Беспристрастная

… .
После этого Грозный велел вывести из толпы осужденных 184 человека и объявил, что прощает их. Оставшиеся умирали в страшных мучениях: их сжигали на кострах, варили в котле, вешали, колесовали, подвешивали за ребро… Многолетний глава Посольского приказа, обвиненный в измене и тайных связях с польским королем, крымским ханом и турецким султаном, был разрезан на куски. Казначея Никиту Фуникова казнили, обливая поочередно то кипятком, то холодной водой. Участвовал в расправе и сам царь. Казни продолжались четыре часа, после чего Грозный приказал вынести все тела за город и бросить в яму.
С казнями на Красной площади связывается возведение маленьких деревянных церквей «на крови», стоявших вдоль рва и кремлевской стены от Спасских (Фроловских) до Никольских ворот. По преданию они были поставлены в память о казненных Иваном Грозным. Опись Москвы XVII в. сохранила их названия: Параскевы Пятницы, Василия Кесарийского, Богоявления, Феодосии Девицы, Евангелиста Марка, Иоанна Предтечи, Ризоположения, Сергия Чудотворца, Николы, Рождества Христова…
Но жестоким казням всегда предшествовал допрос «с пристрастием», иными словами — пытка.
В юриспруденции XV-XVIII веков существовало четыре метода дознания: допрос, расспрос, розыск и пристрастие. И если при простом допросе с подозреваемым обращались довольно мягко, то три остальных метода были связаны с истязанием.
За что пытали? Не только за грабеж, убийство, но и за курение табака, за нерадивое исполнение своих «служебных обязанностей» и еще тысячу разных провинностей. И если уж кто-то попадал в Розыскной приказ, то тут не помогали ни титулы, ни должности, ни связи.
В народе пыток боялись, и не напрасно: стоны, крики, проклятия, доносившиеся из «приказов», где проводилось «изыскание истины», заставляли содрогаться даже сильных духом людей.
Пытали часто по праздникам, и самым традиционным истязанием на Руси была дыба, или виска. Руки человека заводились назад и связывались, затем пропущенной через блок веревкой его поднимали вверх и опускали с таким расчетом, чтобы ноги не доставали пола. Несчастный повисал на вытянутых руках, и вся нагрузка приходилась на мышцы плечевого пояса и суставы рук. Для усиления эффекта к ногам пытаемого привязывался груз. Обычно допрос на дыбе дополнялся сечением кнутом.
«Степени устрашения» при пытках зависели от «откровенности» допрашиваемого и от фантазии заплечных дел мастеров: в ход шли раскаленные клещи, которыми ломали преступнику ребра, загоняли деревянные спицы или гвозди под ногти («узнать всю подноготную»), «сгибали в бараний рог». При этой пытке голову допрашиваемого привязывали веревкой к ногам, к этой веревке прикрепляли палку и начинали человека «закручивать». Популярной была и пытка «шиной», когда раскаленным железом водили «с тихостью по телам человеческим, которые от того шипели, шква-рились и вздымались». Отрезали языки, руки, пальцы, уши, вырывали ноздри (в Указе 1663 г. разъяснялось, что надлежит делать с отрубленными частями тел: прибивать к деревьям у больших дорог, а также выносить для обозрения на городские площади). Бывали и пытки «попроще»: например, подозреваемых кормили селедкой, а потом несколько дней не давали пить. Но «королем» русской пытки был все же кнут: один из палачей хватал жертву за руки, закидывал себе за плечи, а другой, стоявший за спиной жертвы, пускал в ход пыточный кнут. Кнут представлял собой узкую полоску кожи с кусочками свинца, привязанной к короткой рукоятке.
Полоска высушенной жесткой кожи была согнута желобком и заточена по краям. Кнут наносил страшные раны, вырывая из тела допрашиваемого целые куски мяса.
Бывали и пытки «с юмором»: осужденного клали на спину, привязывали и ставили ему на живот специальную клетку без дна, в которую запускали крыс. Затем к клетке подносили факел, и твари, пытаясь спастись, выедали несчастному живот.
Но самая страшная судьба ждала тех, кого приговорили к смертной казни. Самой мучительной из них считалось подвешивание за ребро. Заостренный медный крюк вбивался деревянным молотком под ребра живому человеку, которого затем на этом крюке подвешивали. Смерть наступала не от механических повреждений тканей, а от медленного удушения.
Колесование — также широко распространенная на Руси и в Европе казнь, при которой осужденному переезжали массивным деревянным колесом руки и ноги, дробя кости, а затем отрубали голову. Затем тело клали на колесо и поднимали его для лучшего обзора на вертикально вкопанный столб.
Однако самые жестокие пытки и казни пережила Россия в царствование Ивана Грозного: его «изобретательность» не знала пределов!
Например, «за измену царю» новгородского епископа Леонида зашили в медвежью шкуру и затравили до смерти псами. Свою седьмую жену Василису Меленьтеву, изменившую ему, Иоанн Грозный велел обвязать веревками, заткнуть ей рот кляпом, положить в гроб живой и закопать (вообще казнь через закапывание живой в землю была «привилегией» женщин. Обыкновенно преступницы закапывались: по горло, земля вокруг них уплотнялась и через несколько дней они погибали мучительной смертью). Французскому послу, вовремя не снявшему перед царем шляпу, по приказу Грозного прибили ее к голове гвоздями.
Царь любил «пошутить». Так, нескольких дворян он велел сварить только за то, что они не рассмеялись при виде раскачивающихся» на одной виселице мужчины и овцы, а ведь такую казнь он специально выдумал для человека, носившего фамилию Овцын. Иван Васильевич любил казнить преступников «по ремеслу их»: рыбаков, доставивших к государеву столу несвежую рыбу, потрошили на манер осетров. Голландскому врачу Уго ван Гилдингу, подпольно делавшему аборты, вытащили специальными щипцами все внутренности через задний проход. Проштрафившихся монахов привязывали к пороховой бочке, которую затем взрывали, чтобы «святоши аки ангелы ко своему господу вознеслись».
Не брезговали при дворе и людоедством. Однажды иностранные послы были приглашены на обед, на котором должны были отрезать куски мяса от проштрафившегося главы Иностранного приказа Ивана Михайловича Висковатого и сырыми есть. Гости, кстати, веселились от души, пока «живой шашлык» не умер на глазах у обедающих.
Петр I тоже вошел в историю только как великий реформатор, но и как один из самых жестоких правителей: доносы, пытки, казни отличались при нем особым размахом, изощренностью и жестокостью. Известно, например, что Петр, узнав, путешествуя по Европе, о такой изуверской казни, как распиливание, возымел твердое намерение повторить ее России (и такая казнь действительно состоялась в 1706 году).
Определенные гуманные подвижки в судопроизводстве начала делать лишь Екатерина II, отменив в 1744 году пытки. Окончательная же точка в этом вопросе была поставлена царем Александром II, хотя палачи-любители на Руси не перевелись: были еще и «салтычихи», замучившие не одну сотню крестьян, и «кошкаревы», державшие своих крепостных на цепях, и многие другие заплечных дел мастера…
А.Вознесенская «Чудеса. Загадки. Тайны» №7 (30)

Преимущества беспристрастности

Эмоции заслоняют действительность, подвигая на импульсные поступки, которые в дальнейшем могут привести к нежелательным результатам. В то же время непредубежденность позволяет увидеть истинные плюсы и минусы и дать здравую оценку ситуации.

В бизнесе ценен точный расчет, который достигается лишь за счет объективности и независимости. Пускай определенное решение для некоторых может стать нелицеприятным, однако справедливость зачастую превыше всего.

Непредвзятость суждений ценна лишь в тесной связи с тактичностью и дипломатичностью. Именно такое сочетание является непререкаемым преимуществом.

Беспристрастность – прекрасный показатель здравомыслия, образованности и умения владеть собой.

Проявления беспристрастности в повседневной жизни

  • Менеджмент. Непредвзятость – один из постулатов этики менеджера. Это показатель профессионализма и компетентности руководителей разных уровней.
  • Журналистика. Беспристрастность – одна из основных ценностей объективной журналистики. Идеологизация опасна уничтожением свободы мысли, волеизъявления и слова.
  • Юриспруденция. Во многих странах для судебных процессов привлекают присяжных заседателей. Эти люди тщательно проверяются на наличие каких-либо связей с подсудимым. Ведь только люди, не имеющие предвзятого отношения, могут вынести справедливый вердикт.
  • Наука. Лишь тот ученый считается настоящим авторитетом, кто беспристрастен и объективен в вопросах выбора метода исследования, разработок и полученных результатов.

Как развить беспристрастность

Непредвзятость предполагает объективизм и отсутствие каких-либо привязанностей. При этом в вопросах беспристрастности существует очень шаткая грань: от предубежденности до цинизма. Не стоит забывать и о том, что человек существует в обществе, где все взаимосвязано, все переплетено. Огромный труд и нахождение золотой середины – несомненное достоинство многих бизнесменов. Предлагаем вам тот минимум необходимых действий, который приблизит вас к желаемой справедливости.

  • Четкое разделение личных и бизнес-отношений.
  • Привлечение сторонних экспертов для оценки ситуации.
  • Создание пула мнений для того, чтобы трезво рассуждать над поставленной проблемой.
  • Детальный анализ бизнес-ситуации и рассмотрение ее с разных сторон.
  • Правильная расстановка приоритетов.

Золотая середина

Предубежденность, предвзятость Беспристрастность Циничность, равнодушие

Крылатые выражения о беспристрастности

Друзья не могут быть беспристрастны и часто даже бывают несправедливы, стараясь сохранить беспристрастность. — Кристиан Фридрих Геббель — Поступай только согласно той максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом. — И. Кант — Оценивая мирские дела, благородный муж ничего не отвергает и не одобряет, а все меряет справедливостью. — Конфуций — Быть добрым очень легко, быть справедливым – вот что трудно. — В. Гюго — Хотя всякая добродетель нас к себе влечет, однако всего более это делают справедливость и щедрость. — Цицерон —

Что почитать?

Ролз Дж. / Теория справедливости Излагаемая концепция справедливости базируется и обобщает понимание данной проблемы в философии Канта, Локка, Руссо. Теория справедливости Джона Ролза – это взаимосвязанные принципы, определяющие баланс целей и добродетелей. Дуглас Хардинг / Религии мира. Руководство для непредвзятых Автор предлагает без всякого рода предубеждений ознакомиться с крупнейшими религиями мира. Понять не только иные культуры и мировоззрения, но и заглянуть в себя. Шри Шри Рави Шанкар / Восемнадцать законов духовного развития Шри Шри Рави Шанкар – гуманитарный мировой лидер, официальный консультант Всемирной организации здравоохранения. В список его дел среди прочего входит введение этики и социальной ответственности в бизнесе, гуманитарная помощь пострадавшим по всему миру. Его послания о ненасилии и объединении в единую мировую семью сплачивают миллионы жителей разных культур и религий. «Восемнадцать законов» – одна из лекций Шанкара, в которой объясняется важность многих добродетелей, в ряд которых входит и беспристрастность.

Итак, мы продолжаем это упражнение в беспристрастности. Следующий шаг – мы рассматриваем, как мы обращались с собой, как мы относились к себе в разное время, не обязательно именно в отношении какого-то события. Просто в целом – каково наше отношение к себе?

Это может быть просто низкая самооценка. Например, это может проявляться в том, что мы не заботимся о себе или разговариваем с собой грубо в нашем уме, называя себя дураком и другими, может быть, даже более грубыми словами: неудачником, лузером, если у нас есть такое выражение.

И другая крайность – это чрезмерное мнение о себе: «Я чудесный, я особенный», – и тогда мы балуем себя. Это проявляется очень по-разному, например, мы можем думать: «Я всегда должен быть в центре внимания», «Я всегда прав», – и так далее, то есть мы очень настойчивы, навязчивы.

И третье – это безразличие к своим нуждам, когда мы не относимся к себе справедливо. Такое также может возникать, когда у нас маленький ребёнок и мы ставим нужды ребёнка превыше своих и можем ограничивать себя в сне и так далее, и это немного другая ситуация, мы сейчас скорее не об этом говорим. И это уже довольно сложная тема, но о чём мы здесь говорим – это о перфекционизме, когда мы стремимся быть во всём совершенными, и, соответственно, мы заставляем себя, мы всё время подталкиваем себя делать всё больше и больше, при этом у нас нет реалистичного понимания действительно своих способностей.

И точно так же как мы вчера старались добиться беспристрастного отношения и спокойного состояния ума по отношению к этим событиям в нашей жизни, точно так же сегодня давайте в целом рассмотрим нашу самооценку.

Случаи, когда у нас возникала низкая самооценка

Давайте попробуем вспомнить, когда у нас была низкая самооценка, когда мы думали: «Какой же я идиот», – и к себе относились отрицательно, и я думаю, что такое было у каждого из нас в то или иное время. Мы стараемся вспомнить такое отношение к себе. При этом мы не практикуем, мы не упражняемся в том, чтобы развить это чувство. «Никто меня не любит, да и за что меня любить, я этого не заслуживаю», – то есть здесь может быть много разных проявлений.

Если мы это исследуем, если бы мы действительно были бы плохими и не заслуживали любви, то тогда мы бы были такими всегда и со всеми. И наша собака бы не любила нас, и наша мама бы нас не любила. Но на самом деле собака-то всё-таки нас любит. Я не могу быть всегда плохим. И моя мама меня по-прежнему любит, в лучшем случае. Если мы исследуем и увидим, что на самом деле это не всегда так, мы не всегда чувствуем именно это, нет какой-то постоянной основы для этого чувства.

Бывает, что если у человека очень сильная проблема с самооценкой, то он даже не может вспомнить какие-то моменты в своей жизни, когда к нему относились с любовью. Он отрицает, что и его собака, и его мама относятся к нему с любовью, и он думает: «У меня и друзей-то особо никогда не было», – что на самом деле маловероятно. И мы стараемся достичь равновесия, мы думаем, что «всё-таки не всегда у меня было отрицательное отношение к себе, иногда всё было хорошо». Мы уже потом будем рассматривать, что же у нас всё-таки превалирует, положительное или отрицательное отношение к себе, это уже другой вопрос. Иногда я к себе относился положительно, обращался с собой хорошо. Пусть даже мы просто купили шоколадку и съели её, и это тоже проявление хорошего к себе отношения. То есть иногда это всё-таки происходило. Мы можем попробовать подумать о таких, простых примерах.

На самом деле нет причин всё время обращаться с собой плохо и высмеивать, и критиковать себя. Я вполне могу обращаться с собой хорошо, как, например, в случае с покупкой шоколадки. И мы принимаем решение не общаться с собой таким грубым образом в своём уме и не относиться к себе плохо. Нам важно признать, что такое отношение к себе делает нас несчастными, а мы на самом деле не хотим быть несчастными. Почему бы нам быть несчастными? Никто не хочет быть несчастным. Мы и так значительную часть нашей жизни несчастны. Зачем делать себя ещё более несчастными, причинять себе дополнительные страдания?

Случаи, когда у нас возникала завышенная самооценка

Теперь мы вспоминаем, как мы относились к себе с преувеличенным самомнением и баловали себя, например, объедались шоколадом или чем-то ещё. И мы думаем: «Почему я так себя баловал? Я что – думаю, что я такой уж замечательный? Да, но ведь я не всегда так о себе думаю, не так ли?» И поэтому нам важно, с одной стороны, не баловать себя, а с другой стороны – и не лишать себя чего-то. То есть здесь есть две крайности: или я думаю, что я ничего не заслуживаю, и мы терпим различные лишения, или, наоборот, мы думаем: «Я так чудесен, и поэтому я могу съесть весь этот большой шоколадный пирог».

Другими словами, мы избегаем, с одной стороны, крайности, когда мы покупаем мороженое себе каждый день, с другой стороны – не то что бы мы его себя полностью лишали. То есть мы идём по умеренному пути. С одной стороны, мы не отказываемся совсем от отпуска, с другой стороны, мы не ездим в отпуск постоянно, то есть опять же мы выбираем нечто среднее. Это не означает, что все мы действительно ударяемся в эти крайности, но, тем не менее, у нас есть склонность приближаться к той или иной крайности. Поэтому, с одной стороны, не имеет смысла постоянно говорить себе: «Я дурак и я идиот», – но, с другой стороны, и не нужно всё время говорить: «Я так чудесен, я великий».

Случаи, когда мы игнорировали свои потребности

И третий пример – когда мы игнорировали свои собственные нужды, думая, что мы не считаемся, что мы никто. И мы не относились к себе справедливо. И, конечно, здесь может быть много разных причин, почему мы не выражаем, к примеру, своё мнение. Например, возможно, мы боимся, что мы будем отвергнуты, то есть здесь может быть более глубокий анализ.

И эти три тенденции также бывают не только отдельно друг от друга, но бывает и смесь. То есть какие три тенденции? Соответственно, это: мы с собой обращаемся плохо, или, наоборот, слишком хорошо, или игнорируем себя. Например, как мы сейчас сказали: мы стесняемся выражать свою точку зрения, чувствуя, что мы не имеем никакого значения, – и это наивность; при этом мы боимся, что мы будем отвергнуты, – и это низкая самооценка.

Но есть ли какая-то причина не относиться к себе справедливо? Не то, что бы я был никем. Не так ли? У меня есть потребности, точно так же, как и у других, и у меня есть ограничения, как у остальных. Если есть пирог, то почему бы и мне не съесть кусочек, точно так же, как и все?

Если другие говорят нам «нет», то почему мы не можем отказать другим? И это уже сложный вопрос. И, конечно, здесь мы имеем в виду, когда мы говорим «нет» по определённым причинам, обоснованно. Здесь не имеется в виду другая крайность, когда мы всё время говорим «нет». Как я уже сказал, это очень интересный вопрос и сложный вопрос, который мы можем исследовать. Действительно ли я настолько хочу, чтобы другие люди меня любили, что я не способен им отказать, потому что боюсь, что они перестанут меня любить, и просто я не ставлю ограничения, потому что хочу всё больше, и больше, и больше. И здесь мы говорим об отношениях, когда мы не ставим ограничений для других людей, потому что мы боимся, что нас отвергнут. И в английском мы используем выражение, что «мы изголодались по любви», точно так же как говорим, что мы голодны, то есть мы хотим есть.

И мы можем подумать: «А что произойдёт, если действительно всё будет так, как я хочу?» Если действительно тот человек, о котором мы думаем, будет всё время проявлять к нам любовь. Когда мы получаем то, о чём мы мечтали, то нас это уже раздражает. То есть, с одной стороны, когда нам недостаточно, мы хотим всё больше и больше, с другой стороны, когда уже нам достаточно, то нас это раздражает. Представьте собаку, которая весь день, с утра и до вечера, лижет нам лицо, и мы, конечно, раздражаемся и говорим: «Ну сколько уже можно?» Мы отпихиваем её. Это буддийский метод, когда мы используем какой-то крайний пример, представляя, что действительно эта собака с утра до вечера лижет нам лицо, или мы представляем, что какой-то человек постоянно нам говорит: «Ты так прекрасен», – и постоянно нас обнимает и трогает. Действительно ли вот этого мы хотим что ли?

И тогда мы говорим: «Может быть, ну мне просто немного достаточно». Но плохая новость здесь в том, что этого «чуть-чуть», этого «немножечко» никогда не достаточно. Интересный вопрос – сколько любимой еды нам нужно съесть для того, чтобы мы уже перестали ей наслаждаться? Достаточно ли одной полной ложки? И из этого примера мы видим, что мы никогда не довольны.

Все три ситуации одновременно

И последний шаг – мы рассматриваем себя в этих трёх настроениях. Эти три вида отношений с самими собой, когда мы грубо разговариваем с самими собой, думаем: «Я такой дурак», – и так далее, другие слова, и мы плохо к себе относимся, думая, что мы неудачники. С другой стороны, когда мы, наоборот, слишком балуем себя, думая: «Я такой замечательный, и великий, и особенный». И третий пример – когда мы безразличны к своим нуждам, когда мы думаем о себе, что мы не важны. И мы стараемся относиться к этому просто как к своему обусловленному «я», и нет никакой необходимости ещё дополнять что-то к этому обычному обусловленному «я»: или преувеличивать его, или, наоборот, его как-то ругать, или им пренебрегать. То есть это просто последовательность моментов, которые составляют наше «я».

И здесь мы обращаемся к ещё более базовому моменту. Если мы исследуем себя, свою жизнь, то иногда мы чувствуем себя счастливыми, иногда несчастными, причём это необязательно какие-то драматические переживания, и иногда мы просто как бы ничего не чувствуем. И что мы имеем в виду, когда говорим «я», – мы имеем в виду всё это. Всё это является основой для обозначения «я», вся эта жизнь. И не только события нашей жизни, но и наше настроение: чувствуем мы себя счастливыми или несчастными. И необязательно отождествлять себя только с какой-то частью всего этого спектра или с тем периодом, когда мы несчастны, или, наоборот, когда мы очень счастливые, или когда у нас ничего не происходит и мы чувствуем одно большое ничто.

И мы принимаем решение: «Я не буду обращаться с собой плохо». И не будем чрезмерно баловать себя, стараться достать столько комфорта, сколько нам и не нужно, может быть; и всегда получать то, что мы хотим, и то, что нам нужно. Точно так же как, бывает, балуют детей, давая им всё, что они попросят, всё, что они хотят, точно так же мы можем баловать себя.

И также я не буду игнорировать свои потребности. И что бы ни происходило: когда у нас счастливые моменты в жизни или несчастливые, или когда мы сравнительно ничего особенного не чувствуем – во все эти моменты мы будем относиться к себе беспристрастно, то есть спокойно. И не будем впадать ни в одну из этих крайностей.

На основе этого беспристрастия, когда у нас нет беспокоящих эмоций в отношении себя, мы сможем развить положительное отношение, или здоровое отношение. И мы сможем распознавать свои способности, свой потенциал, который мы называем в буддизме аспектами природы Будды. Мы, с одной стороны, их не отрицаем, но, с другой стороны, мы их и не преувеличиваем, мы не думаем: «Я так прекрасен, потому что у меня есть все эти аспекты природы Будды», – это тоже очень большое преувеличение. Да, у нас есть эти способности, но нам важно относиться к ним с равным отношением, с беспристрастием, не думать, что «да, я так велик, потому что у меня есть эти способности». У кого-то, возможно, они больше проявлены, или у кого-то больше препятствий, у кого-то меньше, они есть у всех в разной степени, важно не думать, что «я вот особенный, потому что они у меня есть».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *