Философия даосизма

В странах Востока и Запада философская картина мира воспринимается по-разному: если на Западе важнейшим аспектом развития выступает технический прогресс, для Востока намного большее значение имеет духовный потенциал личности, ее внутренний мир. Для того чтобы лучше понять особенности восточной философии представляется важным обратиться к наследию древнекитайского философа Лао-Цзы.

Следует отметить, что достоверных биографических сведений о жизни древнекитайского философа не существует. Ряд источников сообщает, что в 589 году устанавливается почитание Лао-Цзы, а в 591 году на легендарном месте рождения восточного мудреца была установлена стела с названием «Стела восстановления поминального храма Лао-Цзы». Важно добавить, что указанные события по времени совпадают с периодом окончания завоевания царства Чэнь и Юга, другими словами, отмечается совпадение установления имперского почитания восточного философа с моментом объединения разрозненных территорий под властью одной династии.

Замечание 1

Подобные данные позволяют предположить, что для правителей того времени фигура Лао-Цзы и его философия сыграли некую объединяющую роль, связанную с формированием имперского единства.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Лао Цзы 410 руб.
  • Реферат Лао Цзы 280 руб.
  • Контрольная работа Лао Цзы 220 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Другие же ученые, преимущественно европейские, выражают сомнения в реальности существования Лао-Цзы как такового.

Особенности философии Лао-Цзы

В центре внимания философской картины мира древнекитайского философа – категории Дао и Логос. Причем Дао – это духовное начало, которые не может быть постигнуто органами чувств

Дао бесформенно и бестелесно, оно вечно и бесконечно, оно пусто и неисчерпаемо:

«Смотрю на него и не вижу, а поэтому называю его невидимым.»

Оно безымянно, поскольку любое выраженное Дао не может быть реальным; Дао, ограниченное рамками звуков человеческой речи искажается до неузнаваемости. Дао – это основа, истоки всего сущего и существующего, все появляется из Дао, и все возвращается в него. Само Дао – бесконечное циклическое вращение. Все живущее и жившее на земле раньше или позже возвращается к своему первоисточнику, к Дао. Дао – высший закон бытия, но не бытие.

Дао находится в неразрывной связи с Дэ. Дэ – олицетворение жизненной силы, проявление Дао на земле, трансформированное, доступное восприятию человека Дао.

Замечание 2

В центре философии Лао – непротивление злу, ненасилие, понятие «увэй» (неделание).

Неделание Лао-Цзы использует в контексте идеи мудрого правления. В его понимании термин используется для номинации политики невмешательства, которую избирают мудрые правители для управления страной. Указанное понятие раскрывается в трех основных аспектах:

  • прежде всего, мудрый правитель бездействует, позволяя природе идти своим путем. Указанное положение вытекает из даосского представления о самодостаточности всего сущего в мире;
  • «увэй» связано с пониманием и неотъемлемостью небытия, осознания бытия лишь при наличии небытия, соответственно, по аналогии деяние может восприниматься при наличии деяния, соответственно, правитель, выбравший недеяние, достигнет намного больших результатов, умея видеть итоги как деяния, так и недеяния;
  • недеяние, ослабление – это, по сути, обращение к Дао.

Восточный философ отмечает:

«Умелый полководец не воинственен, умелый в сражении не гневлив, умеющий побеждать врага не вступает с ним в поединок, умеющий использовать людей, ставит себя ниже их.»

Главной победой руководителя выступает убеждение врага, подчинения внешнему развитию вещей, следование Небу, не действия, но ожидание того, когда обстоятельства изменятся и станут более благоприятными.

Лао-Цзы стал основателем даосизма как философской концепции, которая во многом сегодня определяет жизнь восточных героев.

Определение 1

Даосизм – традиционная философия и религия восточных стран, сформировавшаяся на территории Китая.

Во многом под влиянием даосизма сформировались идеи о мире, осуществлялось развитие науки и искусства. В частности, в литературе появились мотивы бессмертия. Прослеживается влияние философии и на развитие китайской музыки, живописи, скульптуры, архитектуры.

Более того, влияние даосизма оказало влияние на внутреннюю политику Китая. В частности, многие последователи философии даосизма принимали участие в управлении государством, выступали советниками в военных и политических делах. Руководители крестьянских восстаний использовали идеи даосизма для объединения людей под своими знаменами.

Принцип, введенный последователями даосизма – мириться с бедностью и довольствоваться тем, что есть сегодня и сейчас – длительное время был господствующим в китайском обществе, во многом обусловив особенности формирования китайского мировосприятия, миропонимания, менталитета в целом, восприятия мира и национального характера китайцев.

Не меньшее значение на формирование национального характера оказал и принцип дорожить и ценить жизнь.

Не раз в наших работах мы говорили о мифе, бытующем среди последователей различных оккультных доктрин, – мифе о духовном единстве всех религий, распознать которое якобы не позволяет лишь невежество христиан. Как уже неоднократно отмечалось, миф о духовном единстве религий особенно активно насаждается сторонниками т.н. нетрадиционной духовности, в основном оккультной.

Например, Елена Рерих писала: «Тех, кто может считать своим Учителем только Христа, будем приветствовать так же, как и других, следующих за Лао-Цзы, Конфуцием, Буддою, Кришною, Зороастром, Майтрейей» . Теософы утверждают, что все мировые религии изначально учили об одном и том же Боге, который в «Тайной Доктрине» Е.П. Блаватской назван Парабрамой : «Дух, сущность которого вечна, едина и самосуща, выявляет чистый эфирный Свет – двоякий свет, неуловимый элементарными чувствами – согласно Пуранам, Библии, Сефер Иецире, греческим и латинским Гимнам, Книге Гермеса, халдейской Книге Чисел, эзотеризму Лао-Цзы и всем прочим» . Как легко заметить, одним из учений, которые перечисляются через запятую с христианством, является учение Лао Цзы, т.е. даосизм. Мы приглашаем читателей вместе с нами познакомиться с даосизмом поближе, чтобы решить для себя вопрос: совместим ли даосизм с христианством, а также можно ли говорить о доктринальном единстве даосизма с другими религиями, в том числе с самой теософией.

В современном мире традиционный даосизм (не путать с теософскими фантазиями на тему даосизма, которые к традиционному даосизму имеют не большее отношение, чем чукчи к Африке) распространен, главным образом, среди китайцев, также он популярен на Тайване и в Гонконге . Родиной даосизма является Китай, где более двух с половиной тысяч лет тому назад даосское учение выделилось из шаманских верований царств Чу, Ци и Янь . Примерно в середине I тыс. до Р.Х. даосизм начал приобретать черты отдельного религиозного учения. Завершение формирования даосского пантеона осуществилось только к XII веку от Р.Х. .

Основание даосизма традиционно приписывается западными учеными китайскому мудрецу Лао-Цзы, но, как пишет известный российский исследователь даосизма Е.А. Торчинов, «…сами даосы не связывали появление своей религии с какой-либо конкретной исторической или квазиисторической личностью» . Лао-Цзы (кит. «престарелый мудрец», «престарелый младенец») приписывается авторство философского трактата «Дао дэ цзин». Принято считать, что Лао-Цзы жил в VI веке до Р.Х. в царстве Чу и служил хранителем библиотеки царства Чжоу, где встречался со своим современником Конфуцием. Лао-Цзы много путешествовал и, как гласят легенды, на одной из границ между китайскими царствами, по просьбе начальника пограничной заставы Инь Си, записал свое учение, благодаря чему на свет появилась книга «Дао дэ цзин». Позже личность Лао-Цзы была мифологизирована, он стал считаться воплощением дао , существовавшим изначально, далее Лао-Цзы начинает почитаться как высшее даосское божество. Современный даосизм признает Лао-Цзы не только воплощенным дао, но и источником всех форм даосского откровения .

Немало ученых сомневается в том, что Лао-Цзы когда-либо существовал на свете. В качестве аргумента, подтверждающего эту точку зрения, приводится тот факт, что само имя «Лао-Цзы» представляет собой не столько имя человека, сколько вежливое обращение . Помимо того, если бы Лао-Цзы и существовал как историческая личность, исследования современных ученых показывают, что книга «Дао дэ цзин» была написана около III века до Р.Х. и, следовательно, не могла иметь к Лао-Цзы никакого отношения . Ни один из текстов, написанных до III века до Р.Х., не упоминает и не цитирует «Дао дэ цзин», помимо того лингвистические особенности языка «Дао дэ цзин» не говорят в пользу гипотезы раннего происхождения этой книги .

Сам текст книги «Дао дэ цзин» сравнительно невелик, он состоит из 5000 иероглифов . Несмотря на то, что это произведение пользуется среди последователей даосизма большим уважением, оно никогда не играло в даосизме такой же роли, как Библия в христианстве или Коран в исламе . Наряду с «Дао дэ цзин» в даосизме присутствует огромное число текстов, которые пользуются не меньшим уважением и авторитетом. Например, очень популярна «Чжуан-цзы» . В целом, как пишет Е.А. Торчинов, свои истоки даосская мысль черпала «…в психопрактической деятельности даосизма». Поэтому «Дао дэ цзин», по сути, представляет собой не столько философский трактат, сколько выражение мистического даосского опыта, приобретенного даосами во время практики медитаций и других трансовых методик . «Дао дэ цзин» имеет сакральный характер и активно используется в магических ритуалах, которые, как считается, должны способствовать обретению бессмертия . Что же представляет собой духовная жизнь даосов?

Е.А. Торчинов пишет: «…практика внутреннего делания – прежде всего созерцания и визуализации вкупе с дыхательными упражнениями – образует стержень даосизма» . Характер этих практик можно охарактеризовать как оккультно-магический . Духовная жизнь даосов включает в себя медитации, визуализации, гимнастику, дыхательные упражнения и сексуальную практику . Визуализации и медитации запрещены в Православии, так как ведут к ложному духовному состоянию, которое в Православии называется прелестью . О сексуальных практиках Торчинов говорит, что даосы отказались от них еще во времена эпохи Мин (1338-1644 гг.) , но с описанием одной из психотехник, направленных на восстановление жизненности даоса, любой желающий может познакомиться, например, читая даосскую книгу Лю Гуань Юй «Даоская Йога», рекомендованную современным последователям даосизма (заранее приносим свои извинения читателям за то, что вынуждены знакомить их с текстами подобного содержания): «Старые люди, импотенты, могут применять искусственные меры (например, мастурбацию) для поднятия пениса. Как только пенис поднимется, вдохните свежий воздух… Поднятие пениса питает внутренний Огонь в печи, который преобразует воспроизводящую жидкость, получаемую от переваривания пищи, в отрицательную воспроизводящую силу, идущую на укрепление тела и оживления Духовности, удлиняя этим нить жизни. Люди старого и среднего возраста не могут практиковать алхимию без поднятия пениса». Как пишут теософы, «этика у нас (теософов. – В.П.) есть, и достаточно ясная для всех, кто бы захотел ей следовать. Это суть или сливки мировой этики, собранные из учений всех великих реформаторов мира. Потому вы обнаружите в ней идеи Конфуция и Зороастра, Лао-цзы и Бхагавад-гиты, заповеди Гаутамы Будды и Иисуса из Назарета, Гиллеля и его школы, равно как и Пифагора, Сократа, Платона и их школ» . Возможно, эзотерикам, полагающим, что духовные основы всех религий едины, и расписывающимся в заимствовании этических идей в том числе и из учения Лао-Цзы, близок даосский метод развития духовности через описанные выше действия, но христиане никогда не согласятся быть частью этого «единства», так как малакию христианство считает смертным грехом: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1Кор. 6:9-10). Заметим здесь, что именно на почве даосизма родилась китайская «Кама-сутра», названная «Дао любви» . Представить себе вариант христианской «Кама-сутры» невозможно: христианство призывает к целомудрию и нравственной чистоте и не допускает никаких заигрываний с сексуальной сферой.

Использованная литература и комментарии

1. Письма Елены Рерих, 1929-1939. Минск. Лотаць. 1999. Т.2. С.376. Письмо от 31.07.37.

См.: Питанов В.Ю. Теософия: факты против мифов.

Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. М., КМП Сирин. 1993. Т.2 (3). С.50.

Фролов И.Т. Философский словарь. М., Республика. 2001. С.142.

Краткий путеводитель по мировым религиям / Кент Кедл, Дин К. Халверзон. Даосизм. СПб., 2000. С.74.

Торчинов Е.А. Даосизм: опыт историко-религиозного описания. СПб., Лань. 1998. С.218.

Там же. С.359.

Там же. С.218.

Фролов И.Т. Философский словарь. М., Республика. 2001. С.280.

Подробнее о дао мы поговорим ниже.

Краткий путеводитель по мировым религиям / Кент Кедл, Дин К. Халверзон. Даосизм. СПб., 2000. С.78.

Торчинов Е.А. Даосизм: опыт историко-религиозного описания. СПб., Лань. 1998. С.221.

Там же. С.222.

Там же. С.223.

Там же. С.219.

Там же. С.230.

Там же. С.160-161.

Там же. С.167.

Там же. С.166.

Там же. С.171.

Там же. С.164-165.

См.: Питанов В.Ю. Мантра-йога, медитация и православная молитва: вопрос совместимости.

См.: Блаватская Е.П. Ключ к теософии. http://www.theosophy.ru/ lib/key-theo.htm

Жолань Чжан. Дао любви. http://www.universa linternetlibrary.ru/ book/jolan/ogl.shtml

Торчинов Е.А. Даосизм: опыт историко-религиозного описания. СПб., Лань. 1998. С.131.

Там же. С.134.

Там же. С.130.

Краткий путеводитель по мировым религиям / Кент Кедл, Дин К. Халверзон. Даосизм. СПб., 2000. С.79-80.

Краткий путеводитель по мировым религиям / Кент Кедл, Дин К. Халверзон. Даосизм. СПб., 2000. С.83.

Фролов И.Т. Философский словарь. М., Республика. 2001. С.142.

Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. М., КМП Сирин. 1993. Т.2 (3). С.50.

Торчинов Е.А. Даосизм: опыт историко-религиозного описания. СПб., Лань. 1998. С.214.

См.: Питанов В.Ю. Идолы неоиндуизма: Шри Рамакришна и Свами Вивекананда.

Торчинов Е.А. Даосизм: опыт историко-религиозного описания. СПб., Лань. 1998. С.217.

Краткий путеводитель по мировым религиям / Кент Кедл, Дин К. Халверзон. Даосизм. СПб., 2000. С.80-81.

Там же. С.187.

Там же. С.188.

Краткий путеводитель по мировым религиям / Кент Кедл, Дин К. Халверзон. Даосизм. СПб., 2000. С.83.

Фролов И.Т. Философский словарь. М., Республика. 2001. С.217.

Там же. С.647.

Торчинов Е.А. Даосизм: опыт историко-религиозного описания. СПб., Лань. 1998. С.74-75.

См.: Питанов В.Ю. Суд совести: агни-йога против христианства.

См. там же

Торчинов Е.А. Даосизм: опыт историко-религиозного описания. СПб., Лань. 1998. С.321-322.

Там же. С. 321

Там же. С.404-405.

Лао-Цзы и/или Конфуций?

Важно добавить, что по сегодняшний день не утихают споры в отношении того, кому из двух великих философов древности принадлежит старшинство. Если Цзы – основатель даосизма, то Конфуций, соответственно, — конфуцианства. Возникает вопрос, какое из указанных течений было боле ранним в философской картине мира восточных народов.

Ряд ученых подчёркивает, что Лао не мог быть предшественником Конфуция, поскольку:

  • тринадцатое поколение предков Конфуция жило в те времена, когда жило восьмое поколение предков Лао, соответственно, Лао не мог быть старше Конфуция;
  • Конфуций не упоминал Лао.

Противники старшинства Конфуция говорят, что:

  • в одном роду одновременно могут жить представители разных поколений, если они принадлежат к разным ветвям одного рода;
  • в отношении того, что Конфуций никогда не говорил о Лао , – конфуцианская фраза «Отвечать добродетелью на ненависть» представляет собой не что иное, как критику философии Лао.

Хотелось бы отметить, что споры не утихли до сих пор, и вопрос старшинства остается дискуссионным в современной научной литературе.

Множество причудливых образов и персонажей существует в религиозно-философских традициях Китая. Такое множество, что даже элементарно подсчитать их – дело труднейшее. Каждый из вроде бы определенных персонажей может оказаться прообразом еще двух-трех. Но среди всего этого сонма особо выделяются Восемь Бессмертных. Изначально они существовали в облике живых людей – таких, как мы с вами. Это реальные исторические лица разных эпох, которых от обыкновенных смертных отличало лишь одно – они познали секрет достижения вечного бытия. «Бессмертие» — определение, в данном случае не отражающее всей сути.

Способы достижения состояния бессмертия — разные (на небесах, на земле, либо сразу после смерти физического тела). Культ Бессмертных героев с течением времени изменялся и обогащался все новыми интересными подробностями. В IV – III вв. до н.э. он зарождается в практиках магов восточных царств, далее органично входит в даосизм философский, а затем, претерпев различные трансформации, — в даосизм религиозный.

Познакомимся поближе с Бессмертными

ЛАНЬ ЦАЙ-ХЭ. Пожалуй, самый интересный и неординарный Бессмертный. Это уличный певец, нищий, который все время собирает подаяние и нанизывает монеты на шнурок, который постоянно тянется за ним по улице. Монеты Лань Цай-хэ раздает беднякам и таким же нищим, как он сам, но чаще деньги теряются. А Лань Цай-хэ нисколько не страдает и продолжает распевать свои песни о быстротечной и полной превратностей жизни. Его синий халат вечно рваный. Лань Цай-хэ утепляет его ватой. Только почему-то делает он это летом. Зимой же его нередко можно увидеть валяющимся на снегу. Одна его нога – в валенке, другая – босая. Он всюду носит с собой бамбуковые дощечки, стук которых служит ему аккомпанементом, когда он поет песни. Он завсегдатай кабачков и винных лавок, веселый балагур и рассказчик.

Однажды, во время шумного веселья близ озера Хаолян, где Лань Цай-хэ пил вино в местном кабаке, в небе показался журавль. В тот же миг раздались чарующие звуки тростниковой флейты. Собутыльники Ланя с удивлением наблюдали, как этот горький пьяница вознесся на небо и с той поры стал бессмертным. Все, что осталось от него в нашем бренном мире, — это единственный сапог, халат и бамбуковые дощечки, упавшие на землю с небесной выси.

Но на этом чудесная история Лань Цай-хэ не заканчивается. Через некоторое время (в поздних мифах) он преображается в фею цветов, носившую корзину, наполненную хризантемами и веточками бамбука (символ бессмертия). Теперь это покровитель садоводства. Нередко он на время вновь становится мужчиной.

ЛЮЙ ДУН-БИНЬ. Родился, согласно легенде, 14-го числа 4-й луны 798 года. В момент зачатия к постели его матери спустился на мгновение белый журавль. Люй Дун-бинь имел необычную внешность: шея журавля, спина обезьяны, туловище тигра, лик дракона, глаза феникса. У него были очень густые черные брови, а под левой бровью – черная родинка. Люй Дун-бинь имел необыкновенные способности – за день он запоминал текст в 10 тысяч иероглифов. Когда Люй Дун-бинь вырос, он решил посвятить себя служению на поприще чиновника. Но однажды повстречал в горах Лушань (сейчас – провинция Цзянси) отшельника-даоса Чжунли Цюаня, который обратил его в свою веру, а также научил разным диковинным вещам: магии, фехтованию и искусству становиться невидимым. Потом, когда Люй Дун-бинь с успехом прошел десять трудных испытаний, он удостоился чести владеть чудесным мечом, с помощью которого сражался со злыми драконами. Существует и несколько иная версия встречи Люй Дун-биня и Чжунли Цюаня. Согласно ей, Люй Дун-бинь вместе с семьей вынужден был бежать в горы Лушань в пятидесятилетнем возрасте. Чжунли Цюань взял его в ученики, а Люй Дун-бинь поклялся ему в верности и пообещал помогать другим людям в постижении Дао. Под видом торговца маслом он спустился в селение и нашел там людей, которые жили очень бедно. Он дал себе слово поддержать тех из них, кто честен. Так, он помог одной старушке, опустив в ее колодец несколько зерен риса, в результате чего вода в колодце превратилась в вино. Старушка, понятное дело, быстро поправила свои дела и разбогатела.

ЛИ ТЕ-ГУАЙ. Фигура эксцентричная, персонаж чрезвычайно многоплановый в своих проявлениях. «Ли по имени Железная клюка» — так переводится его имя. Версий его появления на свет, действий и предназначений существует множество. Вот одна из самых распространенных и в то же время очень занимательная. Ли Те-гуай с детства остался без родителей. С ним была лишь его старшая сестра, которая его не берегла. Однажды его увидела Матушка Владычица Запада Сиванму. Ребенок понравился ей, и она взяла его к себе на воспитание. У него на ноге была незаживающая рана, и Матушка вылечила ногу. Затем она посвятила Ли в свои секреты и открыла перед ним дорогу в бессмертие. Ли познал великое Дао и обрел много учеников. Однажды он решил отправиться в горы. Но его тело ему мешало, и он покинул его. Он предупредил ученика, что его дух вернется обратно в тело через семь дней. Ученику же строго-настрого наказал беречь тело, а если он по какой-то причине по прошествии семи дней не вернется, то сжечь его. Однако на шестой день ученик получил известие о болезни матери и, чтобы не оставлять тело на съедение диким зверям, сжег его раньше положенного срока, а сам ушел. Вернувшийся Ли обнаружил на месте лишь горстку пепла. Ли срочно нужно было искать какое-то другое тело, иначе он рисковал навсегда остаться духом. Первым попавшимся оказался труп нищего. Этот нищий был высок ростом, имел курчавую черную бороду и волосы, прихваченные железным обручем. Одна его нога была повреждена. Ли вселился в его тело. После этого он пришел в дом ученика, который так его подвел, и дал его матери чудесное снадобье, после чего она быстро поправилась.

Ли – собирательный образ различных даосских притч и повествований. Он также является символом и покровителем магического искусства и медицины. Его изображение нередко и сегодня можно увидеть на воротах аптекарских лавок.

ЧЖУНЛИ ЦЮАНЬ. Тот самый даосский святой, который наставил на путь Дао уже известного нам Люй Дун-биня. Однако в самом начале своего пути он – отважный воин. Согласно этой версии, он родился около двух тысяч лет тому назад, в эпоху Хань (отсюда и другое его имя – Хань Чжунли – «Ханьский Чжунли»). Однажды император отправил его на битву с тибетскими племенами. Войско Чжунли по ходу битвы должно было одержать верх. Бой подходил к концу. Но в это время в небе пролетал один из Бессмертных (некоторые источники утверждают, что это был Ли Те-гуай), который, увидев Чжунли, тотчас захотел обратить его в Бессмертные и наставить на путь Дао. Он подсказал неприятелю, как победить Чжунли, и тот потерпел поражение. Сам Чжунли вынужден был скрыться. Он долго бродил по степям и пустыням, пока не повстречал монаха, который отвел его к Повелителю Востока. Этот Повелитель был еще и покровителем всех Бессмертных мужского пола. Он повелел Чжунли отказаться от всех честолюбивых помыслов и мирских устремлений и все силы отдать постижению Дао. С тех пор Чжунли начал усердно учиться у мудрецов и со временем стал выдающимся алхимиком. Он научился превращать медь и олово в золото и серебро, а полученные драгоценные металлы раздавал беднякам. Однажды перед ним раскололась каменная стена, и он увидел нефритовую шкатулку. Он открыл ее и увидел свитки, в которых содержались наставления тому, кто решит стать бессмертным. Когда Чжунли постиг эту суть, к нему спустился с небес журавль. Чжунли сел на него и отправился в страну Бессмертных.

Чжунли Цюань является святым для многих сект позднего даосизма, которые практикуют «внутреннюю» алхимию. Изображения его – различны, в зависимости от версии происхождения. Однако чаще всего он предстает в виде высокого, крепкого мужчины с курчавой бородой и татуированным телом. Часто ему приписываются способности выдающегося каллиграфа.

ЧЖАН ГО-ЛАО. По-видимому, реальный человек, живший в VIII веке при императоре Сюань-цзуне и обожествленный даосами. Жизнеописание этого героя имеется в официальных историях династии Тан. В описании Чжэн Чу-хуэя он предстает даосом-магом.

В легендах же этот персонаж появляется якобы с самого начала времен, когда в мире еще царит первозданный хаос. Другие варианты историй о нем повествуют, что родился он во времена правления Фуси, причем не младенцем, а сразу стариком. Он умел делаться невидимым, обладал феноменальной памятью, хорошо помнил события прошедшего и точно предсказывал будущее. Чжан передвигался верхом на белом осле. Этот осел мог пробежать без устали десять тысяч ли за день. Когда Чжан приезжал на место, он складывал своего осла, словно лист бумаги. А когда нужно было снова пускаться в путь, он брызгал на осла водой, после чего тот оживал. Чжана обычно изображают верхом на этом осле, только сидящего задом наперед с бамбуковой трещоткой в руках. Иногда его изображение под названием «Чжан, подносящий сына», можно видеть в комнатах для новобрачных. Таким образом, Чжан – еще и добрый предвестник пополнения семьи.

Чжан – бессмертный старец – один из родоначальников поздних даосских сект мистического толка.

ХАНЬ СЯН-ЦЗЫ. Прообраз реальной исторической личности с тем же именем, племянника известного в свое время приверженца конфуцианской морали Хань Юя (768-824 гг.). Хань Юй ненавидел даосизм и всячески препятствовал своему племяннику на пути постижения Дао. На противоборстве строгих конфуцианских правил и свободных даосских проявлений построены многие истории о Хань Сян-цзы. Так, однажды Хань Юю было приказано вызвать дождь. Приказ исходил от самого государя, и Хань не осмелился прекословить, хотя о том, как ниспослать дождь и сильнейшую засуху, не имел ни малейшего представления. Само собой, ничего у него не вышло. Тогда Хань Сян-цзы, приняв облик даоса, вызвал дождь. Благодатная влага пришла на землю, однако двор Хань Юя дождь обошел стороной. Это было своеобразным наказанием Хань Юю за пренебрежение к Дао. Однажды в доме Хань Юя был устроен пир. Собралось много гостей. Скромный юноша Хань Сян-цзы сидел в сторонке и никак себя не проявлял. Но вот дядя попросил его принести что-то к столу. Хань Сян-цзы поднялся, принес, что требовал дядя, а заодно поставил на стол небольшой тазик, который тут же, на глазах изумленных пирующих, стал наполняться землей. Затем из-под земли показались два молодых ростка, которые в ту же минуту превратились в прекрасные благоухающие цветы. Цветы причудливым образом изогнулись и образовали иероглифы. По другой версии, между двумя цветками проступила золотая табличка со знаками или же сами знаки появились в воздухе. Пораженные гости принялись читать эти иероглифы. Получилось вот что:

Облака на хребте Циньлин преградили путь, где же дом и семья?

Снег замёл проход Ланьгуань, конь не идёт вперёд.

Гости и Хань Юй были так удивлены происшедшим, что не обратили внимания на пророческих смысл этих строк. Лишь некоторое время спустя, когда Хань Юй за выступление против буддизма был отправлен в ссылку, все стало ясно. Добравшись до хребта Циньлин, он не мог идти дальше – мокрый снег и дождь встали стеной на его пути. И тогда ему явился его племянник Хань Сян-цзы, который напомнил о стихах, несущих пророческий смысл. Всю ночь он наставлял дядю в вопросах Дао, рассказывая о чудесных деяниях даосов. На прощанье он подарил Хань Юю флягу из тыквы-горлянки. В ней было снадобье, излечивающее малярию.

Хань Сян-цзы – любимый ученик Люй Дун-биня. Он стал бессмертным, когда упал с персикового дерева, к которому пришел вместе с учителем. Хань прекрасно играл на флейте и странствовал, развлекая жителей деревень и городов своей чудесной игрой. На звуки его нефритовой флейты слетались птицы и сбегались животные. Хань также нередко изображается с корзиной цветов в руках. Помимо всего прочего, он – покровитель садовников. Все, что зарабатывал Хань своими деяниями, он тут же раздавал.

В даосских канонах Хань Сян-цзы предстает как великий маг и чародей.

ЦАО ГО-ЦЗЮ. Реально существовавший исторический прототип этого бессмертного – сын первого министра сунского государя Жэнь-цзуна (1022-1063) и младший брат императрицы Цао. Цао Го-дзю, равнодушный к богатству, стремился к постижению даосского учения и рвался на волю. Наступил момент, когда выносить пребывание в императорских покоях он оказался не в силах. Он попрощался с императором и императрицей, которые подарили ему золотую пластину с надписью «Гао-цзю повсюду может ездить, как сам государь», и отправился бродить по миру. Однажды он переправлялся через реку Хуанхэ. Когда он и его попутчики оказались на середине реки, лодочник потребовал плату вперед. Цао вынул свою пластину и показал ему. Тот в испуге сейчас же замолчал. Попутчики оценили положение и поняли, что и им можно не платить. Они принялись славить Цао. И только один даос-отшельник безмолвствовал. Потом он обратился к Цао и стал его укорять. Он говорил так убедительно, что Цао стало стыдно. Он без сожаления расстался с золотой пластиной, бросив ее за борт лодки.

Цао Го-цзю считается также покровителем актеров. Изображается в парадной официальной одежде и с кастаньетами из золотых пластин. И все-таки, он, прежде всего, даосский бессмертный.

ХЭ СЯНЬ-ГУ. В некоторых легендарных историях один из Восьми Бессмертных Лань Цай-хэ иногда предстает в женском обличье. И все же ученые предпочитают употреблять слово и понятие «гермафродит» по отношению к этому персонажу, поскольку очень часто не вполне ясно, кто же он. А вот Хэ Сянь-гу (имя ее переводится как «Бессмертная дева Хэ») – изначально предстает в легендах в образе женщины. Уже за одно то, что, оставаясь женщиной, она отстояла при этом свои права и заняла достойное место среди Бессмертных, Хэ достойна высшей степени похвалы. Но были у нее и другие заслуги. Дочь торговца, она стала феей, когда однажды съела чудесный персик. С тех пор она никогда не чувствовала голода и сделалась бессмертной. Она поселилась в горах и питалась перламутровой пудрой и лучами лунного света – видимо, это была обычная пища бессмертных фей. Однажды она гуляла по лесу и зашла так далеко, что заблудилась. На нее напал страшный демон. К счастью, рядом оказался Люй Дун-бинь, который разрубил демона своим магическим мечом.

Хэ Сянь-гу была предсказательницей будущего. Часто она изображается с цветком белого лотоса (символ чистоты) на длинном стебле, который изогнут наподобие жезла жуй (жезл исполнения желаний). В ее руках нередко появляется корзина с цветами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *