Храм Косьмы и Дамиана Королев

Православный храм
Церковь Косьмы и Дамиана
Страна Россия
Город Королёв,
Московская область
Конфессия Православие
Епархия Московская
Строительство 1786—1796 годы
Сайт Официальный сайт
Церковь Косьмы и Дамиана на Викискладе

Координаты: 55°54′58″ с. ш. 45°51′08.64″ в. д. / 55.916111° с. ш. 45.8524° в. д. (G) (O) (Я)

Церковь Косьмы и Дамиана — православный храм Пушкинского благочиния Московской епархии. Храм расположен в городе Королёве Московской области (ул. Станционная, д. 43), памятник архитектуры 18 века. Названа в честь святых-бессребреников, братьев Косьмы и Дамиана, живших в III-IV веках н. э.

Настоятель храма — протоиерей Александр Славинский

При храме действует Воскресная школа для взрослых и детей, правосланый детский сад, издается газета «Приходской листок», организуются паломнические поездки по святым местам.

При храме находится небольшое кладбище с могилами священнослужителей храма, Болшевского врача М.М. Борисова и учительницы Л. И. Фалютинской, князя П. И. Одоевского. Часть могил без надписей.

Клирики храма

  • Протоиерей Георгий Рзянин
  • Священник Виктор Нестеров
  • Дьякон Вячеслав Попов

Священнослужители

В ХХ веке в храме служили:

Священники

  • Протоиерей Александр Сахаров
  • Протоиерей Василий Сергеев
  • Протоиерей Владимир Сиротинский

Памятная доска на храме Косьмы и Демиана в Болшево

  • Протоиерей Георгия Строев
  • Протоиерей Георгий Рзянин — служил в церкви 29 лет (1980—2009).
  • Священник Михаил Сабуров
  • Священник Петр Ткачук
  • Протоиерей Александр Славинский (с 1958 — ныне настоятель)
  • Священник Виктор Нестеров (с 1999- н.в.)
  • Священник Иосиф Тогубицкий (с 2009 — н.в.)

Диаконы

  • Диакон Александр Столяров
  • Диакон Сергей Куимов
  • Диакон Олег Кубраков
  • Николай Середний
  • Вячеслав Попов

Постройка храма

Храм возводится рядом с деревянным благодаря попечительству князя Петра Ивановича Одоевского (1740-1826) с 1786 года в селе Болшево. Князь в честь своей дочери основал в Москве «Дарьинский приют». В храме рядом с трапезной теперь висят мемориальные доски в честь Дарьи Петровны Одоевской и П. И. Одоевского.

Церковь Косьмы и Дамиана построена в стиле классицизма, колокольня в стиле русского барокко. Территория церкви огорожена по периметру металлической решёткой.

В 1898 году на пожертвования прихожан и местных фабрикантов, благодаря настоятелю храма отца Николая Георгиевского и церковного старосты С.П.Киричко, к храму по проекту архитектора Д. Шнауберга пристраивается южный придел во имя иконы Казанской Божией Матери

Первоначально храм был летним, без отопления.

В храме почиталась икона, написанная в память чудесного спасения императора Александра III и его семьи во время железнодорожной катастрофы. На иконе изображены лики святых покровителей августейшей семьи, а также тех святых, которые празднуются 17 октября. Икона была написана академиком Грибковым и поставлена в отдельном богато вызолоченном иконостасе, с неугасимой серебряной лампадой перед ней (икона эта пропала).

В 1800 году рядом с Церковью Косьмы и Дамиана возводится зимний храм Преображения Господня. В 1929 году храм также разграблен и обезглавлен, а ныне перестроен и в нем работает администрация поселка Болшево. В 2001 году первый этаж здания Преображенского храма отдали в пользование общине Космодамианской церкви для размещения в нем воскресной школы.

Уничтожение

В конце 30-х годов храм был подвергнут разграблению, а всё духовенство подверглось репрессиям и гибели в лагерях, в том числе и протодиакон Николай Тохтуев. В 2005 году Николай Васильевич Тохтуев причислен к лику Святых. Празднование священномученику Николаю (Тохтуеву) установлено 4/17 мая, в день его кончины.

Возрождение

В настоящее время храм отреставрирован. В храме находятся частицы мощей святых Римских бессребреников Косьмы и Демиана и икона святых.

В храме находится чтимая иконы святых безсребреников и чудотворцев Косьмы и Демиана Асийских, преподобномучениц Варвары, Елисаветы с частицами их мощей.

Интересные факты

В 1878 году старостой церкви стал Алексеев С. – отец знаменитого режиссера К. Станиславского. Храм территориально находился в селе Любимовка, принадлежащем Алексееву.

Фотогалерея

  • Церковь Косьмы и Демиана в Болшево

  • Захоронение учительницы Любови Ивановны Фалютинской у южного придела церкви Косьмы и Демиана в Болшево

  • Северная часть церкви Косьмы и Демиана в Болшево

  • Захоронение доктора Михаила Михайловича Борисова при церкви Косьмы и Демиана в Болшево

  • Захоронение Феодосии Михайловны Маргграф при церкви Косьмы и Демиана в Болшево

  • Захоронение Протоиерея Павла Андреевича Говорова при церкви Косьмы и Демиана в Болшево

  • Захоронение Иерея Иоанна Алексеевича Синайского и его жены Ольги Николаевны Синайской при церкви Косьмы и Демиана в Болшево

  • Захоронение Протоиерея Рафаила Владимировича Назарова при церкви Косьмы и Демиана в Болшево

  • Захоронение Протоиерея Георгия Рзянина при церкви Косьмы и Демиана в Болшево

  • Захоронение Дьякона Вячеслава Александровича Машкова при церкви Косьмы и Демиана в Болшево

Примечания

О церкви Космы и Дамиана

  • вечернее богослужение под праздники и воскресные дни — в 17:00
  • утренние службы по будням — в 7:30

По праздникам:

  • ранняя литургия — в 7:00
  • поздняя литургия — в 10:00

По договорённости со священнослужителями на дому совершаются молебны, соборования и причащения больных.

Совершаются также:

  • молебны
  • панихиды
  • отпевания
  • венчания
  • исповеди
  • крещения

История храма Космы и Дамиана в Болшево

Владельцем Болшева и приписанных к нему деревень в 1573 году был дьяк Василий Щелкалов, до него — дьяки Никита Щелепин и Вторый Федоров. Затем по государевой грамоте 1620 года Болшево принадлежало боярину Федору Ивановичу Шереметеву. В 1651 году вотчина «дана внуку его князю Михаилу Одоевскому». От последнего село перешло к его сыну князю Юрию Михайловичу Одоевскому, который по благословенной грамоте патриарха Иоакима построил новую церковь Космы и Дамиана. Вероятно, этот храм тоже был деревянным. Его освятили в 1682 году, и он простоял более ста лет.

В 1776 году владелец села князь Петр Иванович Одоевский, отличавшийся своей благотворительностью, пожертвовал 1180 крепостных крестьян на учреждение богадельни в Болшеве. Позже в память о своей дочери Дарье Петровне (в замужестве графиня Кенсона) он устроил в Москве Дарьинский приют для девочек (ныне на этом месте стоит здание МХТ имени А.П. Чехова — Камергерский пер., 3). Похоронена Дарья Петровна при храме Космы и Дамиана в Болшеве, о чём свидетельствует мемориальная доска, установленная на западной стене внутри церкви.

Начало строительства каменного храма во имя святых бессребреников Космы и Дамиана, в Риме пострадавших, приходится на 1786 год. К этому времени деревянная церковь уже изрядно обветшала, и отставной полковник Петр Иванович Одоевский приступил к возведению нового храма, который стоит и доныне.

В 1898 году консистория разрешила пристройку к церкви Космы и Дамиана южного придела в честь Казанской иконы Божией Матери по проекту известного московского архитектора Б.Н. Шнауберта. Строительство продолжалось два года, и в 1900 году придел освятили. Московская газета «Церковные ведомости» сообщала: «9 июля … было совершено освящение вновь сооруженного придела при местной церкви в честь иконы Казанской Божией Матери… благодаря энергии и старанию настоятеля храма о. Николая Георгиевского и церковного старосты С.П. Киричко на сумму, собранную прихожанами. Фабриканты — иностранцы, живущие в окрестности, фабрики которых находятся в приходе этой церкви, принесли на сооружение придела значительные суммы».

О разорении храма Космы и Дамиана в Болшево

Одной из самых мрачных страниц в истории нашей Родины была борьба с религией, выражавшаяся в разрушении православных храмов и уничтожении священнослужителей как носителей идей Православия. Богоборческая волна унесла жизни многих ни в чём неповинных священнослужителей. Сколько священнослужителей и мирян пострадало в XX веке во время гонений за веру, точного ответа на этот вопрос ни даст никто.

Гонения на Русскую Православную Церковь начались в 1917 году и приняли массовый и ожесточенный характер уже в 1918 году. Своего апогея они достигли в 1937-1938 годах.

По данным правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий (из материалов Юбилейного Архиерейского Собора РПЦ 2000 года):

  • в 1937 году арестовано 136900 православных церковнослужителей, из них расстреляно 85300
  • в 1938 году арестовано 28300 православных церковнослужителей, расстреляно — 21500

Жестоким гонениям подверглись и священнослужители церкви Космы и Дамиана, а сам храм был разорён и разграблен. Конечно, акция не была местной самодеятельностью. Команды шли сверху, газеты и журналы пестрели карикатурами самого издевательского толка на священнослужителей и на простых верующих.

В конце августа 1929 года немногочисленные верующие подошли к церкви, но обнаружили, что она заперта. Удивились: «Как же так, ведь сегодня праздник?» Узнать было не у кого, разошлись по домам. Днём раньше, после обедни, в церковь явились несколько человек, возглавляемые двумя местными печальной славы «общественными деятелями» — П. Дудко и И. Бардышевым. Они отобрали у священника отца Николая Георгиевского и старосты ключи и заперли церковь, объявив, что здание со всем имуществом конфискуется. Немногие присутствовавшие были в таком шоке, что даже не пытались защищать свои права.

Дальнейшее показало, что у людей, закрывших церковь, никаких полномочий не было, а местные власти не только им не препятствовали, но и, поощряли такие действия.

Известие о содеянном распространилось только через несколько дней. Наиболее смелые и энергичные прихожане принялись собирать подписи под прошением о разрешении открыть церковь. А тем временем воинствующие безбожники обсуждали, что делать с храмом. Дудко предлагал взорвать его. Однако то ли разрешения не получили, то ли динамита не смогли раздобыть.

Руководителями разгрома были И. Бардышев и П. Дудко, они же были главными разрушителями. Им помогал отряд добровольцев. Приходили как на работу, по-деловому, с инструментами. Первое, что привлекло их внимание, было паникадило — главная люстра храма, ажурное сооружение из металла и хрусталя, по виду воздушно-лёгкое, но в действительности массой в несколько пудов, подвешенное на толстой железной цепи под куполом. Приставив лестницы, забрались наверх и перепилили цепь. Люстра рухнула на каменный пол и разбилась. Затем принялись за иконостас, подрубили опоры и повалили его, превратив в груду обломков. Под ними было погребено главное Распятие, по преданию, работы В.Д. Поленова. Потом взялись за колокола, их спускали по канату на землю. Но самый большой колокол снять не смогли — слишком тяжёл и огромен, в проём колокольни не проходил. Его решили разбить на месте.

Свой последний набат колокол вызванивал целый день, и его было слышно за десять километров.

Пришла зима, но церковь продолжали громить. Приходили все желающие и выискивали, что ещё можно разбить или разломать. Разодраны были в клочья дорогие покрывала и облачения духовенства — ризы из золотой и серебряной парчи. Дети на Первомайке играли золотыми кисточками, парчовыми лоскутами и обломками окладов икон.

Надругательство над церковью приводило в ужас прихожан. Разодрав на куски плащаницу, одну часть её отнесли к дому крепко верующего старика и, открыв дверь, швырнули под ноги, сопроводив сей акт отвратительными по смыслу словами.

И. Бардышев — бородач с тросточкой (он сильно хромал) – был в то время знаменит в Болшеве. В 1927 году его «выдвинули» на должность директора железнодорожной школы-девятилетки в Жуковке. Слово «выдвиженец», очевидно, надо объяснить. Начиная с 1927 года, вошло в практику заменять руководителей учреждений и предприятий, имевших специальное образование и опыт, людьми «из народа», не имевшими ни того, ни другого.

Как правило, выдвиженцы в лучшем случае не справлялись с работой, их скоро снимали. Бардышева сняли за развал работы и по многим жалобам родителей и учителей. Он, мягко выражаясь, проявлял нездоровый интерес к ученицам старших классов. В 1940-е годы он опять попал на педагогическую работу, и повторилось то же самое. В первые годы после Великой Отечественной войны он попал в тюрьму за кражу коровы.

П. Дудко тоже был хорошо известен на Первомайке и в окрестностях. Всегда шумел, ввязывался в любой спор и неистово орал на противника. Имя его стало нарицательным: если кто, сердясь, повышал голос, его одергивали: «Дудко полоумный». Он был эпилептик, но это не мешало ему всегда находиться в гуще людей. Где собирались четверо-пятеро, там непременно оказывался и он. В милиции постоянно отирался, и оружие ему доверяли.

В 1926 году он застрелил милиционера во время чистки оружия: щёлкал курком револьвера, который он якобы разрядил, однако в барабане остался один патрон. Никакого наказания не понёс, и совесть его, очевидно, молчала. Другой бы после этого был бы тише воды, ниже травы, а он нисколько не угомонился.

Очевидно, остальные участники разгрома церкви были того же морального уровня. Загадку представляет один лишь Василий Галямин. После войны он, ослепший при неизвестных обстоятельствах, регулярно приходил к церкви и стоял на паперти с другими нищими, собирая подаяние. Первое время некоторые сердитые старушки выговаривали ему: «Ты же главный гонитель был и разрушитель церкви, что же ты пришел сюда милостыню просить?» Он отмалчивался, а потом к нему привыкли.

Может возникнуть вопрос: почему верующие не защитили свою церковь? Пришли бы десятка два-три мужиков и выбросили громил за ворота! Нет, силой тут действовать было нельзя, это прихожане точно знали. В особенности боялись за своего священника, отца Николая, которого очень любили. Ему не миновать бы ареста, а может быть, и расстрела. Примеры уже были. Так что верующим оставалась лишь роль просителей. Да и на эту роль не так уж много охотников находилось. Большинство боялись.

В те дни группу ходоков от болшевского прихода возглавила Л.М. Евстафьева. Эта маленькая тихая женщина лет пятидесяти пяти принялась энергично и безбоязненно выполнять поручения верующих. Без устали она обивала пороги разных ведомств, включая самые высокие. Кто-то из деятелей культуры и искусства не побоялся присоединить свою просьбу, указав, что в болшевской церкви имеются работы знаменитого художника В.Д. Поленова. Однако в ту пору, как и в последующие десятилетия, если уж церковь закрывали, то снова открыть её не было никакой возможности.

Местные власти, даже получив из Москвы соответствующее предписание, оставляли его под сукном. Так было и в Болшеве. После повторных настойчивых просьб Москва поручила разобраться с делом болшевской церкви начальнику милиции Мытищинского района В.П. Якунину, который, кстати, жил совсем недалеко — в Жуковке, где за сорок лет до того проживал художник Поленов. Была уже весна, апрель, начиналась Страстная неделя. К вечеру погромщики явились «на работу». Искали, что ещё осталось целым в церкви. Целы были только стены. Обнаружили засыпанный осколками стекла, обломками металла и дерева большой деревянный крест. Перевернули его, а там — неповрежденное изображение распятого Иисуса Христа. Распилили распятие на куски и снесли вниз, в котельную. Но поленились растапливать печь: «Ладно, завтра сожжем». Наутро В. Якунин отобрал у них ключи. От И. Бардышева и П. Дудко потребовали возвратить все вынесенные из церкви Космы и Дамиана предметы.

Известно, что В. Якунин отобрал у них два дорогих креста на массивных цепочках и вместе с ключами передал их настоятелю. Что стало с другими драгоценными предметами установить невозможно. Верующие не стали тратить время на излияние скорби при виде ужасающего разрушения в храме. Они сразу принялись за работу. Якунин, вошедший вместе с ними в церковь, посоветовал, в первую очередь, вынести мусор, навести чистоту и хоть какой-нибудь порядок. «А то завтра может приехать другая комиссия. Увидев такое безобразие, пожалуй, заявит, что тут восстанавливать нечего». Сразу же пришло много людей. Перебирали и выносили мусор, отделяя то, что могло ещё пригодиться. Мыли полы и стены.

А тем временем появились специалисты разных профилей: столяры, плотники, художники, стекольщики, электромонтеры, слесари. Под руководством Г. Левицкого и И. Шуранова начали реставрацию. Казалось, должны были опуститься руки, но они решили сделать невозможное — восстановить церковь к Пасхе. И сделали! Все, не щадя себя, трое суток не прекращали работу ни днём, ни ночью. Когда принесли из котельной куски поленовского Распятия, специалисты сказали, что его можно восстановить. Но небольшого кусочка не хватало. Кинулись искать по всем углам; несколько часов взрослые и дети перебирали остатки разрушения. Недостающую часть нашли, и было такое ликование, что событие это запомнилось участникам на всю жизнь.

Все работали безвозмездно, даром отдавали в церковь необходимые материалы, иконы, другие нужные вещи. Помощь поступала и из других храмов. Да, произошло невозможное: в три дня было восстановлено всё, что отряд разрушителей ломал, крушил, уничтожал много месяцев.

И храм был открыт 15 апреля 1930 года. Болшевские воинствующие безбожники были в бешенстве. Дудко кричал на всех перекрёстках: «Я же говорил — дайте нам динамит; взорвали бы церковь, и дело с концом. Не послушали!» Отступать им очень не хотелось, возник «альтернативный проект»: отдать верующим соседнюю церковь Преображения Господня, которая была гораздо меньше. «Может быть, там всего десятка два старух и стариков в церковь ходят, так им и маленькой хватит». Местные власти обратились с этим предложением к Якунину, он обещал выяснить. В Великую субботу он побывал в церкви, разговаривал со служителями и с верующими. «Сколько народу ходит?. Приходите сюда сегодня в полночь и посмотрите». Он так и сделал.

Как всегда, в Пасхальную ночь народу было столько, что все не помещались в церкви. Снаружи у дверей и повсюду в церковной ограде стояли большие толпы. Валентин Парамонович не смог пробиться дальше паперти, но с высоты своего громадного роста он увидел море голов и принял правильное решение. Церковь Космы и Дамиана осталась за верующими, а Бардышев, Дудко и иже с ними вели агитацию за исключение Якунина из партии. Ему пришлось пережить немало неприятных дней, но в конечном итоге Мытищинский райком его оправдал. В то смутное время церковным старостой была Л.М. Евстафьева. Ей и в дальнейшем приходилось отбивать атаки воинствующих безбожников. В частности, защищаться от несуразного проекта, который предлагал местный Совет: устроить в каком-нибудь помещении церкви водокачку, а водонапорный бак водрузить на колокольню.

Лидия Мартыновна отправилась к М.И. Калинину, и случилось маленькое чудо: без предварительной записи она прошла прямо в его кабинет. Он встретил её приветливо и наложил на заявление резолюцию: «Оставить болшевскую церковь Космы и Дамиана в покое».

Реликвии церкви

Особым почитанием пользуется икона св. Бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана с частицей их святых мощей.

При храме действует православный детский сад.

Община храма издаёт «Церковный листок», выходящий два раза в месяц.

г. Королев, Пушкинский район , 1786 год
Престольный праздник: бесср. и чудотв. Космы и Дамиана Асийских (14 ноября)
Настоятель: протоиерей Виктор Викторович Нестеров, 1968
Священнослужители

  • протоиерей Александр Александрович Славинский, 1929
  • священник Иосиф Витальевич Тогубицкий, 1985
  • священник Димитрий Викторович Нестеров, 1998

Приделы

  • иконы Божией Матери «Казанская» (21 июля, 4 ноября)

Приписные храмы

  • храм Преображения Господня
  • храм свт. Николая Мирликийского
  • часовня вмч. Пантелеимона
  • часовня прп. Серафима Саровского

Адрес: г. Королев, ул. Станционная, д. 43
Телефон: 8 (916) 551-71-17, 8 (495) 519-98-04
Официальный сайт: kosmo-damians.cerkov.ru, vk.com/churchkosmodamian

Первое упоминание о церкви Космы и Дамиана в селе Болшеве относится к 1585 г.

В 1776 г. владелец села князь Петр Иванович Одоевский пожертвовал Болшево с древним храмом «в распоряжение попечительного комитета на содержание учрежденного им убежища для бедных», усадьба же осталась за ним.

В 1786 г. тщанием князя Петра Ивановича Одоевского начал строиться доныне существующий кирпичный храм. В XIX в. в Болшеве появилась вторая, теплая церковь в честь Преображения Господня. Здание этой церкви сохранилось до нашего времени. Обезглавленный храм приспособлен под болшевский поселковый совет. С был 1814 г. к Космодемьянской церкви села Болшева приписана Рождественская церковь, что в селе Костине.

В 1878 г. старостой стал С.Алексеев (отец К.С.Станиславского), полностью отремонтировавший Космодамианский храм.

В храме почиталась икона, написанная в память чудесного спасения императора Александра III и его семьи во время железнодорожной катастрофы. На иконе изображены лики святых покровителей августейшей семьи, а также тех святых, которые празднуются 17 октября. Икона была написана академиком Грибковым и поставлена в отдельном богато вызолоченном иконостасе, с неугасимой серебряной лампадой перед ней (икона эта пропала).

В 1900 г. на пожертвования прихожан и местных фабрикантов-иностранцев, благодаря старанию настоятеля храма отца Николая Георгиевского и церковного старосты С.П.Киричко, соорудили южный придел в честь Казанской иконы Божией Матери. Чертежи исполнил архитектор Д.Шнауберг.

В 1929—1930 гг. церковь разгромили безбожники, однако потом ее вернули верующим.

Протоиерей Николай Георгиевский и протодьякон Андрей Рубин погибли в лагерях. В 1937 г. в храме святых бессребреников Космы и Дамиана служили священник Александр Русинов и диакон Сергий, а также протодиакон Николай Васильевич Тахтуев. Все они были репресированы в 1940 г. и погибли в лагерях в Коми АССР.

Построенный в 1800 г. храм Преображения Господня в советское время был закрыт и осквернен. В 1970-х гг. внешний облик храма окончательно изменился.

В 2001 г. первый этаж здания Преображенского храма отдали в пользование общине Космодамианской церкви для размещения в нем воскресной школы.

В 1915 г. на территории больницы (ныне поселок Первомайский) фабрики товарищества Рабинек выстроили больничную часовню. В 2001 г. обезображенную часовню восстановили.

Летом 2002 г. началось строительство храма-часовни во имя святителя Николая при муниципальном Доме ветерана и Социально-реабилитационном лечебном центре «Забота» в поселке Первомайский. 25 сентября 2002 г. храм освятили.

Чтимой святыней является храмовая икона святых Космы и Дамиана с частицей мощей.

С 1997 г. при храме работает воскресная школа, издается газета «Приходской листок» окормляются близлежащие детский сад, а также несколько школ, есть библиотека.

Церковь Бессребреников Космы и Дамиана

Г. Королёв (Болшево).

Ещё ближе к Болшеву расположено Мальцево-Бродово (в советское время пос. Лесные поляны), где в 1843 г. появилась шёлковая и полушёлковая фабрика В.М. Фомичева. В 1853 г. на ней было 100 рабочих и вырабатывалось продукции на 100 тыс. руб.

В усадьбу ведут красивые ворота, сохранились главный дом и парковый павильон. Последним владельцем Мальцево-Бродово был доктор Н.В. Соловьёв.

Калининград (в наше время Королёв) был образован в 1938 г. на основе пос. Калининский.

В 1960 г. в его состав был включен г. Костино, в 1963 г.- рабочие посёлки Первомайский и Текстильщики и дачный посёлок Болшево.

Самая древняя часть города — Болшево (в документах XVI—XVIII вв. Большево или Большово).

В XII в. по Клязьме в этом районе находилось городище славянского племени вятичей. Здесь проходил древний торговый путь из Московского княжества во Владимиро-Суздальское, начинавшийся от устья Яузы. Это место называли Пристанищем. Товары грузили на лодки-однодеревки (выдолбленные из цельного дерева) или набойные (однодеревки с набитыми на борт досками). Плыли по Яузе до Мытищ. Оттуда, где в Яузу впадает небольшая р. Работня, начинался восьмикилометровый волок на Клязьму. Спуск судов на воду происходил у селения Городище. Являясь своего рода контрольным пунктом, оно было практически нежилым. Мимо Болшева, из Киева во Владимир, в 1159 г. проследовал со своей дружиной князь Андрей Боголюбский.

В XVI в. Болшево и Костино — владения думного дьяка, печатника (1596) Василия Щелкалова, с 1577 г. возглавлявшего Разрядный приказ, после отставки брата Андрея в 1594 г. он стал во главе Посольского приказа.

В 1601 г. отставлен отдел, в 1605 г. пожалован Лжедимитрием в окольничие, умер в 1611 г.

В 1620 г. по государевой грамоте с. Болшево с принадлежащими ему д. Городище и д. Комаровка перешло во владение боярина Фёдора Ивановича Шереметева (ум. 1650), оборонявшего в 1591 г. Москву от хана Казы-Гирея. По жене он был родственником бояр Романовых, опала на них при царе Борисе Годунове коснулась и его, он был отправлен воеводой в Тобольск и лишился части вотчин и двора в Москве.

В 1605 г. послан против самозванца, но после смерти царя Бориса перешёл на сторону Лжедимитрия и был им пожалован в бояре. После убийства самозванца и избрания на престол Василия Шуйского Шереметев служил ему честно.

В 1606 г. послан против мятежной Астрахани, в 1607 г. занял её, очистил волжские города от изменников и в 1610 г., соединившись с войсками М.В. Скопина-Шуйского, освобождал Москву.

После низложения Шуйского Шереметев стоял в думе вместе с патриархом Гермогеном за избрание царя из русских, но позднее в числе временного правительства из 7 бояр (Семибоярщина) участвовал в посольстве с предложением престола польскому королевичу Владиславу. Затем держался Владислава, был с поляками в осаде в Москве и вышел из Кремля только после капитуляции польского гарнизона.

Принимал активное участие в избрании на престол царя Михаила Романова, ему приписывают слова: «Выберем де Мишу Романова, он молод и ещё глуп».

В 1615 г. освобождал от шведов Псков.

В 1617 г., когда насущной необходимостью было освобождение страны от огромного количества разбойнических шаек, ему поручен Разбойный приказ. Шереметев принимал участие в посольских съездах, закончившихся Деулинским перемирием с поляками, встречал возвращавшегося из плена отца царя, патриарха Филарета, был одним из деятельных участников в заключении Поляновского вечного мира с Польшей.

В 1649 г. принял иноческий чин с именем Феодосия.

На его дочери Евдокии (ум. 1671) был женат князь Никита Иванович Одоевский (ум. 1689).

Болшево перешло к его сыну, князю Юрию Михайловичу (ум. 1685), боярину (1676) и воеводе, рязанскому наместнику (1674), с 1678 по 1680 гг. — первому воеводе в Новгороде. В том же году он начал строить в Болшево деревянную церковь Святых бессребреников Космы и Дамиана (освящена в 1682 г.).

В 1682 г. в числе других бояр подписал Соборное постановление об отмене местничества. В селе тогда находилось 25 дворов крестьянских и восемь прочих (старосты, конюхов, попа). Потом селом владел его сын, князь Михаил Юрьевич Одоевский (в 1682 г. пожалован в комнатные стольники к царю Петру Алексеевичу, в 1689 г. сопровождал его в поездке в Троице-Сергиев монастырь, в 1698 г. поручик Семёновского полка, в 1721 г. в чине гвардии полковника назначен командиром армейской дивизии).

Его сын Иван Михайлович (1702-1775), в 1716 г. поступил на флот гардемарином и был послан учиться в Англию, в 1735 г. уволен из флота по болезни, в 1738 г. назначен советником в Московскую Дворцовую контору, с 1741 г. — действительный статский советник.

В 1776 г. владелец села князь Пётр Иванович Одоевский (1740-1826) «предоставил Большово с деревнями в распоряжение попечительного комитета» на содержание учреждённого им убежища для бедных, сохранив за собой только усадьбу.

В 1786 г. он построил вместо деревянной церкви Космы и Дамиана каменную в стиле раннего классицизма. В этом храме его и похоронили.

В 1878 г. пристроена паперть.

В 1898-1900 гг. по проекту архитектора Бориса Николаевича Шнауберта (1852-?) пристроен южный придел и изменён верх ко-локольни. В храме сохранился иконостас конца XVIII в. Князь П.И. Одоевский, полковник, служил в Конной гвардии, потом в армейских полках, в 1793 г. вышел в отставку. Он основал в Москве приют, который назвал Дарьинским в память о дочери. Она похоронена в церкви Космы и Дамиана в Болшеве, построенной в год её рождения.

Дарья Петровна была женой графа де-Кенсона, впоследствии пэра Франции. После смерти дочери князь остался совершенно один, умерла его супруга (урождённая Полтева), в 1813 г. погиб сын Сергей. Князь отдал Человеколюбивому обществу огромное имение в с. Болшево, на землях которого жило 1130 крестьян. Здесь на средства общества было открыто несколько благотворительных учреждений, в том числе богадельня, училище для крестьянских детей, а в 1835 г. при богадельне построена каменная церковь Преображения Господня (поблизости от храма Святых бессребреников Косьмы и Дамиана).

В 1863 г. в Болшеве была открыта начальная школа для крестьянских детей.

В советское время церковь была закрыта и перестроена

В 1874 г. в с. Болшево в доме, предоставленном попечительным о бедных комитетом Человеколюбивого общества, Общество поощрения трудолюбия учредило исправительный приют для нищенствующих и бродяжничающих девочек в возрасте от 4 до 14 лет. Их помещали сюда по приговору суда или по просьбе родителей. Кроме грамоты, девочки обучались портновскому и белошвейному ремёслам, занимались домашней работой, огородничеством, ухаживали за птицей и домашним скотом. Треть денег из прибыли за произведённую продукцию распределялась между воспитанницами и выдавалась им по выходе из приюта в 16-летнем возрасте. Девочки и дальше пользовались покровительством приюта (трудоустройство и материальная помощь). В 1863 г. в Болшеве открылась начальная школа для крестьянских детей.

В 1890 г. в храме с. Болшево была освящена икона, сооружённая усердием правления, служащих и рабочих фабрики товарищества Франца Рабенека в память чудесного спасения императорской семьи при крушении поезда у станции Борки. Икона поставлена в отдельном, богато вызолоченном киоте, написавший её академик С.И. Грибков изобразил святых, чьи имена носили члены императорской фамилии, и тех, память которых празднуется 17 октября.

С 1932 по 1933 г. в храме служил священномученик Павел (Успенский, 1888-1938). Он родился в семье священника, в 1911 г. окончил Московскую духовную семинарию, два года был учителем церковноприходской школы в Каменке (селение вошло в границы г. Электроугли), в 1913 г. рукоположен во священника к Троицкому храму с. Сафонова (ныне г. Электроугли), где служил до 1930 г. Затем почти каждый год был в разных храмах Подмосковья, последним из них (с 23 июня 1936 г. по день ареста, 19 марта 1938 г) стал храм Рождества Божией Матери в с. Рудня (ныне в Орехово-Зуевском районе).

О. Павел расстрелян 4 июля 1938 г. на Бутовском полигоне под Москвой.

19 января 1938 г., в церковной сторожке, где жил, был арестован диакон болшевской церкви Сергей Владимирович Никольский (1876-1938). Обвиненный в антисоветской агитации, он был расстрелян 31 января 1938 г.

У стен Космодемьянского храма похоронен протоиерей Михаил Нестеров (1919-1996). Он родился в крестьянской семье, у него было 6 братьев и сестёр. С детства был при храме, несмотря на насмешки и унижения, которым подвергался в школе, и стал псаломщиком.

В мае 1941 г. призван в армию и направлен на Север, всю войну сражался на полуострове Рыбачий. Вернулся с больными ногами. Поступил в Богословский институт в Новодевичьем монастыре в Москве. Заболел язвой желудка.

В 1946 г. рукоположен во диакона. Служил в Мариуполе, Орехово-Зуеве, был рукоположен во иерея и назначен настоятелем собора в Можайске. В храм никто не ходил, он стоял пустой, с выбитыми стёклами, не было хора.

О. Михаил потихоньку всё наладил, прослужил 5 лет и вышел за штат после двух инфарктов. Поехал в Болшево, где псаломщицей служила его тётушка Мария. Вновь начал служить в храме в окрестностях г. Пушкино, снова вышел за штат, но в конце того же года назначен в Антиохийское подворье в Москве, где и служил с 1959 по 1977 г. Его там полюбили и прозвали «пушистым» за пышные волосы. О. Михаил был награждён советскими боевыми орденами и медалями и орденами Антиохийской церкви.

По болезни ушёл на пенсию, служил по праздникам в болшевском храме Святых бессребреников Косьмы и Дамиана. Он много болел, у него отняли ногу, и в храм его привозили в кресле-коляске, а последние полгода уже не вставал с постели. Скончался мирно, во сне, 30 апреля 1996 г.

Неподалеку от храма Святых бессребреников Космы и Дамиана стоит дом, в котором провёл последние годы жизни прозаик и поэт, историк литературы и театра, написавший одну из первых и лучших книг о художнике Н.В. Нестерове (своём друге), Сергей Николаевич Дурылин (1886-1954).

В 1906-1908 гг. он был близок к революционному подполью, подвергался обыскам и кратковременным арестам.

В 1914 г. окончил Археологический институт в Москве, в том же году в Москве, Костроме, Рыбинске и других городах читал лекцию «Лик России. Великая война и русское призвание», с 1912 по 1918 г. был секретарём Московского религиозно-философского общества, в 1917 г. выпустил брошюру «Церковный собор и русская Церковь», в которой писал о перспективе возвращения после падения империи к Церкви вселенской и древнерусской, в 1918-1920 г. — член комиссии по охране памятников искусства и старины при Троице-Сергиевой Лавре, выступал в Вольной академии духовной культуры, возникшей в 1919 г. по инициативе Н.А. Бердяева.

В 1920 г. рукоположен во иерея.

Служил в храме Святителя Николая на Маросейке с о. Алексеем Мечевым, потом был настоятелем Боголюбовской часовни у Варварских ворот.

В 1922 г арестован, сидел в Бутырках, потом во Владимирской тюрьме, отбывал ссылку в Киржаче, потом в Челябинске.

В 1927 г сложил священнический сан.

С 1926 г. был автором более 700 статей и монографий.

Ныне настоятель храма — протоиерей Александр Славинский, почётный гражданин г. Королёва.

К Космодамианской церкви приписан храм-часовня при Доме ветеранов пос. Болшево.

Через дорогу от церкви находится Городище, самая древняя часть Болшева. Во 2-й половине XIX в. её называли Жуковкой, по имени владельцев, дворян Жуковых.

Здесь в 1887-1889 гг. в усадьбе, которую незадолго до этого купили Сапожниковы, жил художник Василий Дмитриевич Поленов с семьёй. Его жена (тоже художница) Наталья Васильевна, урождённая Якунчикова, была сестрой хозяйки имения Елизаветы Васильевны Сапожниковой. Для Поленовых это было очень тяжёлое время, они только что потеряли своего первенца, сына Фёдора.

В 1888 г. Поленов написал здесь картины «Река Клязьма. Жуковка» и «Дали. Вид с балкона. Жуковка».

В начало

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *