Чайлдхейт

Бездетность бывает разной: добровольной, вынужденной, намеренной. И причин у нее много: желание пожить для себя, карьера и самореализация, проблемы с деньгами, боязнь быть не в форме после родов и пр. Кому-то важно состоять в группах единомышленников, кому-то — нет. Но привычное определение «чайлдфри» уже не отражает все многообразие вариаций. Социолог Илья Ломакин предлагает менее политизированный и более широкий термин для описания явления — «добровольно бездетные». Опираясь на его исследование и доклад, подготовленный к XXI Апрельской международной научной конференции в НИУ ВШЭ, IQ.HSE рассказывает о людях, отказавшихся от деторождения.

«Не-родительство» на выбор

По социологическим данным, до 9% россиян — как мужчин, так и женщин — собираются остаться бездетными.

Пока эта доля сравнительно небольшая. В США 15% женщин в возрасте 40-44 лет не имеют детей, а в Австрии, Испании и Великобритании — и вовсе более 20%.

Тем не менее, и 9% — уже заметное количество. Особенно на фоне пронаталистских трендов — государственного поощрения рождаемости, желания большинства россиян иметь детей и «реабилитации» многодетности в обществе. Но вопрос не столько в доле «свободных от детей» — в конце концов, бывает, что люди меняют убеждения и все же рожают. Вопрос в том, насколько разнородна эта группа и чем объясняется само явление.

Уточним: речь не о ситуации, когда пара откладывает рождение детей, и не о бесплодии. Второе часто исправимо, учитывая опции вспомогательных репродуктивных технологий — экстракорпорального оплодотворения и пр.

Речь о сознательном решении — не рожать вообще. Пара выбирает нерепродуктивный секс и «не-родительство».

Это явление лучше называть добровольной бездетностью (англ. voluntary childlessness), а не чайлдфри (childfree), подчеркивает Илья Ломакин.

К такому выводу исследователь пришел по итогам проведенных в Москве и Санкт-Петербурге глубинных интервью и мини-групповых дискуссий с теми, чьи жизненные планы не включают родительство (информанты рекрутировались в чайлдфри-сообществах во «ВКонтакте», а также через личные социальные сети).

В ходе исследования выяснилось, что не все информанты были готовы назвать себя «чайлдфри», а само сообщество едва ли походило на зарубежные аналоги в виде четко оформленных общественных движений. Все это породило неожиданные вопросы к маркерам, которые используют как сами информанты, так и исследователи. Но сначала следует сказать о самом явлении.

Почему они не хотят детей?

По результатам ответов информантов Ломакин выделил пять наиболее часто упоминаемых аргументов не заводить детей.

Нежелание брать на себя дополнительную серьезную ответственность. «У кого детей нет, нет и проблем. Ну и зачем мне делать себе лишнюю проблему?» — говорит 33-летний мужчина-чайлдфри.

Жизнь «для себя», сохранение свободы и независимости от кого бы то ни было, а также неготовность тратить время и средства на воспитание ребенка.

Негативное отношение к маленьким детям у некоторых респондентов. «Я очень не люблю младенцев <…> они вызывают отвращение <…>», — заявляет 40-летняя информантка. Дети постарше вызывали меньше подобных чувств. Информанты ценили в них ум, воспитанность и т.д.

Дети расценивались как преграда на пути к самодостаточности. 42-летняя чайлдфри подчеркивает: «Я принимаю детей, но для себя лично я их не хочу <…> есть личные какие-то интересы, карьера, независимость».

Участники интервью говорили о «детской ловушке» и стремлении избегать необратимых решений: «Не попробуешь — не узнаешь, попробуешь — куда уж денешься», — заключает 39-летняя информантка.

Часто добровольно бездетные «не избирают какой-либо один довод, а обычно оперируют сразу несколькими и в совокупности», уточняет исследователь.

Исследований причин отказа от родительства немало. Исследователи, например, называют отсутствие партнера и нежелание растить ребенка в одиночку, финансовые трудности, страх перед родами и отвращение к материнству, а также боязнь женщин потерять сексуальную привлекательность.

Впрочем, риторика бездетности может быть более «альтруистической»: среди аргументов — гипотетическая возможность усыновить сирот вместо рождения «дополнительных» детей. Или борьба с «глобальным перенаселением», а одновременно — и с изменением климата (меньше людей, меньше потребления и производства — слабее потепление).

Это близко к антинатализму, «идейному» отказу от деторождения. Его сторонники обосновывают свои взгляды множеством аргументов: от «плохих генов» до ухудшающегося состояния окружающей среды.

5 причин, почему люди становятся чайлдфри:

Самой распространенной причиной является простое нежелание заводить детей, что уже является достаточным аргументом. Тем не менее, это не единственная причина, почему люди решают стать чайлдфри, давайте рассмотрим самые распространенные из них.

  • Нежелание жертвовать свободой. Рождение ребенка накладывает множество обязательств, и привычный образ жизни неминуемо меняется. Как минимум до совершеннолетия ребенок будет требовать внимание, уход и содержание. Не каждый готов рискнуть своей личной свободой и всецело посвятить себя ребенку.
  • Нежелание брать на себя ответственность за чужую жизнь. Ребенок – это не милая игрушка, это самый настоящий человек, будущий член общества и то, каким он вырастет, напрямую зависит от родителей. Немногие имеют уверенность, что справятся, потому решают не рисковать.
  • Материальная составляющая. Ни для кого не секрет, что содержание ребенка требует огромных финансовых вложений, начиная с самого рождения. Потом вложений потребуют школа, высшее образование, отдельная жилплощадь и это помимо базовых потребностей. Многим денег хватает, чтобы обеспечивать только себя на привычном уровне комфорта, ребенок потребовал бы либо дополнительного источника заработка, либо пересмотра образа жизни в сторону отказа от многих привычных вещей.
  • Построение карьеры. В современном мире успехов в профессиональном плане могут добиваться как мужчины, так и женщины. Поэтому все чаще встречаются люди обоих полов, считающие карьеру более перспективной целью, чем заведение детей. Многие имеют успешный бизнес, который требует колоссального внимания и сил, ровно столько же внимания и сил требовал бы, в свою очередь, ребенок. Совместить работу и семью порой бывает крайне сложно, поэтому для карьеристов выбор очевиден.
  • Неспособность стать хорошим родителем. Ребенок требует не только постоянного внимания, но и особого подхода. Хороший родитель должен быть терпеливым, сдержанным, рассудительным, добрым и понимающим. Не все обладают нужным набором качеств. Поэтому кто-то принимает решение работать над собой и меняться, чтобы воспитывать ребенка и подавать ему правильный пример. А кто-то решает, что он не создан быть родителем и лучше даже не пытаться.

Это лишь видимые причины, дающие понять, чем руководствуются люди, выбравшие путь чайлдфри. Но зачастую есть ряд подсознательных факторов, определяющих выбор человека, например, различные страхи: беременности, родов, взаимодействия с младенцем, потери хорошей фигуры, здоровья, возможных трудностей в семье с появлением в ней нового члена и многое другое.

Почему не «чайлдфри»?

Журналисты, политики, социологи, психологи сегодня используют термин «чайлдфри», наполняя его самыми разными смыслами. По мнению исследователя, понятие сегодня стало слишком расплывчатым и перегруженным коннотациями. Хотя оно четко постулирует добровольный характер бездетности, не все люди, отказавшиеся от родительства, считают себя чайлдфри.

Что особенно выделяет это понятие?

Во-первых, чайлдфри — это идентичность, которую люди сознательно принимают и проговаривают. Идейная основа идентичности — добровольный отказ от рождения детей, а ее маркер — самоидентификация «я — чайлдфри». В России отказ именоваться через транслитерацию англоязычного термина может быть связан с антиамериканскими стереотипами.

Во-вторых, чайлдфри — это все-таки группа людей, а не отдельные индивиды. Это люди, объединенные по принципу добровольной бездетности и имеющие потребность в утверждении этой позиции в глазах общества, отмечает исследователь.

В-третьих, позиция чайлдфри предполагает «социально-политическую мобилизацию»: отстаивание своих прав в разных формах — «от митингов и пикетов до набегов на паблики «овуляшек” (так в сообществе называют людей, фанатично относящихся к родительству) в соцсетях», поясняет исследователь.

Выделенные три пункта «работают» далеко не для каждого человека, добровольно отказавшегося от родительства. Так, не все ищут поддержки сообществ. Да и социально-политическая активность чайлдфри в России весьма ограниченна. Она, скорее, сконструирована СМИ.

В мире уже не первое десятилетие ведутся дискуссии о смысловых нагрузках термина «чайлдфри» и пределах его использования. По мысли ряда исследователей, слово «childfree» несет в себе «чувство превосходства» над женщинами с детьми, поскольку те «не смогли избежать материнства». Другие эксперты добавляют, что «childfree» может означать, что дети в принципе не приветствуются. А это уже почти шовинизм.

Что такое чайлдфри?

Чайлдфри (от англ. child – ребенок, free – свободный) – это идеология, согласно которой люди (как семейные пары, так и одиночки) решают не заводить детей. Это тот случай, когда, не имея проблем со здоровьем, препятствующих рождению детей, люди выбирают бездетную жизнь. В большинстве своем чайлдфри – это взрослые, образованные, успешные люди, пришедшие к такому решению сознательно. Частично это решение продиктовано здоровым эгоизмом – люди хотят жить в свое удовольствие, наслаждаясь только обществом друг друга, без бремени родительских обязательств. С другой стороны, это решение может быть временным с перспективой изменения в будущем.

Точное количество людей, взявших идеологию чайлдфри за основу своей жизни, не известно. По предварительным оценкам это от 5 до 30% населения, средний возраст которого находится в диапазоне от 28 до 40 лет. За пределами этого диапазона люди, как правило, склонны менять свои убеждения на противоположные.

Риторика бездетности

Явление добровольной бездетности чаще встречается в развитых странах, отмечает Илья Ломакин. «Не-родители» преимущественно принадлежат к экономически благополучной, секуляризованной и хорошо образованной доле населения.

Феномен отказа от родительства существовал давно, но в скрытой форме. «Демографы фиксировали во многих регионах Европы, в Северной Америке и Австралии достаточно высокий уровень бездетности как таковой и в начале XX века, и в XIX столетии», — говорит социолог. Но вопрос в том, добровольным ли был отказ от родительства.

Некоторые исследователи считают, что добровольно бездетные люди, по-видимому, были всегда, но «до эпохи сексуальной революции <…> наверное, кто-то не смотрел вглубь себя, а кто-то смотрел, но никогда не говорил об этом вслух».

Социальные революции, прежде всего сексуальная и контрацептивная, выпустили «джинна» чайлдфри на свободу: в странах Запада — в 1960–1970-е годы, в России — на рубеже XX-XXI веков. Сексуальность и репродукция, прежде слитые воедино, дистанцировались.

В первой половине 1970-х годов появился и сам концепт childfree в своей изначальной англоязычной версии. Его ввела феминистская Национальная организация для не-родителей (National Organization for Non-Parents — NON, впоследствии переименована в National Alliance for Optional Parenthood, NAOP — Национальный альянс за необязательное родительство) для того, чтобы очертить социальную группу людей, добровольно отказавшихся от деторождения. NON/NAOP старалась доказать, что такой образ жизни социально приемлем, а рост народонаселения нуждается в контроле.

Термин «childfree» содержал в себе «политическую идею «освобождения” от пронатализма и навязываемых обществом родительских обязанностей», поясняет Ломакин.

В итоге позиция чайлдфри перестала быть социально неприемлемой. Но и до легитимности в обществе явно пока не доросла: для многих идея «свободы от детей» остается маргинальной. «Не-родители» слышат критику в свой адрес — со стороны общества, отдельных политиков и СМИ.

Пределы толерантности

Информанты в исследовании Ломакина рассказывали, что встречались с непониманием своей позиции по «детскому вопросу». Оно выражалось (у незнакомых людей и коллег по работе) в остром желании «вызвать на задушевную беседу» и переубедить.

Нуссс… Давайте знакомится. Я являюсь холериком и лютым привеженцем чайлдхейт (не путать с чайлдфри). Я патологически ненавижу детей и все что с ними связано. Девятиклассник и тот самый наркоман у подъезда который все время сидит в телефоне.

Вообщем тут я расскажу о двух терминах и одну историю от которой у меня люто бомбануло

Истоия первая: ДСМ

Данный термин я расшифровываю как «Дочь сестры мачехи». Не буду вдаваться в подробности моей семьи, но у меня есть мачеха, у мачехи сестра, у сестры ублюдина. Обычно мы встречались с ней когда батя забирал меня в мухосранск погостить.

Это мелкая личинка ТП и тупой блондинки которая считает что она центр вселенной а я сказочный долбоеб. Я старше её на пять лет и искренне ее ненавижу. Как вы уже поняли много у меня планов на эти три буквы. У нее самое оригинальное имя и одевается как сельская модница. Вечно пытаеться меня подъебывать после чего сама садиться на кол, ибо любую попытку троллинга с ее стороны, можно легко обойти фразой «отъебись, я занят» или «ты что, не дорожишь своими секретами?»

Когда я видел ее в последний раз, ей было девять, но она все еще засматривалась на игрушки. Вообщем

Тупое, бесящее существо! И каждая встреча с ним выглядит как наказание за мои грехи от макаронного монстра.

Исория вторая: Моя лютая ненависть к детям

Уже не помню почему но я ненавижу овуляшек а еще больше детей

Я уже не помню почему, но мелкие, вонючие, вопящие спиногрызы вызывают у меня дикую неприязнь. Вот только не надо пиздеть что дети это счастье и когда у тебя появиться твой, ты автоматом начнешь его любить. Может я и заведу спиногрыза но это маловероятно. А для меня неважно, мой это пездюк или другой.

Братьев себе не хочу, сестер тем-более.

Теперь когда вы познакомились со мной, перейдем к сути, я буду рассказывать истории взамен на ваше внимане. Мне б выговриться

История третья: История любффи

И шуруп программы

Дело было когда мне было двенадцать лет.

Я с ДСМ приехал в лагерь и там мне было велено следить за ней и докладыватьо неудачах. Буду краток ибо долгая история.

Вообщем я певец и я попал в отряд танцоров. Сам в ахуе.

Ну и я встретил (о срань господня) девушку в которую был влюблен в давно в этом же лагере и балеать этом же отряде. Решил подкатить устраивая всякое дерьмо. ДСМ быстро просекла это и напздела обо мне всего чего только можно. Та мне отказала и заблочила в ВК. Вот примерно после этого я стал ее ненавидеть, но дальше, больше

Наш колумнист — о том, что любить «цветы жизни» на чужой клумбе необязательно, но и топтать их нельзя

Волны, поднявшиеся из чебаркульской полыньи, перекрыли событие, которое, не упади в пятницу на Челябинск метеорит, обсуждалось бы интернете с не меньшим энтузиазмом. В пятницу социальная сеть «ВКонтакте» получила от прокуратуры Петербурга предписание заблокировать часть групп, созданных представителями движения чайлдфри. Групп этих там много, и они разные по численности – от пары сотен человек до десятитысячных сообществ. Конечно, прокуратура перечислила лишь часть полянок детоненавистников. Третий день как мячики пинг-понговские блогеры бросают друг другу ссылки — «а этих не забанили!». Хотя пресс-секретарь соцсети уверяет, что перечисленные прокурорским предписанием ресурсы они «запломбировали».

И я считаю, что это правильно! Ибо российский менталитет полутонов не знает. Западный стиль чайлдфри «пусть мой подоконник будет без цветочков, у себя, в своей вазе, хоть букет «цветов жизни» соберите».

У нас чайлдфри и догхантеры – почти синонимы. А часто – два в одном. На «запломбированных» ресурсах в порядке вещей было обсуждать, кто где беременную толкнул или «сопливому ублюдку коленом поджопник дал». У них там свой лексикон. «Свиноматки», «овуляшки», «рожалки безмозглые», «краснорожие опарыши», «червяки в памперсах» — самые безобидные определения дошколят и их мам.

«Адекватные чайлдфри отличаются от всех остальных, они не зациклены на своей чайлфришности, не занимаются постоянным обсуждением своей трушности и няшности, не обсуждают фото писающих младенцев и не поносят родителей последними словами» — такой манифест висит в группе «Адекватные чайлдфри». Эта группа и сейчас функционирует. Но их, адекватных, там, увы, всего-то семь сотен.

А вот тех, кто таскал из родительских блогов фото из серии «мы пописали», а потом выставлял среди собратьев по разуму на то, что бы «сообщники» посоревновались, кто оригинальнее и циничнее виртуально поиспражняется на детское фото – тех было под десять тысяч.

Они выносили на коллективное обсуждение – где и как удобнее «давать с ноги в табло свиноматкам». Самым удобным был признан следующий способ: когда женщина пытается выйти с тяжелой коляской из общественного транспорта, под видом «мы пионеры, мы вам поможем», что есть силы толкнуть коляску на тротуар. Они потом себе еще значки такие клеили в блогах: сломанные коляски. По аналогии, как в войну на фюзеляжах звездочки рисовали за сбитые фашистские самолеты. То есть вот эти психически незрелые люди женщин с колясками приравнивают к фашистам.

И вот, получив с отмашки прокурорский «бан», эта моральная плесень заулюлюкала: «37-й год возвращается! Нас ходят задавить! Не позволим! Ай да баб с пузом мочить!».

Я не буду тут голосить: «Мои дети вас же потом, когда состаритесь, кормить будут». Надеюсь, что вопрос личного пропитания в глубокой старости эти «чайлдфри», которые, по сути, «чайлдхейт», то есть не просто добровольно бездетные, но еще и бездетные детоненавистники, как-нибудь решат сами.

Они через одного уверены, что «на мулатку, которая, когда у меня станут седые яйца, стакан воды принесет», заработают. Почему-то в большинстве своем они уверены, что старость будут проводить «на берегу океана». Ну, как говорится, удачи и звонкой монеты!

И вообще, этот водораздел – на воюющих с «овуляшками» чайлдфри – он очень странен. Ведь поделились мы, например, на два лагеря – автомобилистов и пешеходов. Но пешеходы при этом – полусумасшедшие старушки с клюками не в счет – не идут бить стекла у припаркованных машин. Мы, не всегда любя друг друга, как-то сосуществуем. И не заставляем соседа «покупать автомобиль, пока скидки» или наоборот, не идем колоть шины человеку, месяц назад «выписавшемуся» из автосалона с новенькой машиной.

Я немного о другом. Через 30 лет сегодняшние обитатели песочниц подрастут. А чайлдфри постареют. В зависимости от способностей и родительского кошелька, «цветочки» получат образование и профессию. Кто-то будет лечить людей от рака и пытаться научить стариков одолевать Альцгеймер, кто-то сядет за штурвал самолета, в котором оптимистичные сейчас чайлдфришники полетят на берег океана. А кто-то останется в Москве: сидеть в собесах, водить автобусы и поезда метро, работать в аптеках и печь по ночам батоны. Они станут обслуживать ту инфраструктуру, которой будут пользоваться те из чайлфришников, которые не смогут все-таки улететь к океану. И лифт, который будет поднимать одряхлевший зад какого-нибудь одинокого старикашки, тоже предстоит обслуживать одному из тех, кто сейчас лепит куличики и в чью мордашку, возможно, сегодня со словами «чтоб ты сдох, опарыш!» плюет перед монитором кто-то из чайлдфри. И не факт, что бумеранг судьбы не вернется к тому старикашке тем, что рабочий в комбинезоне не окажется разгильдяем, и из-за недосмотра или ветхости не оборвется трос того лифта, в котором дряхлый старичок покатится на свой 13-й этаж.

Я это к тому, что любить или не любить сегодняшних детей – личное дело каждого. Рожать или не рожать – тоже каждому решать самому. Я о том, что бить, хоть виртуально, хоть реально, по ладошкам, которые в эпоху твоей старческой немощи, будут держать скальпели или печь хлеб – преступление.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *