Искреннее раскаяние

Прощение — это дар, но это одновременно и самая дорогостоящая вещь на земле (Рим. 5:10).

Бог Есть

«…Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения» (2 Кор. 5:19).

Спасение было получено благодаря заместительной жертве; заместительным по сути оно и остаётся. Цель замещения — примирение. Давайте освободимся от всех предрассудков и предубеждений относительно примирения и попробуем пройти этот процесс с самого начала. Это очень важный процесс, и поэтому давайте постараемся как следует в нём разобраться.

Прощение нынче «в моде». Детей учат говорить «простите» не задумываясь, легко, без раскаяния и сожаления. Извиняться модно, а признавать свою ответственность немодно. Писания учат глубокому раскаянию. А слова «извиняться» даже вообще нет в Писаниях.

Представьте себе двух близких друзей, у которых разладились отношения. Чтобы примириться, они должны восстановить свои отношения до прежнего состояния. С примирением потерянное находится, мёртвое оживает, и грех прощается. Как такое может быть? Во-первых, этого примирения больше всего на свете должен хотеть обиженный. Во-вторых, этого примирения больше всего на свете должен хотеть обидчик. Общество сегодня желает быть свободным от обязательств. Обе стороны, и обиженный и обидчик, должны быть готовы заплатить за примирение любую цену. Мы должны понять эту истину!

Прощение не означает окончание ссоры, но при этом жизнь врозь. Примирение — это не «холодная война». Слишком многие грешники хотят прощения без примирения. Они хотят снять с себя ответственность, но не наладить нормальные отношения. Получить прощение — значит примириться и снова зажить в полном согласии друг с другом. В определённом смысле обидчик находится на милости обиженного. В нашем тексте говорится, что Бог во Христе примирил нас с Собой. Бог примирил с Собой мир, а не примирился с миром. Кто сделал первый шаг? Бог! Иисус умер за меня ещё до того, как я покаялся! Бог добыл для меня прощение (через евангелие) ещё до того, как я родился! Бог хочет вернуть к Себе грешников. Но и грешники должны хотеть вернуться. Если Бог не будет действовать, человек навечно погибнет. Мы Его враги, но мы можем примириться! Кто сделал первый шаг? Первой отозвалась любовь!

  • Прощение невозможно без благоволения обиженного.
  • Прощение невозможно без покаяния обидчика.

Чтобы простить, нужен только один. Чтобы примириться, нужны двое. Нельзя помочь человеку, который не хочет сам помочь себе. Прощение неестественно. Обиженный не желает чем-то поступаться, а обидчик не хочет каяться. И всё же, чтобы примириться, действовать должны оба. Если прощение не ведёт к примирению, то прощения не получается.

Прощение — это не цель (как думает наше общество); это средство, а цель — примирение. Прощение не просто освобождает нас от наказания; прощение позволяет нам восстановить разорванные отношения.

Законы прощения

Шекспир сказал: «Быть или не быть, вот в чём вопрос». Писания же говорят: «Прощать или не прощать — вот в чём проблема». Я должен простить. Я должен быть прощён. Это важные вопросы жизни. Прощение — это мост, по которому все должны пройти. Что мы делаем, когда прощаем? Что мы делаем, когда принимаем прощение? Павел сказал: «Будьте друг к другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф. 4:32). Прощение начинается с доброты. Прежде всего будьте добры! А затем поступайте по законам прощения. Какие они?

Второй закон. Обиженный должен простить хотя бы ради душевного равновесия! Не простив, человек может стать озлоблённым, недоброжелательным и гневливым. Прошлое не должно править будущим. Не простив, человек живёт в цепях. Если ждать, пока обидчик покается, то так и вся жизнь может пройти. Как только вы простите в своём сердце, обида перестанет быть такой огромной проблемой — независимо от того, покаялся обидчик или нет.

Третий закон. Не может быть прощения без покаяния. Стул и тарелка блудного сына не убирались, даже когда он был в далёкой стране (Лк. 15), но чтобы воспользоваться ими, ему нужно было покаяться и вернуться. Блудный сын оставил дом ради того, чтобы грешить; чтобы получить прощение, ему нужно было перестать грешить и вернуться домой (Лк. 15:11–24). Нельзя получить прощение, живя в далёкой стране и греша. Прощение ждало его — незаслуженное, однако имеющее условие прощение Бога. Отец не мог силой заставить блудного сына вернуться. Бог не может спасти, пока мы не позволим Ему сделать это.

Невинным не нужно прощение; они нуждаются в защите и оправдании. Грешники не невинны. Грешники не жертвы. Мы должны взять на себя полную ответственность за свой грех. Мы должны признать свою вину: «Я сделал это». Прочтите псалом 50. Затем мы должны покаяться (измениться). Кто-то может сказать: «Это не имеет никакого значения». Грех, нанесение обиды и предательство имеют значение! Грешники — преступники! С грехом нужно что-то делать. Помните Петра? Он был готов прощать семь раз (Мф. 18:21–35). Иисус увеличил это число в семьдесят раз! В Лк. 17:3, 4 Он Сам употребил число «семь». Пётр слушал, но не думал, не учился и не начинал применять это в жизни. Нет такого проступка, который нельзя было бы простить (Мф. 18:21–35). В то же время, прощение не является разрешением грешить (Гал. 6:7).

Примирение больше прощения. Сводить спасение к прощению—значит лишать спасение его полноты. Покаяние — это не просто отвращение от греха, это ещё и обращение к Богу. Блудный сын мог быть прощён и при этом стать рабом. Но Богу нужны сыновья, а не рабы (Лк. 15). Грешники не могут осуществить своё примирение, но они могут отвергнуть его, когда его предлагает Бог. Популярную позицию «я здесь не для того, чтобы судить тебя» нужно пересмотреть! Покаяние предполагает осуждение греха. Мы не будем осуждать, каяться и прощать, пока не увидим грех так, как его видит Бог. Покаяние никогда не бывает преждевременным, но оно может опоздать.

Четвёртый закон. Прощение не гарантирует безоблачного будущего. Прощённый грех всё равно имеет последствия. Время и забывание не суть прощение. Бог больше не вспоминает наши грехи (Иер. 31:34; Евр. 8:12; 10:17), но это не «духовная амнезия». Грех имеет последствия. У царя Давида умер ребёнок. Прощённый Израиль был наказан. Иерусалим был стёрт с лица земли (в 70 г.). Грешникам по-прежнему снятся кошмары. «Грех мой всегда предо мною», — написал Давид (Пс. 50:5).

Прощение — это дар, но это одновременно и самая дорогостоящая вещь на земле (Рим. 5:10). Дары, подобные прощению, нужно принимать со смирением и пользоваться ими с радостью. Только приняв прощение, мы любим так, как можем и как должны любить (Лк. 7:36–50). Простить — не значит забыть; это значит начать всё сначала.

О сколь милосерден и любвеобилен Господь! Он готов все и всем простить и терпеливо ждет нашего обращения, нашего искреннего покаяния. Не количество грехов и тяжесть их губит нас, а нераскаянное житие наше. Губит нас то, что мы откладываем свое покаяние, как говорится, в дальний ящик. Вот за это-то и гневается на нас Господь. Св. апостол Павел пишет: «Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его» (Рим 2, 5–6).

Господу хочется всех спасти и даровать всем вечное блаженство, а мы упорствуем, коснеем в своих грехах и на покаяние смотрим сквозь пальцы. Злая сила разными способами отвлекает от покаяния, но чаще всего покаяние откладывают по нерадению и ложному стыду. А ведь откровенно говоря, надо стыдиться и страшиться грешить, а когда уже грех совершен, тогда надо открыть его и сознаться в нем, потому что рано или поздно грех выявится, если не в этой жизни, то в будущей, и тогда будет страшно и стыдно не только по причине греха, сколько от неразумной скрытности.

Быть грешником — это общее несчастие. Нет ни одного человека без греха. Один только Бог безгрешен. Если человек не делом грешит, то словом, если не словом, то помыслом. Мы зачинаемся в беззакониях и рождаемся во грехах, так что в самой природе своей мы растленны, поэтому слабы, немощны, страстны, поползновенны на все злое, на всякий грех, так что не надо стыдиться каяться.

Есть такие христиане, которые не каются и не причащаются по другой причине. Они забыли о милосердии Божием и о покаянии и рассуждают по человеческому суждению: дескать, я такой великий грешник, что Господь ни за что мне не простит. Это уже отчаяние — смертный грех. Никогда не надо забывать, что нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного, т. е. нет такого греха, который бы Господь не простил, если человек в нем кается.

Самое же страшное — это когда не имеют нужды в покаянии, возомнив о себе, что они праведные и что спасутся без покаяния. Как бы мы ни жили праведно и свято, мы не можем совсем не грешить, пока живем в теле, и потому нас никогда не должно покидать покаянное чувство. Умом своим мы всегда должны держать себя в аде, т. е. искренне должны считать себя хуже всех и достойными ада, но только не отчаиваться.

Господь не входит в сердце человеческое, пока оно полностью не очистится покаянием. И только когда человек сознается в своих беззакониях, хоть и в малых грехах, когда судит себя и с глубочайшим сокрушением сердца навсегда оставит грехи свои и в то же время будет считать себя великим грешником, только тогда Господь посетит сердце и исполнит его миром, радостью
и любовью.

Обычно человек старается умалить грех свой и представить его менее достойным осуждения, чем он есть на самом деле, и тем вредит душе своей. Ведь грех — это единственная причина, которая отдаляет нас от Бога и заграждает от нас Его любовь. Значит, чтобы приблизиться к Богу, надо в своем воображении не умалять грех и губительное действие его, а наоборот, надо представить его в самых черных красках. Надо представить, что любой грех, как большой, так и малый, ведет к вечной гибели. По сути дела так оно и есть.

Грех перед лицом Бога есть мерзость, и Господь отворачивается от всякого, кто делает грех. Господь требует и от нас, христиан, чтобы мы были святыми, чтобы мы жили свято, подражая Ему во всем. А мы довольствуемся такой жизнью, которая свободна от грубых преступлений, от самых больших смертных грехов, а на другие и внимания не обращаем. Господь ждет от нас покаяния. Пойдем же, друг мой, на зов Его.

Покаяние — это основа нашего спасения, поэтому пренебрегать им нельзя. Святое Таинство покаяния есть купель, в которой грешник очищается для неба. При крещении мы рождаемся водою и Духом Святым, при покаянии мы возрождаемся слезами и Духом Святым.

Покаяние — это обращение к лучшему, это начало святой и непорочной жизни. В ком есть вера и истинное, искреннее покаяние, в том, значит, есть и решимость оставить грех, на том пребывает благодать Господа нашего Иисуса Христа, очищающая грехи чрез духовных пастырей.

Преподобный Ефрем Сириянин так говорит: «Раскаяние есть великое горнило, которое принимает в себя медь и претворяет ее в злато, берет свинец и отдает серебро».

Для поддержания и усиления этого чувства Церковь дает руку помощи, направляет человека на путь Таинства очищения в грехах своих. Таинство это отсекает от человека греховную часть его души. Таинством этим истребляется прошлое, и поэтому им же истребляется то, что для человека бедственнее, чем самый грех, — им истребляется отчаяние.

Итак, милосердный Господь прощает всякий грех, поэтому не надо отчаиваться, не надо стыдиться высказывать грехи свои и не надо умалять их, а надо со слезами раскаяться, и Господь простит их.

Желающий приступить к Таинству покаяния и к Таинству причащения приготовляется говением, то есть молитвою и постом. Раскаяние в грехах он выражает со страхом пред священником словесной исповедью или пишет на бумаге, если исповедник глухонемой, и по другим причинам. Через священника исповедник получает прощение грехов. Иногда священник налагает на него епитимию, т. е. наказание за большой грех.

Самым важным моментом Таинства является чтение священником разрешительной молитвы, когда он конец епитрахили возлагает на голову кающегося.

Всем нам хочется спастись, но мало кто думает и по-настоящему заботится о своем спасении. В раю всем хочется быть, а трудиться и принести добрые плоды для своего спасения всем в тягость. Вот поэтому-то дело спасения и не подвигается вперед. Мало кто быстро возрастает духовно, желание спастись у многих так
и остается желанием, на словах… А Господу не слова нужны, а дела!

Каждый знает, что только узкий, тернистый и прискорбный путь ведет ко спасению, а широкий и пространный путь угождения своим греховным желаниям ведет к погибели. Но по своей беспечности люди забывают об этом. Грех сладок и увлекателен, и почти все отдаются ему охотно без размышления, без рассуждения, не хотят подумать о последствиях греха, а ведь каждый из нас знает, какие ужасные последствия бывают за грехи в этой жизни: болезни, скорби, всевозможного рода напасти. В будущей же, загробной, жизни за нераскаянный грех душа содержится во аде.

Из книги «Близок к нам Господь: Жизнеописание, воспоминания духовных чад и труды схиигумена Саввы (Остапенко)», выпущенной Сретенским монастырем. Книгу можно приобрести в магазине московского Сретенского монастыря.

Сколько раз требуется исповедаться?

Фото: Elitsy.ru

Церковь утверждает, что лучше всего, когда человек исповедуется сразу, как только совершит проступок, из-за которого его мучит совесть. На практике это возможно не всегда. В прежние времена было принято исповедаться и причащаться каждое воскресенье.

Рекомендуется бывать на Исповеди как можно чаще, ведь никто из людей не может быть застрахован от тяжелой болезни или внезапной смерти. Тогда можно просто не успеть исповедаться. А ведь именно из-за совершенных грехов человек часто наказывается Всевышним. Исповедь в большинстве случаев объединяется с другим Таинством – Причастием. Но это не обязательно: допускается посетить Исповедь, а после не отправляться на Причастие.

В древние времена китайцы верили, что если совершив грех, человек осознает ошибку и чистосердечно покается, тогда даже самые серьёзные противоречия можно разрешить.

Китайский поэт и учёный Цзи Юнь (1724 — 1805 гг.) в книге «Записки из хижины «Великое в малом»» поведал две истории о том, как искреннее раскаяние помогло людям избежать возмездия.

История, записанная Цзи Юнем, повествует о молодом хулигане, который решил измениться после возвращения из загробного мира.

Однажды хулиган сильно заболел. Когда он был без сознания, его душа вышла из тела. Душа была в растерянности и не знала, куда идти. Тут она увидела другие души и последовала за ними. Так, сама того не зная, душа попала в загробный мир.

В подземном царстве хулиган повстречал посланца ада, который некогда был его приятелем, и спросил, какой будет его участь. Посланец долго изучал записи, затем, нахмурившись, произнёс:

«Ты никогда не слушался родителей, вёл себя с ними непочтительно. По законам загробного мира, твой приговор — вариться в кипящем котле. Твоя жизнь ещё не закончилась, ты можешь вернуться в человеческий мир, придёшь снова, когда наступит срок, чтобы получить наказание».

Фрагмент картины «Двадцать четыре истории о сыновнем почтении», Цю Ин, династия Мин. Public Domain

Хулиган ужасно перепугался, стал молить посланца рассказать ему способ избежать наказания. Посланец покачал головой:

«Грех непочтительного отношения к родителям огромен. Боюсь, тут я ничем тебе не помогу».

Юноша продолжал слёзно молить о помощи, тогда посланец намекнул, чтобы тот от всего сердца раскаялся перед родителями, и тогда, возможно, он избежит наказания.

После того, как душа хулигана вернулась в тело, болезнь сразу исчезла. С тех пор молодой человек полностью изменился, стал по-настоящему почтительным и послушным сыном, он прожил больше 70 лет. Его долгая жизнь означала, что Небеса приняли покаяние.

Другую историю Цзи Юнь узнал от дяди. Некогда жили два хороших приятеля, у одного была фамилия Ван, а у другого — Цзэн. Вану приглянулась нежная и красивая жена Цзэна, поэтому, когда Цзэна оклеветали и посадили в тюрьму, Ван, пользуясь случаем, подкупил тюремщика, чтобы тот свёл Цзэна в могилу.

После смерти Цзэна Ван хотел посвататься к его вдове. Но тут у него мелькнула мысль о расплате за совершённый грех. Ван сильно испугался и решил отказаться от сватовства. Затем он вновь подумал, что надо добрыми делами разрешить обиды, которые сам создал.

Ван пригласил монаха читать заупокойные сутры, чтобы избавить душу Цзэна от страданий. Но он не был уверен, что этого достаточно. Поэтому он также привёл родителей и вдову Цзэна в свой дом, содержал и заботился о них.

Так прошло несколько лет, состояние Вана сократилось наполовину. Родители Цзэна чувствовали вину, поэтому они хотели позволить вдовствующей невестке выйти замуж за Вана. Тот решительно отказался, поблагодарил, и стал ещё усердней заботиться о них.

Фрагмент картины «Двадцать четыре истории о сыновнем почтении», Цю Ин, династия Мин. Public Domain

Несколько лет спустя мать Цзэна серьёзно заболела. Ван ухаживал за ней, как за собственной матерью, поил лекарствами и ни на шаг не отходил от неё. Перед смертью мать Цзэна сказал Вану:

«Долго ты обманывал нас своей щедростью, зачтётся ли это в твоей следующей жизни?»

Ван тут же упал на колени и стал кланяться до земля, да так сильно, что расшиб лоб. Мужчина рассказал, как всё произошло, и попросил умирающую женщину помочь ему разрешить эту обиду в подземном царстве. Она великодушно согласилась, отец Цзэна также написал записку, положил в рукав жены и добавил:

«Если после смерти увидишь сына, дай ему эту записку и скажи, если он ещё помнит старые обиды, то, когда я попаду в загробное царство, пусть не приходит повидаться со мной».

После смерти матери Цзэна Ван взялся за организацию похорон. Он целыми днями трудился не покладая рук, и в конце концов так измотался, что задремал возле могилы. Будто сквозь сон Ван услышал, как кто-то говорит ему на ухо:

«Обиду можно разрешить, но не забывай, у тебя ещё есть дочь».

Очнувшись, Ван сразу понял смысл слов покойного приятеля и выдал свою дочь замуж за сына Цзэна. Позже Ван спокойно наслаждался отпущенными годами жизни и затем мирно скончался.

Однажды один мужчина потерял сознание и увидел картины ада. Придя в себя, он рассказал, как и за что наказывают грешников .

Для вас мы подобрали ещё несколько статей о Древнем Китае. Уверены, они будут вам интересны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *