на правду. И правдивый человек, не поступающий по лжи, обнаружив такие доказательства, обманется и потянется за ложью. Но мудрец своей мудростью опровергнет ложные доказательства. Следует тебе знать, что всякий размышляет согласно своим свойствам. Все доводы лентяя соответствуют его лени, гневливый рассуждает согласно со своим гневом, а гордец — согласно со своей гордыней. И другие так же — в соответствии со своими качествами, о которых мы говорили. Человек приводит доводы согласно качеству, преобладающему в нем: расточительный по своему расточительству, скупой по своей скупости, любящий по своей любви, ненавидящий по своей ненависти. Поэтому желающий быть истинным человеком Всевышнего должен прежде всего излечиться от всех дурных качеств, чтобы преобладающее качество не потянуло за собой согласно своей сути, — тогда сможет он добиться правды.

Есть мастера подделывать золото так ловко, что даже знатоки замечают ложь с большим трудом

Ложь бывает девяти видов.

Вот первый вид: некто отрицает, что получил заклад или заем, или лжесвидетельствует и тому подобное. За эту ложь полагаются два наказания. Одно — за ложь, потому что ложь, даже безвредная, ненавистна пред Всевышним, как сказано: «Вот шесть, что ненавидит Всевышний, и семь, что отвратительны Ему: глаза гордые, язык лживый <…> лжесвидетель, дышащий ложью» (Мишлей 6; 16—19), и сказано: «И лживые уста Я ненавижу» (там же 8; 13). Второе же наказание — за вред, причиненный ближнему.

Ко второму виду относится ложь, от которой никому нет вреда. Но такая ложь произносится человеком, который намерен склонить другого верить ему, доверять и не таиться перед ним. И тогда он сможет причинить зло, как сказано: «Устами своими мирно говорят с ближним своим, а в сердце своем готовят ему засаду» (Ирмия 9; 7). И даже царю из плоти и крови ненавистна ложь, как сказано: «Мерзость для царей — творение зла <…> Благоволение царей — уста правдивые» (Мишлей 16; 12—13).

Третий вид лжи — это когда обманывают не для того, чтобы отнять имущество. Но лжец видит, что ближнего ожидает благо, и он старается забрать это благо себе ложью и обманом. Или обманывает ближнего, чтобы получить подарок, например, принеся ложную весть. И сказали мудрецы: «Тот, кто обманывает, как бы поклоняется идолам, как сказано: «Вдруг ощупает меня отец мой, и я буду в его глазах обманщиком” (Берешит 27; 12), и сказано об идолопоклонстве (Ирмия 10; 15): «Ничто они, порождение обмана” (Санэдрин 92а). Это не совсем идолопоклонство, но похоже на него, ибо прячется за обман и прибегает к помощи лжи».

Четвертый вид лжи — это когда лгут, пересказывая услышанное и кое-что в этом услышанном изменяя. Лжецу нет никакой выгоды, и его ложь не принесет вреда. И иногда лжец рассказывает то, что полностью сам выдумал. Ему следует наказание за то, что любит бесполезную ложь, и об этом сказал Царь Шломо «Ложью дышащий лжесвидетель» (Мишлей 6; 19). Это значит: видишь человека, изрекающего ложь, — знай, что это свойство приведет его к лжесвидетельству, потому что он любит ложь. Но есть люди, которые неверно излагают услышанное ненамеренно, — потому что не стараются разузнать, правда ли то, что услышали; это тоже дурное качество. И об этом сказал царь Шломо: «Человек слушающий будет говорить вечно» (там же 21; 28). Это значит: кто внимательно слушает, стараясь понять суть дела, чтобы пересказать все по правде, избегая лжи, — тот будет говорить вечно, потому что люди жаждут слушать его и не укорят за сказанное.

Пятый вид лжи — когда обещают оказать добро или подарить подарок или сделать нечто, что поможет другому. Но не обещают так, чтобы другой надеялся, а говоря это, в душе думают не исполнить. И об этом сказали мудрецы: «Нельзя говорить одно, а думать другое» (Бава Мециа 49а).

Тот, кто прячется за обман и прибегает к помощи лжи, подобен идолопоклоннику

К шестому виду относится неисполненное обещание оказать добро. Когда обещают так, что другой понадеялся, не следует нарушать обещание. Такой обман влечет за собой большее наказание, чем за предыдущую ложь (а тот — не более, чем сказал!), — ибо такой обман подобен нарушению клятвы. И о том, кто говорит, что даст небольшой подарок, даже не употребляя слова «обещание», и не дает, написано: «Нарушение слова нечестно» (Бава Мециа 49а). Потому что человек понадеялся на него и верит ему, поскольку подарок-то небольшой. А если он беден, хотя подарок и большой, — велико зло нарушающего слово, ибо он дал обет и преступил сказанное: «Не нарушит своего слова» (Бамидбар 30; 3). И вот, некто похвастался на людях дать кому-нибудь подарок, — это как обещание, поскольку он славит себя за щедрость, — да исполнит же обещанное, получив почет и уважение за это.

К седьмому виду относится такая ложь, когда сообщают кому-нибудь о якобы сделанном для него добром деле и не делают или сообщают, что замолвили доброе слово, а на самом деле ничего не делают. И об этом сказали мудрецы: «Нельзя обманывать людей даже на словах» (Хулин 94а). Это грех, потому что мы обязаны говорить правду, ибо говорить правду — одна из основ души.

Восьмой вид лжи — хвалиться достоинствами, которых нет. Хвалиться достоинствами — само по себе великий грех. Когда человек хвалится, получается, что добрые дела его и щедрость его не во Имя Всевышнего, а во имя самого себя и собственной славы. И сказали мудрецы: «Если кому оказывают почет за знание двух трактатов, а он знает только один, — обязан сказать: «Я знаю только один” (Иер. Швиит 10; 3). И уж тем более нельзя лгать и хвалиться достоинствами, которых нет».

А тот, кто обманывает, рассказывая, что слышал, но изменяя смысл по своему желанию, — относится к девятому виду лжецов. Никому нет от этого вреда, а ему есть небольшая выгода, хотя и не денежная. Например, (Евамот 63а) когда Рав говорил своей жене: «приготовь мне чечевицу», а она готовила ему бобы, а когда он говорил «приготовь бобы!», она готовила чечевицу. Хия, его сын, когда Рав хотел бобов, сказал матери: «Приготовь чечевицу», и она приготовила бобы. Сын поступил так из уважения к отцу, желая, чтобы было приготовлено то, что отец хочет. Тем не менее Рав запретил ему поступать так, потому что написано: «Научили свой язык лгать» (Ирмия 9; 4). Но за этот обман не полагается такое же наказание, как тем, кто любит бесполезную ложь и относится к четвертому виду лжецов. Итак, девять видов лжи.

А если придут к тебе и попросят что-либо, что есть у тебя, — не говори «Нет у меня!» Откажи иным способом, без лжи. В «Сефер хасидим» написано, что даже если нееврей приходит в дом к еврею и просит одолжить денег, и деньги у еврея есть, но он не хочет одалживать этому нееврею, — не следует говорить «у меня нет денег», пусть откажет иначе, без лжи. Но если нееврей знает, что деньги есть, то еврею по-другому никак не вывернуться, может быть, лучше сказать «у меня нет», — ради мира, чтобы избежать ненависти. Все дано на твое усмотрение и зависит от обстоятельств. Если сможешь сказать: «У меня есть деньги, но они нужны мне для другого дела», — скажи, если знаешь, что можно отказать, не вызывая ненависть. Велико наказание лгуну, — ему не верят, даже если он говорит правду. Ибо ложь безнога.

И человеку не следует поступать так, чтобы другие лгали из-за него. Это значит, что если видишь, что двое говорят по секрету, не подходи к одному из них и не проси открыть этот секрет. Он не захочет рассказать, но постесняется сказать, что не хочет тебе рассказывать, и потому постарается отделаться от тебя как-нибудь, и, таким образом, солжет. И следует быть осторожным в своих делах: не обманывать в торговле и не вынуждать других обманывать. И нужно остерегаться быть в компании с лжецом, и не вести дел с лжецом, и как можно меньше разговаривать с ним. Необходима великая мудрость, чтобы избежать лжи, потому что злое начало постоянно старается поймать человека в западню и приводит ему ложные доводы, чтобы поймать его в свои сети.

Иногда позволяется обманывать. Ложь во благо, например, чтобы помирить людей

Но иногда позволяется обманывать. Например, чтобы помирить людей. И можно хвалить невесту жениху, говоря, что она красива и благочестива, даже если это не так. А также, если гостеприимный хозяин оказал тебе добро, не говори на людях: «Какой хороший человек! Какой великий почет он оказал мне, когда я был у него в гостях!» — дабы недостойные люди не кинулись к гостеприимному хозяину в гости. И об этом сказано (Мишлей 27; 14): «Если кто благословляет ближнего своего громким голосом рано поутру — как проклятье зачтется ему» (Эрхин 16а). И кроме того, если тебя спрашивают: «выучил ли?», — то актом скромности будет сказать «нет». Если поздно пришел в синагогу, потому что был с женой, и спросили, почему задержался, нужно назвать другую причину (Бава Меция 23б). Во всех этих случаях, когда мудрецы позволяют обманывать, лучше все же не обманывать, если можно справиться без лжи. Например, спрашивают: «Ты знаешь такой-то трактат?» Ответь: «Разве ты считаешь, что я знаю?» И если таким образом можно отделаться от того, кто спрашивает, и не солгать, — это лучше, чем солгать. И поступай так во всех своих делах. И если будешь так поступать, — счастлив ты, и счастлива родившая тебя.

То есть делала все наоборот.

Идолы и ложные понятия, которые уже пленили человеческий разум и глубоко в нем укрепились, так владеют умом людей, что затрудняют вход истине, но, если даже вход ей будет дозволен и предоставлен, они снова преградят путь при самом обновлении наук и будут ему препятствовать, если только люди, предостереженные, не вооружатся против них, насколько возможно.

Есть четыре вида идолов, которые осаждают умы людей. Для того, чтобы изучать их, дадим им имена. Назовем первый вид идолами рода, второй — идолами пещеры, третий — идолами площади и четвертый — идолами театра.

Построение понятий и аксиом через истинную индукцию есть, несомненно, подлинное средство для того, чтобы подавить и изгнать идолы. Но и указание идолов весьма полезно. Учение об идолах представляет собой то же для истолкования природы, что и учение об опровержении софизмов — для общепринятой диалектики.

Идолы рода находят основание в самой природе человека, в племени или самом роде людей, ибо ложно утверждать, что чувства человека есть мера вещей. Наоборот, все восприятия как чувства, так и ума покоятся на аналогии человека, а не на аналогии мира. Ум человека уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде.

Идолы пещеры суть заблуждения отдельного человека. Ведь у каждого, помимо ошибок, свойственных роду человеческому, есть своя особая пещера, которая ослабляет и искажает свет природы. Происходит это или от особых прирожденных свойств каждого, или от воспитания и бесед с другими, или от чтения книг и от авторитетов, перед какими кто преклоняется, или вследствие разницы во впечатлениях, зависящей от того, получают ли их души предвзятые и предрасположенные или же души хладнокровные и спокойные, или по другим причинам. Так что дух человека, смотря по тому, как он расположен у отдельных людей, есть вещь переменчивая, неустойчивая и как бы случайная. Вот почему Гераклит правильно сказал, что люди ищут знаний в малых мирах, а не в большом, или общем, мире.

Существуют еще идолы, которые происходят как бы в силу взаимной связанности и сообщества людей. Эти идолы мы называем, имея в виду порождающее их общение и сотоварищество людей, идолами площади. Люди объединяются речью. Слова же устанавливаются сообразно разумению толпы. Поэтому плохое и нелепое установление слов удивительным образом осаждает разум. Определения и разъяснения, которыми привыкли вооружаться и охранять себя ученые люди, никоим образом не помогают делу. Слова прямо насилуют разум, смешивают все и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и толкованиям.

Существуют, наконец, идолы, которые вселились в души людей из разных догматов философии, а также из превратных законов доказательств. Их мы называем идолами театра, ибо мы считаем, что, сколько есть принятых или изобретенных философских систем, столько поставлено и сыграно комедий, представляющих вымышленные и искусственные миры. Мы говорим это не только о философских системах, которые существуют сейчас или существовали некогда, так как сказки такого рода могли бы быть сложены и составлены во множестве; ведь вообще у весьма различных ошибок бывают почти одни и те же причины. При этом мы разумеем здесь не только общие философские учения, но и многочисленные начала и аксиомы наук, которые получили силу вследствие предания, веры и беззаботности. Однако о каждом из этих родов идолов следует более подробно и определенно сказать в отдельности, дабы предостеречь разум человека.

Итак, об отдельных видах идолов и об их проявлениях мы уже сказали. Все они должны быть отвергнуты и отброшены твердым и торжественным решением, и разум должен быть совершенно освобожден и очищен от них. Пусть вход в царство человека, основанное на науках, будет почти таким же, как вход в царство небесное, «куда никому не дано войти не уподобившись детям».

Если идолы рода происходят от естественных недостатков человеческого разума, которые являются в большей или меньшей степени общими, то идолы пещеры также вызваны врожденными недостатками человеческого разума, но при этом носят более индивидуальный характер.

Идолы пещеры — это идолы человека как индивида. Ибо каждый индивид кроме ошибок, порожденных природой человека как вида имеет свою индивидуальную пещеру или логово. Эта пещера преломляет и искажает свет природы, с одной стороны, потому, что каждому принадлежит определенная, собственная природа, и с другой стороны, оттого, что каждый получил различное воспитание, образование и имел свой определенный круг общения.

Так же и потому, что каждый читал лишь определенные книги, почитал и обожал различные авторитеты, и, наконец, потому, что его впечатления были отличны от других, согласно тому, какое сознание они имели — предвзятое и полное предрассудков или же спокойное и уравновешенные, а также по другим причинам того же рода. Так же и собственно человеческий дух является весьма переменчивым, путанным, и как бы случайным. Каждый человек смотрит на мир как бы из собственной пещеры. «Незаметно страсти пятнают и портят разум». Избавиться от этого «идола» легче, чем от первого — коллективный опыт нивелирует индивидуальные отклонения.

Идол рынка

Его опасность кроется в опоре на коллективный опыт. Идол — это продукт общения людей, главным образом, речевого.

«Существуют, однако, такие идолы, которые возникают путем взаимного общения. Их мы называем идолами рынка потому, что возникли они путем взаимной договоренности в обществе. Люди договариваются при помощи речи; слова определяются общим пониманием. Плохой и неправильный выбор слов значительно мешает и разуму. Эти помехи не могут исправить ни определения, ни объяснения.

Слова просто насилуют разум и все приводят в смятение, а людей ведут к бесчисленным излишним спорам и идеям. Люди полагают, что их разум повелевает словами. Но они непроизвольно проникают в сознание.

Вредно также и неверное словоупотребление. Принимая слова за вещи, люди ошибаются.»

Здесь его критика направлена против схоластов. Преодолеть идол можно, осознавая, что слова — это знаки вещей. Осознавая, что существуют единичные вещи — то есть нужно встать на позицию номинализма. Слова не репрезентируют реальность, а лишь обобщающую деятельность ума.

Бэкон уделяет им большее внимание, но не находит эффективного способа их преодоления. Поэтому он и определяет идолы рынка как наиболее вредные.

Идол театра

Является продуктом коллективного опыта. Он проявляется в слепой вере человека в авторитеты, особенно в древние. Чем древнее, тем большую иллюзию вызывает данный авторитет.

Как актеры на сцене, древние мыслители находятся в ореоле своей славы. Это результат «аберрации зрения». Следует понимать, что чем древнее мыслитель, тем его точка зрения наивнее, ибо знания того времени были гораздо меньше, чем знания современности.

«Это идолы, которые переселились в человеческие мысли из различных философских учений. Называю их идолами театра, ибо все традиционные и до сих пор изобретенные философские системы являются, по моему мнению, как будто театральными играми, которые создали миры, вымышленные как будто в театре. Не говорю здесь ни о нынешних философиях и школах, ни о тех старых, потому что таких игр можно сложить и сообща вести еще очень много. Поэтому истинные причины ошибок, совершенно отличных друг от друга, являются более или менее почти одними и теми же». Михаленко Ю.П. Ф.Бэкон и его учение. М: «Наука» 1975, С.95-103

Учение о методе эмпиризма и основные правила индуктивного метода

Труды Бэкона характеризуются определенным подходом к методу человеческого познания и мышления. Исходным моментом в любой познавательной деятельности являются для него, прежде всего, чувства.

Поэтому его часто называют основателем «эмпиризма» — направления, которое строит свои гносеологические посылки преимущественно на чувственном познании и опыте. Бэкон сам говорит по этому поводу: «Я не переоцениваю слишком непосредственное и собственно чувственное восприятие, но поступаю так, что чувства оценивают только эксперимент, а эксперимент сам говорит о вещах, ведь тонкость опыта далеко превосходит тонкость самих чувств, пожалуй и вооруженных исключительными приборами».

Поэтому следует определять философию Бэкона как эмпирическую. Эмпирия — это опыт, опирающийся на эксперимент,- он является для него исходным пунктом нового научного метода, который характеризуется им самим как «наукой о лучшем и более совершенном употреблении разума при исследовании вещей и об истинных пособиях разума, который их познает для того, чтобы познающий разум возвысился (насколько это позволяют человеку существующие условия и его смертность) и чтобы ему хватило способности преодолеть то, что в природе является тяжело доступным и темным».

Одной из главных заслуг Фрэнсиса Бэкона считается его разработка методологии, то есть учения о методе. Он создал новый метод, полностью противопоставляя его схоластике, которую он отвергает в силу ее бесплодности.

Метод Бэкона — это эмпирико-индуктивное получение истинных обобщений из имеющегося опыта.

По Бэкону, объектом познания является природа, задачей служит получение истинного знания, а цель знания — это господство над природой, метод же состоит в решении познавательных задач.

Исходный пункт метода — это опыт. Одна из его крайностей — это слепота, огромная груда опытов и знаний. С другой стороны также не исключена возможность попасть в «паутину схоласта» — опыт должен быть дополнен рациональной организацией, а исследователю необходимо рациональное осмысление и переработка опытных знаний.

Основным рабочим методом своей логики Бэкон считает индукцию. В ней он видит гарантию от недостатков не только в логике, но и во всем познании вообще.

Охарактеризовывает он ее так: «Под индукцией я понимаю форму доказательства, которая присматривается к чувствам, стремится постичь естественный характер вещей, стремится к делам и почти с ними сливается».

Индукция является истинным методом рационального осмысления — это непрерывное, без скачков тщательное обобщение от частного к общему.

Бэкон отвергает ту индукцию, которая, как он говорит, осуществляется простым перечислением. Такая индукция «ведет к неопределенному заключению, она подвержена опасностям, которые ей угрожают со стороны противоположных случаев, если она обращает внимание лишь на то, что ей привычно, и не приходит ни к какому выводу». Поэтому он подчеркивает необходимость переработки или, точнее, разработки индуктивного метода: «Наукам нужны, однако, такие формы индукции, которые проведут анализ опыта и отличат друг от друга отдельные элементы и только потом, когда ответственно исключат и отвергнут, придут к убедительному выводу». Бэкон не приемлет распространение индукции через перечисление, так как при этом учитывается лишь то, что подтверждает факт, он считает, что необходимо учитывать «отрицательные инстанции», то есть факты, опровергающие наши обобщения, фальсифицирующие наши индуктивные обобщения. Лишь только тогда имеет место истинная индукция.

Следует относиться к опытному знанию не так, как к результату пассивного знания, а нужно активно вмешиваться в изучаемый процесс, создавать искусственные условия, которые определят, какие обстоятельства ответственны за результат. Другими словами, нужен эксперимент, а не только наблюдение. «Если природа запирается и не выдает своих тайн, ее надо пытать».

Во-вторых, условием истинной индукции является анализ. То есть «анатомирование» природы с целью раскрытия ее законов. С аналитической ориентацией мы уже сталкивались у Галилея. Но Бэкон идет не так далеко, как Галилей, он переходит не к количественным, а к качественным знаниям. По Бэкону, сочетание простых форм составляет глубинную сущность природных вещей. Тот, кто постиг ее, обладает естественной магией. Его качественный редукционизм имеет Аристотелевские корни, но не дотягивает до механистического редукционизма Галилея. Позиция качественной редукции сближает его с натурфилософами. Но все-таки в области метода Бэкон является родоначальником философии Нового времени.

Анализ, по мнению Бэкона — лишь начальный этап индукции. На основе анализа нужно делать обобщения, ведущие к познанию причин. Существуют следующие таблицы для организации результатов:

Таблица положительных инстанций

Бэкон назвал ее таблицей сущности и присутствия. В ней «следует представить разуму обзор всех известных случаев, которые в этом естественному свойстве согласны, хотя их субстанции не являются подобными. Такой обзор должен быть произведен исторически, без излишних спекуляций или подробностей». Таблица дает относительно полное обозрение основных проявлений исследуемых свойств.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *