Добрый пастырь

Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет.

Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком.

Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец.

А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их.

А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах.

Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня.

Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец.

Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь.

От Иоанна 10:9-16

Толкование Евангелия блаженного Феофилакта Болгарского

Блаженный Феофилакт Болгарский

Ин.10:9. Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет.

Кто Мною, дверью, войдет и приведется к Отцу, и станет Его овцою, тот спасется, и не только спасется, но и получит великую неустрашимость, как и Господь, и Владыка. Ибо это обозначает словами «и войдет, и выйдет». Так и апостолы смело входили и выходили пред повелителей, и выходили радостными и непобедимыми (Деян. 5, 41).

«И найдет пастбище», то есть обильную пищу. И иначе: так как наш человек двойствен, по выражению апостола Павла, «внутренний и внешний» (Рим. 7, 22; 2Кор. 4, 16), то можно сказать, что входит тот, кто заботится о внутреннем человеке, и тот опять выходит, кто члены, которые на земле, и «дела плотские умерщвляет» во Христе (Рим. 8, 13). Такой найдет пастбище и в будущем веке, по сказанному: «Господь пасет меня, и ни в чем не будет у меня недостатка» (Пс. 22, 1).

Ин.10:10. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтоб имели жизнь и имели с избытком.

Так как приставшие к Февде и Иуде, и прочим отступникам были убиты и погибли, то прибавил: «Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить», называя ворами их и подобных им. «А Я, – говорит, – пришел для того, чтобы имели жизнь»..Они убивали и погубляли своих последователей, а Я пришел, чтобы жили и имели нечто большее, именно: причастие Святаго Духа, под чем нужно разуметь и Царство Небесное. Итак, во Христе все имеют жизнь, ибо все воскреснут и будут жить; а праведники получат и нечто большее, именно: Царство Небесное.

Ин.10:11. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец.

Потом ведет речь и о страданиях и говорит: «Я жизнь (душу) Мою полагаю за овец», – выражая сим, что Он идет на страдания не по принуждению, а добровольно. Словом «полагаю» показывает, что никто ее не отнимет у Меня, а Я Сам отдаю ее.

Ин.10:12. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их.

Намекает и на мятежников, не раз упомянутых. «Они, – говорит, – не положили жизни за овец, но оставили своих последователей, ибо были наемники». А Сам Господь поступил наоборот. Когда взяли Его, Он сказал: «Если Меня ищете, то оставьте сих, пусть идут, чтобы исполнилось слово, что никто из них не погиб» (Ин. 18:8–9, 12) и притом тогда, когда иудеи пришли на Него хуже, чем волки на овец. «Ибо пришли, – сказано, – с мечами и кольями, чтобы взять Его» (Лк. 22, 52).

Под волком здесь можно разуметь и мысленного врага, которого Писание называет и львом (1Пет. 5, 8), и скорпионом (Лк. 10, 19), и змием (Быт. 3, 1; Пс. 90, 13). Говорится, что он «похищает» овцу, когда пожирает кого-нибудь чрез худое дело; «разгоняет» когда посредством злых помыслов смущает душу. Справедливо можно назвать его и вором, который «обкрадывает» чрез лукавые помыслы, «убивает» чрез соглашение с ними, «погубляет» чрез дело. Иногда приражается к кому-нибудь помысл злобный, это будет воровство. Если человек согласится с лукавым внушением, тогда, можно сказать, диавол убивает его. Когда же человек на деле совершит зло, тогда он погибает. Может быть, и это значат слова «вор приходит только для того, чтоб украсть, убить и погубить».

Ин.10:13. А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах.

Господь делает совсем иначе, чем этот вор. Он дает божественную жизнь, освещает и помыслы наши добрыми внушениями, и тела добрыми делами; дает и нечто преизбыточествующее, именно то, что мы можем приносить и другим пользу посредством дара учительского, а также и Царство Небесное, как бы придавая нам некоторую лишнюю награду. Он подлинно Добрый Пастырь, а не наемник, каковы начальники иудейские, которые не заботятся о народе, а имеют в виду только то, чтобы получить с него плату. Ибо они искали не пользы народу, а себе прибыли от народа.

Ин.10:14. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня.

И отсюда ты можешь узнать различие между пастырем и наемником. Наемник не знает овец, что происходит оттого, что он не надзирает за ними постоянно. Ибо если бы он постоянно смотрел, то знал бы их. А пастырь, каков Господь, знает своих овец, потому и печется об них, и они опять знают Его, потому что пользуются Его надзором и по привычке узнают своего Покровителя.

Смотри. Прежде Он узнает нас, а потом уже мы Его. И не иначе можно познать Бога, как быв познанными от Него (1Кор. 13, 12). Ибо Он прежде усвоился нам плотию, став Человеком, потом уже мы усвоились Ему, получив дар обожения. Желая показать, что неуверовавшие недостойны быть познанными от Бога и не суть овцы Его, Он сказал: «Я знаю Моих, и Мои знают Меня», как написано: «познал Господь Своих» (2Тим. 2, 19).

Ин.10:15. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец.

Чтобы кто-нибудь не подумал, что Он узнавал, как человек. Он присовокупил: «Как Отец знает Меня, и Я знаю Отца», то есть – Я так верно знаю Его, как Сам Себя.

Часто повторяет «Я жизнь Мою полагаю за овец» для того, чтобы показать, что Он не обманщик. Ибо выражения «Я Свет, Я Жизнь» для немысленных казались надменными. Но слова «Я хочу умереть» не заключают никакого самохваления, а, напротив, выражают великое попечение, так как Он хочет предать Себя за людей, которые бросали в Него камнями.

Ин.10:16. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора,

Это говорит об язычниках. Они не того двора, который под законом. Ибо язычники не ограждаются законом.

и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой,

Ибо и эти в рассеянии, и те не имеют пастырей. И благоразумные, и способнейшие к вере из иудеев были без пастырей, следовательно, тем более, язычники.

Мне «надлежит» собрать и язычников, и иудеев. Слово «надлежит» здесь означает не принуждение, а то, что непременно последует.

и будет одно стадо, и один Пастырь.

«Во Христе Иисусе нет ни иудея, ни язычника» (Гал. 3, 28), и никакого различия. Ибо у всех один образ, одна печать крещения, один Пастырь, Слово Божие и Бог. Пусть устыдятся манихеи, отвергающие Ветхий Завет, и услышат, что одно стадо и один Пастырь; ибо Один и Тот же Бог Ветхого и Нового Завета.

Facebook Вконтакте Одноклассники LiveJournal Google+ Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)0

Степь да степь кругом… Можно засохнуть от тоски. А венгерским пастухам-гуляшам вольготно. Степь — их дом родной. Средство передвижения — бричка. Средство связи — колодец. Строительный материал — камыш. Гуляши верят: в этом их свобода.

ГЕРОЙ
Чобо Матеи

Родился в 1981 году. Потомственный степной пастух. Старший гуляш в национальном парке Хортобадь. Следит за порядком и соблюдением традиций. Живет в деревне на территории парка. Женат, воспитывает дочь.

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
Хортобадь

Степь (пуста) на востоке Венгрии, к западу от Дебрецена. Является частью Великой равнины, Альфёльда. Со Средних веков Хортобадь ассоциируется у венгров с пастухами-гуляшами, которые вели в пусте крестьянское хозяйство и пасли коров дебреценских помещиков. С 1973 года Хортобадь имеет статус национального парка Венгрии. Это самое большое пастбище в Европе. В 1999 году Хортобадь вошла в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО как культурный ландшафт с 4000-летней историей, драгоценной дикой природой и уникальными народными традициями. Здесь постоянно живут и пасутся около 3000 серых венгерских коров, принадлежащих государству. За скотом присматривают примерно 50 степных гуляшей, официально нанятых на работу администрацией парка.

— Взгляни-ка на колодец! — кричит Чобо Матеи.

Я высовываюсь из брички, запряженной парой гнедых. Наскоро сколоченная облезлая повозка, похожая на корыто для перегноя, вся трясется, будто хвост степной птицы-каменки. Мы с Чобо колесим по пусте…

Свободные, как коровы

Бричка спотыкается, подскакивает и замирает, словно степной суслик. Впереди — стадо венгерок. Движется прямо на нас, как пыльная туча перед бурей. Густой воздух наполнен запахом навоза. Коровы крупные, серебристо-серые, мускулистые, с мощными изогнутыми длинными рогами. На их фоне пастух кажется мелким черным жуком.

— На такое гигантское стадо всего один пастух? — спрашиваю Чобо.

— Стадо небольшое — 200 коров. А пастухов двое. Один пасет, точнее направляет к сочным лугам, второй у колодца на привале встречает. Да что за коров переживать. Куда хотят, туда идут. Хортобадь — единственная в мире степь, где скот не держат в загонах и стойлах, не выводят на пастбища по часам.

— А если коровы разбредутся по всей степи?

— Щинка не даст. Так мы собак называем. Пули, венгерские овчарки, — наши помощники в пусте. Очень умная порода. Они коровий язык понимают не хуже человеческого. Мы им говорим, например: «Догони вон ту корову и верни ее к колодцу» или «Пригони стадо на ночь к нашим камышовым шалашам». И будь уверена, они все выполнят. Когда летом температура воздуха +40 °С, гуляши вообще из шалашей не выходят. Иначе спекутся, как мясо в горшке. Вон видишь сноп пепельного цвета вдали? Это шалаш из камышовых листьев. В таких мы и прячемся в жару. Работают только собаки.

Чобо вглядывается в горизонт, прищуривается, задумывается.

— Однажды я поехал на грузовичке в Будапешт на сельскохозяйственную ярмарку, повез корову с теленком показывать, а щинку не взял. Подумал: зачем мне собака в столице? Притормозил в центре. Столько зданий и людей! Голова кругом. Пока стоял, разинув рот, теленок вышиб дверцу кузова и побежал. Корова — за ним. Я, конечно, сел в грузовик и погнался за беглецами, но на дорогах были пробки. Застрял. Собака бы животных быстро вернула. А я их только через 30 километров догнал! Народ собрался. Решил, что это шоу… Эх, жаль я не чикош, не гуляш-наездник. Коням-то пробки не страшны.

Хайдуки-разбойники

С горизонта стремительно приближаются темные пятна, будто стая коршунов летит. Вот они у самой брички. Кони! Наездник в огромных шароварах и длинном плаще цвета летнего неба стоит на спинах сразу двух лошадей и держит поводья еще трех, и все они несутся галопом. Сделав круг, всадник тормозит, соскакивает на землю, поднимает кнут. Порыв ветра, щелчок, вихрь пыли. Обе лошади, будто подстреленные, падают в сухую траву, расстилаются почти вровень с землей. Хозяин хлещет кнутом у самых морд животных. Но они словно вросли в землю.

— Что это за шоу?

— Тренировка. Этот человек и есть чикош. У нас в пусте одни гуляши пешие, как я, другие — всадники. Чикош учит лошадей синхронно скакать бок о бок и не «рассыпаться», даже если их больше десятка в табуне. Прикидываться мертвыми и не вздрагивать ни от какого звука. Каждый день дрессирует. На всякий случай. Раньше нашего брата преследовала полиция. Приходилось быстро ретироваться и маскироваться в степи, — ухмыляется Чобо.

— Чем провинились гуляши перед законом?

— В Средние века, да и позже, их считали разбойниками. Хотя, по мне, они национальные герои. Где-то с XIV века начались турецкие набеги на наши земли. Гуляши и чикоши, которых тогда называли еще хайдуками, то есть погонщиками, стали наниматься в солдаты-добровольцы к дворянам. Ведь наши прадеды — коренные степняки. Знали каждый ковыль в пусте, владели оружием, были сильными. Многие организовывали собственные независимые отряды. Защищали венгерские границы, боролись за свободу страны — нападали на врагов в степи. Правда, методы у хайдуков были жесткие. Могли обобрать до нитки и даже убить. Вот принц Транси л ьвании венгерский князь Иштван Бочкаи в XVI веке их поддерживал, в благодарность подарил земли в районе Хортобади (теперь это города с приставкой «хайду» — Хайдубособло, Хайдунанаш). А последующие власти устраивали на наших облавы. Прозвали бетьярами — «народными бандитами». Объявили вне закона. Преследования продолжились и в XIX веке. Венгрия официально стала частью Австро-Венгерской империи, а хайдуки-гуляши не согласились и старались избавить родину от армии Габсбургов. В итоге Венгрия — снова свободная страна!

— Ваш прадедушка тоже был бетьяром?

— Персе! . Все мы тут дети национальных героев. Гордимся! Хотим походить на них. Даже одеваемся, как они. Носим шляпы с пером степного журавля: предки считали себя свободными, как птицы пусты, — объясняет пастух. — Еще в любую погоду не снимаем эти черные жилетки. Тут все дело в пуговицах. Их должно быть ровно девять.

— Девять — ваше сакральное число?

— Да, с некоторых пор. Ходит легенда. Жил в пусте в XIX веке храбрый гуляш-хайдук. Слухи по поводу его имени разные, лично я думаю, что его звали Шандор Рожа. Он точно существовал, местная знаменитость. Столько австрийцев перебил! В него разом влюбились девять дочерей гуляшей. И вот однажды Шандора выследили австрийские жандармы. Гнали через всю степь до самой реки Хортобадь. А река глубокая и с топью на дне. В общем, Шандор понял, что погиб. Да и лучше смерть, чем плен врага. И тут выбежали из камышовых зарослей те девять дев, кинулись к реке, сцепились руками-ногами и образовали девятиарочный мост. Шандор спасся, а жандармы с этого моста попадали в воду. Говорят, девы тоже утонули, а кто-то считает, что они окаменели, поэтому Девятиарочный мост так и остался над рекой. Это всего лишь легенда, но гуляши с тех пор пришивают к жилеткам девять пуговиц.

Примеры употребления слова чабан в литературе.

Чабан и его подпасок тоже растянулись на земле, — сложили около герлыги и сумки, зажмурили глаза, а привычные кофейные лица подставили солнцу: смоли крепче.

А Чабанов делал деньги и через свои фирмы на Западе вкладывал их в электронику, газо-и нефтедобычу, домостроение и банковские операции с недвижимостью.

Душный, воняющий подмышками автобус за час дотащил меня от Кафана до Каджарана — махонького городишки, зажатого в складках гор, где рядом с пятиэтажными домами притулились сараи с живностью, где по голым горным склонам разбросаны огороды с цветущей картошкой, с ползущей вверх по частоколу фасолью лоби — любимой здешней едой, где по дорогам бродят коровы, ослы и телята, где отары овец запруживают улицу и движутся под окрики чабанов, под свирепые оскалы кавказских овчарок, где цветущий чабрец наполняет все твое существо сладким дурманом, где кизил, ежевика, орех словно наперегонки наползают на склоны, где, вдыхая воздух, хочется петь, где живет тетя Тамара, сестра моей тещи, с которой мы ходим собирать травы, и ее сыновья Марут и Мартун, которые называют меня братом.

Чабанов прикоснулся своей рюмкой к рюмке полковника: — Тогда договаривайся, а мы для них яблочки, там, мандаринчики с нашей базы захватим.

Не волнуйтесь,- вздохнул Чабанов, поняв его без слов,- это своеобразный межзаводской дом отдыха.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Весёлый мертвец — пастырь черных овец
Собрал он вольный сброд,
И вдаль погнал их по волнам
Ветер вольных вод.
Йо-хо, черт нас
Ждал у адских врат
Йо-хо, прочь от песни,
Что поет пират.
Йо-хо, громче черти,
Что ж нам Дьявол не рад?
Йо-хо, прочь от песни
С ней хоть в Рай, хоть в Ад!
И вышли они плечом к плечу
Лишь восемь друзей в ночи…
Мертвец стал на край из пучины морской
Отнять от смерти ключи
В бездне бездонной, в подводном аду,
Где сгинет сам Посейдон
Смертный стон, могильный звон
Там они найдут
Йо-хо…грянем вместе!
Чёрт сбежал от нас в Ад.
Йо-хо…прочь от песни,
Что поёт пират
Йо-хо! Громче черти!
Что ж нам дьявол не рад?
Йо-хо, прочь от песни,
С ней хоть в Рай, хоть в Ад! Happy dead — black sheep shepherd
He gathered up free rabble
And drove them away on the waves
Wind of free water .
Yo ho , damn us
Waiting at the gates of hell
Yo -ho , away from the tracks ,
That singing pirate.
Yo ho , louder devils
Well we were not happy with the Devil ?
Yo -ho , away from the tracks
With it, even in paradise , even in Hell !
And they went shoulder to shoulder
Only eight friends in the night …
The dead man was on the edge of the deep sea
Take away the keys of death
In the abyss of bottomless , underwater hell
Where perish himself Poseidon
Death moan grave ringing
There they will find
Yo ho … gryanem together!
Damn fled from us in Hell .
Yo ho … away from the song ,
That sings pirate
Yo- ho! Louder than hell !
Well we were not happy with the devil ?
Yo -ho , away from the tracks ,
With it, even in paradise , even in Hell !

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *