Блажен кто мудрости высокой

И едва поймали татары из полка Евпатьева пять человек воинских, изнемогших от великих ран. И привели их к царю Батыю, а царь Батый стал их спрашивать: «Какой вы веры, и какой земли, и зачем мне много зла творите?» Они же отвечали: «Веры мы христианской, а витязи мы великого князя Юрия Ингваревича Рязанского, а от полка мы Евпатия Коловрата. Посланы мы от князя Ингваря Ингваревича Рязанского тебя, сильного царя, почествовать, и с честью проводить, и честь тебе воздать. Да не дивись, царь, что не успеваем наливать чаш на великую силу – рать татарскую». Царь же подивился ответу их мудрому. И послал шурича своего Хостоврула на Евпатия, а с ним сильные полки татарские. Хостоврул же похвалился перед царём, обещал привести к царю Евпатия живого. И обступили Евпатия сильные полки татарские, желая живым его взять. И съехался Хостоврул с Евпатием. Евпатий же был исполин силою и рассёк Хостоврула на́-полы до седла. И стал сечь силу татарскую, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил, одних на-полы рассекал, а других до седла разрубал. И возбоялись татары, видя, какой Евпатий крепкий исполин. И навели на него множество орудий для метания камней, и стали бить по нему из бесчисленных камнемётов, и едва убили его. И принесли тело его к царю Батыю. Царь же Батый послал за мурзами, и князьями, и санчакбеями, – и стали все дивиться храбрости, и крепости, и мужеству воинства рязанского. И сказали царю мурзы, князи и санчакбеи: «Мы со многими царями, во многих землях, на многих битвах бывали, а таких удальцов и резвецов не видали, и отцы наши не рассказывали нам. Это люди крылатые, не знают они смерти и так крепко и мужественно на конях бьются – один с тысячею и два с тьмою. Ни один из них не съедет живым с побоища». И сказал Батый, смотря на тело Евпатьево: «О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиною, и многих богатырей сильной моей орды побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, – держал бы его у самого сердца своего». И отдал тело Евпатия оставшимся людям из его дружины, которых похватали на побоище. И велел царь Батый отпустить их и ничем не вредить им.

Вопросы и задания

Каким чувством проникнуто повествование?

1. Какими изображены Евпатий Коловрат и его дружина?

Какие художественные средства помогают передать их доблесть и отвагу?

2. Многие исследователи видят сходство повествования о подвиге Евпатия Коловрата с русскими былинами о борьбе народного богатыря с захватчиками Русской земли. Сравните рассказ о подвиге Евпатия Коловрата с фрагментом из былины о бое Ильи Муромца с Калином-царём.

И спустился он с горы высокии,
И подъехал он к богатырям ко святорусским —
Их двенадцать-то богатырей, Илья тринадцатый,
И приехали они ко силушке татарскоей,
Припустили коней богатырскиих,
Стали бить-то силушку татарскую.
Притоптали тут всю силушку великую…

3. Найдите в тексте повести фольклорные элементы: анафору (одинаковое начало строки), гиперболу (преувеличение).

Напишите домашнее сочинение на одну из выбранных тем: «Подвиг Евпатия Коловрата», «Евпатий Коловрат и былинный богатырь Илья Муромец».

Житие

Наряду с летописями на Руси была очень популярна житийная, или агиографическая (от греч. hágios – святой, grápho – пишу), литература. Жанр жития возник в Византии. В древнерусской литературе он появился как жанр заимствованный, переводной. На основе переводной литературы в XI веке на Руси возникает и оригинальная житийная литература. Слово «житие» в церковно-славянском языке означает «жизнь». Житиями назывались произведения, рассказывающие о жизни святых – государственных и религиозных деятелей, чья жизнь и деяния были расценены как образцовые. Жития имели прежде всего религиозно-назидательный смысл. Входящие в них истории – предмет для подражания.

Автор жития преследовал прежде всего задачу дать такой образ святого, который соответствовал бы установившемуся представлению об идеальном герое. Из жизни святого брались те факты, которые соответствовали таким правилам (канонам), и замалчивалось всё то, что с этим расходилось. Иногда даже измышлялись события, не имевшие места в реальности. Такое свободное отношение к фактам было следствием того, что житийная литература ставила целью не достоверное изложение событий, а поучение, и авторов прежде всего интересовало проявление святости героев.

Жития строились следующим образом: повествование начиналось вступлением, в котором объяснялись причины, побудившие автора приступить к повествованию; далее следовала основная часть – рассказ о жизни святого, его смерти и посмертных чудесах. Завершалось житие похвалой святому.

В житиях часто встречаются слова авторов о своей греховности, невежестве, отсутствии дара слова. В действительности создатели жизнеописаний святых были образованными и умными людьми, но они старались подчеркнуть свою скромность, смирение, поскольку осмелились писать жития. Создатели житий упоминали свои имена лишь тогда, когда необходимо было придать достоверность повествованию: например, в тех случаях, когда они были очевидцами событий из жизни святого.

Во второй половине XIII века было создано житие новгородского и великого владимирского князя Александра Ярославовича, прозванного Невским. С его именем связаны победы над шведами (Невская битва 1240 года) и над немецкими рыцарями (Ледовое побоище 1242 года). Автор показывает князя ревностным защитником православия и умелым политиком. «Повесть о житии Александра Невского» впитала в себя традиции как житийной литературы, так и воинской повести (отсюда название – «Повесть о житии…») и стала образцом княжеского жизнеописания.

В 1417–1418 годах Епифаний Премудрый создаёт житие преподобного Сергия Радонежского – основателя и игумена Троице-Сергиева монастыря. До принятия монашества с Сергием (тогда носившим мирское имя Варфоломей) происходят три чуда, указывающие на его богоизбранность. Ещё до рождения Варфоломей во время богослужения трижды громко закричал в чреве матери. Младенцем ребёнок отказывался от молока матери, когда она ела мясную пищу в дни поста. В отрочестве Варфоломей обрёл дар понимания книжной грамоты благодаря чудотворному хлебцу, который вручил ему некий старец.

Сергий Радонежский играл значительную роль в политической и церковной жизни Руси второй половины XIV века, его нравственный авторитет был непререкаем.

К жизнеописанию святого обращались многие авторы. В XX веке русский писатель Борис Константинович Зайцев написал повесть о Сергии Радонежском, которая свидетельствует о том, что житийный жанр продолжает свою литературную жизнь.

Сказание о житии Александра Невского. Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра. В сокращении

(Перевод Е. Охотниковой)

Во имя господа нашего Иисуса Христа, сына Божия.

Я, жалкий и многогрешный, недалёкий умом, осмеливаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его, то рад был поведать о святой, и честной, и славной жизни его. <…>

Сей князь Александр родился от отца милосердного и человеколюбивого, и более всего – кроткого, князя великого Ярослава и от матери Феодосии. Как сказал Исайя-пророк: «Так говорит Господь: «Князей я ставлю, священны ибо они, и я их веду»». И воистину – не без Божьего повеления было княжение его.

И красив он был, как никто другой, и голос его – как труба в народе, лицо его – как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царём в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему Бог премудрость Соломона, храбрость же его – как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую. Однажды приготовился тот к осаде города Иоатапаты, и вышли горожане, и разгромили войско его. И остался один Веспасиан, и повернул выступивших против него к городу, к городским воротам, и посмеялся над дружиною своею, и укорил её, сказав: «Оставили меня одного». Так же и князь Александр – побеждал, но был непобедим.

Потому-то один из именитых мужей Западной страны, из тех, что называют себя слугами Божьими, пришёл, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская, желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш, повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошёл я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин О портале Вход для авторов

Татьяна Вика: литературный дневник

Блажен, кто мудрости высокой
Послушен сердцем и умом.
Он и в ночной тиши глубокой,
И при сиянии дневном

Читает книгу ту святую,
Где писан Господа закон.
Он не войдет в беседу злую,
На путь греха не ступит он.

Ему не нужен праздник шумный,
Куда не входит стыд и честь,
И где царит разгул безумный,
Хула, злоречие и лесть.

Ему не нужен путь разврата;
Он лишний гость на том пиру,
Где брат обманывает брата,
Сестра клевещет на сестру.

Но он, как древо у потока,
Питается от светлых вод,
И разрастается широко
И в нем спасенье возрастет.

Блажен, кто мудрости высокой
Послушен сердцем и умом.
Он и в ночной тиши глубокой,
И при сиянии дневном

Читает книгу ту святую,
Где писан Господа закон.
Он не войдет в беседу злую,
На путь греха не ступит он.

Ему не нужен праздник шумный,
Куда не входит стыд и честь,
И где царит разгул безумный,
Хула, злоречие и лесть.

Ему не нужен путь разврата;
Он лишний гость на том пиру,
Где брат обманывает брата,
Сестра клевещет на сестру.

Духовные псалмопения.
Игумен Силуан.

Ужаснися, человече,
и слезися в своем сердце,
что душею помрачился,
потерял себя ты ныне
во гресех своих,
во гресех своих…

Отложи свои забавы
и утехи всего мира,
не отдайся в рабство вечно,
не теряй своей свободы,
как жил Ассирийский царь,
как жил Ассирийский царь…

В Ненивии был владетель,
уязвился женским взором,
проводил всю жизнь в забавах,
за что сжег себя, несчастный,
Царь тот был Сарданапал,
Царь тот был Сарданапал…

Огребайся от пороков,
ни к чему не будь пристастен,
а когда к ним пристрастишься,
тогда поздно исправляться,
тогда будешь без ума,
тогда будешь без ума…

Не теряй свою ты совесть
от содружеств юных дев,
наипаче берегися
разговоров с женским полом,
не отдайся в плен,
не отдайся в плен…

Не губи свою ты совесть
безобразными делами,
и не будь привязан к оным,
убегай от них навеки,
и жива будет душа,
и жива будет душа!..

Углубися в своем сердце,
и душею прибывай в нем,
размышляй о том всечастно,
как во гробе прибывати —
сей да будет ти предмет,
сей да будет ти предмет…

Сам Спаситель век нам будет
дней последних страх великий
Придут бедствия ужасны,
каких не бывало
от создания мира,
от создания мира…

В те дни море возмутится
превеликой, грозной бурей
и свирепыми волнами
устрашит смертельно
всех живущих на земли,
всех живущих на земли…

Глас народа будет страшный,
плач и горе преужасно,
возрыдают и восплачут,
что постигло злое время —
Куда нам сокрыться,
куда нам сокрыться?…

В те дни солнце не даст света
и покрыет мрак вселенну
с неба звезды будут падать,
а все люди вострепещут —
О, беда несносная!
О, беда несносная!

Побегут из сел, из градов,
все жилища опустеют,
но убежищ не обрящут
и горам-холмам вокликнут —
Упадите вы на нас,
упадите вы на нас!

Царь приидет того мира
и вострубят трубы грозно,
вострепещут, убоятся
основания земная —
Как страшен тот день,
как страшен тот день!

Слышны будут страшны громы
и стенания ужасны,
сотрясутся страшны гробы,
в них лежащие проснутся,
спавшие от века,
спавшие от века…

Тогда мертвыя восстанут,
разлучатся на две части,
скоро праведные люди
вознесутся в Рай пресветлый
в Царствие Отца их,
в Царствие Отца их!

А для грешных нет отрады,
обличатся перед всеми,
обнаженны, посрамленны,
и услышат глас прегрозный —
Отыдите от Мене!
Отыдите от Мене!

Смотрит ад на них свирепый,
устрашает и зияет,
он не может их дождаться,
как скорей их погубити
вечно без конца,
вечно без конца…

Тогда грешные восплачут,
что дела их обличают,
и себя осудят сами,
что они повинны стали
вечной, лютой казни,
вечной, лютой казни…

Он вонзит жестокий взор свой
в беззащитны души грешных,
будет больно их пронзати,
адским жалом устрашати,
и сердца из прострелит,
и сердца из прострелит…

Блуд творящи, любодеи
и все в гордости живущи
окованны будут вечно
и наследуют бездну,
пламень там геенский,
пламень там геенский…

Все неправдою живущи,
милости не сотворивши,
сребролюбцы, пиролюбцы
вечно будут плакать
в адских заклепах,
в адских заклепах…

Свыше страшный глас раздастся,
жесточает страшным громом,
возмут злые змии грешных
в преисподни муки вечны,
вечная там тьма,
вечная там тьма…

А святые водворятся
в светлом граде и прекрасном,
свыше Богом озарятся
благодатию жить будут
вечно, без конца,
вечно, без конца…

Исстребится имя смерти
и приближиться не смеет,
и явятся лики многих
и начнут петь непрестанно
Пострадавшаго за нас,
Пострадавшаго за нас!!!

Все святые водворятся
вечно в Божиих чертогах,
на главах их возблистают
царские венцы златые
во век и век века,
во век и век века!!!

© Copyright: Татьяна Вика, 2013.

Другие статьи в литературном дневнике:

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин Кабинет Ваша страница О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.
Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *