Иоанна Кронштадтского

В этой статье редакция портала «Православие и мир» собрала для Вас всю информацию о житии, молитвах и иконе Святого Праведного Иоанна Кронштадтского. Память Иоанна Кронштадтского совершают 20 декабря / 2 января – в день блаженной кончины святого праведника.

Иоанн Кронштадтский

Вероятно, уже во второй, а не в первый год моего студенчества (то есть в 1904 году) мне удалось поехать к батюшке. Почему же не в первый?– естественно, спросит читатель. Да, стоит спросить об этом. Объясняется это общим духовным, точнее, недуховным состоянием России. Теперь, после потрясений революции, принято у многих хвалить прошлое. Да, было много прекрасного. Но вот беда: мы сами не хотели замечать его. Так было и с отцом Иоанном. По всему миру славилось имя его. И мы, студенты, знали об этом. А теперь мы и живем рядом с Кронштадтом: через час-два можно было быть в гостях у отца Иоанна… Но у нас, студентов, и мысли не было об этом. Что за загадка? Нужно сознаться, что внешность религиозная у нас продолжала быть еще блестящей, но дух очень ослабел. И «духовные» сделались мирскими. Чем, например, интересовались сначала мы, новые студенты? Неделями ходили по музеям, забирались под самый верх купола «Исаакия», посещали театры, заводили знакомства с семейными домами, где умеющие танцевали. Лекциями интересовались очень мало: ходили лишь по два-три «дежурных» для записи за профессорами и чтобы не было полной пустоты в аудиториях. Службы тоже посещали по желанию. И лишь небольшая группочка покупала себе столики и керосиновые лампы с абажурами, ставили мы их не в «занятных», где не было тишины, а в аудиториях, по стенам. По крепко установившейся традиции, здесь уже не разрешалось говорить. В этой тишине всякий занимался любимым предметом: кто святыми отцами, кто вавилонскими раскопками, кто политической литературой (таких было очень мало). А еще образовалась группочка богомолов, эти ходили и на будничные богослужения: утром – на Литургии, а вечером – на вечерню с утреней. Во главе этой группы стояли сам ректор академии, тогда – епископ Сергий (впоследствии патриарх), и инспектор архимандрит Феофан (скончавшийся во Франции беженцем). Но здесь были буквально единицы. А общестуденческая жизнь шла мимо религиозных интересов. Совершенно не нужно думать, что духовные школы были питомниками отступников, безбожников, ренегатов. Таких были тоже единицы. И они опасались даже перед товарищами показывать свой атеизм, ибо все мы хорошо знали друг друга и не придавали никакой серьезной цены этим атеистам.

Но гораздо опаснее был внутренний враг: религиозное равнодушие. Большинство из нас учились не для священства, а чтобы получить места преподавателей, иногда – чиновников, и лишь десять процентов шли в пастырство, то есть на пятьдесят-шестьдесят человек курса каких-то пять-шесть человек.

При таком равнодушии вообще, к пастырству в частности, должно быть понятным и равнодушие студентов к всероссийскому светильнику, отцу Иоанну. А тут еще подошли революционные времена: студенты интересовались политикой, забастовками; а отец Иоанн попал на «доску» правых: не по времени уже был он.

И даже профессора, более ответственные люди, чем мы, молодежь, ничуть не интересовались отцом Кронштадтским. Однажды мне, как регенту хора, пришлось завести разговор с ученейшим профессором, протоиереем Орловым, о богословии. Я сослался на отца Иоанна. А он иронически сказал мне:

– Ну какой же это богослов?!

Пришлось прекратить разговор. Была некоторая часть столичного духовенства, которая, вместе с паствами своими, почитала отца Иоанна. Еще более почитало его духовенство в провинции.

Но самым главным почитателем – как всегда – был наш так называемый простой народ. Не обращая никакого внимания на высших, он тысячами и за тысячи верст и шел, и ехал, и плыл в Кронштадт. К тому времени уже вполне определилось разделение между народом и интеллигенцией, а отчасти – и духовенством, которое скорее можно было отнести к интеллигенции, чем к простонародью. Это разделение было и в наших школах… Мало того: даже архиереи не проявляли особого интереса к отцу Иоанну. Мне, впрочем, известно несколько имен, которые почитали его и старались быть с ним в общении… Но в глубине души и архиереи, и иереи чувствовали высоту батюшки. Очевидцы рассказывали мне, как огромная зала Дворянского Собрания, во главе с тремя митрополитами, ждала обещавшего приехать на духовный концерт отца Иоанна. И когда он вошел туда, то тысячи людей встали, в потрясающем до слез благоговении, как один человек. Архиереи облобызались с ним, предложили сесть рядом на приготовленное ему место… И концерт начался.

Среди глубоких почитателей отца Иоанна был и архиепископ Финляндский Сергий, впоследствии – Патриарх всея Руси. Я в то время (1908—1910 годы) был у него личным секретарем. И помню, что он завел у себя и в Выборге, и на Ярославском подворье обычай – читать ежедневно вместо всяких поучений слова батюшки. И один из монахов, отец В-фий, читал нам его простые, но православные беседы. Это уже было начало прославления. А другой богослов, архимандрит Феофан, ставил его творения наряду со святыми отцами и советовал их изучать так же серьезно, как и древних отцов.

А мы, студенты и профессора, не интересовались. Боже, как горько! Как стыдно теперь! И сейчас вот плачется от нашей нищеты и от окамененного нечувствия. Нет, далеко не все было благополучно и в Церкви. Мы становились теми, о коих сказано в Апокалипсисе: «Так как ты ни холоден, ни горяч, то изблюю тебя из уст Моих…» Пришли скоро времена, и мы, многие, были изблеваны даже из Родины… Не ценили мы святынь ее. Что посеяли, то и пожали.

Вот почему и я не на первый год поехал в Кронштадт, а уже на второй, вместе с двумя другими товарищами, младшими по курсу.

То был холодный ноябрь. Но снегу почти не было. Извозчики ездили еще на пролетках.

Приехали в гостиницу «Дома трудолюбия», созданного отцом Иоанном. Там нас, как студентов академии, приняли со вниманием. Утром нужно было вставать рано, чтобы в четыре часа уже быть в храме. Нас провели в алтарь собора. Андреевский собор вмещал, вероятно, пять тысяч человек. И он уже был полон. В алтаре, кроме нас, было еще несколько человек духовных и несколько светских лиц.

Утреню начал один из помощников отца Иоанна. А скоро через узкую правую боковую дверь алтаря вошел и батюшка в меховой шубе – дар почитателей. Отдавши ее на руки одному из сторожей (их было много в соборе, как увидим), он, ни на кого не глядя, ни с кем не здороваясь, быстро и решительно подошел к престолу и также быстро пал на колени перед ним… Не помню: перекрестился ли он на этот раз? После я заметил, что он не раз падал ниц, не крестясь: очевидно, так требовала его пламенная душа. Иногда, вместо креста, всплескивал руками, а иногда и крестился. Ясно, что для него форма не имела связывающего значения, – как и должно быть у людей, горящих духом: «не человек для субботы, а суббота для человека», – говорил Господь. Конечно, это право принадлежит не нам, рядовым и слабым людям, а окрепшим в благодати Божией; поэтому никому нельзя искусственно подражать таким великанам…

После этого батюшка обратился уже к присутствовавшим в алтаре и со всеми нами весьма ласково поздоровался, преподав мирянам благословение.

Потом быстро оторвался от нас и энергично пошел к жертвеннику. Там уже лежала целая стопка телеграмм, полученных за день и за ночь со всех концов Руси. Батюшка не мог их сразу и прочитать здесь. Поэтому он с тою же горячностью упал перед жертвенником, возложил на все эти телеграммы свои святые руки, припал к ним головою и начал тайно молиться Всевидящему Господу о даровании милостей просителям… Что потом делалось с этими телеграммами, я лично не знаю: вероятно, секретарствующие лица посылали ответы по адресам, согласно общим указаниям, данным батюшкою. В особых случаях им самим составлялись тексты для телеграмм. Да ведь, собственно, и не в этих ответах было главное дело, а в той пламенной молитве, которая возносилась им перед жертвенником или в других местах, где захватывали его просьбы…

Между тем утреня продолжала идти своим порядком. После шестопсалмия, во время великой ектений, батюшка в одной епитрахили быстро вышел на правый клирос. На этот раз ему показалось, что недостаточно света. И он, подозвав одного из церковных служителей, вынул из кармана какую-то денежную бумажку и вслух сказал:

– Света мало! Света!

Очевидно, полутемнота храма не соответствовала его пламенному духу: Бог есть Бог светов! Бог славы и блаженства! – и потому отец Иоанн послал за свечами…

Подошло время чтения канонов. По Уставу, полагается читать два очередных канона дня недели; а сверх этого, третий канон – в честь святого, память которого о совершалась в тот день. Была среда. А праздновалась, как сейчас помню, память преподобного Алипия, 26 ноября. И как читал батюшка! Совсем не так, как читаем мы, обыкновенные священнослужители: то есть ровно, без выражений, певучим речитативом. И это мы делаем совершенно правильно, по церковному учению с древних времен: благоговение наше пред Господом и сознание собственного недостоинства не позволяют нам быть дерзновенными и в чтении; бесстрастность ровного, спокойного, благоговейного совершения богослужения – более пристойна для нашей скромности. Не случайно же подчиненные вообще разговаривают с начальствующими не развязно, не вольно, а «почтительно докладывают» ровным тоном. Особенно это заметно в военной среде, где воины отвечают начальникам, подобно церковному речитативу, на «одних нотах».

«…закон положен,– говорит Апостол Павел, – не для праведника…»

И отцу Иоанну– при его горящей энергии, гремящей вере; при тысячах людей, жаждущих его дерзновенной молитвы; при сознании им нужд, горя, скорбей, грехов этих простых чад Божиих; даже при огромности самого храма, требующего сильного голоса, – отцу Иоанну нельзя было молиться так, как мы молимся. И он молился чрезвычайно громко, а главное: дерзновенно. Он беседовал с Господом, Божией Матерью и святыми… Батюшка не мог ни войти, ни выйти через храм, как это делаем мы все – и священники, и архиереи. Нам это можно; а ему было нельзя. Народ тогда бросился бы к нему массою и в порыве мог затоптать его. Мне пришлось слышать о давно прошедшем подобном случае, как толпа сбила его с ног, разорвала в клочки «на благословение» его рясу и едва оставила его живым.

И потому нужно было избрать иной путь: его из дома привозили на извозчике (а не в карете, как пишут иные) до сада, хотя тут было всего каких-то пять минут ходу. И на извозчике увозили. В саду не было ни души: высокие ворота были заперты. Батюшка быстро садился на пролетку; извозчик сразу мчался по саду к воротам. А там уже стояли служители, они сразу открывали выезд, и лошадь мчалась прямо, хотя там стоял народ, ждавший батюшку «хоть еще разок взглянуть». И лишь от страху попасть под копыта или под колеса, люди невольно раздвигались, и батюшка вылетал «на свободу».

Но и тут не обошлось без инцидента. На моих глазах – мы из алтаря вышли за ним по саду – какой-то крестьянин бросился прямо в середину пролетки, желая, видимо, получить личное благословение. Но быстрой ездой он был мгновенно сбит с ног и упал на землю. Я испугался за него и, закрыв лицо руками, закричал инстинктивно:

– Ай, задавили, задавили!

И вдруг на мой испуг слышу совершенно спокойный ответ:

– Не бойся, не бойся! Батюшкины колеса не давят, а исцеляют!

Я открыл глаза: это сказала худенькая старушечка, действительно спокойная.

Поднялся и смельчак невредимым, отряхнул с себя пыль и пошел в свой путь, а люди – в свой: точно ничего и не случилось. Куда уехал батюшка, не знаю: говорили, что в Петербург.

Из Архангельска в Кронштадт

Иоанн Сергиев родился в селе Сура Архангельской губернии в 1829 году. Все его предки по мужской линии были священниками как минимум 350 лет. Иоанн продолжил семейное дело, поступив сначала в Архангельское приходское училище, а затем — в Архангельскую духовную семинарию. За успехи в учебе его вскоре перевели в Санкт-Петербургскую духовную академию.

Иоанн Кронштадтский. Фото: Wikimedia

По словам самого Иоанна, однажды он увидел себя во сне в одеждах священника, служащим в Андреевском соборе Кронштадта. Через несколько дней он взял в жены дочь настоятеля кронштадтского собора. У супругов не было детей, речь шла лишь о платонических духовных отношениях.

В 26 лет Иоанн стал священником Андреевского собора в Кронштадте. Там он прослужил 53 года до самой смерти. Тогда Кронштадт был не только морской базой, но и местом ссылки из столицы асоциальных элементов и нищих. Именно их перевоспитанием занялся Иоанн. Он организовал школу для бедных, женскую богадельню, детский приют, занимался благотворительностью.

Иоанн Кронштадтский. Фото: Wikimedia Проповеди священника отличались эмоциональностью, не свойственной православию. Иоанн на амвоне бил себя в грудь и обливался слезами. Он практиковал публичную исповедь, когда прихожане рассказывали о своих грехах не конфиденциально священнику, а всем присутствующим. Эта форма пастырского служения вызывала недовольство официальных церковных властей, которые считали Иоанна выскочкой.

Личная жизнь

По окончании академии Иоанну предложили взять в жены дочь настоятеля Кронштадтского собора – Елизавету Константиновну. Он согласился, но брак был фиктивным. Женитьба требовалась батюшке для прикрытия пасторских дел. Супруги вели целомудренный образ жизни и до смерти оставались девственниками. Они относились друг к другу как брат и сестра.

Иоанн Кронштадтский и его жена Елизавета Константиновна

Супруги воспитывали двух дочерей сестры Елизаветы.

Отец Иоанн в личных записях указывал, что жена с 1870-х годов проявляла ревность, враждебность, а иногда и неуважение к мужу. В последние годы жизни Елизавета перенесла тяжелую болезнь, в результате лишившись ног.

Земная слава

Но слава «от человек» для о. Иоанна порой становилась тяжкой. Всюду, где бы он ни показался, около него мгновенно вырастала толпа жаждавших хотя бы прикоснуться к чудотворцу. Почитатели бросались даже за быстро мчавшейся каретой, не боясь быть изувеченными.

По просьбам верующих о. Иоанну приходилось предпринимать поездки в разные города России. Во время проезда о. Иоанна на пароходе толпы народа бежали по берегу, многие при приближении парохода становились на колени.

В имении Рыжовка, около Харькова, где остановился о. Иоанн во время пребывания в Малороссии, многотысячной толпой были уничтожены трава, цветы, клумбы усадьбы: тысячи народа проводили дни и ночи лагерем около этого имения.

Харьковский собор во время служения о. Иоанна 15 июля 1890 года не мог вместить всех молящихся. Не только собор, но и площадь около собора не вместила народа, который заполнил даже все прилегающие улицы. В самом соборе певчие вынуждены были поместиться в алтаре. Железные решетки оказались всюду сломанными.

20 июля о. Иоанн совершал молебен на Соборной площади — народу было более 60 тысяч. И точно такие же сцены происходили в поволжских городах: в Самаре, Саратове, Казани, Нижнем Новгороде.

Молитва с государем

В октябре 1894 года отец Иоанн был вызван в царский дворец в Ливадию, где умирал Император Александр III. О. Иоанна позвали помолиться о здравии тяжело больного Императора.

Государь встретил о. Иоанна словами: «Я не смел пригласить вас сам. Благодарю, что вы прибыли. Прошу молиться за меня, недомогаю».

После совместной коленопреклоненной молитвы Государя наедине с о. Иоанном последовало значительное улучшение здоровья больного, и появились надежды на полное выздоровление. Так продолжалось пять дней; 17 октября началось снова ухудшение, и в этот день Государь сподобился вторично приобщиться Святых Тайн из рук отца Иоанна Кронштадтского.

«Я не считал своей миссии выполненной, — говорил о. Иоанн, — доколе сам не причащу высокого больного. Я крайне нуждаюсь сам в ежедневном причащении Святых Тайн и почитаю за великое лишение, если не причащусь; так же больной человек нуждается в этом все оживотворяющем таинстве, если не всякий день, то через некоторый промежуток, и я, отслужив 17 октября литургию в присутствии Высочайших особ, отправился с Чашею Жизни вместе с протодиаконом в карете во дворец к болящему.

Вошедши со Святой Чашей в помещение его, я вслух произнес слова из церковной песни: «Се входит Царь славы, се жертва тайная совершенно дориносится, верою и любовию приступим, да причастницы жизни вечныя будем». Государь получил большое утешение благодатью Христовой.

В последние часы своей жизни Государь говорил о. Иоанну: «Вы — святой человек. Вы — праведник. Вот почему вас любит русский народ.

«Да, — отвечал о. Иоанн, — ваш народ любит меня». «Любит, — ответил Государь, — потому что знает, кто вы и что вы» (подлинные его слова).

Умирая, Государь просил о. Иоанна возложить свои руки на его голову, говоря ему: «Когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете, очень страдаю — не отнимайте их».

Отец Иоанн так и продолжал держать свои руки на голове умирающего царя, пока царь не предал душу свою Богу.

Духовный дневник

Был о. Иоанн замечательным проповедником, причем говорил он весьма просто и чаще всего без особой подготовки. Он не искал красивых слов и оригинальных выражений, но проповеди его отличались силой и глубиной мысли, и вместе с тем богословской насыщенностью, при всей своей доступности для понимания простыми людьми. В каждом слове его чувствовалась какая-то особенная сила, отражение силы его собственного духа.

Несмотря на занятость, о. Иоанн находил время вести духовный дневник, записывая ежедневно свои мысли, приходившие ему во время молитвы и созерцания — в результате «благодатного озарения души, которого удостаивался от все просвещающего Духа Божия».

Эти мысли составили собой замечательную книгу, изданную под заглавием «Моя жизнь во Христе». Это дневник, в котором отражена духовная жизнь автора. Книга эта — лучший свидетель того, как жил великий праведник и как нужно жить тем, кто хочет не только называться, но и в действительности быть христианином.

Книга «Моя жизнь во Христе» вскоре после выхода в свет была переведена на несколько иностранных языков, а у англиканских священников сделалась настольной.

Основная мысль всех письменных творений о. Иоанна — необходимость горячей веры в Бога и жизни по вере, в непрерывной борьбе со страстями и грехами без уныния и отчаяния, с верой в Божию помощь и любовь.

Память

  • Написал акафист праведному отроку Артемию Веркольскому.
  • 1894 – «Моя жизнь во Христе, или минуты духовного трезвления и созерцания, благоговейного чувства, душевного исправления и покоя в Боге»
  • 1890-1894 – «Полное собрание сочинений»
  • 1896 – «О блаженствах евангельских»
  • 1896 – «Беседы о Боге-Творце и Промыслителе мира»
  • 1899 – «Мысли о различных предметах христианской веры и нравственности»
  • 1897-1898 – «Слова и поучения, произнесённые в 1896, 1897 и 1898 гг.»»
  • 1898 – «Несколько слов в обличение лжеучения графа Л. Н. Толстого»
  • 1899 – «Правда о Боге, мире и человеке»
  • 1900 – «Богопознание и самопознание, приобретаемые из опыта»
  • 1900 – «Правда о Боге, о Церкви, о мире и о душе человеческой. Из нового дневника. Размышления православного христианина»
  • 1901 – «Благодатные мысли о небесном и земном»
  • 1902 – «Простое Евангельское слово русскому народу»
  • 1902 – «Христианская философия»
  • 1905 – «Мысли христианина»
  • 1905 – «Путь к Богу»
  • 1905 – «Созерцания и чувства христианской души»

История

Иоановский женский монастырь появился благодаря желанию святого Иоанна Кронштадтского, возвести обитель в честь имени своего небесного покровителя.

Разрешение на строительство было выдано в 1900 году, и уже через 2 года был выстроен величавый Собор Двенадцати апостолов с двумя приделами

Строительство помещений, которые вскоре составили целый монастырский комплекс, продолжалось еще 8 лет. Были построены:

  • кельи
  • жилые дома для паломников
  • лечебница
  • мастерские иконописи

В подвале собора обустроили усыпальницу, выложенную белым итальянским мрамором.

Разрешение быть похороненным в усыпальнице Иоановского монастыря Иоанн Кронштадтский получил за несколько лет до смерти, обратившись с особым прошением к митрополиту

Скончался святой отец в 1908 году, и вскоре возле его усыпальницы стали происходить чудесные исцеления, которых только за 1909 год насчитали около десяти.

К 1917 году обитель становится одним из важнейших центров духовной жизни и монастырских ремесел Санкт-Петербургской епархии

При монастыре работали:

  • мастерские иконописи
  • приют для девочек, оставшихся без родителей
  • лазарет

При обители в то время постоянно проживало около 350 насельниц: монахини, сестры, готовящиеся к постригу, послушницы. Толпы паломников приходили в монастырь каждый день.

Монастырь был закрыт после установления советской власти, а ее насельницы стали членами трудовой артели. В начале 30-х годов священнослужителей и монахинь арестовали и сослали в лагеря, здания монастырского комплекса передали в распоряжение местных властей.

Монастырский комплекс вернули Епархии в 1989 году. Начались работы по реставрации храмов. Сегодня все помещения обители восстановлены, монастырю вернули первоначальный облик.

Архитектура

Создателем проекта монастырского комплекса стал известный зодчий Н. Никонов, один из лучших епархиальных архитекторов России того времени. Здание главного храма выполнено в византийском стиле, фасады жилых помещений исполнены в том же стиле, но в упрощенном варианте. Все корпуса обители составляют единое целое и соединены между собой.

Внутреннее убранство

Внутреннее убранство храма строгое и в тоже время роскошное. Окна украшают многоцветные витражи, пол выложен плиткой с причудливыми узорами. Собор Двенадцати апостолов расположен на третьем этаже главного корпуса, куда можно подняться по парадной лестнице. Помещение собора выглядит торжественным и светлым. Отсутствие позолоты напоминает о нахождении в здании монастыря. Храм постоянно открыт для посетителей.

Жертвенники и престолы выполнены из светлого мрамора

Внешнее убранство

Сооружение привлекает внимание, благодаря величавым куполам и высоким ярким крестам. Изначально обитель имела разноцветные купола, которые до наших дней не сохранились. Фасады монастырского комплекса декорированы керамикой, напоминающей византийскую кладку из камня.

В начале 2000-х годов на фасаде появилась икона святого Иоанна Кронштадтского

Расписание богослужений в 2019 году

  • Начало утреннего богослужения – в 09:00, вечернего – в 16:00
  • Панихида: по субботам в 15:30
  • Исповедь: во время вечернего богослужения в 08:30

Монастырь в наши дни

В настоящее время у монастыря появилось много молодых и активных прихожан. При обители открыты воскресные школы для детей и взрослых, в которых преподают священники и сестры. При монастыре организованы группы взаимопомощи, объединяющие членов прихода по профессиональным интересам. Сегодня в приходе работает около 40 таких общин.

Чтобы поклониться главным святыням монастыря и усыпальнице Иоанна Кронштадтского приезжают паломники.

Как попасть в монастырь

Режим работы:

  • Обитель открыта каждый день с 7:30 до 20:00
  • Храм в честь Двенадцати Апостолов – с 7:30 до 19:30
  • Храм-усыпальница – с 10:45 до 16:45 по будням

Попасть в монастырь можно свободно, соблюдая правила посещения действующих храмовых сооружений

Где находится

Адрес

Набережная реки Карповки, дом 45

Метро

Петроградская

Как добраться

  • От станции Петроградская пешком примерно 15 минут
  • От метро можно также доехать автобусами маршрутов № К 98, К 222, 321

Официальный сайт

Телефон

8 812-234-24-27

Интересные факты

В годы советской власти вход в усыпальницу Иоанна Кронштадтского был заложен кирпичами, но сотни людей приходили к замурованному окошку и молились, прикладываясь к нему как к иконе

Автор статьи Редакция сайта Данный текст столько раз обновлялся, переписывался и улучшался, что назвать его автором одного человека невозможно. Над ним работала целая команда и поэтому мы надеемся, что результат Вам понравился. Давайте дружить. Написано статей 130

Правила посещения

Иоанновский женский монастырь на Карповке следует посещать, выполняя строгие правила, установленные православной церковью. Прежде чем войти, нужно трижды осенить себя крестным знамением. Недопустимо приходить в обитель в шортах и футболке, в бриджах или в спортивном костюме. Мужчина должен быть в брюках, а женщина – в длинной юбке или платье.

Одежда должна быть чистой, опрятной, закрытой. Недопустимы для женщин декольте, глубокие вырезы на спине или длинные разрезы на юбках. Нельзя также надевать короткую юбку или одежду с открытыми плечами. Мужчина, войдя в храм, должен снять головной убор.

Женщине же напротив – необходимо покрыть голову. Если женщина заранее не планировала поход в храм и оказалась в одежде неподобающей, то она может воспользоваться юбкой и платком, которые следует взять при входе в обитель и вернуть обратно, уходя из неё.

Если есть желание приложиться к святыням, то лучше прийти в храм заранее до начала службы. Декоративной косметикой, которая может оставить следы на иконах после того, как женщина к ним приложится, пользоваться не стоит. В обители не принято громко разговаривать, слишком активно жестикулировать. Не стоит в стенах его говорит о мирском, обсуждать проблемы.

Шутить и смеяться также неуместно. Мобильный телефон во время службы необходимо отключить, либо выключить звук. Вести себя необходимо спокойно, скромно и тихо. Нельзя бегать по территории монастыря, включать музыку. Запрещено курить и сквернословить. В монастыре следует соблюдать чистоту. Нельзя заходить на территорию обители в нетрезвом виде.

Не следует оставлять без присмотра детей и позволять им шуметь или играть в монастыре. Заходить в монастырь с животными, а также посещать хозяйственные и жилые помещения можно только получив на то благословение от Настоятельницы. В кельи к сёстрам заходить категорически нельзя.

Вести видео и фотосъёмку снаружи можно беспрепятственно. Внутри помещений во время службы вести съёмку запрещено. Можно это сделать до начала или после окончания богослужения, но тихо и никому не мешая. Нельзя также фотографировать и снимать на видео сестёр, живущих в обители. Сестёр нельзя обнимать.

Делать им подарки можно только по благословению игумении. Люди, которые оказываются впервые в обители, зачастую нарушают правила. Но их, как правило, прощают за промахи, дают напутствие на будущее. Хотя лучше не совершать ошибок и заранее подготовиться к посещению монастырей, изучив правила.

Престольные праздники

У каждой обители есть свои праздники. Есть они, безусловно, и в Иоанновской обители.

Престольные праздники монастыря на Карповке:

Дата Праздник
2 января память Иоанна Кронштадтского
14 июня прославление Иоанна Кронштадтского
13 июля собор 12 апостолов
31 августа память Иоанна Рыльского
30 сентября день святых Веры, Надежды, Любови и Софии
14 октября покров Богородицы
1 ноября день рождения Иоанна Кронштадтского

Архитектура и внешняя отделка

Иоанновский женский монастырь на Карповке построен с архитектурным размахом. Ему присущи изящество и строгость во внешнем виде. Архитектор, который создал проект и руководил строительством обители, – Н. Н. Никонов. Он служил епархиальным архитектором и являлся одним из лучших в своём мастерстве. Н. Никонов решил возвести здание в неовизантийском стиле.

Проект одобрил сам император Николай II. Иоанновская обитель – самое первое здание в России, возведённое в таком церковном архитектурном стиле. На строгом фасаде монастыря горизонтальные полосы, которые напоминают смешанную византийскую кладку. Декорирован он керамикой. Фасад украшает и икона святого Иоанна Кронштадского. Установлена она была уже в XXI веке.

Сегодня здание чёрно-белое. Но изначально оно не было таким. В его отделке присутствовали и другие цвета. Н. Никонов любил всё яркое, поэтому и в проекте монастыря также сделал яркие акценты. Изначально обитель имела жизнерадостные, блестящие купола, покрашенные синим, белым и зелёным цветами. Но, к сожалению, разноцветная отделка не сохранилась, её давно уже нет.

Политические взгляды и спор с Толстым

Для отца Иоанна абсолютным религиозно-политическим идеалом было самодержавие. Он выступал резко против революции 1905-1907 гг., считая, что в ней «виноваты евреи». Священник оправдывал еврейские погромы на юге России как «защиту русских ценностей».

Карикатура на отца Иоанна, покидающего Кронштадт во время восстания матросов в 1905 году. Фото: Wikimedia

В разгар первой русской революции он стал вдохновителем и одним из учредителей Союза русского народа — крайне правой реакционной организации русских националистов. Она участвовала в еврейских погромах и покушениях на либеральных политиков.

Заявление Иоанна Кронштадтского на вступление в Союз русского народа. Фото: Wikimedia

Кроме того, отец Иоанн прославился спором с Львом Толстым. Священник обвинял писателя в ереси и атеизме и открыто молил Бога о смерти графа. Впрочем, Господь решил по другому: Иоанн умер в 1909 году на год раньше автора «Войны и мира».

Общая исповедь

В древности исповедь бывала открытой: грешник каялся пред всей Церковью. Но потом этот обычай был заменен теперешней тайной исповедью. Причина этого заключалась в том, что не у всякого хватало силы смирения бичевать себя публично пред всеми; а кроме того, подобная исповедь вводила в соблазн невинные души. Но вот бывают такие обстоятельства, что они вынуждают иногда пользоваться и общими исповедями. Главной причиной тут является громадное количество причастников, когда невозможно справиться не только одному, но даже и нескольким священникам. Остается одно из двух: или не допускать желающих до причащения, а это болезненно и неспасительно; или же сделать общую исповедь для всех. Что избрать? В древние времена христиане причащались вообще без исповеди, жили свято, за исключением особых случаев. И эта практика существует доселе в греческой, сербской, сирийской Церквах. Я лично наблюдал это в некоторых приходах Югославии; видел в Крыму, когда азиатские беженцы от турок молились в приделе Симферопольского собора, и в свое время их священник мерно обходил стройные ряды и причащал всех подряд, без исповеди. Слышал от очевидцев, как греческий смиренный священник после литургии шел еще со Святой Чашей по селу и причащал тех, кто по хозяйственным препятствиям не был в церкви: и эти – большей частью женщины – выбегали из своих хижин на улицу в чем были, кланялись в землю и с детскою верою причащались Святых Божественных Тайн. Картина такой первобытной чистой веры была умилительна. Эти и другие примеры показывают, что Церковь допускает возможность причащения и без исповеди и даже считает это нормальным порядком для добрых христиан; поэтому на всякой Литургии она приглашает всех «верных»:

– «Со страхом Божиим и верою приступите» к причащению…

Прежде и приступали. Святой Василий Великий говорит, что в его время люди причащались по три и по четыре раза в неделю. А Златоуст отвечает:

– Не спрашивай: сколько раз; а скажи: как ты приступаешь?

Конечно, и теперешний способ говения и причащения один раз в году тоже имеет свой смысл, чтобы верующие с большим страхом, благоговением, приготовлением, очищением, покаянием, ответственностью приступали ко святому причащению, именно со страхом Божиим. Но этот обычай совсем не есть закон, обязательный на все случаи. Во время трудного периода последних тридцати лет Церковь наша разрешала желающим и еженедельное причащение, при условии, если это благословляет местный духовник для желающих. И нормально – перед каждым причащением нужно исповедоваться каждому. А если таких желающих оказывалось бы много, тогда дозволялось духовнику делать и общую исповедь. Но при этом внушалось, что имеющий какие-либо особые нужды духовные должен подойти после к духовнику и раскрыть ему душу, чтобы получить и особое разрешение.

Так иногда делалось в разных приходах. Но я хочу рассказать, как при мне происходила общая исповедь у отца Иоанна. Мы с юношеской простотою обратились к нему в алтаре:

– Батюшка! Нам бы хотелось видеть вашу общую исповедь.

Он с простотой и любовью ответил:

– Я только вчера совершил ее. Но ради вас я и ныне покажу вам, как она делается мною.

Перед причащением отец Иоанн вышел через Царские врата на амвон и сказал приблизительно следующую проповедь. Привожу ее в извлечении.

– Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь! – с силой начал он. – Царь и псалмопевец Давид сказал: Бог с Небесе приниче на сыны человеческия, видети, аще есть разумеваяй или взыскаяй Бога? Вси уклонишася, вкупе непотребни быша, несть творяй благое, несть до единого (Пс. 52, 3—4). По-русски: «Господь посмотрел с Неба…» – и т.д. Батюшка перевел псалом на русский язык. Затем обратился ко всем с указанием, что и в наше время – все уклонились в грехи… И он начал перечислять их. В храме стали раздаваться всхлипывания, рыдания, потом восклицания:

– Батюшка! Помолись за нас!

Тогда батюшка на весь храм воскликнул:

– Кайтесь!

Перед грозой. Святой праведный Иоанн Кронштадтский

В храме поднялся всеобщий вопль покаяния: каждый вслух кричал о своих грехах; никто не думал о своем соседе; все смотрели только на батюшку и в свою душу… И плакали, и кричали, и рыдали… Так продолжалось не одну минуту… Затем отец Иоанн дал рукою знак, чтобы верующие стихли. Довольно скоро шум утих. И батюшка продолжал свою проповедь:

«Видите: как мы все грешны. Но Отец наш Небесный не хочет погибели чад Своих. И ради нашего спасения Он не пожалел Сына Своего Единородного, послал Его в мир для нашего искупления, чтобы ради Него простить все наши грехи. И не только – простить нас, но даже позвать нас на Свой Божественный пир! Для этого Он даровал нам великое Чудо, даровал нам в пищу и питие Святое Тело и Святую Кровь Самого Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа. Этот чудесный пир совершается на каждой Литургии, по слову Самого Господа: «Приимите, ядите. Сие есть Тело Мое!» и: «Пиите от нея (Чаши) вси, сия есть Кровь Моя».

Как в притче, отец с любовью принимает своего прегрешившего, но покаявшегося блудного сына и устраивает ему богатый пир, радуясь его спасению, – так и ныне Отец Небесный ежедневно и каждому кающемуся учреждает Божественную Трапезу – святое причащение.

Приходите же с полною верою и надеждой на милосердие нашего Отца, ради ходатайства Сына Его! Приходите и приступайте со страхом и верою к святому причащению.

А теперь все наклоните свои главы; и я, как священнослужитель, властью Божией, данной нам, прочитаю над вами отпущение грехов».

Все в благоговейной тишине склонили головы; и отец Иоанн поднял на воздух над всеми свою епитрахиль и прочитал обычную разрешительную молитву, совершая над всею церковью знамение креста при словах «прощаю и разрешаю» … «во имя Отца и Сына и Святаго Духа»… Затем началось причащение.

Чтобы закончить об «общей исповеди», я вспомню о нескольких подробностях и случаях в связи с ней. Когда я уже был иеромонахом, приходит ко мне один знакомый старый богомолец и почитатель отца Иоанна и сообщает мне следующее:

– Стоял я у батюшки в соборе; и он велел нам каяться. Я вслух рассказывал ему свои грехи. И вдруг мой сосед ударил меня, в какой-то злобе, по щеке. Я вспомнил Евангелие Христово, чтобы подставить ударившему и другую мою щеку. А он ударил меня и по другой.

– Зачем вы рассказываете мне об этом?

Он замешался в ответе. Я подумал:

«Вероятно, ему хотелось похвалиться своим мнимым смирением». – И тогда становилось несколько понятным, почему Бог попустил ему потерпеть дважды посрамление. Оказалось все же, что он пришел ко мне с вопросом:

– Хорошо ли я сделал, что подставил ему и вторую щеку?

– Не думаю, – ответил я. – Смиреннее было бы подумать вам о том, что вы не доросли еще до такой высоты. А еще лучше, если бы вы чем-то не задели вашего соседа и не довели его до раздражения и до первой пощечины.

– Как так?– не ожидал он этого поворота.

– Мы, несовершенные, можем расстроить наших ближних даже своим благочестием. Бесы хорошо умеют различать истинную святость от неистинной. Первой они боятся, а над второй издеваются. Помните, в книге Деяний рассказывается, как бес поступил с семью сынами иудейского первосвященника Скевы, которые заклинали бесноватых именем Господа Иисуса: злой дух сказал: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома. А апостолу Павлу духи повиновались (Деян. 19, 13—16). Поэтому я думаю, – говорю ему, – нам, грешникам, лучше скрывать свое доброе, если оно и есть. Вот – мое мнение вам.

Потерпевший замолчал, но я не был уверен, согласился ли он со мною. Ему, по-видимому, хотелось лучше оставаться с хорошим мнением о себе и «пострадать» за правду, чем сознать себя недостойным ни того, ни другого.

Да, и в «добрых делах» каждому нужно ведать свою меру. Без меры и добро не есть добро, – учит святой Исаак Сирин.

Когда мы возвращались в тот же вечер из Кронштадта в Петроград, то ко мне на пароходе обратился с вопросом какой-то простец из богомольцев, бывший на той же Литургии у отца Иоанна:

– Что-то я слышал, батюшка звал нас всех на обед, а обеда-то не было?! А-а?

Я понял наивность души этого посетителя и спокойно разъяснил ему, что под «пиром» батюшка разумел святое причащение. И повторил поселянину мысль поучения. Он понял и успокоился:

– Вот оно что! А я-то думал, он обедать позвал.

Много лет спустя, уже за границей, мне привелось самому быть участником подобной исповеди. Но должен откровенно сознаться, что она на меня не произвела такого действия, силы и мира, какие почти всегда сопровождают отдельную, личную, тайную, обычную исповедь. А у отца Иоанна была особая сила Божия.

ПРАВЕДНЫЙ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ – ЖИЗНЬ ВО ХРИСТЕ.

■ Если бы вы спросили, отчего много людей неверующих, не молящихся, не живущих по-христиански, преданных всяким порокам, ответ готов: от служения чреву.

● Уклонись от зла и сотвори благо.

Как реки текут в море, так души людей к Богу.

■ Для чего Господь даёт мне каждый день? — для моего обращения всем сердцем к Богу, для моего очищения и исправления. Помни и исправляйся.

● Господи! Даруй мне видеть в каждом брате моем, во всех его нуждах и потребностях телесных и духовных-Тебя, принявшего на Себя все человеческое, и терпеть в ближнем все немощи, как Ты принял на Себя все его немощи; даруй видеть мне Тебя в каждом ближнем.

■ Когда ссоришься из-за чего-нибудь, размысли, что дороже для тебя: то ли, из-за чего ты ссоришься, или — мир душевный, который ты теряешь в ссоре и ты, и то лицо,с которым ссоришься?

Но в ссорах недреманный помощник диавол: где ссора, вражда, там непременно и он, потому что это его стихия, его область, а он зол и хитер: часто из-за ничтожного предмета возбуждает ссору. Имей это в виду однажды навсегда.

● Земная жизнь наша должна быть непрерывною надеждою на Господа во всех обстоятельствах, ибо и мы и всё наше – от Господа.

■ Молиться должно всегда тихо, спокойно, с сердечной твердостию, при светильнике ума и сердца (молитва — свет, не тьма), твердо ведая, что ни величие грехов, ни грехов множество не превышает долготерпения Бога нашего и Его крайнего человеколюбия.

● Творя добро одному, оглянись, не сотворил ли чего несправедливого в отношении другого.

■ Нужно любить всякого человека и в грехе его и позоре его, не нужно смешивать человека — это образ Божий — со злом, которое в нем.

● Кто привыкает давать отчет о своей жизни на исповеди здесь, тому не будет страшно давать ответ на Страшном Суде Христовом.

■ В аду демократия. А на небе — царство.

● Жизнь сердца есть любовь, смерть его — злоба и вражда на брата. Господь для того нас держит на земле, чтобы любовь к Богу и ближнему всецело проникла в наши сердца: этого и ждет Он от всех. Это цель стояния мира.

■ Театр и церковь – противоположности: то храм мира, а это храм Божий; то капище дьявола, а это храм Господа

Где находятся мощи праведного Иоанна Кронштадтского

Мощи Святого праведного Иоанна Кронштадтского покоятся в Санкт- Петербурге в Иоанновском монастыре на Карповке. На данное время они не обретены и находятся под спудом. Здесь же находятся известная икона святого Иоанна с его епитрахилью и его облачения.

Иоанновский ставропигиальный женский монастырь

Адрес: 197022, С.-Петербург, наб. р. Карповки, 45.

Проезд: ст. метро «Петроградская»;

7 минут пешком в сторону реки Карповки.

Телефоны: 8-(812)-234-24-27

8-(812)-234-60-95

8-(812)-234-28-65

E-mail: i.monn@yandex.ru

Сайт: https://imonspb.ru

В Троице-Измайловском соборе Санкт-Петербурга, в иконе, являющейся точным списком с монастырской иконы, имеется частица епитрахили.

В Москве икона Иоанна Кронштадтского с частицей мощей находится в Храме преподобного Сергия Радонежского (Троицы Живоначальной) в Рогожской Слободе (м.»Площадь Ильича»,ул. Николоямская, 57-5..

Сурский Иоанновский женский монастырь

(Монастырь, создание которого благословил Батюшка Иоанн Крнштадтский на своей Родине)

Эл.почта: suraobitel@mail.ru

Добраться до Суры из Архангельска можно в два этапа:

От Архангельска до станции Карпогоры Пассажирская — поездом

От станции Карпогоры Пассажирская до Суры — микроавтобусом. Когда Вы позвоните Матушке для согласования своего приезда, Матушка закажет Вам место в микроавтобусе. Стоимость проезда — 400 руб.

Контактный телефон: 8-921- 077-40-90 Игумения Митрофания

Вся информация для желающих посетить монастырь на сайте монастыря http://sura-monastery.ru

Интересные страницы

Святой равноапостольный Николай, архиепископ Японский

Блаженная Матрона Московская

Великомученица Екатерина

Иверская икона Божией Матери

Икона Божией Матери «Хлебная»

14 (1) июня — прославление святого праведного Иоанна Кронштадтского.

8 июня 1990 года отец Иоанн был прославлен Поместным собором под председательством Святейшего Патриарха Алексия II. 14 июня в Иоанновском монастыре Санкт-Петербурга состоялся чин канонизации Кронштадтского пастыря.

Сербский святой Иустин (Попович) об отце Иоанне так писал в своей книгие «Философские пропасти” О рае русской души :

«Нам, православным, не надо возвращаться на две тысячи лет назад, чтобы увидеть евангельские чудеса. Вот они, среди нас, Кронштадтский апостол творит евангельские чудеса на наших глазах. Он даже мертвое дитя воскрешает. Разве это не евангельское чудо? Разве на наших глазах не проявляется многообразная божественная сила, которую Спаситель давал и дает своим апостольским последователям, заповедуя им: больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте ( Мф. 10, 8 )?»

О. Иоанн был признан святым всероссийской паствой еще при своей жизни. Теперь, наконец, в иконостасах храмов рядом с ликом новопрославленной Святой Ксении Петербургской (Ксении Блаженной) появились иконы с изображением Кронштадтского пастыря, а в день его памяти во всех храмах Русской Православной Церкви зазвучало церковное песнопение: «Святый праведный отче наш Иоанне, моли Бога о нас!»

Чудеса отца Иоанна Кронштадтского

Задача этих записок заключается отчасти в том, чтобы писать о том, что я лично видел или по крайней мере сам слышал от достоверных свидетелей. Об этом и запишу.

О чудесах его знали по всей России. Одна мать привела своего сына, страдавшего глазами. Она попросила меня провести их к отцу Иоанну. Батюшка принял их со мною. Мать рассказала ему о десятилетнем сыне. Отец Иоанн взял его, поставил между своих колен и начал, молясь внутренне, гладить по закрытым его зеницам своими большими перстами. После, – говорила мать, – сын никогда не жаловался на свои глаза.

Другой случай мне сообщил сын о своем родном отце. Я уже печатал о нем в кратком листке об отце Иоанне. Вспоминаю снова.

Отец был из богатой купеческой семьи Шустиных. Сын его был потом слушателем богословских курсов, организованных мною в Югославии (Бела Церква). Это был чистый и добросовестный человек, неспособный на обман. Теперь он священствует. И вот что он рассказывал мне.

Отец заболел горловой чахоткой. Никакие доктора не могли помочь. Смерть была у дверей. Как раз время было к Рождеству. В прежнее время готовились к «елке», теперь было не до нее: все ждали конца со дня на день. Больной уже не мог вслух говорить.

Послали за отцом Иоанном, как за последней надеждой. А он был восприемником одного из детей купца. Приехал батюшка и спрашивает, почему не послали за ним прежде? Около кровати больного был столик с бесполезными уже лекарствами. Он отодвинул его ногою, пузырьки попадали на пол.

– Ты веруешь в Господа Иисуса Христа всем сердцем?

– Верую, – прошептал больной.

– Веруешь, что Он волен и силен творить чудеса и теперь?

– Верую.

– Раскрой рот твой.

Больной раскрыл. Батюшка с молитвою трижды дунул ему в горло и сказал:

– Через три дня приезжай ко мне в Кронштадт: поговеешь и причастишься.

И уехал. Как везти такого больного зимою в Кронштадт? На верную смерть?

Но больной приказал исполнять повеление батюшки. Его свозили и привезли…

– И после того, – закончил сын, – отец прожил еще двадцать пять лет.

Третий случай произошел в Париже в 1933 году, второго апреля. В одно воскресенье назначено было совершить крещение взрослой еврейки. Она выразила желание, чтобы это было сделано после Литургии в пустом храме… Ушли все. Осталось лишь духовенство да восприемники. Кроме них, я вижу еще двух женщин среднего возраста. «Вероятно, – думаю, – это знакомые крещаемой». На всякий случай подхожу к ним и спрашиваю, не знакомые ли они этой еврейки? «Какой?»– «А вот которую мы будем крестить сейчас». – «Мы даже и не знали об этом».– «Почему же вы остались?» – «У нас есть свое дело к вам». – «Ну, в таком случае подождите до конца крещения». Перекрестили. Назвали Евфросинией. Одели ее. Увели. Я подошел к двум женщинам. И вот что они сообщили. Одна из них была жена казачьего генерала О. А другая – жена полковника: фамилию этой теперь забыл. А она в эту ночь видела необычайный сон.

Расписание богослужений

Начало всенощного бдения ежедневно в 17:00.

Начало Литургии по будням в 8:30, по воскресениям — в 9:00, исповедь с 8:15.

Ежедневно по окончании Литургии в храме-усыпальнице совершаются молебны.

Панихиды совершаются ежедневно по окончании Литургии в верхнем соборе Двенадцати апостолов.

В 16:00 во вторник и среду — в храме-усыпальнице молебен с акафистом прав. Иоанну Кронштадтскому.

В четверг в 16:00 — молебен с акафистом свт. Нектарию Эгинскому в храме прп. Иоанна Рыльского.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *