Антиохийский патриархат

«Мы желаем видеть единство Православного мира укрепляемым и сплачиваемым, — с такими словами обратился к Патриарху Варфоломею Предстоятель Антиохийской Православной Церкви. — Из Вашего письма представляется, что Вы решили продолжить процесс дарования автокефалии… Поэтому мы призываем Вас не принимать никаких решений, за которыми не стоит консенсус Автокефальных Православных Церквей. Ибо неразумно прекращать раскол ценой единства православного мира»

Блаженнейший Патриарх Иоанн выразил уверенность, что «самое полезное для мира в Церкви, ее единства и для общего православного свидетельства в нашем мире сегодня — это остановить и отложить этот процесс, пока украинская проблема не будет изучена и пока не будет найдено всеправославное решение».

«Поэтому мы очень просим Ваше Всесвятейшество призвать Ваших братьев Предстоятелей Православных Церквей изучить эти вопросы, чтобы уберечь нашу Церковь от опасностей, которые не приведут к миру и согласию ни в Украине, ни в православном мире», — продолжил Блаженнейший Владыка.

«Наша любовь к нашей Православной Церкви и к Вашему Возлюбленному Святейшеству побуждает нас написать эти слова с надеждой увидеть православный мир единым, особенно в Вашу замечательную эпоху, несущим свидетельство об Истине Господа нашего Иисуса, воплотившегося ради спасения мира», — подчеркнул Патриарх Антиохийский и всего Востока Иоанн X.

С 28 по 30 ноября проходил визит в Одессу викария Блаженнейшего Патриарха Антиохийского, епископа Эрзурумского Кайса (Садика). В последний день пребывания Его Преосвященства в городе нам удалось побеседовать с этим выдающимся иерархом Антиохии о земной войне, свышнем мире и судьбах арабского христианства.

Епископ Эрзурумский Кайс (Садик)

– Ваше Преосвященство, вы – непосредственный свидетель того, что происходит сегодня на святых землях Ближнего Востока – колыбели Христа и христианства. Но прежде, чем мы начнем, не могли бы вы немного рассказать нашим читателям о себе?

– Вначале я хочу поблагодарить Бога за то, что Он позволил мне быть с вами на этих святых, благословенных землях – землях, подаривших нам так много святых учителей и наставников. Сам народ, Русская Православная Церковь всегда поддерживали нас как молитвенно, так и материально – и верующие Сирии, Ирака, Палестины и Иордании помнят русскую помощь, оказанную им в дни османской оккупации. Но и сегодня христиане – россияне и украинцы – не забывают молиться за нас, одаривая нас своей братской любовью, ратуя за наше, христианское присутствие в арабских странах.

В 1917 году в Эрзуруме проживало около 30 тысяч православных, но уже в 1925 году число местных христиан было сведено к нулю

Я стал епископом около года назад с наречением титула «епископ Эрзурумский». Эрзурум – это топоним, который сегодня можно найти на политической карте Турции. Как и многие другие исторические епархии Антиохии, эта митрополия была свидетельницей массового истребления верующих христиан-арабов и армян. Судите сами: согласно разным подсчетам, в 1917 году в Эрзуруме проживало около 25–30 тысяч православных христиан, тогда как в 1925 году число местных христиан было сведено к нулю. Все они – жертвы жестокой турецкой резни; и, к сожалению, как османские амбиции, так и османские политические методы до сих пор остаются такими же зверски жестокими.

Кроме послушания викария – помощника Блаженнейшего Патриарха Иоанна Х – я, милостью Божией, исполняю обязанности директора православного Центра экуменических исследований, основанного нами же в Аммане 20 лет назад. Девиз центра – «Служение и свидетельство» – отражает его миссионерские, по сути, цели: мы стремимся повышать уровень религиозной образованности наших прихожан-арабов, находящихся под гнетом обстоятельств, имеющих место в Иерусалимской Церкви. Увы, многие верующие справедливо жалуются на то, что Иерусалим полностью находится в руках у греков, которые, в свою очередь, предпочитают миссии и служению арабскому народу преследование собственных целей, нам непонятных. Также я служу нашей румынской пастве, весьма возросшей за последние годы: на сегодняшний день, в одном Бухаресте проживает около 150 арабских православных семей, а по территории страны рассеяно еще более 50 семей.

Ранее, при покойном Патриархе Игнатии IV, я, как преподаватель канонического права и литургического богословия Баламандского университета, исполнял обязанности советника Высшего церковного суда Антиохийской Церкви и главы антиохийского Отдела внешних церковных связей. Этот опыт оказался весьма полезен впоследствии, когда я стал представлять Иорданию в Комитетах по этике при ИСЕСКО и ЮНИСЕФ, а Антиохийскую Церковь – в более чем 92 странах мира, где на постоянной основе проживают сыны и дочери арабского Востока.

После рукоположения во епископы

– Ваш вчерашний воскресный день был насыщен событиями: вы встретились с правящим архиереем Одессы митрополитом Агафангелом, впервые помолились с членами местной арабо-православной общины. Каковы ваши первые впечатления? И каким вы видите будущее православных арабов этого города?

– Владыка Агафангел очень тепло нас принял. Мы очень долго беседовали на волнующие нас темы – в частности, коснулись вопроса о прошлом и будущем отношений наших Церквей-сестер, – и его слова просто привязали меня к этой благословенной земле! Утром, когда мы присутствовали на Божественной Литургии в Свято-Троицком соборе, я никак не мог налюбоваться бесчисленными детьми и подростками, подходившими к Чаше, – ведь такое вряд ли можно встретить сегодня в европейских храмах… В этом я вижу главное доказательство того, что горячая вера и поныне жива в этом добром, благочестивом народе, надежда которого, пронесенная сквозь годы притеснений и гонений, сохранена в его детях – будущих членах живой Церкви.

Что касается нашей паствы, то я приехал сюда только для того, чтобы услышать их пожелания, их голоса (и за это отдельное спасибо митрополиту Нифону (Сайкали) – представителю Патриарха Антиохийского при Патриархе Московском, который поддержал и укрепил меня в желании приехать сюда). Увы, многие из них не понимают литургического церковнославянского языка Русской Церкви – и я рад, что они имеют возможность молиться здесь на своем родном языке; это держит их вместе, дает им необходимый для доверительного разговора с Творцом комфорт. Времени для общения с ними у меня было, к сожалению, очень мало – но завтра или послезавтра я донесу до Блаженнейшего Онуфрия их нужды и заботы, что, надеюсь, послужит первым шагом к устроению их церковной жизни здесь, в Киеве и Одессе.

– Как известно, вся полнота Православной Церкви решительно осудила первые плоды «арабской весны» – и вот, прошло уже более пяти лет с начала так называемой «сирийской революции». Каким видят результат этой «революции» антиохийские христиане? Какова вообще сущность их ежедневного подвига?

«Арабская весна” обернулась «осенью”, уничтожившей нашу цивилизацию. И за кулисами этой «осени” стоят совсем не арабы

– «Арабская весна» является, на мой взгляд, не революцией, а, скорее, «арабской осенью», уничтожившей нашу цивилизацию. И очевидно, что за кулисами этой «осени» правят чужие, совсем не арабские руки. Я надеялся, что микрореволюции будут иметь место в арабских странах и направят их к определенным положительным изменениям; но то, что мы видим, к примеру, в Сирии – это не микрореволюция, а самая что ни на есть настоящая игра на крови, управляемая издалека.

Президент Башар аль-Асад – довольно образованный человек, хорошо понимающий проблемы своего государства. С самого начала своего правления он стремился открыть Сирию миру, под его руководством начался культурный и экономический подъем страны, он старался, как говорится, «изменить систему». И совершенно естественно, что процесс «изменения системы» длится не 24 часа и даже не два или три года. Но его труды были похоронены плодами лондонской Колониальной конференции 1907 года, расчленившей и ослабившей арабский мир уже много лет назад. Все, что происходит на Ближнем Востоке сегодня, – это запоздалый подарок Запада своим сателлитам в регионе.

Алеппо, Сирия. Фото: Narciso Contreras / AP Photo

Киссинджер: «падение европейской стены мира” – действенное средство противостояния России

А ведь этот «подарок» уничтожил наше христианское наследие – наши музеи разграблены, наши святыни разрушены. Монголы, захватившие земли Халифата, делали, что хотели, – но они не притрагивались к камню и его духу; а сейчас боевики ИГИЛ, поддерживаемые ваххабитами Саудовской Аравии и Катара, радикалами Турции и американскими геополитиками, старательно стирают христианскую культуру Востока с лица земли – конечно, вместе с ее живыми и неодушевленными носителями. Неудивительно, что следующей целью этой силы стала Россия. Заказчики террора этого и не скрывают: и вот Киссинджер заявляет о «падении европейской стены мира» как о действенном средстве противостояния российскому присутствию… В Европу прибывают мигранты из Турции, тогда как истинные христиане-сирийцы составляют менее 10 процентов от общего числа беженцев. Получается, что на нашей крови, крови истинных жертв, наживаются все, мы же более всех страдаем!

– Вы упомянули о принудительной миграции – настоящей трагедии арабской культуры. Но ведь православная Россия проходила уже нечто подобное в начале XX века. «Философские пароходы» заново познакомили Запад с Православием. Как вы думаете, имеет ли сегодняшняя трагедия арабского Православия шанс стать началом нового этапа его бытия? Может, нам стоит готовиться к появлению арабского Saint-Serge в Европе?

– Конечно, и наша история помнит своеобразные «философские пароходы». Вторая половина XIX века, как известно, ознаменовалась серией геноцидов в Ливане и Дамаске, подвигших многих арабских мыслителей и художников к миграции в Египет, а затем – в Северную и Латинскую Америку. Так возникло целое направление в арабской литературе – так называемая «литература рассеяния», создававшаяся, в частности, в арабской периодике Америки, в «арабских клубах» Бразилии и Аргентины. И эта литература преимущественно христианская.

Многие выдающиеся врачи, ученые и профессора Запада сегодня – это арабские интеллигенты-христиане

ХХ век принес Востоку новые войны, все дальше и дальше отдаляя новых философов и поэтов, богословов и музыкантов от их исторической родины. Многие выдающиеся врачи, ученые и профессора Запада сегодня – это арабские интеллигенты-христиане, вынужденные бежать из собственных домов. Мы надеемся, что и те наши братья, что пали жертвами слепой силы исламистов, не изгонят Христа из земель своих сердец и останутся Ему верными свидетелями; конечно, это и наша задача: кто, как не Церковь-мать, станет собирать своих сыновей в странах рассеяния? Мы должны оставаться апостолами любви и истины и без стеснения признавать свое христианство, свое Православие. Мы не можем быть «меньшинством» – все мы представляем собою ту самую щепотку соли, что делает обильную пищу пригодной для трапезы.

Надписи на улицах Дамаска

– Несколько дней назад ИГ назвало Украину, вслед за Россией, своим врагом. Россия же, как известно, вмешалась в политическую ситуацию в регионе – и, как полагают некоторые критики из числа политологов, публицистов и даже священнослужителей Русской Православной Церкви, совершила тем самым серьезную ошибку. С другой стороны, митрополит Лука (аль-Хури) после недавней своей молитвы в Марьямитском кафедральном соборе Дамаска поддержал российскую военную помощь в борьбе против исламизма. Как вы можете оценить сложившуюся ситуацию? Какова роль русской помощи в борьбе сирийских христиан?

– Конечно же, мы должны различать политические и церковные отношения. Что касается последних, то Русская Православная Церковь никогда нас не оставляла: многочисленные молитвы русского и украинского народов, их обильные дары равно достигли своей цели. Благодаря этой поддержке мы чувствуем, что мы не одиноки, – и вот, в прошлом году и Румынская Православная Церковь тоже решила нам помочь, преподнеся в дар Антиохии 500 000 евро на нужды обездоленных. Но все же нет большего дара, чем святые молитвы о мире на Востоке, возносимые в ваших домах и храмах.

Для нас, как христиан, родина – это простор нашего свидетельства о Христе. И Церковь благословляет защитников родины

С политической же точки зрения все гораздо проще: у каждого государства есть свои интересы. Церковь не может поддерживать войны или предводительствовать в них – но она обязана благословить защитников своей родины. Для нас, как христиан, родина – это простор нашего свидетельства о Христе. Известно, что блаженный Августин благословлял воинов, защищавших свой город, говоря: «Коль скоро у каждого из нас есть мать, которую мы призваны хранить, мы должны оборонять нашу общую мать – родину». Встать за свое государство – благословенная наша обязанность. У Сирии есть интересы, связанные с Россией, у России – интересы, связанные с Сирией; но, в конце концов, помощь получает сирийская армия – а это армия истины, бьющаяся против убийц нашей истории, нашей мысли. И она выстоит.

– Вот уже несколько лет мировые СМИ живописуют страдания христиан Востока – и это, конечно же, соответствует действительности, ибо Антиохийская Церковь, вне всякого сомнения, является страждущей Церковью. Но кто-то может вдруг несправедливо счесть ее мертвой, бессильной Церковью. Не могли бы вы для того, чтобы ни у кого не возникало сомнений в подлинности жизни православного христианства Сирии и Ирака, рассказать нам о самых главных событиях летописи Антиохийской Церкви, имевших место за последние два-три года?

– Безусловно, наша Церковь не мертва – она Церковь свидетелей, Церковь мученичества. Исповедуя Распятого и Воскресшего Христа, она сегодня проходит Его же крестный путь от Голгофы к восстанию из мертвых. Мы гордимся тем, что Антиохия до сих пор рождает мучеников, вечно живых перед Престолом Всевышнего; именно они являют собою подлинную жизнь Церкви. И кому, как не верным чадам Русской Церкви, трепетно хранящим святые мощи сотен и сотен своих мучеников, это дано понимать и чувствовать.

Разбитое окно Седнайского монастыря. 2012 г.

Однако, как сказал Спаситель, неверующий пусть «подойдет и посмотрит». Несмотря ни на что, невзирая на отсутствие элементарного финансирования, Антиохийская Церковь продолжает служить христианам и мусульманам Сирии, Иордании, Ливана и Ирака своими школами, больницами и благотворительными организациями. Многим из этих проектов вторую жизнь дал лично Блаженнейший Иоанн Х, который, пусть и находясь в крайне незавидном положении (достаточно вспомнить о бедах вверенной ему паствы и похищении его младшего брата Павла, митрополита Алеппо), с надеждой, верой и молитвой продолжает свое служение. Вскоре, благодаря ему, откроет свои двери новый православный университет арабского мира в аль-Хумайра – второй после Баламандского университета, опекающего на сегодняшний день более 70 студентов, уже получивших первое высшее образование. Усилиями многих верующих заканчивается строительство и патриаршего госпиталя Девы Марии Баламанда. Не менее важно для нас дать православным юношам Антиохии очередной шанс утвердиться на своей земле, поэтому мы сдаем в рассрочку молодым христианским семьям из Ливана участки неподалеку от Бейрута с готовыми домами по их себестоимости. Надеюсь, наша Церковь и далее продолжит служить своей пастве, упрочняя связь последней со своей Святой Родиной.

– Новость о прекращении евхаристического общения между Дамаском и Иерусалимом шокировала многих православных верующих по всему миру. Каковы истинные корни этого конфликта? Какие шаги были предприняты обеими сторонами для его преодоления?

– Это очень болезненная тема. На самом деле шаги Иерусалимской Церкви, попирающие самые основы канонического права, были для нас совершенной неожиданностью. Это признак, во-первых, глубинного отвержения права Церкви-сестры на присутствие в странах Персидского залива и, во-вторых, измельчания любви в сердцах наших братьев-архиереев.

Вопрос о православном присутствии в Катаре решался директором регионального отделения американской разведки

Все начиналось, как водится, с политики. Пожелав «обнулить» свои «счета» перед миром, руководство Катара решило продемонстрировать свою открытость диалогу вообще и религиозному диалогу в частности. Дав конфессиям земли под строительство храмов, катарские власти все же не забыли о своей неприязни к священнослужителям-арабам, которым было запрещено находиться на территории страны на постоянной основе (это я знаю в том числе из собственного опыта). И вот, в 90-х годах прошлого века вопрос о православном присутствии в Катаре решился директором регионального отделения американской разведки, в прошлом – послом США в Аммане, на основании его личной родовой истории: греческая идентичность его матери послужила поводом для обращения чиновника к Иерусалимскому патриарху. Именно нынешний патриарх Святого Града, в бытность свою архимандритом, был прикомандирован к американскому посольству, и именно под его руководством был построен тот самый православный храм, краеугольный камень которого тогдашний патриарх Феодор заложил в обход всех действующих церковно-правовых норм. В отличие от Иерусалимской Церкви, абсолютно все Церкви – в том числе и Русская – в обязательном порядке испрашивали разрешения патриарха Игнатия на строительство храмов, скажем, в ОАЭ. «Ваше нахождение на этих землях дорого для нашего присутствия в них», – так ответил Его Блаженство на просьбу представителя Русской Церкви одобрить возведение храма в Шардже.

Катар. Возведение храма в честь свв. Исаака и Георгия послужило разрыву отношений между Иерусалимским и Антиохийским Патриархатами

Но иерархи Иерусалима этого не сделали. В 1999 году, в моем присутствии, в Аммане, Блаженнейший Игнатий спросил патриарха Феодора: «Владыка, когда Вы навещаете своего брата, Вы же вначале стучите в его дверь или испрашиваете приглашение. Почему же тогда Вы не постучали в наши двери?» Внятного ответа, конечно же, не последовало. Тем не менее, мы смирились со свершившимся фактом – хотя православные арабы Катара были, мягко говоря, не в восторге от грекоязычного священника, их окормляющего. Но всего этого, по-видимому, Иерусалиму было мало. Смерть Игнатия IV и бедственное положение Сирии и Ирака подтолкнуло иерусалимское церковное руководство (безусловно, с подачи Катара, вовлеченного в политику региона) избрать епископа этой территории; и, несмотря на наш призыв не допускать подобного варварства, Иерусалим все же рукоположил епископа с соответствующим титулом.

Тут закономерно задать следующий вопрос: как мы можем говорить о единстве, тогда как наши братья делают все, чтобы это единство попрать? Русская и Антиохийская Церкви, увы, имеют подобный горький опыт: все мы еще не забыли о вмешательстве Вселенского Патриархата в украинский раскол. В таких случаях мы должны помнить если не о нашей любви, то хотя бы о каноническом праве, четко регламентирующем все процедуры подобного рода. Надеюсь, что Иерусалим в преддверии Всеправославного Собора забудет о своей греческой политике, Вселенский Престол исполнит свои обязанности по прекращению настоящего конфликта, а Русская и Румынская Православные Церкви скажут свое слово – слово истины – касательно сложившейся ситуации.

– Какие слова вы хотели бы адресовать нашим читателям как добрый пастырь, верный брат и сын Святого Востока?

Сегодня христианам Востока предстоит преодолевать тяжелые испытания. Не забывайте нас

– Ваша земля – святая земля, вами же освященная. Вы отвоевали ее сами. Ваши бесчисленные мученики – это великое ваше сокровище. Ваша Церковь была распята – а сейчас вы свидетельствуете о ее воскресении. Храните своих людей, не храните камни; именно люди – «храмы Духа Святого», вдувающие жизнь своими земными поклонами в каменные храмы. Вы, живые члены Церкви, сможете сохранить свою веру и передать ее вперед, в еще не родившуюся историю. И, конечно же, не забывайте, что вдали от этих мест у вас есть братья, любящие вас, которые не прекращали любить вас и тогда, когда коммунисты преследовали ваших святых. Сегодня уже нам вашими молитвами, вашей любовью предстоит преодолевать такие же испытания. Не забывайте нас.

Православное подворье — удаленное церковное представительство

Подворье бывает:

  • монастырское;
  • архиерейское;
  • представительское патриаршее подворье зарубежной церкви.

Церковь — это отдельное государство, канонически расположенное в нескольких государствах.

Отношения между церквями определены каноническими правилами, установленными на вселенских соборах.

Как в межгосударственных отношениях созданы консульства, так и в отношениях между церквями организованы подворья. Они расположены в столицах, имеют свои храмы, и штат священнослужителей.

Антиохийская церковь — древнейшая церковь, основанная Апостолами Петром и Павлом.

Эта Церковь — одна из первых четырех древних церквей. Она основана около 37 года нашей эры. В 451 году образовался патриархат.

Юрисдикция Антиохийской церкви расположена на территории Сирии, Ирака, Ливана, Кувейта. Несколько епархий основаны в Европе, Австралии, Южной и Северной Америках.

37 в этом году образовалась Антиохийская церковь

Церковные писатели первых веков свидетельствуют, что основали церковь Апостолы Петр и Павел.

Когда Павел следовал в Дамаск, ему явился Христос, и там Павел произнес первую проповедь.

После этого, до 324 года церковь претерпевала гонения, прекращенные при императоре Константине Великом. В IV веке в Сирии образовалось монашество.

В V — VI веках церковь подрывают еретические смуты несториан и монофизитов.

В 637 году Сирию завоевали арабы-мусульмане. После этого на протяжении трех столетий христиане подвергались гонениям и погромам, как неверные.

Укрепился Антиохийский патриархат во времена правления Византии. В 1084 году турки-сельджуки завоевали Антиохию.

В 1100 году патриарха Антиохийского изгнали католики. Патриархия вынуждена эмигрировать в Константинополь, до 1269 года.

В течение 200 лет, в результате религиозных войн, христиане, составлявшие половину жителей, почти полностью уничтожены. В 1342 году кафедра перенесена в Дамаск, где пребывает по сей день.

В 1517 году Дамаск захватили турки-османы. В 1860 году, в результате погромов в Дамаске, уничтожена большая часть христиан и разрушены все церкви.

Сегодня положение христиан остается тяжелым. В состав Церкви входит 22 епархии и 400 храмов. Антиохийская Церковь — одна из самых бедных юрисдикций.

Предстоятель — Блаженнейший Патриарх Антиохийский Иоанн Х.

Блаженнейший Патриарх Антиохийский Иоанн Х

Антиохийское подворье на территории двух московских храмов

Впервые подворье появилось в середине 19 века. После государственного переворота 1917 года, оно утратило свое существование. Возродилось при Патриархе Московском и Всея Руси Алексие І, в 1948 году.

Антиохийское подворье расположено на территории церквей Архангела Гавриила и во имя Федора Стратилата.

Основной храм Антиохийского подворья в честь Архангела Гавриила

Второй храм Антиохийского подворья, в честь великомученика Феодора Стратилата

Настоятель Антиохийского подворья в Москве

Настоятель обоих храмов – Епископ Филиппопольский Нифон (Сайкали).

Епископ Филиппопольский Нифон — представитель Патриарха Великой Антиохии и всего Востока при Патриархе Московском и всея Руси

Епископ Нифон, — один из известных и любимых москвичами архиереев.

Он с 1977 года несет послушание настоятеля подворья, искренне и пламенно проповедует православную веру.

1977 с этого года Епископ Нифон служит настоятелем Антиохийского подворья

В те непростые года, благодаря архипастырю, на территории Антиохийского подворья крестили и венчали без паспорта и других документов, которых требовала светская власть.

Епископ соединяет в себе традиции древней Антиохийской и Русской Церквей. Он живой свидетель любви между этими Церквями.

Храм Архангела Гавриила — исторический архитектурный памятник

70 лет этот красивейший храм Москвы — главный собор Антиохийского подворья.

На этом месте в 1551 году построена деревянная церковь. Каменный храм возвели через 100 лет.

1551 в этом году на месте территории подворья возведен первый деревянный храм

Храм, имеющий современный вид, построен в 1707 году по проекту архитектора И.П. Запрудного. Заказал строительство А.Д. Меньшиков.

Церковь стала самым высоким зданием, высотой 81 метр. Здание приобрело второе название «Меньшикова башня».

Древняя фреска с изображением храма Архангела Гавриила в Москве, родоначальник Антиохийского подворья

В 1723 году, в результате попадания молнии, дубовый шпиль сгорел, и в течении 140 лет храм не действовал. Его отреставрировали, и возобновили службы в 1863 году.

Храм обильно украшен скульптурным декором, придающим воздушность и красоту. Эта сюжетная скульптура на евангельские темы применена впервые в московской традиции храмовой архитектуры.

Скульптурные композиции стиля западного барокко, украшающие храм Архангела Гавриила Антиохийского подворья

Трижды в год, — 21 ноября, 8 апреля и 26 июля празднуется Собор Архангела Гавриила. В этот праздник в храме проходят торжества, которые возглавляют архиереи Русской Православной Церкви. На подворье в этот день служится праздничная Божественная литургия.

Богослужения в храме проходят ежедневно. Расписание публикуется на сайте vk.com, в группе «Антиохийское подворье в Москве».

Храм великомученика Федора Стратилата

Церковь Феодора Стратилата в Москве построена в 1782 — 1806 годах. Она возведена во дворе архангела Гавриила как теплый храм. Построена архитектором И.В. Еготовым в стиле классицизма.

Память великомученика отмечается 21 июня и 21 февраля.

В 1869 году в храме соорудили предел в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость». Прославление иконы совершается 14 мая и 22 декабря.

Каждое воскресенье вечером перед иконой «Нечаянная Радость» читается акафист.

В воскресенье и праздники в Антиохийском подворье совершаются архиерейские богослужения, возглавляемые настоятелем Епископом Нифоном.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *