Гносеология философия

Понятие гносеологии

Гносеология, или учение о познании — это раздел философии (см. Философия), изучающий возможности познания мира человеком, структуру познавательной деятельности, формы знания в его отношении к действительности, критерии истинности и достоверности знания, его природу и границы (см. Знание). Наряду с термином «гносеология» широко используется также термин «эпистемология», который образован от греческого слова: επιστήμη — знание (см. Эпистемология), однако ряд авторов относит к эпистемологии только изучение научного познания (см. Наука). В русскоязычной философии, наряду с указанными, закрепился термин «теория познания».

Будучи философской дисциплиной, гносеология исследует сущность познавательного отношения человека к миру, его исходные и всеобщие основания, рассматривая их в контексте человеческого бытия. В развитии философии гносеология играла ведущую роль, поскольку обосновывала и оценивала различные характеристики бытия, определения природы, общества и человека, нормы и критерии научного познания. В связи с тем, что познание традиционно считалось наиболее важным компонентом деятельности человека (см. Деятельность), а познавательная деятельность высоко оценивалась в культуре (см. Культура), гносеология выступала отправным пунктом для объяснения структур и связей человеческого бытия, задавая ценностные ориентации для других разделов философии, а затем и для отделяющихся от философии наук. Современная гносеология опирается на данные специальных наук о знании и познании, взаимодействует с ними, стимулируется рассматриваемой в них проблематикой, не теряя в то же время своей специфики философской дисциплины, вписывающей феномен познания и знания в общий контекст бытия человека в мире.

Поскольку специфика философии как формы мировоззренческого сознания заключается в рационально-рефлексивном подходе к своему предмету, анализ способности человека адекватно познавать мир и ориентироваться в нём, осознавать своё место и назначение в этом мире выступает как необходимая предпосылка достаточно развитой философской мысли. Осмысление онтологической, антропологической, этической и другой проблематики в философии по необходимости предполагает рефлексию над способами и возможностями такого осмысления, то есть движение мысли в предметном мировоззренческом содержании философии включает рефлексивное «измерение», анализ способов и возможностей постановки, рассмотрения и решения соответствующих философских проблем. Таким образом, теоретико-познавательная проблематика объективно присутствует в любом философском мышлении. Рефлексивное выделение этой проблематики в «чистом виде» (что такое знание и познание, каковы его формы, насколько оно адекватно по отношению к своему предмету и так далее) из предметного содержания философии и конституирует теорию познания как специальную философскую дисциплину, что происходит уже на весьма высоком уровне дифференциации философского знания. В этом смысле было бы некорректно рассматривать формирование гносеологии как результат некой экстраполяции философской мысли на сферу познания по аналогии с её распространением на природу, общество и вообще любые области действительности.

Содержание учения о познании имманентно философско-мировоззренческому сознанию, концентрирующемуся на универсальных, «предельных» вопросах отношения человека и мира. Оно возникает внутри этой проблематики, в чём и заключается его специфика сравнительно со специально-научными когнитивными дисциплинами. Эта органическая связь проблематики гносеологии с исходной мировоззренческой проблематикой философии обрекала на неудачу попытки в условиях наступления науки на предметное содержание философии «спасти» последнюю за счёт её сведения к исследованию знания и познания, то есть к собственно гносеологии. Такие попытки очевидно несостоятельны, поскольку, будучи вырванной из философско-мировоззренческого контекста, гносеология теряет свой предмет и замещается специально-научными когнитивными дисциплинами.

Развитие гносеологии

С самого начала возникновения философии как особого вида духовной деятельности в древних цивилизациях Индии, Китая, Греции остро возникает вопрос о возможностях познания действительности в подлинности её глубинного существования в противопоставлении поверхностным умозрительным представлениям (таким как например, понятия «Авидья» и «Видья» в древнеиндийской философии веданты, «Тёмное» и «Светлое» познание, «Знание» и «Мнение» в античной философии). Поначалу собственно теоретико-познавательная проблематика типологизации познавательной ориентации в мире ещё не выделялась на фоне онтологического различения подлинной и неподлинной действительности, на которую направлены соответствующие познавательные усилия. На более поздних этапах развития философии формулируется проблематика гносеологии в её чистом виде (в античной философии — у Сократа, Платона, Аристотеля), хотя и в подчинении онтологической тематике (см. Онтология). В это время предлагаются достаточно разработанные типологии форм знания и видов познавательной деятельности, подробно анализируются проблемы обоснования и доказательности знания, разрабатывается органически связанная с теорией познания логико-методологическая проблематика, первым классиком которой стал Аристотель, активно обсуждаются вопросы, связанные с возможностями адекватного познания реальности, сомнения в которых или даже их отрицание приводят к формированию скептицизма как особого направления в гносеологии. В теоретико-познавательных учениях античной философии были заложены основы традиции гносеологии, из которых так или иначе исходило её последующее развитие в европейской философской мысли.

В Средние века, когда в Европе и мусульманских странах доминирующей формой мировоззрения стала религия, тематика учения о познании оказалась связанной, прежде всего, с вопросами соотношения знания и веры, божественных истин откровения и духовных возможностей человеческого разума. Однако в рамках общеобязательного признания вторичности последнего по отношению к сакральным источникам знания имели место различные взгляды на его роль и значение в мироориентации человека на основе религиозного сознания. Поэтому, несмотря на последующий безусловно революционный сдвиг в мировоззрении Нового времени, именно в средневековой схоластике проблематика гносеологии получает дифференцированное развитие, оформляются многие компоненты категориального аппарата классической гносеологии, формируются навыки точной формально-логической аргументации, а попытки обосновать возможность совмещения учения Аристотеля с христианской догматикой приводят к оформлению концепции двойственной истины, фактически эксплицитно формирующей идею о парадигмальности познавательных процедур и возможной множественности парадигм. Наряду с этим, такие направления схоластики как реализм, номинализм и концептуализм задают различные модели познавательного процесса.

Значительные изменения в понимание самого познания, а также места и роли проблематики гносеологии в системе философии привносит с собой Новое время. Именно в этот период теоретико-познавательная проблематика выдвигается на передний край философского исследования, формируются фундаментальные гносеологические концепции эмпиризма, рационализма, априоризма, устанавливается органическая связь гносеологии с логико-методологическими концепциями научного познания; рефлексия над последним становится непременной предпосылкой теоретико-познавательного исследования. Таким образом, гносеология оказывается в центре всей проблематики западной философии Нового времени: решение теоретико-познавательных вопросов становится необходимым условием исследования всех остальных философских проблем. Складывается классический тип гносеологии. Правда, сам термин «гносеология» появляется довольно поздно — только в 1832 году; до этого проблематика изучалась под другими названиями: анализ ума, исследование познания, критика разума и другими.

Исходной мировоззренческой предпосылкой понимания познания в Новое время является изменение представлений о месте и роли человека в мире. Человек осознается как самодостаточная, «автономная» сила, способная к адекватной ориентации в мире на основе собственной свободной ответственной активности вне зависимости от какого-либо высшего авторитета, ограничивающего эту свободную активность. В теоретико-познавательном плане это означает, что человек может своими силами, не опираясь на внешний авторитет или традицию, осуществить достоверное познание реальности в подлинности её бытия. Однако реализация этой возможности предполагает активные усилия к прямому контакту с реальностью, связанные с преодолением разного рода внешних помех, прежде всего ложных традиций и авторитетов, препятствующих такому прямому контакту. Отсюда критико-рефлексивная установка по отношению к наличному знанию становится необходимой предпосылкой достижения истины («метод сомнения» Р. Декарта, «устранение идолов» Ф. Бэкона). Адекватное познание ничего не может воспринимать на веру, перекладывать свою ответственность на традиции и авторитет, критерием истинности должна выступать достоверность некоторого положения дел для самосознания познающего субъекта. В этом и заключается исходная предпосылка идеи автономности человеческого познания, выступающей в качестве исходной для философской гносеологической мысли Нового времени и Просвещения. Очевидно, что связанное с этой идеей подчёркивание роли рефлексии, ответственного самоконтроля над познавательными действиями и установками субъекта существенно увеличивает значимость теоретико-познавательного анализа в системе философского исследования, делает этот анализ его необходимой предпосылкой.

Идея автономности человеческого познания, органически связанная с представлением о прозрачности для самосознания, познающего субъекта некоторых исходных истин, составляющих основание всего корпуса адекватного знания, лежит в основе гносеологических «антиподов» Нового времени — эмпиризма и рационализма. По существу, они выступали как два симметричных варианта осуществления указанной выше идеи. Оба они исходили из того, что в основе адекватного знания лежат непосредственно очевидные, самодостоверные для субъекта истины. Только для эмпиризма это были эмпирически устанавливаемые «истины факта», а для рационализма в зависимости от интуитивистского (Р. Декарт) или логицистского (Г. В. Лейбниц) его вариантов в качестве таковых выступали истины интеллектуальной интуиции или аналитические «истины разума». При этом философско-гносеологическая идея о самодостоверности исходных истин для познающего субъекта, вытекающая из общемировоззренческих установок Нового времени, оказывается связанной с определённой интерпретацией научного знания, ибо «моделью» для этих самодостоверных истин оказываются фактофиксирующие суждения в эмпирических науках и представляющиеся несомненными теоретические истины математики. Такая ориентация на научное знание (при соответствующей его интерпретации) как на идеал познавательной строгости и достоверности является характерной особенностью философского анализа познания Нового времени, отличающей его от философии Античности и Средневековья.

Гносеологические доктрины эмпиризма и рационализма оказываются связанными соответственно с логико-методологическими концепциями индуктивизма и дедуктивизма, где индукция и дедукция (см. Индукция и Дедукция) выступают как методы выведения всего состава достоверного знания из «базиса непосредственной истинности» — исходных истин факта или разума, — что позволяет говорить о формировании в Новое время эмпиристско-индуктивистской и рационалистско-дедуктивистской исследовательских программ. Роль гносеологии в ещё большей степени увеличивается в «критической философии» И. Канта, развивающей и укрепляющей принципиальные рефлексивные установки философии Нового времени. Именно в кантианстве получает своё развёрнутое выражение гносеологизм, то есть представление о гносеологии как основной исходной части философии, предваряющей всякое философское рассуждение и устанавливающей границы его возможностей. Этот гносеологизм непосредственно вытекает из базисной предпосылки кантианства — его так называемого критицизма, соответственно с которым всякое претендующее на теоретическую строгость философское исследование должно начинаться с рефлексивного анализа установок и предпосылок, лежащих в его основании. Выявление в процессе рефлексии этих предпосылок и оснований и составляет суть так называемого трансцендентального метода Канта, который направлен на то, чтобы представить любой продукт познания как результат определённого рода деятельности априорных структур «трансцендентального сознания». Этот критико-рефлексивный трансцендентальный анализ, направленный на осознание исходных структур познавательной деятельности («теоретического разума», по терминологии Канта), призван определить место и роль последнего в системе человеческой ориентации в мире, по отношению к иным её формам, его конструктивные возможности в выработке точного знания о мире и его пределы. При этом идеалом точности знания для Канта выступают всеобщие и необходимые, как он считает, истины математики и естествознания, сложившиеся в рамках механистической галилеевско-ньютонианской парадигмы. С этой точки зрения традиционная метафизика не соответствует критериям точности и поэтому не может претендовать на роль науки в строгом смысле слова. Анализируя проблему соотношения точного знания и метафизики, Кант усматривает причину несостоятельности последней в претензии на познание «вещей в себе» — мира в целом, Бога, свободы и так далее, — выходящих за пределы «конечного» человеческого познания. Именно в этом ограничении реальных возможностей человеческого познания миром явлений, в утверждении невозможности познания рационально-теоретическими средствами абсолюта, универсума в целом, то есть, по существу, его моделирования в некоем артикулированном идеальном объекте, как это делается в точном естествознании, и заключался так называемый агностицизм Канта, который отнюдь не отрицал возможности перманентного расширения и углубления познания в сфере «конечных» объектов. Стремясь чётко показать пределы конструктивных возможностей «конечного» человеческого познания, Кант основывает анализ этих возможностей на опыте научного познания. Его учение о познании оказывается тем самым органически связанной с логико-методологической проблематикой науки в определённой гносеологической интерпретации. Учение Канта о синтетических априорных формах познания выходит за рамки противостояния узкоаналитического рационализма и эмпиризма Нового времени и задаёт новое измерение анализа продуктивной деятельности познания. Современная методология науки (см. Методология науки), преодолевая абсолютизацию кантовского априоризма познавательных предпосылок определённого типа, в то же время исходит из признания обусловленности конкретного опыта познания некоторыми исходными когнитивными структурами, выполняющими роль функциональных априорных предпосылок.

Весьма существенную и своеобразную эволюцию проблематика учения о познании претерпевает у Г. В. Ф. Гегеля. В своей «феноменологии духа» он пытается дать историческую схему развития форм сознания и познания в человеческой культуре. Именно «феноменология духа» выражает в системе Гегеля роль гносеологии как схематизации и обобщения исторического опыта познания, который в конечном счёте приводит к позиции тождества бытия и мышления. С этой позиции дух рассматривает в философии (в логике) диалектику развития своих форм.

В философской мысли XIX века разработка учения о познании как наиболее важной философской дисциплины связана прежде всего со школами неокантианства. Эмпиристски-феноменалистические ориентации в гносеологии, восходящие к английскому сенсуализму и эмпиризму Нового времени, свойственны англо-саксонской философии (прагматизм, неореализм и другие), махизму и эмпириокритицизму в континентальной Европе. Характерной тенденцией теоретико-познавательной мысли, особенно с конца XIX века и в XX веке, является тесная её связь с логико-методологическим анализом науки (неокантианство, феноменология Э. Гуссерля, махизм, конвенционализм П. Дюгема и А. Пуанкаре, логический позитивизм). Последний выдвинул достаточно претенциозную и радикальную программу сведения философии (в том числе и теорию познания) к формально-логическому анализу языка науки. Но попытки реализации такой программы показали невозможность устранения специфически философской проблематики гносеологии из анализа научного знания на достаточно глубоком его уровне.

Своеобразной формой философии XX века, которая сохраняла определённую смысловую связь с классической проблематикой гносеологии и, вместе с тем, претендовала на её радикальное переосмысление, выступила аналитическая философия (см. Аналитическая философия). Продолжая и углубляя по существу рефлексивные установки, свойственные классической гносеологии, её сторонники подчёркивают направленность этой рефлексии на сферу значений языковых выражений, видов их употребления и так далее. Наиболее важной проблемой современной гносеологии как самостоятельной философской дисциплины становится возможность её конструктивного взаимодействия с интенсивно развивающимися специальными науками, в том или ином ракурсе изучающими знание и познание, — с логикой, методологией и историей науки, семиотикой, информатикой, когнитивной психологией и другими. Такое взаимодействие является полем комплексного междисциплинарного исследования, где возникают синтетические дисциплины типа, например, генетической эпистемологии. Если говорить об удельном весе гносеологии в современом философском знании, то распространение гносеологизма в XIX веке сменяется в XX веке поворотом в сторону онтологизма. Это связано с процессом перехода от классической к постклассической философии, при котором чётко осознается производность познания — как определённого мироотношения от бытия человека в мире. Но это отнюдь не предполагает возвращения к «наивной» нерефлексивной онтологии докантовского типа, а связано с рассмотрением познавательного отношения человека к миру в общей перспективе его мироотношения, взятого, так сказать, в широте и глубине, что и позволяет рассматривать то бытие (см. Бытие), которое выступает предметом онтологии в современном её понимании.

Особенности учения

Становление этого раздела философии началось в эпоху античности. Тогда, учение о познании занималось только рассмотрением предметов — их вида, функций, и возможности трансформировать полученную информацию в знание. В Средневековье, гносеология постепенно стала развиваться, и превратилась в учение о жизни, приближенное к классическому пониманию познания.

В XVII веке, ключевым вопросом философии становится необходимость точного способа отделения истины от заблуждения. Два развивающихся течения: реализм и эмпиризм противопоставляются друг другу, но ни одно из них не становится основным. В XIX веке, развитие гносеологии зависит от Канта. Задача философа — выявление субъекта как основы познавательного процесса. Натурфилософия, будучи основным на момент ответвлением философии, претерпела значительные изменения. Естественные науки стали развиваться гораздо быстрее, и метафизическое познание отошло в прошлое. Центром философского исследования стала жизнь и ее проявления.

Развитие науки было неравномерным. Ученые пришли к выводу, что это обусловлено личностью самого ученого, а не отсутствием необходимых ресурсов. Важно организовать условия, в которых возможно изучать окружающий мир, и постоянно обновлять доступные способы, а также, методы получения и сохранения знания.

В XXI веке, важно изучение проблем науки, взаимоотношений научной деятельности и ученых. Исследования направлены на поиск источника знания, ситуации, в которых оно формируется. Задачей науки становится обретение новых знаний, расширение познавательных способностей.

Гносеология не развивается в отрыве от других дисциплин. Они помогают в изучении взаимоотношения человека и мира. Благодаря влиянию гуманитарных наук, стало понятно, что фундаментальные подходы нуждаются в пересмотре, поскольку они ограничивают возможности науки. Совместные исследования позволили выявить отличия методов, применяемых в естественных науках, от гуманитарной сферы, и предложить новые пути развития.

Предмет учения

Предмет изучения гносеологии — научное знание. Параллельно с основным вопросом, она изучает специфику научного знания, его отличие от обыденного знания, особенности видов познавательной деятельности, их взаимосвязь.

Гносеология занимается сравнением видов изучения с целью выявления оптимального способа взаимодействия с окружающим миром. Само познание — не цель, а средство изучения, поэтому, специфика видов изучения мира для науки неинтересна. Гораздо важнее, возможности и средства, которые она использует.

Будучи самостоятельной дисциплиной, гносеология остается тесно связанной с онтологией. Мировоззрение формируется на основе усвоенных жизненных устоев, изучением которых занимается онтология. Учение о бытии было бы невозможным без комплексного подхода, использования многочисленных методов изучения реальности.

Характерные черты

Критичность — главная особенность гносеологии. Философия, рассматривая соотношение реальности и иллюзии, критикует саму возможность изучения мира. Каждое направление гносеологии использует критицизм, оценивая объективные свойства предмета, и его соответствие здравому смыслу.

Еще одной особой чертой учения является нормативизм. Считается, что существует некое фундаментальное знание, на основе которого определяют способности человеческого разума и доступные ему границы познания. В зависимости от направления гносеологии, ученый может использовать эксперименты, готовые формулы или идеальную модель.

Для этой науки также характерен субъектоцентризм. Главная роль в исследовании отводится субъекту — тому, кто познает. Без субъекта процесс изучения был бы невозможен.

Наукоцентризм — важная особенность гносеологии. Она утверждает незаменимость научного подхода, и потребность проводить исследования, опираясь на научные факты.

Разделы науки

Отдельные разделы гносеологии изучают 2 подхода и метода изучения. Они базируются на противоположных взглядах и противопоставляются друг другу.

Гносеологический оптимизм

Приверженцы этого подхода полагают, что все мировые процессы доступны изучению и осознанию. Даже если современная наука не способна объяснить отдельные явления, в будущем это будет возможно. Эта позиция принципиальна для материалистов и, частично, идеалистов. Для них процесс познания — это отражение реального мира в сознании, но эта способность человека имеет свои ограничения.

Теория базируется на принципе непрерывности — увеличение числа знания углубляет и изменяет сознание. Для изучения одинаково важны и интересны явления и предметы. При этом, между ними нет разницы, но изученное и неизученное отличаются. Источник познания объективен, и существует вне человека, он не зависит от действий ученых.

Задача оптимистического подхода — стирание границ познаваемого, и увеличение инструментальных возможностей изучения мира.

Гносеологический пессимизм

Для пессимистов, возможность изучения мира остается сомнительной. По их мнению, способности человеческого разума ограничены, и всегда будут оставаться вопросы, на которые у ученых не будет ответов. В пессимистическом подходе выделяют 2 разновидности:

  1. Скептицизм. В философии, он применяется как особый метод получения информации. Он подвергает сомнению саму возможность отличать объективную реальность от вымысла.
  2. Агностицизм. Оформился в самостоятельное течение, благодаря Канту. Внешний мир — источник познания, его сущность человек изучить не может, поскольку она выше его понимания. Всякий предмет — закрытая область познания, и познать его можно лишь частично с помощью органов чувств. Результат изучения — опыт ощущений.

В XX веке, из агностицизма развилась новая концепция — конвенционализм. Она стала своеобразной формой договора между учеными. Согласно ему, научные теории — это не объективное отражение мировых процессов, а результат соглашения между учеными разных стран мира.

Из помещенных ниже отрывков из работы «Гносеологические и логические основы науки» Павла Васильевича Копнина (1922–1971) – одного из самых известных советских философов, академика АН УССР (1967), талантливого организатора науки, директора Института философии АН Украины, вы сможете расширить свое понимание необходимых для дальнейшего изучения данной темы основных понятий гносеологии.

Субъект и объект – соотносительные категории, подобно сущности и явлению, содержанию и форме. Говорить об одной из них, не выявляя отношения к другой, невозможно. В этом смысле вполне допустимо утверждение: нет субъекта без объекта и объекта без субъекта <…>.

…под субъектом мы подразумеваем не сознание человека, а самого человека и даже человечество, которое не в меньшей мере является объективной реальностью, чем другие явления природы: животные, растения, минералы и т. п. Объект – это не просто любой предмет природы, а предмет, включенный в сферу деятельности человека. Он сам по себе, как объективная реальность, существует независимо от сознания человека, он становится объектом, вступая во взаимодействие с субъектом. Например, электрон как предмет природы существовал и во времена Демокрита и даже значительно раньше, когда вообще на Земле еще и человека не было, однако в те времена он не был объектом практической и теоретической деятельности субъекта. Обладающий свойством объективной реальности, существующей независимо от сознания, предмет приобретает качество объекта, когда вступает во взаимодействие с субъектом, и только в этом смысле без субъекта нет объекта, а без объекта не может быть и субъекта, поскольку последний мыслим только как активное начало, воздействующее на предметы природы, т. е. объекты. Таким образом, следует различать понятия «объективная реальность» и «объект». Первое охватывает все существующее независимо от нашего сознания, объективная реальность в качестве своей противоположности имеет сознание; второе берет только то из объективной реальности, что на данном этапе развития общества стало предметом теоретической и практической деятельности человека, его противоположностью выступает не сознание, а субъект, превращающий явления и вещи объективной реальности в объект своего действия. Познание возникает в результате взаимодействия субъекта (человеческого общества) и объекта (явлений, процессов внешнего мира). Это взаимодействие носит материальный характер: и человеческое общество, и явления, процессы природы являются материальными системами <…>.

…в отличие от труда, знание является только теоретическим, а не практическим овладением объектом. Знать, что такое сапоги и как их можно сшить, – это еще не значит иметь сапоги на ногах. Знание дает не сам предмет, а идею предмета и способ его практического получения. Теоретическое овладение предметом является предпосылкой получения его в практике. Здесь и приходят на память слова К. Маркса об отличии человеческого труда от трудоподобной деятельности животного: «Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т. е. идеально» <…>. Знание как результат умственного труда образует мир идей, отдельный и противостоящий миру вещей <…>.

…можно дать еще одно определение знания: знание – Форма деятельности субъекта, в которой целесообразно, практически направленно отражены вещи, процессы объективной реальности… Оно дает образ, форму вещи, которая существует только в деятельности человека, в формах его сознания и воли, «как форма» вещи, но вне этой вещи, а именно в человеке «как внутренний образ, как потребность, как побуждение и цель человеческой деятельности». Но оно существует и реально, практически, принимая определенную чувственно воспринимаемую форму знаков, языка, в котором эти внутренние формы, образы вещей связываются с предметами определенного вида (звуками, графическими изображениями и т. п.).

Если бы знание не было выражено с помощью языка, им нельзя было бы оперировать в обществе. Человек не может передать другому, например, план создания топора, который имеется у него в голове, – это возможно только тогда, когда план будет выражен в той или иной чувственно воспринимаемой форме. Знания приобретают предметный характер, становясь знаком…

Таким образом, в качестве обобщающего определения знания можно сформулировать следующее: Знание как необходимый элемент и предпосылка практического отношения человека к миру является процессом создания идей, целенаправленно, идеально отражающих объективную реальность в формах его деятельности и существующих в виде определенной языковой системы.

Копнин П. В. Гносеологические и логические основы науки. – М., 1974. – С. 73–74, 296–307.

Из текста известного в свое время советского философа Эвальда Ильенкова вы сможете выяснить, каким образом получаемые в результате процесса познания знания облекаются в форму слов, получая возможность зафиксироваться и распространиться.

Ребенку с самого начала противостоит не просто среда, а среда, по существу очеловеченная, в составе которой все вещи и их отношения имеют общественно-историческое, а не биологическое значение. Соответствующими оказываются и те сенсомоторные схемы, которые образуются в процессе человеческого онтогенеза. Но именно они и составляют предпосылку и условие формирования речи, деятельности с языком и в языке.

Это обстоятельство очень четко прослеживается в процессе формирования человеческой психики у слепоглухорожденных детей, о чем весьма интересно говорил.., исходя из собственного научного опыта, С. А. Сироткин. Здесь, прежде чем приступить к обучению ребенка языку (даже в самой элементарной его форме – жестовой), приходится сперва вооружить его умением вести себя по-человечески в сфере человечески организованного быта. На этой почве речь (язык) прививается уже без труда. В обратном же порядке невозможно сформировать ни того, ни другого. И на всех последующих этапах обучения языку это обучение осуществляется только через «оречевление» его собственной, уже сформированной и уже свершившейся и свершающейся предметной человеческой деятельности, так что логика реальной, специфически человеческой (целесообразной) деятельности всегда усваивается раньше, чем лингвистические схемы речи, чем «логика языка», и всегда служит основой и прообразом этой последней.

Поэтому логику мышления можно понять до, вне и независимо от исследования логики языка, но в обратном порядке нельзя понять ни язык, ни мышление.

Ильенков Э. В. Философия и культура. – М., 1991. – С. 273–274.

Гносеология – наука о знании, теория познания. Термин введен шотландским философом Дж. Феррером в 1854 г. Гносеология изучает природу познания, его возможности, типы познавательных отношений, виды знания, условия достоверности и истинности знания. Гносеология рассматривает процесс познания с точки зрения отношений субъекта познания (исследователя) к объекту познания (исследуемому объекту) или в категориальной оппозиции ‘субъект — объект’. Гносеология как специальная философская дисциплина активно развивается в Новое время, хотя в античности вопросы познания и ставились, но объект познания не выделялся в отдельную категорию (Сэкст Эмпирик «10 тропов(аргументов) о невозможности познания вещи»).

Проблемы познания стали обозначаться в средневековой философии на фоне споров номиналистов и реалистов по поводу универсалий (общих понятий).

Основные понятия: субъект, объект, знание, мнение, вера, интенция, эмпиризм, рационализм.

Субъект – познающий, объект – познаваемое. Интенция – взаимоотношение между субъектом и объектом.

Знание – признание чего-либо в качестве истины, имеющие достаточные субъективные и объективные основания (т. е. когда представление о вещи совпадает с реальностью).

Мнение – признание чего-либо в качестве истины, но имеющее ни объективных, ни субъективных оснований.

Вера – то, что имеет только субъективное основание. Кант считал, что предметом веры являются не слова и понятия, а поступки, которые субъект совершает в соответствии со своей убежденностью.

Эмпиризм — теоретико-познавательная позиция, согласно которой источником и обоснованием всех знаний является чувственный опыт.

Рационализм — метод, согласно которому основой познания и действия людей является разум.

В самом общем, предварительном плане знание можно определить, как продукт отношения мысли к действительности, выступающий в логическо-языковой форме (в виде понятий, суждений, символов, знаков и т. п. ). Таким образом, знание содержит в себе две стороны: субъективную (человеческая мысль) и объективную (действительный мир, на который эта мысль направлена).

Отсюда следует, что истинность знания определяется как субъективными, так и объективными основаниями. Прежде всего, истина (в самом общем смысле этого слова) есть, по словам Гегеля, соответствие понятия своему предмету, что предполагает единство внешнего знания (знания о мире) и внутреннего знания, самопознания (знания человека о самом себе как субъекте знания).

В этой связи истинное знание должно обладать и объективной достаточностью, достоверностью (для каждого) — доказательностью, всеобщностью и необходимостью, и субъективной достаточностью (для меня самого) — уверенностью и убежденностью. Наличие и единство этих двух моментов знания (объективной достоверности и субъективной убежденности) и определяет истинность знания в философском смысле слова.

Исходя из этого можно легко определить отличие истинного знания от мнения и веры.

Мнение есть признание чего-то истинным, недостаточное как с объективной, так и с субъективной стороны, т. е. не обладающее ни объективной достоверностью, ни субъективной убежденностью.

Вера есть признание истинности чего-либо, имеющее под собой достаточное субъективное основание — уверенность и убежденность, но не имеющее объективной значимости, т. е. доказательности, всеобщности и необходимости (для каждого). И наконец, знание как истинная форма отношения мысли к действительности есть установление истины, достаточное и с объективной, и с субъективной стороны. Это есть объективная достоверность (доказательность, всеобщность и необходимость), умноженная на субъективную достаточность (уверенность и убежденность).

Истинное знание обладает тройной способностью.

1. Знание есть сила. Нравственное знание дает силу духа, позволяет человеку властвовать над собой. Научное знание дает силу над внешним миром (миром вещей и предметов), позволяет человеку властвовать над природой. Оккультное (тайное) знание соединяет в себе две эти силы, наполняет человека божественной мощью творения и любви к сущему.

2. Знание есть свобода. «. . . Познаете истину, и истина сделает вас свободными», — сказано в Евангелии от Иоанна. Речь идет о высшей духовной свободе, которая предполагает свободу от житейской суеты, от привычек и мнения толпы, от веры в догматические принципы, от произвола и капризов плоти, от господства аффектов, от социальной зависимости и т. д.

3. Знание есть спасение. Свет знания спасает человека от тьмы невежества, заблуждения. Это есть спасение от иллюзии непосредственной, достоверной данности материального мира, за которым, казалось бы, ничего нет. Это есть спасение души от земных грехов, рассеивание зла. Не напрасно Сократ утверждал, что «добродетель есть знание. . . «.

Наконец, это спасение не только самого человека, но и всего мироздания через самопознание-гносис, т. е. осознание человеком своей духовной, божественной сущности. И в этом — главный смысл и высшее предназначение знания.

Философская теория познания человеком мира начала создаваться в Древней Греции как гносеология. Одновременно там возник и другой термин – эпистемология, который обозначал процесс научного познания, отличающийся своей строгостью от обыденного знания, приобретенных мнений и нарабатываемых жизненных навыков. Главной задачей эпистемологии является получение высшего знания, которое может открыться любителю мудрости как универсальное, логически непротиворечивое, теоретическое знание. Оно, в отличие от мнения, постоянно, лишено субъективной окраски и определено ничем иным, как самим космическим порядком – устройством мира самого по себе.

Гносеология решает такие вопросы: — познаваем ли мир; — как человек познает мир; — может ли он познать только то, что дано в опыте, или он может выйти за рамки опыта.

Есть основания для гносеологического пессимизма: 1) довольно часто происходит коренное изменение наших знаний о мире; 2) существуют принципиально не познаваемые объекты (иная Вселенная, черная дыра); 3)чем больше мы познаем мир, тем больше расширяются границы непознанного; 4)есть такие философские вопросы, на которые вряд ли когда-нибудь будет дан однозначный ответ (как соотносится материя и дух, какой смысл человеческого бытия и т.д.). Тем не менее, для повседневной жизни нам важно владеть достоверными знаниями в той мере, в какой они возможны.

Выделяют различные формы освоения человеком мира: обыденно-практическую, рационально-познавательную, художественно-эстетическую, мораль-но-нравственную, религиозно-духовную и др. Каждая из этих форм имеет свою специфику, но все они – компоненты человеческой культуры, созданные для того, чтобы человек мог полно познавать мир, понимать и осваивать его.

Обыденное познание сопутствует человеку на протяжении всей его жизни. Оно формируется, по мнению многих исследователей, с младенческого и даже внутриутробного периода. В отличие от научного познания, которое постигает сущность объектов, обыденное познание отражает мир на уровне явлений. Обыденное познание во многом предопределяется врожденными задатками, которые при благоприятных условиях разворачиваются в способности.

Научная форма освоения мира есть особая сфера культуры, целью которой является процесс освоения мира посредством выработки истинного знания; освоение включает в себя описание, объяснение и прогнозирование различных фрагментов действ-сти. В отличие от обыденного, худож. и других видов деят-сти, научное познание направлено на получение объективно-истинного знания, которое отражает сущность объектов.

Художественное освоение мира впервые было осознано как форма познания в немецкой классической философии. Ф-я учит искусству правильной гармоничной жизни. Между тем, в ф-и существует тенденция ориентировать ф-ю либо на науку (Платон, Гегель – классическая ф-я), либо на искусство (Кьеркегор, Хайдеггер, Ясперс – неклассическая ф-я). Если науку конституирует разум и «понятие», то искусство – чувства и понятия «красота», «гармония».

Религиозное освоение мира основано на вере человека в мир идеальных ценностей. Религия, как и ф-я, избрала своим предметом человека и его судьбу. Вопросы «что есть человек?», «каково его место в мире?» и в ф-и, и в религии совпадают, но ответ на них дается по-разному. Ф-я обращается к разуму – она рационалистична, религия же – к чувствам, вере, она оперирует мифами и символами, которые могут трактоваться неоднозначно, т.е. смысл их индивидуален для каждого человека.

Освоение человеком мира приводит к развитию человека: обучение превращается в самообучение, организация – в самоорганизацию, дисциплина – в самодисциплину; определение – в самоопределение, образование – в самообразование. С другой стороны, освоение мира – это не только деятельность, но и взаимодействие с уже наличным, созданным и/или существовавшим ранее культурным и природным мирами.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Материальная природа данных

3.2.1. Путь истины – это цепь множества связей.

3.2.2.Связь первая – отражение света.

3.2.3. Данные – это «материя» информации.

3.2.4. Первые промежуточные предметы на пути истины.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Материальная природа активных правил

3.3.1. Материальные носители активных логических правил.

3.3.2. Активные логические правила.

3.3.3. Психофизический Закон.

3.3.4. Живая природа правил человеческой психики.

3.3.5. Активное правило – это основа искусственной психики.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Зрительное световое изображение предмета

3.4.1.Оптическая система глаза.

3.4.2. Зрительное световое изображение предмета.

3.4.3. Данные зрительного светового изображения.

3.4.4. Путь Истины.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Зрительное ощущение предмета

3.5.1.Фоторецептор.

3.5.2.Правило фоторецептора.

3.5.3. Материальный механизм зрительного ощущения предмета.

3.5.4. Логический механизм зрительного ощущения предмета.

3.5.5. Путь Истины.

3.5.6. Ощущение.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Ключевые моменты процесса зрительного восприятия

3.6.1. Предмет восприятия.

3.6.2. Восприятие предмета – это сложный психический процесс.

3.6.3. Восприятие предмета – это путь возникновения опыта.

3.6.4. Психический орган.

3.6.5. Образ воспринимаемого предмета.

3.6.6. Признаки предмета.

3.6.7.Опорные признаки зрительного образа.

3.6.8. Распознание.

3.6.9. Машинное распознание и восприятие.

3.6.10. Эмоции в распознании.

3.6.11. Внимание.

3.6.12. Системы восприятия.

3.6.13. Подобное познаётся подобным.

3.6.14. Объём восприятия.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Психофизический вопрос эволюции психики

3.7.1. Три стадии эволюции головного мозга.

3.7.2. Четыре стадии эволюции нервной системы.

3.7.3. Психофизический вопрос эволюции нервной системы и психики.

3.7.4. Четыре стадии эволюции психики.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Растительная Душа

3.8.1. Деятельность Растительной Души.

3.8.2. Место Растительной Души.

3.8.3. Закон Управления.

3.8.4. Гомеостатический тип управления.

3.8.5. Сознание Растительной Души.

3.8.6. Эмоции и гомеостаз.

3.8.7. Принцип Растительной Души.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Движущая Душа

3.9.1. Деятельность Движущей Души.

3.9.2. Место Движущей Души.

3.9.3. Содержание Движущей Души.

3.9.4. Законы инстинкта.

3.9.5. Законы навыка.

3.9.6. Яйцо или курица?

3.9.7. Природный аналог Движущей Души.

3.9.8. Искусственный аналог Движущей Души.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Подсознание

3.10.1. Четвёртый элемент души.

3.10.2. Подсознание пчелы.

3.10.3. Подсознание лягушки.

3.10.4. Подсознание высшего позвоночного.

3.10.5. Эмоции в подсознательном восприятии.

3.10.6. Эмоции и экостаз.

3.10.7. Язык эмоций.

3.10.8. Типы простых эмоций.

3.10.9. Управление поведением.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Интеллект

3.11.1. Пятый элемент души.

3.11.2. Разум.

3.11.3. Место разума.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Понятие

3.12.1. Главные программы высшей психической деятельности.

3.12.2. Инстинкты разума.

3.12.3. Имя понятия.

3.12.4. Признаки понятия.

3.12.5. Ядро понятия.

3.12.6. Примеры понятия.

3.12.7. Содержание понятия — это его структура.

3.12.8. Сила слова.

3.12.9. Концепция.

3.12.10. Понятия разум создаёт только в процессе мышления.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Ассоциация

3.13.1. Связи понятия и представления.

3.13.2. Первый фактор ассоциации

3.13.3. Второй фактор ассоциации.

3.13.4. Третий фактор ассоциации.

3.13.5. Четвёртый фактор ассоциации.

3.13.6. Пятый фактор ассоциации.

3.13.7. Диалектический Закон Разума.

3.13.8. Мышление.

3.13.9. Интуиция.

3.13.10. Инсайт.

3.13.11. Ум

При чувственном восприятии

Мы постигаем подобное подобным.

Эмпедокл

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Предметная область гносеологии

Существует определение гносеологии, данное марксистской философией. «Вопрос о методах, формах научного мышления составляет часть более широкой проблемы: как складываются формы и приёмы мысли вообще? Что такое познание? Каково его происхождение? Как человек получает знания об окружающих его предметах, о себе самом? Что такое истина? Этими нелёгкими вопросами занимались ещё философы древности. Эти же вопросы всё в большей степени интересуют и современных философов. Поэтому в философию как важная её составляющая часть входит теория познания, гносеология (от греческого слова «гносис» – знание, познание)»1.

Здесь правильно обозначены её главные предметы: «методы и формы научного мышления», «формы и приёмы мысли», «познание», «истина». Здесь налицо и академический стиль изложения. Чего ещё надо? А надо результаты. Вот их марксистская философия как раз и не получила. Вся затея с гносеологией у неё, как началась, так и закончилась декларацией о намерениях, поскольку ни одного истинного принципа истины, мышления и познания она так и не создала. Не хватило пару. Весь пар, как говорится, в гудок вышел. Да и само определение вызывает вопросы.

Во-первых, гносеология это наука, а не теория. Это наука, состоящая из многих десятков теорий. Например, теория истины. Теория возникновения информации. Теория зрительного ощущения и т.д. Так что называть гносеологию теорией познания можно только по легкомыслию.

Во-вторых, исследование познания это исследование разумных действий самой человеческой психики. Но без истинных знаний содержания человеческой психики, её действия (проявления) для нас останутся в разряде непонятных явлений. Психика необходимо первична по отношению к своим действиям.

Главным предметом гносеологии является человеческая психика (душа).Познаёт ведь психика. Но вот как она устроена? Без ответов на этот вопрос само познание способно выступать только как явление. Об этом уже сказано: «Думается, что познание души много способствует познанию всякой истины, особенно же познанию природы. Ведь душа есть как бы

1 Диалектический и исторический материализм. М., Политиздат, 1971. С. 6.

начало живых существ. Так вот, мы хотим исследовать и познать её природу и сущность, затем её проявления, из которых одни, надо полагать, составляют её собственные состояния, другие же присущи – через посредство души – и живым существам»1. Но Аристотель здесь не первый, кто поднял этот вопрос, ибо на столетия раньше сказанного, над входом в дельфийский храм Аполлона были высечены следующие изречения (афоризмы, гномы): «Ничего сверх меры!» и «Познай самого себя!».Вот, познание души и есть главная задача гносеологии.

Психика не телесна, она является информационной сущностью. «Материей» же информации являются данные. Но данные пассивны по своей природе, поэтому для их получения, преобразования, хранения и использования в различных логических действиях необходимы активные логическиеправила. Без них данные не могут быть ни востребованы, ни использованы. Поэтому в самом основании науки гносеологии находится теория информации. А истинная теория информации есть сегодня только в нашей философии. Без принципов этой теории информацию можно исследовать только как явление, что собственно сегодня и происходит в логике, информатике, психологии и т.д.

П. Как материя и пространство необходимо находятся в основании материального Мира, так данные и логические правила необходимо находятся в основании Мира информации. (3.1.0) 280

Информация – это нематериальная сущность, поэтому её существование необходимо связано с материальными носителями. Сама по себе, отдельно от своего материального носителя информация существовать не может.

Предметами гносеологии также являются истина, истинный принцип и истинная теория. Ведь кому нужно неистинное (ложное) познание? Только учёным-пустословам (есть у нас и такие).

Несмотря на то, что этой гносеологией является третий раздел нашей философии, ей фактически принадлежит ещё и раздел первый. Произошло же такое разделение по той необходимости, что философия, как наука, должна быть истинной. Поэтому наша философия и начинается с теории истины. Именно для этого пришлось разделить нашу гносеологию на две части. Ведь правильное начало – это правильно взятый курс на пути познания. Так что наша гносеология началась ещё в «Началах».

Предметом гносеологии также являются активные знания. Ведь душа состоит из активных знаний. И вообще, знания – это основа жизни.

1 Аристотель. Соч. Т. 1. М., «Мысль», 1975. С. 371.

Например, любая ДНК является материальным носителем своих активных знаний. Эти знания сами управляют строительством всего организма, начиная с пары клеток. Гены – это материальные носители своих активных знаний. Совсем нетрудно догадаться, что управляют же всеми этими процессами вовсе не носители, а именно активные знания, поскольку сами по себе носители просто не знают, что им надо делать.

П. Ничто материальное, но без активных знаний, само управлять необходимо не способно. Активные знания – это необходимая основа любой жизненной формы. Закон жизни.(3.1.0) 281

Кто и где это сказал и доказал? А ведь это самые элементарные вещи, которые можно правильно объяснить буквально в двух абзацах. Здесь ведь всё настолько просто, что заведомо будет понятно даже ученику пятого класса (пионеру Николаю).

Активные знания – это основа психики.Любой психический рефлекс – это реакция активных знаний. Их об этом никто не просит. Они это делают сами, автоматически. Из элементарных рефлексов миллиардов активных правил нейронов и их ответов состоит вся психическая деятельность человека. Вся без исключения. Но нам, прежде всего, важна сущность психики.

Сущность психики необходимо первична по отношению к её деятельности, поскольку еёдеятельность – это явления психики, а сущность – это её содержание. Вот об этом содержании современная психология сегодня имеет самые смутные представления, хотя деятельность психики ей хорошо изучена. Нам же важнее всего содержание психики (её структура, её сущность), ибо только эта сущность осуществляет свою психическую деятельность.

1. Общее понятие познания.

Познание – процесс целенаправленного активного отображения действительности в сознании человека. В ходе познания выявляются разнообразные грани бытия, исследуется внешняя сторона и сущность вещей, явлений окружающего мира, а также субъект познавательной деятельности – человек – исследует человека, то есть самого себя.

Результаты познания остаются не только в сознании конкретного, что-либо познавшего человека, но и передаются из поколения в поколения, главным образом, с помощью материальных носителей информации – книг, рисунков, объектов материальной культуры. (Например, Коперник доказал вращение Земли вокруг Солнца, однако это стало достижением не только Коперника или его поколения, но и всего человечества).

В процессе жизни человек выполняет два вида действий по познанию:

познает окружающий мир непосредственно (то есть открывает нечто новое либо для себя, либо для человечества);

познает окружающий мир через результаты познавательной деятельности других поколений (читает книги, учится, смотрит кинофильмы, приобщается ко всем видам материальной или духовной культуры).

2. Гностицизм и агностицизм – основные подходы к проблеме познания.

В философии существуют две основные точки зрения на процесс познания:

гностицизм;

агностицизм.

Сторонники гностицизма (как правило, материалисты) оптимистично смотрят на настоящее и будущее познание. По их мнению, мир познаваем, а человек обладает потенциально безграничными возможностями познания.

Агностики (часто – идеалисты) не верят либо в возможности человека познавать мир, либо в познаваемость самого мира или же допускают ограниченную возможность познания. Среди агностиков наиболее известным является Иммануил Кант. Им была выдвинута последовательная теория агностицизма, согласно которой:

сам человек обладает ограниченными познавательными возможностями (благодаря ограниченным познавательным возможностям разума);

сам окружающий мир непознаваем в принципе – человек сможет познать внешнюю сторону предметов и явлений, но никогда не познает внутреннюю сущность данных предметов и явлений – «вещей в себе».

Агностицизм и гностицизм являются не главными различиями в подходе к познанию материалистов и идеалистов. Отличие их подходов в том, что:

идеалисты считают познание самостоятельной деятельностью идеального разума;

материалисты считают познание процессом, в результате которого материя через свою отражательную способность – сознание – изучает сама себя.

3. Принципы познания.

Современная гносеология в своем большинстве стоит на позициях гностицизма и базируется на следующих принципах:

диалектики, что подразумевает необходимость диалектически (то есть с точки зрения развития) подходить к проблеме познания, использовать законы, категории, принципы диалектики;

историзма – рассматривать все предметы и явления в контексте их исторического возникновения и становления;

практики – признавать главным способом познания практику – деятельность человека по преобразованию окружающего мира и самого себя;

познаваемости – быть убежденным в самой возможности познания;

объективности – признавать самостоятельное существование предметов и явлений независимо от воли и сознания;

активности творческого отображения действительности;

конкретности истины – искать именно индивидуальную и достоверную истину в конкретных условиях.

4. Структура познания.

Познающим субъектом является человек – существо, наделенное разумом и освоившее арсенал познавательных средств накопленных человечеством.

Общество в целом, которое за свою историю накопило громадный объем материальной и духовной культуры – носителей результатов познания, также является познавательным субъектом.

Полноценная познавательная деятельность человека возможна лишь в рамках общества.

Объектом познания является окружающий мир (бытие во всем его разнообразии), а именно та часть окружающего мира, на которую направлен познавательный интерес субъекта.

Адекватное и идентичное отражение объекта субъектом называется истиной.

Неадекватное, недостоверное отражение познающим субъектом окружающей действительности, искаженный, не соответствующий действительности результат познания называется заблуждением.

Логическое осмысление субъектом (сознанием) окружающей действительности, опираясь на категории, законы, понятия, прежние ценности, является оценкой.

Основной формой познания и критерием истины при познания является практика.

Практика – конкретная деятельность людей по преобразованию окружающего мира и самого человека.

Главные виды практики:

материальное производство;

управленческая деятельность;

научный эксперимент.

Функции практики – то, что она является:

критерием истины;

основой познания;

целью познания;

результатом познания.

В процессе познания участвуют в совокупности чувственное, рациональное познание, логика, интуиция.

Чувственное познание основано на чувственных ощущениях, отражающих действительность, и логике.

Рациональное познание основано на разуме, его самостоятельной деятельности.

Близким к рациональному является интуитивное познание, при котором истина самостоятельно приходит к человеку на бессознательном уровне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *