Дарий 4

Дарий — сын персидского и мидийского царя Гистаспа (перс. Wischtâspa; 550 г. до н.э.), внук персидского царя Аршама (перс. Aršāma — «Героическая мощь»), правившего в Парсе с 590 по 550 год до н. э., принадлежал к младшей ветви правящей династии Ахеменидов. Дараявуаш (Dārayava(h)uš — «Держащий добро», «Добронравный») до того, как вошёл в историю Древнего Востока под именем царя Дария I, был выдающимся человеком, и уже имел немалый военный опыт, поскольку война в те далекие времена была нормальным состоянием всех государств, народов и племён.

В надписи из царского дворца в Сузах (Иран):
Царь Дарий говорит: Ахура-Мазда, величайший из богов, создал меня, сделал меня царём, даровал мне это царство большое, обладающее хорошими лошадьми, обладающее хорошими людьми. По милости Ахура-Мазды мой отец Гистасп и мой дед Аршама оба жили, когда Ахура-Мазда поставил меня царём на этой земле.

Став царем Персии, Дарий I Великий, правивший в 522—486 годах до н. э., силой оружия подавил крупные восстания против правящей династии Ахеменидов в Вавилонии, Персии, Мидии, Маргиане, Эламе, Египте, Парфии, Саттагидии и мятежи кочевых племён в Средней Азии.

Подавление антиперсидских восстаний на подвластных территориях велось большим военным походом, сопряженным со сбором большого войска, привлечением войск союзников из числа кочевых племён прежде всего, взятием приступами мятежных городов и крепостей, сбором военной добычи и наказанием государственных преступников, поднявших мятеж. У Дария было два брата — военачальники Артабан и Артан, имевшие свои сотрпии. Персидскому царю приходилось быть не только полководцем, но и искусным дипломатом, поскольку с местной знатью ему выгоднее было ладить, чем воевать.

Персидская держава стремилась распространить свою экспансию на богатые земли, налоги и поборы с завоёванных земель постоянно пополняли царскую казну. Царь Дарий I обратил внимание на соседние индийские государства, в которых не было согласия, но было много богатств, ставших лёгкой добычей воинственных персов.

Около 518 года до н. э. царь Дарий I Великий завоевал северо-западную часть Индии – западный берег реки Инд. Затем – северо-западную часть Пенджаба, расположенного восточнее этой реки. Персидские завоевания в Индии продолжались до 509 года до н. э. Дарий I посылал греческого моряка и географа Скилака исследовать реку Инд до Аравийского моря.

На золотых и на серебряных табличках Дарий I сообщал лаконично, но выразительно об огромных размерах своего государства:

«Дарий, Великий царь, царь царей, царь стран, сын Гистаспа, Ахеменид. Царь Дарий говорит: «Это царство, которым я владею от Скифии, которая позади Согдианы, до Куша (Эфиопии), от Индии до Сард, дал мне Ахурамазда, величайший из богов. Да защитит Ахурамазда меня и мой дом».

После успешного индийского похода персидской армии Дарий I решил подчинить себе скифов Северного Причерноморья. Видно, не все скифы знали о том, что персидский царь Дарий Великий, владеет Скифией, и новый поход 511 года до н. э. оказался для Дария неудачным. По пути в далекую и неведомую Скифию Дарий собрал большое войско, объединив его с силами подвластных народов, и двинул через Дунай, персидские мореходы навели два наплавных моста – один через пролив Босфор, другой через Дунай. Для защиты моста через Дунай царю пришлось оставить большой военный отряд персов.

Геродот восхищался воинской доблестью скифов, и собирал сведения о войне скифов с врагами его родины, он хотел понять, из чего складывается сила скифских племён. Скифы воевали по-своему, их конница считалась непобедимой. Скифы уклонялись от прямого боя с персибской армией Дария, заманивая персов вглубь страны, они совершали быстрые и неожиданные партизанские налёты на растянувшиеся по степи отряды персов.

Скиф в скифской одежде и «фракийской» шапке, вооружён коротким мечом (акинак). Так же одеты персы

Войну в бескрайней Причерноморской скифской степи персы проиграли, и всемирно известный завоеватель поспешно отступил, Дарий бежал из Скифии с остатками разбитых войск, а скифы сохранили свою независимость. Так неожиданно для Дария закончился с огромными потерями его бесславный поход в Северное Причерноморье. Тем не менее, Дарий Великий сохранил контроль над Фракией и Македонией (государство Одрисов) и Черноморскими проливами.

При царе Дарии I началась серия Греко-персидских войн (499 –449 годы до н. э.), которые шли с переменным успехом. Военные конфликты между Ахеменидской Персией и греческими городами-государствами, отстаивавшими свою независимость растянулись 50 лет. Главными противниками Персидской державы в этих войнах были Афины и некоторые греческие города-полисы на полуострове Пелопоннес.

Поводом для первой Греко-персидской войны 492 года до н. э. стало восстание малоазиатских греческих городов, которые находились под гнётом сатрапа – наместника царя Персии. Восстание начал город Милет. Тогда Афины послали на помощь восставшим грекам Малой Азии 20 боевых кораблей с войском на борту. Сильная Спарта отказала в помощи восставшим в Милете.

Чтобы пресечь связи восставших городов на восточном берегу Эгейского моря, Дарий I собрал большой флот, который нанёс поражение грекам в сражении близ острова Леде, неподалеку от Милета. Восстание греческих городов в Малой Азии было жестоко подавлено. Помощь Афин явилась поводом для объявления Дарием войны эллинскому миру на Пелопонесском полуострове по ту сторону Эгейского моря.

Против греческих государств Дарий I совершил два больших военных похода. Первый состоялся в 492 году до н. э., когда царь послал в Грецию войско под командованием своего зятя Мардония. Сухопутная армия шла по южной части Фракии, а флот двигался вдоль морского побережья. Однако во время сильного шторма у Афонского мыса большая часть флота персов погибла, а их сухопутные войска, лишившись поддержки с моря, стали нести большие потери в частых столкновениях с местным населением. В конце концов Мардоний решил вернуться назад.

В 491 году до н. э. Дарий I отправил в Грецию послов, которые должны были привести к покорности свободолюбивых греков. Ряд небольших греческих городов-государств не устоял и признал власть персов над собой, но в Афинах и Спарте царские послы Персии были убиты.

В 490 году до н. э. состоялся второй поход Дария I в Грецию. Царь отправил против Греции большую армию под начальством опытных полководцев Датиса и Артаферна. Персидское войско на европейскую территорию доставил огромный персидский флот. Персы разрушили город Эритрию на острове Эвбее и высадились около Марафона, всего в 28 километрах от Афин.

Именно в знаменитой Марафонской битве греки нанесли персам самое тяжелое поражение в ходе трёх Греко-персидских войн. Битва при Марафоне произошла 13 сентября 490 года до н. э. Небольшому греческому селению Марафон суждено было войти не только в военную историю, но и в историю международного Олимпийского движения.

Греческое войско, под командованием опытного полководца Мильтиад, одного из десяти афинских стратегов, состояло из 10 тысяч воинов-гоплитов из Афин и одной тысячи их союзников из Платей (Беотия). Примерно столько же было плохо вооруженных рабов. Спартанцы обещали прислать значительную военную помощь, но опоздали к началу битвы.

Шестидесятитысячную персидскую амию возглавил один из лучших царских военачальников Датис. Персидский царский флот после высадки войска Датиса стоял на якорях неподалеку от Марафона. Малые суда персидские мореходы, по традиции Древнего мира, вытащили на берег, чтобы обезопасить их на случай большого волнения моря и сильного ветра. Команды многих кораблей сошли на берег, чтобы после победного окончания битвы с греками принять участие в сборе военной добычи на поле брани.

Сражение персы начали применив свою обычную тактику – в основе их боевого построения стоял «победоносный» центр, которому предстояло расколоть на две части неприятельский строй. Мильтиад был хорошо знаком с военным искусством персов и рискнул изменить построение греческих боевых порядков, традиционных для того времени. Он стремился длинной фалангой тяжеловооруженной греческой пехоты охватить всю ширину Марафонской долины. Благодаря этому можно было избежать окружения, ведь персидский полководец имел легкую конницу, а Мильтиад – нет.

Фланги тяжеловооруженной греческой пехоты упирались в каменистые взгорья, через которые конница персов не могла пройти, находясь под обстрелом греческих лучников и пращников. В качестве препятствия персидской коннице, на флангах были устроены засеки из срубленных деревьев.

Укрепив позиции флангов тяжеловооруженной греческой пеших воинов, Мильтиад сознательно ослабил её центр, в котором поставил отборные отряды пеших афинских воинов и немногочисленную конницу греков.

Войско персидского царя и объединенное войско афинян и платейцев трое суток стояли на боевых позициях друг против друга. Мильтиад не начинал битву, потому что ждал обещанной помощи от Спарты. Персы тоже выжидали, они надеялись, что их хорошо видимое численное превосходство устрашит противника.

Персы первыми начали битву. Их огромное войско, плохо соблюдая строй, стало накатываться на греческую фалангу, которая в ожидании подхода врага замерла, перегородив по ширине всю Марафонскую долину. Уже само начало сражения обещало царскому полководцу скорую, на его взгляд, победу. «Победоносный» центр персидской армии таранным ударом отбросил назад центр греческой фаланги, которая по приказу Мильтиада нанесла контрудар по атакующему врагу. Под натиском огромной людской массы греческая фаланга всё же устояла и не разорвалась на части.

После первой атаки персов произошло то, чего Датис никак не ожидал. Греки нанесли сильные удары по атакующим одновременно с двух флангов, и отбросили персов назад. «Победоносный» центр персов оказался окружённым полукольцом греческих пехотинцев, и был наголову разгромлен. У персов не было большого резерва, чтобы направить его в центр сражения на помощь окружённым воинам в самом центре Марафонской долины.

Персидское войско охватила паника, и оно устремилось к морскому берегу, к своим кораблям. Датис, как ни пытался, не смог восстановить порядок в своём войске. По приказу Мильтиада греки, восстановив монолитность своей фаланги, начали преследовать бегущего врага.

Персам удалось добежать до близкого берега и спустить на воду суда. Они на всех парусах и веслах пустились прочь от берега, спасаясь от стрел греческих лучников.

В Марафонской битве персидское войско было полностью разгромлено и потеряло 6400 человек убитыми, не считая пленных, и не одна тысяча раненых осталась на ушедших на восток кораблях персидского царского флота. В день Марафонской битвы 13 сентября 490 года до н. э. афиняне потеряли всего 192 своих воина.

Победа греков в войнах с персами вдохновила другие греческие города-государства на сопротивление господству Персии.

После выхода из войны Спарты, которая как сухопутная держава не была заинтересована в заморских операциях, руководство военными действиями перешло к Афинам, возглавившим в 478/477 г. до н.э. новое военно-политическое объединение — Делосский союз, или Первый афинский морской союз, куда вошли островные и приморские ионийские, полисы. Союз повёл активное наступление на персов с целью окончательного их вытеснения из Эгейского моря, и освобождения от их власти малоазийских греческих городов. В 470-е годы персов изгнали с фракийского побережья и из зоны Черноморских проливов и освободили малоазийские гресеские полисы на побережие.

В 469 году персы вновь были разгромлены афинским полководцем Кимоном в морском и сухопутном сражениях при устье реки Эвримедонт, у южного побережья Малой Азии. Попытка афинян добиться большего, поддержав новое восстание египтян, окончилась неудачей: персы уничтожили греческий флот в дельте Нила и подавили восстание в Египте. Однако в 450/449 афинский полководец Кимон ещё раз нанёс поражение персам в морском сражении у г. Саламин на Кипре, после Саламинского сражения афинский представитель Каллий и персы начали мирные переговоры.

По Каллиеву миру, заключённому в 449 году, персы признали своё поражение в войне с греками. Отныне персидским кораблям было запрещено заплывать в Эгейское море, и ничьи войска не могли находиться в пределах трёх дней пути от малоазийского побережья. Эгейское море окончательно стало внутренним морем греков, а греческие города Малой Азии обретали свободу и независимость, получили торговые пути и доступ к источникам сырья и рынкам сбыта в в Эгеиде и Причерноморье. Победа греков над персами обеспечила античному обществу Греции возможность дальнейшего развития.

Персидская держава Дария Великого.

Основу Персидского государства составляли западно-иранские племена, объединённые в административном и в военном отношении в одно сильное и сплочённое государство под властью царя. В Персидском государстве персы занимали привилегированное положение в качестве правящей народности. Персы были освобождены от всех налогов, так что все налоговые тяготы, и подати взимались с покорённых персами народов. Персидские цари всегда подчёркивали свои «заслуги и достоинства», и господствующее положение персов в государстве.

Персов объединяли единый язык и единая религия — почитался культ верховного бога АхураМазды (авест.ahura- mazdā — «Господь Мудрый»). В Авесте Ахура Мазда — безначальный Творец, пребывающий в бесконечном свете, создатель всех вещей и податель всего благого, всеведущий устроитель и властитель мира.

Ахура (ahura-) соответствует санскритскому असुर asura, эпитету многих богов в Ригведе, прежде всего Варуны. Основы религиозного мировоззрения древних ариев. Асуры — это род индоиранских божеств, связанных с основами бытия и моралью человеческого общества, «старшие боги» в противоположность дэвам, «молодым богам». В индийской традиции в дальнейшем асуры подвергаются демонизации как «завистники богам (дэвам)». В зороастризме наоборот проклинаются дэвы и почитаются ахуры, по преимуществу — Ахура Мазда.
Мазда (имен. пад. mazdå) — из праиндоевропейского *mn̥s-dʰeH «устанавливающий мысль», «осмысливающий», отсюда «мудрый».

Древнеримский историк Аммиан Марцеллин считал отца Дария Великого, царя Гистаспа начальником магов (членом жреческой касты Персии), и рассказывал о его учёбе в Индии у браминов — брахманов высшей варны индуистского общества. Персидский царь считался правителем страны, ставшим по воле верховного бога Ахурамазды, поэтому все персы должны приносить клятву верности своему царю, наместнику бога на земле.

Царь Дарий I писал: «По воле Ахурамазды эти провинции следовали моим законам, что я им приказывал, они исполняли. Ахурамазда дал мне это царство. Ахурамазда помог мне, чтобы я овладел этим царством. По воле Ахурамазды, этим царством я владею».

Персидский царь Дарий I Великий прославился как крупный государственный деятель, политик и военный реформатор. При нём огромное Персидское государство было разделено на 24 сатрапии – административно-податные округа. Во главе их стояли царские наместники – сатрапы, которые одновременно были начальниками военных сил, находящихся на территории сатрапий. В их обязанности входила охрана государственных границ от разбойных нападений соседей, прежде всего кочевых племён, ведение военной разведки и обеспечение безопасности на путях сообщений.

При Дарии I владения наместников (сатрапов) постепенно стали наследственными, что способствовало усилению государства.

Дарий I упорядочил налоговую систему, что значительно упрочило благополучие Персидской державы, а царская казна стала стабильно пополняться за счёт снижения финансовых злоупотреблений в сатрапиях, и внутренних народных восстаний против царской власти становилось гораздо меньше.

Для упрочения могущества Персии, царь Дарий I провёл серьезную военную реформу. Реорганизации подверглась царская армия. Ядром персидской армии была пехота и конница, набранные из персов. Это было не случайно – персидские владыки не доверяли войскам, состоявшим не из персов, поскольку те были склонны к измене и избегали рисковать жизнью во время военных походов и битв.

Царские войска возглавляли военачальники независимые от сатрапов и подчинявшиеся только лично царю Дарию. Это позволило Дарью избежать опасности возникновения крупных мятежей в стране с участием войск, расквартированных в сатрапиях. В критических ситуациях военачальники могли действовать самостоятельно , руководствуясь только интересами Персидской державы.

Образцово содержались старые торговые пути и строились новые дороги. Царь прекрасно понимал, что от процветания внешней и внутренней торговли, безопасности дорог Персии для торговцев во многом зависит благополучие государства, равно как и доходы казны и персидской знати – главной опоры династии Ахеменидов. Торговля в Персии при Дарии I процветала ещё и потому, что через её территорию проходили многие оживленные торговые пути от Средиземноморья в Индию и Китай — «Великий шёлковый путь».

В годы правления царя Дария был восстановлен судоходный канал от Нила до Суэца, который соединил богатый Египет с Персией. Царь Дарий I заботился о развитии флота и безопасности морской торговли, благополучии приморских портовых городов, приносивших в его казну немалые доходы. По свидетельству историков Древнего мира, персидского властелина египтяне почитали наравне со своими фараонами-законодателями. Даже жители далекого Карфагена признавали, хотя и номинально, власть Дария, но в Египте писали и говорили на древнеегипетском языке, в Вавилонии — на вавилонском, в Эламе — на эламском и т. д.

Чеканка золотых монет заметно укрепила финансовую систему Персидского государства. По имени царя Дария получили название золотые и серебряные монеты «дарики», имеющие хождение в соседних странах, в первую очередь греческих городах-государствах, занимающихся торговлей. Введение в оборот золотой монеты свидетельствовало прежде всего о финансовом благополучии Персии при царе Дарии I. Золотые рудники Персии были особой заботой царской администрации.

Большие доходы позволяли воинственному царю Дарию содержать военные крепости и огромную наёмную армию, стоявшую не только на границах Персии, но и внутри её.

Царь Дарий I, по традиции того времени, задолго стал готовиться к своей смерти. По его повелению в скалах Накши-Рустама, близ города Персополя («города персов»), была построена царская гробница, украшенная великолепными скульптурами, ставшая последним прибежищем самого могущественного правителя Древней Персии.

На своей могильной надписи Дарий I писал: «Если ты подумаешь: «Как многочисленны были страны, подвластные царю Дарию», то посмотри на изображения, которые поддерживают трон; тогда ты узнаешь и будешь знать, (как) далеко проникло копьё персидского мужа; тогда ты будешь знать, (что) персидский муж далеко от Персии поражал врага».

В дворцовой надписи в Персеполе царь Дарий I молит Ахурамазду о благополучии своей страны и народа; он гордится своим происхождением из персидского царского рода. Как видно из персидских надписей, персидский царь торжественно обещал отражать всякое нападение на Персию.

Прямые наследники Дария не проявили ни полководческих и дипломатических дарований, ни последовательности во внешней политике Персии.

Достигнув наивысшего расцвета в правление венценосного полководца Дария I (Дарая-вауша), государство Ахеменидов после смерти царя стало неуклонно приходить в упадок, прежде всего из-за военных поражений, и терять одно за другим территории своих владений.

На Кубани в Фанагории нашли стелу с надписью царя Дария I

Дарий Мидянин (и Валтасар). Daârâveš ham Mâdi – евр., Δαριει/ος ὀ Μῆδος – LXX-ти, библейское имя последнего халдейская царя. Единственным источником наших сведений о нем служить кн. пр. Даниила, откуда мы узнаем, что Д. М. был сыном Ассупра и происходил из племени Мидян (Дан.9:1), что он управлял царством халдейским (Дан.5и Дан.9:1), вступив на престол его уже 62-х лет от роду (Дан.5:31), и что дальнейшим» преемником своим он имел Кира, царя персидского (Дан.6:28), разрушившего прежнюю ассиро-вавилонскую монархию и на ее развалинах основавшего новое мировое царство.

Личность Д. М., так ясно и определенно выступающая в кн. пр. Даниила, к сожалению, не только не находит своего подтверждения в других исторических памятниках, относящихся к этому времени, но и встречает здесь себе явное противоречие в указаниях на совершенно иных личностей и других деятелей данной эпохи47 . Последним обстоятельством, разумеется, не замедлили воспользоваться представители отрицательной критики, которые выдвинули его на первый план, в качестве главного исторического возражения против подлинности кн. пр. Даниила (Гитциг, Кюпен и др.). «И это отрицание подлинности кн. Даниила получило столь широкое распространение, что теперь, но заявлению одного немецкого профессора (Kamphausen), в протестантской богословской науке принадлежность пр. Даниилу его книги не находись себе защитников» (Рождеств.). Ввиду такой важности поставленного вопроса, необходимо его исследовать подробнее.

История Д. М. теснейшим образом связана в кн.пр. Даниила с личностью его предшественника – Валтасара. О последнем в ней говорится, что он был сыном известного вавилонского царя – Навуходоносора (Дан.5:2, 11, 13, 18, 22) и управлял царством халдейским (Дан.5, 1, 30, 7:1), причем раздельно отмечаются первое (Дан.7:1) и третье лето (Дан.8:1) его правления. Далее из того же источника нам известно, что В. в ночь после одного из своих шумных и кощунственных пиров был убит, а царство его перешло в руки мидян и персов (Дан.5:22–31). Вот все, что мы узнаем отсюда о царе В. Но это нисколько не помогает делу, так как личность самого В. не менее загадочна, чем и личность его преемника – Д. М. «Ординарная история Вавилонии не знает даже имен царей В. и Д. Мало того, преемство четырех царей, владычествовавших в Вавилоне между Навуходоносором и Киром, в течение 23-х лет, засвидетельствовано непрерывной сериею документов так твердо, что решительно нет места для интервала в 3 или 4 года, которые обнимают собой царствование В. и Д… Ясно, что история Вавилона в ее обычном изложении представляет одно непрерывное препятствие для толкования кн. пр. Даниила» (Болотов).

Для устранения этого препятствия библейскими гармонистами, еще со времен глубокой древности (Ио. Фл.), был предпринят целый ряд примирительных попыток, сводившихся, главным образом, к отождествлению проблематичных библейских царей – В. и Д. М. с кем-либо из несомненных исторических личностей последнего периода вавилонской монархии.

В частности В. одни, напр., отождествляли с последним вавилонск. царем – Набунаидом (Ио. Фл. – Ant. Jud. 10, 2, 2 и Иероним – Минь 25, соl. 518), другие – с Евил-Меродахом или Лабусоардахом (Keil, Unger, Ab. Fabre), наконец, почти все новейшие – с В., сыном Набунаида, недавно открытым в памятниках клинообразной литературы. Не говоря уже о полной произвольности двух первых гипотез, нельзя без существенных натяжек признать удовлетворительной и последнюю, по-видимому, подкупающую в свою пользу, – нельзя этого сделать потому, что В. клинообразных надписей не удовлетворяет двум главным условиям В. кн. пр. Даниила: во-первых, он не царь, а во-вторых, не сын Навуходоносора.

Что касается личности Д. М., то его многие отождествляли с Киаксаром II, предполагаемым сыном и наследником Астиага мидийского (Ио. Фл. – Ant. Jud. 10, 11, 4); другие – с самим Астиагом, иные – с Дарием Гистаспом, некоторые – с Губаром, полководцем!» Кира и т. п. Уже одно обилие этих гипотез говорит об их неудовлетворительности и об отсутствии под ними солидной исторической почвы. На самом же деле положение этого вопроса далеко уже не так безнадежно и оно допускает!» возможность серьезного и вполне научного его разрешения. Для этого необходимо лишь встать на твердую почву истории, вскрыть отличительный характер отдельных исторических фактов и осветить их внутреннее взаимоотношение.

От взора внимательного историка второй вавилонской монархии не может укрыться факт наличности и борьбы в ней двух противоположных партий: пришлых халдеев и коренных вавилонян. Понятно, что первые, на правах избавителей от ассирийского ига, стремились занять здесь главную роль: халдей Набополоссар и его сын – Навуходоносор были первыми и самыми видными царями новой монархии. Но и коренные жители Вавилона не прочь были заявить о своих хозяйских правах, тем более, что в этом им значительно содействовали и сами халдеи теми междоусобными распрями, который не замедлили обнаружиться у них еще очень рано. Начало их, если верить Ио. Флавию, относится, к концу царствования Навуходоносора, когда (вероятно, во время известной его болезни, – Дан.4:30) некто Беллабаришкун захватил было в свои руки власть; но, по выздоровлении Навуходоносора, он принужден был снова уступить ему. Однако то, что не удалось при сильном и властном Навуходоносоре, было осуществлено при слабом и бесхарактерном его преемнике – Авиль-Мардуке; последний был убит сыном первого узурпатора – Нериглиссором, который и начал собой новую династию. Но и эта династия продержалась очень недолго: при преемнике же Нериглиссора, несовершеннолетнем сыне его Лабосардахе, вавилоняне составляют заговор, убивают царя и возводят на его место одного из своей среды – вавилонина Набунаида, который и царствует до конца монархии. Таким образом, в лице Набунаида вавилонская партия, уже давно ведшая интригу против халдейской, достигла полного торжества над ней.

Естественно, что гордые и свободолюбивые халдеи не могли мириться с таким положением вещей: посему нисколько не удивительно, что многие из среды его еще заблаговременно предпочли отделиться и выбрать своего особого царя. Первым толчком к этому было, как думает проф. Болотов, убийство законного, с халдейской точки зрения, царя Авиль-Мардука и вступление незаконного с той же точки зрения – Нериглиссора. Отложившиеся халдеи вступились за попранные права своей династии и присягнули другому сыну Навуходоносора – Валтасару, тому самому Валтасару, который еще при жизни самого Навуходоносора трактовался в качестве его наследника, как это можно видеть из следующих слов пленных иудеев к своим иерусалимским соотечественникам: «И молитесь о жизни Навуходоносора, царя вавилонского, и о жизни Валтасара, сына его, чтобы дни их были, как дни неба на земле. И мы будем жить под покровом Навуходоносора, царя вавилонского, и под покровом Валтасара, сына его, и будем служить им много дней, и найдем и милость у них» (Варух I, 11–12). Вот этот-то самый Валтасар, некогда бывший наследник халдейско-вавилонского царства, но почему-то обойденный в пользу его брата – Авиль-Мардука, и занимает теперь у халдеев тот самый престол, который принадлежал ему по праву. К халдейской партии примкнула обширная провинция Елама, и «в Сузах, престольном городе в области Еламской» (Дан.8:2), вновь избранный халдейский царь – Валтасар, сын Навуходоносора, утверждает свою резиденцию. Сюда к нему стекаются все недовольные вавилонскими узурпаторами и все оставшиеся верными законно царствующей династии, во главе с пр. Даниилом, который, следуя обычной практике др. Востока, и самое свое счисление ведет по годам этого царствования (Дан.7:1; 8:1).

Мы, к сожалению, не знаем, как долго царствовал Валтасар; знаем только то, что он не оправдал надежд своих избирателей, так как больше занимался удовольствиями и пирами, чем делами государства. И вот, после одного из таких особенно разгульных пиров, соединенных с кощунственным поруганием иудейской святыни, таинственная рука огненным перстом начертала на стене будущую судьбу его царства, которая, по истолкованию пр. Даниила, предвещала рабство мидянам и персам. В ту же ночь был убит и сам Валтасар48 .

С убийством Валтасара, хотя и недостойного, но все же законного царя, халдейская партия очутилась в критическом положении: ей грозило двоякая опасность – или быть порабощенной соседними мидянами, или подпасть влиянию Набунаида, царя враждебной для них вавилонской партии. В качестве выхода из него, халдеи предпочитают добровольно отдаться в руки мидян и признать своим царем шестидесятидвухлетнего мидийского царя Астиага, вероятно, не без тайной надежды на скорую его смерть и на возможность наступления лучших дней. Астиаг, охотно принимает предложение и под именем Дария Мидянина становится царем халдейским49 . Вместе со всем своим народом присягает ему и пр. Даниил, начиная свое летосчисление теперь уже по годам его царствования (Дан.9:1).

Царствование Астиага-Дария было кратковременным, так как вскоре же в одной из незначительных областей обширной халдейско-мидийской монархии восстал грозный призрак в лице талантливого полководца – Кира (из провинции Аншан, в области Елам). Попытка Астиага усмирить отложившегося вождя закончилась полной победой последнего и он стал во главе нового мидо-персо-халдейского царства, по годам которого ведет уже теперь свои хронологические записи и пр. Даниил (Дан.11и Дан.10.

Завоевав значительную часть вавилонской монархии, Кир, однако, не сразу наносит ей решительный удар, а подготовляется к нему постепенно. Зато, когда он после него идет войной на Набунаида, то легко овладевает Вавилоном, о чем довольно подробно мы знаем из клинообразных памятников (цилиндр Кира). С падением вавилонской монархии, монархия Кира становится на ее место и вступает в новый, самый славный, период своего исторического существования. Отсюда, время завоевания Вавилона Киром и было тем первым годом его нового царствования, о котором говорится в начале кн. пр. Даниила (Дан.1:21), как о пределе его жизни и деятельности.

Таким образом, одна из труднейших библейско-исторических проблем – о личности В. и Д. М. и тех хронологических затруднениях, которые имеются в кн. пр. Даниила (Дан.11:1, 10и 1:21), – довольно удачно разрешается на фоне общей истории халдейско-вавилонского и мидо-персидского царства. Что же касается молчания клинообразных надписей о судьбах халдейской партии, а кн. пр. Даниила – об истории вавилонской, то разгадка этого лежит в их партийной односторонности; так что только путем взаимного восполнения двух этих источников может быть восстановлена полная картина последнего, «смутного периода» халдейско-вавилонской истории.

А. Покровский.

ДАРИЙ I — краткая военная биография — войны:

Подавление восстания в Вавилоне. Завоевание Индии. Вторжение в Скифию. Войны с Грецией.

ДАРИЙ I — основные битвы:

Марафон.

(Darius I) Один из величайших персидских царей, великий полководец

Дарий I принадлежал к младшей линии Ахеменидов и персидским царем он стал в результате заговора. Когда царь Камбис, старший сын Кира Великого, скончался, властью в стране завладел жрец Гаумата (мидийский маг), который выдал себя за младшего брата Камбиса Бардию. Заговорщики – семь знатнейших персов – решили покончить с самозванцем, и решили, что следующим царем Персии станет тот, чья лошадь заржет первой, когда они буду выезжать из дворцовых ворот.
Гаумата был убит. Последний удар нанес ему сам Дарий. Теперь нужно было определиться, кто станет новым царем. И тогда Дарий пошел на хитрость. Он условился со своим конюхом, что тот спрячет за воротами дворца кобылу, которая недавно разрешилась жеребенком от коня Дария. Едва заговорщики выехали из ворот дворца, как конь Дария, почуяв кобылу, рванулся вперед и громко заржал. Заговорщики в один голос объявили Дария царем Персии и чтобы в дальнейшем никто не смог оспорить его право на царский трон, Дарий взял в жены дочь Кира Великого Атоссу.
В наследство Дарию I досталась великая империя, простиравшаяся от Индии до Египта. Но после смерти Кира, она начала разваливаться. Покоренные народы не желали оставаться под властью персов, мятежи вспыхивали то в одном регионе за другом. Дарий был вынужден снарядить огромную армию и отправляться в поход. Сначала он двинулся на вавилонян, понимая, что если сумеет усмирить их, то и другие народы успокоятся.
Дарию удалось привести к покорности Вавилон. На очереди была Мидия. Затем последовали вторжения в Египет, Финикию и в ряд греческих городов. После этого Дарий со своим войском выдвинулся в Индию. Империя Ахеменидов была восстановлена.
Но управлять столь гигантской державой было нелегко. Гонцы, выезжавшие с важными сообщениями в самые дальние концы страны, нередко были в пути до полугода. Тогда Дарий I разделил свою империю на сатрапии, во главе которых поставил верных ему людей – сатрапов. От ключевого города каждой из сатрапий он велел проложить мощеные дороги и через небольшие промежутки разместить охранные посты, на которых можно было сменить коней. Теперь время в пути сократилось до нескольких недель.
В 517 г. до н. э. Дарий I подступил к границам Индии. Серьезного сопротивления он не встретил. Из захваченных земель он образовал индийскую сатрапию. Это была самая дальняя восточная провинция персов. Двигаться дальше на восток Дарий не стал и вернулся в свои земли. Его называли царем царей, так как он завоевал все соседствующие с ним царства.
Теперь Дарий решил покорить земли, расположенные вдоль нижнего течения Дуная. В 512 г. до н. э. по наведенному деревянному мосту он переправил свои войска на восточный берег реки и оказался во владениях скифов. Но эти кочующие племена и не думали воевать с хорошо вооруженными персами. Они засыпали колодцы с водой, сожгли все за собой и угнали свой скот в дальние степи. Войска Дария страдали от жажды и голода. Солдаты начали выказывать недовольство. Погоня за скифами привела к ощутимым потерям, и Дарий повернул свою армию назад.
Вернувшись в родные земли, персидский царь начал планировать очередной поход. На этот раз против греков, основавшихся на Балканском полуострове. Дарий велел построить корабли, которые могли бы переправить через море многотысячную армию. Корабли были построены, и в 490 г. до н. э. отряды персов высадились на побережье близ деревушки Марафон. Там их встретило хорошо малочисленное, но хорошо организованное афинское войско во главе с военачальником Мильтиадом.
Греки отчаянно бились за родину и, несмотря на десятикратный перевес врага, победили. Мильтиад послал в Афины гонца. Гонец, пробежав без остановки от Марафона до Афин сорок два километра и, крикнув горожанам: «Радуйтесь, мы победили!», умер.
Дарий I впервые потерпел настоящее поражение. Раздосадованный, он возвратился на родину. Он хотел наказать греков, восстановить свою репутацию непобедимого полководца, но осуществить это так и не удалось.
Вскоре Дарий умер от неизвестной болезни. Персидский трон унаследовал его сын Ксеркс.

Биография

Также вас могут заинтересовать военачальники этой же страны и эпохи:
МЕНТОР РОДОССКИЙ (385г. до н.э. — 340г. до н.э.) Завоевание Египта. Гражданские войны. МЕМНОН РОДОССКИЙ (?г. — 333г. до н.э.) Персо-македонская война. МАЗЕЙ (?г. — 328г.) Персидские завоевания. Македоно-персидские войны. КИАКСАР (Увахшатра) (?г. — 585г. до н.э.) Войны с Ассирией и Лидией. Война со скифами. ДАРИЙ III Кодоман (381г. до н.э. — 330г. до н.э.) Персо-македонская война. АСТИАГ (?г. — ?г.) Война с Песией. АРТАКСЕРКС II (?г. — 359г. до н.э.) Гражданская война. Войны со Спартой. Коринфская война. Войны с Египтом. Междоусобная война. МАРДОНИЙ (?г. — 479г. до н.э.) Вторжение в Элладу. ГАРПАГ (?г. — ?г.) Междоусобная война. Персидские завоевания. ДАРИЙ I (550г. до н.э. — 486г. до н.э.) Подавление восстания в Вавилоне. Завоевание Индии. Вторжение в Скифию. Войны с Грецией. БЕСС (Артаксеркс V) (?г. — 329г. до н.э.) Персо-македонские войны. КИР II Великий (593г. до н.э. — 530г. до н.э.) Становление Ахеменидской державы. Восстания против Мидии. Завоевание Мидии. Завоевание Парфии. Завоевание Армении. Завоевание Гиркании. Завоевание Киликии. Завоевание Лидии. Завоевание Ионии. Завоевание Карии. Завоевание Ликии. Покорение приенцев и долины реки Меандр. Завоевание Фригии. Завоевание Вавилона. Завоевание Мессопотамии. Подчинение Сирии, Палестины и Финики. Завоевание Египта. Завоевание Аравии. Поход на массагетов. КАМБИС II (?г. — 522г. до н.э.) Покорение Египта. Походы в Нубию. Вторжение в Куш. КСЕРКС I (521г. до н.э. — 465г. до н.э.) Вторжение в Грецию. Междоусобные войны. Войны с саками. КИР Младший (423г. до н.э. — ?г.) Пелопоннесская война. Гражданская война.
Вы узнали: основные даты рождения, карьеры и смерти, основные события — битвы, войны, походы, — и о том как жил и воевал ДАРИЙ I (550 – 486 до н.э.) – (Darius I) один из величайших персидских царей, великий полководец

Смерть Дария III

Персидской державе просто не повезло, что Дарий III оказался в решающий момент во главе государства. Не было бы войны – пережили бы они этого Дария III. Кстати, Дарий III, когда пришёл к власти благодаря Багою, первое что сделал – убил Багоя. Ну и слава богу, по крайней мере на этом перевороты закончились.

Дарий III, во-первых, не смог правильно организовать отпор Александру Македонскому. Кстати говоря, у Александра были первоначально идеи абсолютно минимальные: Александр должен был освободить западное побережье Малой Азии. В случае успеха он, судя по всему, предполагал дойти до реки Галес (это почти половинка Малой Азии). Но потом, поскольку успех следовал за успехом, он пошёл и дальше. Естественно, что он пошёл до тех пор, пока можно было идти. Он в принципе дошёл бы и до Китая, но воины не захотели идти дальше.

Дарий III не смог организовать сопротивление, и самое главное — в двух решающих сражениях (это сражение при Иссе 333-го года, это сражение при Гавгамелах 331-го года недалеко от Вавилона) он сам лично возглавил армию. Армия многократно превосходила армию Александра Македонского. Персидская армия была не плохой, она была хорошей, дисциплинированной, у них были боевые слоны, у них были серпоносные колесницы, у них было всё замечательно. Важно было управлять.

И именно от того, что в решающий момент боя, когда Александр своим правым флангом наносил удар по войску персов, когда ещё даже центры не пришли в соприкосновение, Дарий дважды, только лишь завидя облако пыли, приближающееся к его ставке, бросив армию, бежал. При Иссе – бросив свою жену, своих дочерей и.т.д., свою сокровищницу. Это всё решило: как только персидская армия теряла управление — всё, македонцы били персов в спину. Основные потери в сражениях бывают не тогда, когда сражаются лоб в лоб, а тогда, когда одна сторона начинает бежать. Персы большей частью потоптали друг друга. Там огромные были массы людей. Македонцы их преследовали в течение многих часов, и разгром был, конечно, полным.

Так что в этом плане, понимаете ли, иногда судьба целого крупного, огромного государства находится в руках бездарнейшей личности. Повторяю, было бы спокойное время – страна бы пережила, а в неспокойное время (в эпоху агрессии, в эпоху реформ) страна может и рассыпаться, как это случилось с Персидской державой.

Во время бегства Дарий III был прирезан своими собственными соратниками, чтобы не достался Александру (Александр его упорно преследовал). Гибель Дария состоялась где-то либо в Северном Иране, либо в Южной Туркмении, в общем, уже там, за Каспийскими воротами.

Но здесь что важно: чётко сразу после гибели Дария III распространялась официальная версия того, что случилось. Вот эти нехорошие соратники прирезали Дария, но Дарий был ещё жив, когда отряд Александра подскакал и увидел умирающего Дария, и Дарий (умирающий) завещал своё царство Александру. Это была гениальная идея.

В принципе на Востоке и вообще везде можно править по праву завоевания. Это нормально. Но Александр нашёл прекрасную форму своей власти: он правит как реальный наследник. Он не завоеватель Персии, он реальный наследник власти персидских царей. Он потом поймает, он выловит убийц (много сил потребуется, чтобы их выловить), он выловит их и отдаст родственникам Дария. И те их растерзают, этих убийц. Он отомстил, он сражался с честным, доблестным царём, он его честно, доблестно победил, он честно, доблестно унаследовал власть этого Дария. То есть проблем с властью не было. Так что у него было с этой самой легитимно всё замечательно.

Далее — Завершение похода

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *