Иерусалим золотые ворота

Игра Крокворд завоевала популярность в социальной сети Одноклассники, Вконтакте и даже на платформе Adnroid и может подойти для всех возрастов! Ответы на Все уровни и Эпизоды можно найти ниже. Вы получите огромное удовольствие от прохождения игры Крокворд. Играйте вместе с друзьями или всей семьей, отгадывайте кроссворды и получайте награды! Главная цель игры найти слово, а для этого потребуется разгадывать кроссворды, соединять необходимые буквы проводя по каждой из них, либо можно нажимать на клетки и вводить буквы для получения слова. Соревнуйтесь с друзьями, кто быстрее и дальше пройдет эпизоды. Развивайте память вместе с Крокворд большое количество слов и буквенных комбинаций поразят каждого игрока! Перед Вами будут стоять 306 эпизодов с огромным количеством уровней. Составляйте слова и проходите дальше, зарабатывая награды. Так же в игре Крокворд присутствуют Бонусные слова или дополнительные слова, за которые Вам будут давать дополнительные монеты. Монеты можно потратить на подсказки, однако всех монет не напасешься, поэтому предлагаю Вам ознакомится с ответами ниже и получить все ответы на вопросы по прохождению игры Крокворд.

Прохождение игры Крокворд на все Эпизоды

Вам предстоит пройти 4590 Уровней, что включает в себя 306 эпизодов. Каждый уровень по своему уникален, а прохождение с каждым Эпизодом становится сложнее. Когда столкнетесь со сложным уровнем, то можете воспользоваться нашими ответами и посмотреть необходимые слова. Желаем приятной игры и новых достижений!

Портал в соборе Либфрауенкирхе в немецком городе Фрейберге (Саксония), возведенный в конце первой трети XIII века, служил главным входом в романский собор XII столетия. После пожара 1484 года он был перенесен на южную сторону нового здания. Формы так называемого «ступенчатого» портала с приземистыми пропорциями, полукруглыми арками еще романские, программа изображений опирается на принципы французской готики.

Главная тема скульптурного убранства портала – прославление Богоматери, культ которой достиг необычайного расцвета в XII–XIII веках. С одним из уподоблений Марии связано и название портала «Златые врата». Не исключено, что скульптуры, по средневековому обычаю, были позолочены.

Богоматерь восседает на троне в центре тимпана над входом, увенчанная короной как Царица Небесная. Как вторая Ева, она протягивает яблоко младенцу Христу – намек на искупление первородного греха. Справа к Марии приближается ангел Благовещения, здесь же изображен св. Иосиф. С другой стороны перед троном преклонили колени три волхва. Фигуры на откосах портала также связаны с темой Христа и Марии. Это библейские персонажи, которые, по средневековым представлениям, предсказывали пришествие Христа в мир, и чья жизнь намекала на его искупительную жертву. Это (слева направо) ветхозаветные пророк Даниил (он спасся, будучи брошенным в ров с голодными львами), царица Савская и царь Соломон (их встреча говорила о преклонении перед божественной мудростью) и Иоанн Предтеча, крестивший Христа. На другом откосе представлены любимый ученик Христа Иоанн Богослов, царь Давид и Вирсавия (их союз воспринимался как будущий союз Христа и Церкви), Аарон с проросшим жезлом в руке.

На полукруглых арочках-архивольтах над тимпаном (снизу вверх) – Коронование Марии. Далее изображения связаны с темой Страшного суда: это души в лоне Авраамовом, по сторонам четыре евангелиста и два ангела, выше – Святой Дух в виде голубя, рядом с ним два ангела и восемь апостолов. На последнем архивольте – ангел Господень и восставшие из гробов.

Отметки «Нравится»: 0 Комментарии: 0 Скопировано: 0 {«202239»:{«title»:»\u041f\u0443\u0448\u043a\u0438\u043d\u0430″,»original»:»\u043f\u0443\u0448\u043a\u0438\u043d\u0430″,»coordinates»:null},»350248″:{«title»:»\u0413\u0435\u0440\u043c\u0430\u043d\u0438\u044f.»,»original»:»\u0433\u0435\u0440\u043c\u0430\u043d\u0438\u044f.»,»coordinates»:null},»561835″:{«title»:»\u043a\u043e\u0442\u043e\u0440\u044b\u0439″,»original»:»\u043a\u043e\u0442\u043e\u0440\u044b\u0439″,»coordinates»:null},»580237″:{«title»:»\u043c\u043e\u0441\u043a\u0432\u0435.»,»original»:»\u043c\u043e\u0441\u043a\u0432\u0435.»,»coordinates»:null},»615756″:{«title»:»\u0445\u0440\u0430\u043d\u0438\u0442\u0441\u044f»,»original»:»\u0445\u0440\u0430\u043d\u0438\u0442\u0441\u044f»,»coordinates»:null},»623618″:{«title»:»\u043f\u043e\u0441\u0442\u0440\u043e\u0435\u043d\u044b»,»original»:»\u043f\u043e\u0441\u0442\u0440\u043e\u0435\u043d\u044b»,»coordinates»:null},»651324″:{«title»:»»\u0437\u043b\u0430\u0442\u044b\u0435″,»original»:»»\u0437\u043b\u0430\u0442\u044b\u0435″,»coordinates»:null},»651325″:{«title»:»\u043b\u0438\u0431\u0444\u0440\u0430\u0443\u0435\u043d\u043a\u0438\u0440\u0445\u0435″,»original»:»\u043b\u0438\u0431\u0444\u0440\u0430\u0443\u0435\u043d\u043a\u0438\u0440\u0445\u0435″,»coordinates»:null},»651326″:{«title»:»\u0444\u0440\u0435\u0439\u0431\u0435\u0440\u0433\u0435″,»original»:»\u0444\u0440\u0435\u0439\u0431\u0435\u0440\u0433\u0435″,»coordinates»:null},»651327″:{«title»:»\u0441\u043b\u0435\u043f\u043e\u043a»,»original»:»\u0441\u043b\u0435\u043f\u043e\u043a»,»coordinates»:null},»651328″:{«title»:»chusovitin»,»original»:»chusovitin»,»coordinates»:null},»651329″:{«title»:»flickr.»,»original»:»flickr.»,»coordinates»:null}} «Златые врата» — портал собора Либфрауенкирхе во Фрейберге, Германия. Построены около 1230 года. В конце XIX века с них был сделан слепок, который по сей день хранится в ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве. Фото: Pavel Chusovitin / flickr. / История цивилизаций! http://civilization-history.ru/post/153638294051

Загружено 3 года назад с civilization-history.ru

Написать сообщение

Пользователь
Nazar Mozol

Золотые ворота, старейшие ворота Старого города, расположены между Львиными воротами и воротами Хульды в одной из башен восточной стены.

В настоящее время заложены камнем, но арки, обозначающие вход, хорошо видны на стене.

Золотые ворота состояли из двух входов, называемых «ворота покаяния» и «ворота милосердия».

Золотые ворота на открытке 1925 г.Julius Hoffmann, Public Domain

Многие иудеи и христиане отождествляют Золотые ворота с воротами, упомянутыми в пророчествах Иезекиля:

«И сказал Господь: ворота эти будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими. Ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены». (Иезекиль 44:2).

По иудейской традиции считается, что именно через эти ворота Мессия войдет в Иерусалим. Считается, что в этот момент камни, закрывающие Золотые ворота, рухнут и те, кто покоится на западном склоне Масличной горы, воскреснув, первыми увидят Мессию.

Ворота были построены римлянами после разрушения Иерусалима в ходе первой римско-иудейской войны.

В период Византийской империи ворота были открыты, через них вошел византийский император Ираклий после победы над персами.

Легенда говорит, что император готовился въехать в ворота с триумфом, на боевом коне, но при его приближении ворота закрылись сами собой и голос с неба сказал:

«Иисус вошел в эти ворота скромно, и так же надлежит входить и императору».

Тогда Ираклий сдался, спешился с коня, снял обувь, и ворота открылись перед ним во всю ширь.

В XII в. крестоносцы открывали эти ворота дважды в год: на Пасху, в память о Входе Иисуса Христа в Иерусалим, и в день памяти об императоре Ираклии.

Золотые ворота — ворота милосердия Sir kiss, Public Domain

После захвата Иерусалима турками, Сулейман Великолепный в 1541 г. приказал наглухо заложить Золотые ворота, чтобы воспрепятствовать входу Мессии.

Внутри ворот были построены мечети, а снаружи султан распорядился разместить мусульманское кладбище, проход через которое, по еврейской традиции, запрещен коэнам.

Это было сделано в надежде, что пророк Илия, который должен возвестить приход Мессии, не сможет пройти через кладбище и войти в город через Золотые ворота, поскольку является коэном.

Так или иначе, ворота до сегодняшнего дня закрыты. Лучше всего их видно снаружи.

Легендарная столица древнего персидского государства город Персеполь был построен по распоряжению царя Дария I, которого уже не удовлетворяла прежняя – Пасагарды. Строительство новой столицы империи Ахеменидов развернулось в отрогах горы Кухе-Рахмат (что в переводе с фарси означает «гора Милосердия») на равнине Мерв-Дешт примерно в 80 километрах от Пасагард, начало строительства датируется 520-м годом до н.э., а его окончание – 450-м годом до н.э. В нём, кроме Дария I поучаствовали еще два следующих персидских царя – Ксеркс и Артаксеркс.

Персеполь — столица империи Ахеменидов

Строители Персеполя (что переводится как «Город персов») выполнили огромный объем работ, в результате чего появилась еще одна жемчужина Востока, чей образ до сих пор пленяет воображение людей. В этом образе соединилось несколько архитектурных стилей, поскольку многие здания и сооружения новой столицы начинали возводиться при одном царе, а заканчивалось строительство уже при другом, и, разумеется, многое менялось, дополнялось, исправлялось в соответствии со вкусами нового правителя.

Парадная лестница Персеполя

Попасть в Персеполь можно было поднявшись по парадной лестнице, состоящий из 110 ступеней, ширина которых составлял 8 метров, а вытесаны они были из цельных гранитных блоков, поднявшись по этой лестнице, человек оказывался перед огромными Воротами всех народов, которые также назывались Вратами Ксеркса. В качестве стражников у этих ворот находились огромные каменные крылатые быки-шеду с человеческими головами, которые являются довольно характерными для персидской архитектуры образами. Её жемчужиной считается дворец Дария I, строительство которого перешло по наследству к его сыну Ксерксу, благополучно его завершившему.

Ворота наций (врата всех народов)

Основной функцией этого дворца было проведение различных государственных церемоний самого высокого уровня, прием зарубежных послов и т.п. Кроме того, своей роскошностью и монументальностью он как бы подчеркивал могущество и величие персидских царей. Дворец располагался на каменной платформе, куда вели две лестницы – с северной и восточной стороны, они были украшены барельефами с изображениями послов 33 народов, подносящих дары царю персов.

Зал Ападана

Огромный главный зал дворца – ападана — имел форму квадрата, длина стороны которого составляла 85 метров, его потолок поддерживали 72 каменные колонны, кроме того, во дворце имелись Зал ста колонн и Зал совещаний. Колонны, традиционные для персидской архитектуры, были украшены барельефами и резьбой, для украшения залов использовалась цветная плитка, различные элементы из золота, например, золотые кружева.

Ападана с другого ракурса

Кроме трех названных залов, важнейшую роль во дворце играла царская сокровищница, где Ахемениды хранили свои богатства, которые были вывезены из завоеванных стран или принесены в качестве даров или дани. Дворец имел восемь каменных ворот, на которых были высечены различные сцены из жизни персидских царей, эпизоды битв, мифологические мотивы и т.п.

Хаджи Рахим, сжавшись как только мог, не замечая покачиваний скрипучей корзины и густой пыли, садившейся на листы его книги, усердно писал строку за строкой:

«…Войско ослепительного Бату-хана непрерывно движется на запад путем, который искони называется «Воротами народов». Он тянется по равнинам к югу от Каменного пояса. и к северу от Абескунского моря По этому пути некогда прошли из восточных степей воинственные хунну, почтенные предки монголов, и потрясли ужасом западные народы.

Впереди войска скачут разведчики, но и без них путник нашел бы в степных просторах тропу, протянувшуюся через великие «Ворота народов». Всюду можно заметить брошенные в давние времена стоянки по валяющимся осколкам побитой разрисованной посуды. Далеко на краю небосклона, точно сигнальные вехи, видны синие курганы, где похоронены неведомые багатуры неизвестных племен… Мир их праху!»

Пока стояла весна, пока всюду еще блестели лужи и перепадали дожди, шествие войска было торжественным и величественным и не столь мучительным, каким оно стало теперь. Когда же настали знойные дни, когда под лучами палящего солнца земля стала высыхать и трескаться, тысячи двигающихся вперед коней и людей начали взбивать облака пыли, закрывшей все небо. Эта тонкая густая пыль совершенно застилает солнце, так что становится темно как ночью. В нескольких шагах уже нельзя узнать человеческое лицо. Все всадники должны твердо сохранять свое место и в десятке и в сотне, потому что, если немного отойти в сторону, можно потеряться в толпе, как в камышах, и придется несколько дней искать свой отряд.

Есть что-то страшное в этом безмолвном движении четырехсоттысячного войска в полумгле, в клубах взвивающейся пыли, когда кругом видны только тени коней и людей. Никто не промолвит ни слова. «О чем говорить, все уже сказано и все известно!» Да и говорить трудно: пыль проникает и в горло, и в нос, и в грудь. Люди стали плохо видеть, оглохли и думают только об остановке, чтобы выпить чашу холодной воды, чтобы стряхнуть одежды, чтобы прохладный ночной ветер унес пыль, чтобы снова показалось синее, безмятежное небо…

К вечеру – остановка у речки с немногими кустами и старыми кривыми ветлами. Длинный лагерь растягивается по обоим берегам. Пылают тысячи костров, кажется – вся степь загорелась. Люди кричат, кашляют, поют, уводят коней и верблюдов в степь, чтобы пустить их пастись на свободе. Слабый ветерок уносит облака пыли от лагеря, и наконец, поздней ночью, доносится легкий аромат степной полыни…

На стоянке с яростным ревом опускается на колени тангутский серый верблюд. Из люльки с трудом вылезают факих Хаджи Рахим и старик Назар-Кяризек, разминая затекшие, одеревеневшие члены. Они долго выбивают из плащей густо насевшую пыль. Напрасное старание! Они бросают плащи на землю и рады, что вблизи горит костер, что на огонь уже поставлен закоптелый котел, что можно растянуться на земле, что над головой уже темнеет беспредельное небо.

Назар-Кяризек, сметливый в житейских делах, уходит к повару Субудай-багатура, говорит ему длинные почтительные приветствия и возвращается от него с горшком рисовой или мясной похлебки; иногда он сам печет в золе лепешки или жарит над угольями узкие ломтики мяса, добытого неведомыми путями. При этом он без конца рассказывает сказки или поет разбитым, дребезжащим голосом старинные кипчакские былины.

Хаджи Рахим не может отойти от каравана: верблюд – его жилище. Факих старается записать все, что видит или слышит, беседуя с кем-нибудь из начальников или простых воинов. Он заметил, что великий советник Субудай-багатур не всегда едет вместе со своим туменом, не всегда прячется в своей железной колеснице. Часто он уезжает в сопровождении охранной сотни в сторону от главного пути. Иногда по нескольку дней не видно вовсе монгольского полководца, который исчезает вместе с молодым джихангиром. Вечером они внезапно появляются около назначенного заранее места остановки. Хаджи Рахим тогда идет к ним и записывает их замечания.

К закату солнца караван ускоряет ход. Все, даже животные, знают, что скоро будет вода и отдых, и движутся веселее. Караван-баши посылает разведчиков, которые исчезают с утра, уносясь на легких конях. Они находят ровную площадку и подают знаки издали, поднявшись на холм, поворачивая коня то вправо, то влево, то кружась по два-три раза: все это имеет особое, понятное воинам значение.

На выбранном месте верблюдов опускают на колени, развязывают тяжелые вьюки. Уводят в степь освобожденных от поклажи животных. Здесь они всю ночь медленно бродят, останавливаются около кустов колючки, хватая ее своими жесткими губами. Особые, обозные верблюды подвозят заготовленный заранее в пути хворост. Рабы разводят костры, ставят на них большие китайские бронзовые котлы на трех ножках. Из кожаных бурдюков в котлы наливают воду, туда же крошат мясо, насыпают рис.

Дозорные не подпускают никого из других отрядов к месту стоянки Субудай-багатура. Каждый отряд должен идти своим путем, не смешиваясь с другими, иметь свой лагерь. Вокруг стоянки Субудай-багатура располагаются только его личная тысяча «бешеных» и далее, по степи, воины его тумена.

Воины из охраны разводят свои отдельные костры, варят себе в котлах похлебку и кто что сумел достать. Они располагаются вокруг костров, растянувшись на войлочных попонах. Их стреноженные кони пасутся невдалеке в степи. Кони сами себе находят корм, объедая неприглядные растения и выбивая копытами корни. Они так неприхотливы в еде, что на них можно проехать, не боясь, через вселенную.

В темноте слышится перекличка дозорных на холмах и тягучий повторяющийся возглас:

– Внимание и повиновение!

Иногда на месте стоянки ставятся шатры. Все понимают и радуются: два-три дня будет остановка и отдых. В шатрах разостланы войлоки и ковры, брошены шелковые подушки. Быть может, предстоит совещание ханов или готовится праздничная облавная охота.

В полной тишине доносится топот множества копыт – это подъезжает ослепительный Бату-хан, с ним Субудай-багатур и их отборные нукеры.

Перед одноглазым, угрюмым Субудай-багатуром все трепещут больше, чем перед Бату-ханом. Субудай всегда заметит непорядки, скажет тихо несколько слов, после чего куда-то скачут сломя голову всадники, кого-то тащат, где-то слышны отчаянные крики…

Бату-хан не замечает мелких непорядков. Его взор блуждает поверх людей, его мысли заняты великими планами, он любит говорить только о будущем. Когда оба полководца, молодой и старый, входят в желтый шелковый шатер, там уже должен быть готов обед. «Расстилатель скатерти» и «подаватель» стоят почтительно, сложив руки на животе, ожидая приказаний. Обед проходит торжественно. Три главных шамана сидят тут же, бормоча вполголоса благоприятные заклинания…»

великое переселение народов – широкомасштабное движение народов в 4 – 7 вв. Нашествием гуннов начинается ряд последовательных азиатских нашествий в Европу (с 70-х гг. 4 в.). Гунны – это кочевой народ, сложившийся из союза тюркоязычных и местных племен в Приуралье во 2 – 4 вв. Гунны открыли ряд последовательных азиатских нашествий в Европу. Они прошли через южно-сибирские степи и через «великие ворота народов» между Уральским хребтом и Каспийским морем в Восточную Европу. Они разбили готов – одно из восточно-германских племен, обитавшее в первые два века н.э. на южном берегу Балтийского моря (нынешняя Польша), а затем, теснимые какими-то племенами (предположительно праславянами ), ушли на юг Украины и России. Вождь готов Германарих в отчаянии покончил с собой. Возглавив мощный союз племен, гунны предприняли опустошительные походы во многие страны. Наибольшего могущества гунны достигли, когда их возглавил (в 440 г.) свирепый вождь Аттила. Они перешли из черноморских степей на запад, в Дунайскую равнину, нападая на Восточную и Западную Римскую империи, брали у них выкуп. После смерти Аттилы в 453 г. союз гуннов распался.

В 6 в. их сменили авары (согласно древнерусской летописи – обры), которые обитали в бассейне Дуная, угнетая покоренные племена, в том числе и славян.

В 7 в. появилось новое кочевое племя – хазары , которые обосновали обширное государство от Кавказских гор до Волги и Среднего Днепра – Хазарский каганат (до конца Х в.). (См. историческую карту «Киевская Русь в 9 – 12 вв .».) Все эти народы и племена не только предшествовали появлению на Восточно-Европейской равнине славянских племен, но уже и соседствовали с ними и оказывали друг на друга взаимное влияние.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *