Афанасия Никитина

Краткая биография

Российский купец и путешественник Афанасий Никитин в XV в. жил в Твери. О нем известно только то, что он сам рассказал в своих знаменитых дневниках, которые вел во время путешествия в Азию: «Записал я здесь про свое грешное хождение за три моря: первое море – Дербентское, дарья ( перс . – море) Хвалисская, второе море – Индийское, дарья Гундустанская, третье море – Черное, дарья Стамбульская». Сейчас эти моря называются соответственно Каспийское, Аравийское и Черное.

Памятник Афанасию Никитину в Твери

Читая рассказ Афанасия, становится понятно, что он был тверским купцом среднего достатка, торговал, видимо, в основном в приволжских городах и на Кавказе. А в Индию попал волею случая, «от многия беды» после того, как его корабль разграбили татары.

Путешествовал Никитин с 1468 по 1475 г. Его путевой дневник носит неофициальный характер, он написан живым языком человека, попавшего на чужбину, и сильно отличается от церковной и светской литературы того времени. В нем без труда угадываются черты характера автора. Афанасий Никитин был бесстрашным, искренним и непосредственным человеком, глубоко верил в Бога, тосковал по родине и молился о том, чтобы живым и невредимым вернуться на Русь. Умер он в 1475 г., на обратном пути, недалеко от Смоленска.

«Хождение за три моря»

В 1468 г. Афанасий Никитин отправился из Твери вниз по Волге с караваном торговых судов. Его путь лежал в Ширванское княжество в Закавказье. Чтобы безопасно пройти по Волге, Афанасий рассчитывал присоединиться к судам московского посла в Ширване Василия Панина, но разминулся с ним. В устье Волги на русских купцов напали татары: одних убили, других взяли в плен, а корабли разграбили. Добравшись до Дербента, Афанасий просил Панина и бил челом ширваншаху о заступничестве за пленных, чтобы купцам вернули товары, в крайнем случае помогли деньгами на обратную дорогу.

Д.И. Буторин. «Отъезд из Твери». Иллюстрация к книге А. Никитина «Хождение за три моря». 1957 г.

Через некоторое время людей отпустили, но в другой помощи отказали. Разбойники считали: «то, что пришло с моря, – собственность владельца побережья». Теперь возвращение на Русь означало для Никитина долговую яму, и он принял решение следовать дальше на восток: «И разошлись мы, заплакав, кто куда: у кого что осталось на Руси, тот пошел на Русь, а кто был должен, тот пошел куда глаза глядят. А иные остались в Шемахе, иные же пошли в Баку работать». Проведя в Иране более двух лет, Никитин двинулся дальше на юг, ему стало известно, что в Индии ценятся породистые жеребцы и там же можно дешево купить дорогие на Руси товары.

«Пошел я от Спаса святого златоверхого с его милостью, от государя своего великого князя Михаила Борисовича Тверского, от владыки Геннадия Тверского и от Бориса Захарьича. Поплыл я вниз Волгою». Из книги Афанасия Никитина «Хождение за три моря»

Переезжая из одного города в другой, Афанасий, наконец, добирался до Ормуза: «А Ормуз – на острове, и море наступает на него всякий день по два раза… велик солнечный жар в Ормузе, человека сожжет». Во время путешествия Афанасий ведет дневник – записывает впечатления о природе, городах и жителях тех мест, в которых бывает.

Вскоре на таве (индийском судне без верхней палубы) Никитин направляется «за море Индийское», в Индии он планирует продать жеребца, но неожиданно хан-мусульманин отбирает его и обещает вернуть жеребца и дать Афанасию в придачу тысячу золотых, если он перейдет в мусульманскую веру. Афанасий в отчаянии, но на его счастье нашелся добрый человек, который заступился за православного христианина, и Никитину жеребца возвратили.

Маршрут путешествия Афанасия Никитина

Афанасий – купец, во всех городах, где он бывает, он внимательно изучает рынки и приходит к выводу, что «для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска… на торгу продают коней, камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет».

Никитин путешествует по индийским городам. Его поражает это страна, обычаи ее жителей, и он живо рассказывает о них в своих записках: «простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду, за мной людей много – дивятся белому человеку…

Крепость Ормуз. Гравюра XVII в.Шах Джахан во дворце. Миниатюра. Индия. XVII в.

В Индийской земле кони не водятся, в их земле родятся быки да буйволы – на них ездят и товар и иное возят, все делают». От наблюдательного русского путешественника не ускользают детали жизни индийцев: и сельское хозяйство, и состояние армии, и способ ведения войны: «А индийский великий князь могуществен и рати у него много. Крепость его на горе, и стольный город его Виджаянагар очень велик. Три рва у города, да река через него течет. По одну сторону города густые джунгли, а с другой стороны долина подходит – удивительное место, для всего пригодное. Та сторона непроходима – путь через город идет; ни с какой стороны город не взять: гора там огромная да чащоба злая, колючая».

Афанасий постоянно ощущает себя иностранцем на чужбине, убежденный православный христианин, он общается с представителями разных вероисповеданий: мусульманами и индуистами, но остается верен своей религии, старается определить по звездам время православных праздников и постов. На «пятую Пасху» Афанасий решает, что пора возвращаться на Русь. В записках он пишет: «Первую Пасху праздновал я в Каине, а другую Пасху в Чапакуре в Мазандаранской земле, третью Пасху – в Ормузе, четвертую Пасху в Индии, среди бесермен, в Бидаре, и тут много печалился по вере христианской». Он тоскует по родине, и, проведя столько лет на чужбине, познакомившись с разными народами и государствами, приходит к выводу:

«А Русь … на этом свете нет страны, подобной ей. Но почему князья земли Русской не живут друг с другом как братья! Да устроится Русская земля, а то мало в ней справедливости!»

Скульптура бога Вишны. Виджаянагар. ИндияРельефы с бытовыми и военными сценами на стенах дворца в Виджаянагаре. Индия

В январе 1473 г. Никитин отплыл из Дабула на судне, которое после почти трехмесячного плавания, делая остановки в Эфиопии и на Аравийском полуострове, прибыло в Ормуз. Торгуя пряностями, Никитин прошел через Иранское нагорье к Тебризу, пересек Армянское нагорье и осенью 1474 г. достиг Трабзона. В Феодосии Афанасий зимовал, возможно, в это время он редактировал свои путевые записи, а весной двинулся на север. К несчастью, не доехав до Смоленска, Афанасий заболел и умер. Его дневник «Хождение за три моря» привезли в Москву купцы.

В XVI–XVII вв. эти путевые записки русского путешественника неоднократно переписывали, всего известно шесть списков. Один из них в начале XIX в. обнаружил Н. М. Карамзин и высоко оценил его. Афанасий Никитин стал первым европейцем, просто и правдиво описавшим средневековую Индию. Его «Хождение за три моря» содержит ценные географические, исторические и этнографические сведения о природе, хозяйстве, населении и обычаях Индии и других азиатских стран. Это – один из ярких образцов жанра путевых очерков и, бесспорно, один из наиболее замечательных памятников русской литературы XV века.

Один из храмов в Виджаянагаре. Индия Храм Шивы в храмовом комплексе Вирупакши. Виджаянагар. Индия Каликут. Рисунок из «Атласа городов земного шара» Георга Брауна и Франца Хогенберга. 1572 г.
Поделиться ссылкой

Странствия Афанасия

Произведение Афанасия было первым в русской литературе описанием не паломничества, а коммерческой поездки, насыщенное наблюдениями о политическом устройстве, экономике и культуре других стран. Сам Никитин называл свое путешествие «грешным», и это первое в русской литературе описание антипаломничества. Автор посетил Кавказ, Персию, Индию и Крым. Однако большая часть записок была посвящена Индии: ее политической структуре, торговле, сельскому хозяйству, обычаям и традициям. Произведение полно лирических отступлений и автобиографических эпизодов.

Это была обычная коммерческая экспедиция по Волге в составе каравана речных судов из Твери до Астрахани, налаживание экономических связей с азиатскими купцами, ведущими торговлю по Великому Шелковому пути.

Никитин с товарищами снарядили два судна, нагрузив их разным товаром для торговли. Товаром Афанасия, как видно из его записей, была «рухлядь», то есть пушнина. Очевидно, что в караване плыли суда и других купцов. Следует сказать, что Афанасий Никитин был купец опытный, смелый и решительный. До этого не раз посещал дальние страны — Византию, Молдавию, Литву, Крым — и благополучно возвращался домой с заморским товаром.

Интересно, что изначально Никитин посещения Персии и Индии не планировал.

Путешествие А. Никитина можно условно разделить на четыре части:

  1. путешествие от Твери до южных берегов Каспийского моря;
  2. первое путешествие по Персии;
  3. путешествие по Индии и
  4. обратное путешествие через Персию на Русь.

Первый этап — путешествие по Волге. Оно шло благополучно вплоть до Астрахани. Возле Астрахани экспедиция была атакована местными татарами, корабли потоплены и разграблены:

И Казань есмя проехали доброволно, не видали никого, и Орду есмя проехали, и Усланъ, и Сарай, и Берекезаны есмя проехали. И вьехали есмя в Бузанъ. Ту наехали на нас три татарины поганые и сказали нам лживые вести: «Кайсым салтан стережет гостей в Бузани, а с ним три тысящи татар». И посол ширваншин Асанбегъ дал имъ по однорятке да по полотну, чтобы провели мимо Хазтарахан. А оны, поганые татарове, по однорятке взяли, да весть дали в Хазтараханъ (Астрахань) царю. И яз свое судно покинул да полез есми на судно на послово и с товарищи своими.

Поехали есмя мимо Хазтарахан, а месяць светит, и царь нас видел, и татарове к нам кликали: «Качма, не бегайте!». А мы того не слыхали ничего, а бежали есмя парусом. По нашим грехом царь послал за нами всю свою орду. Ини нас постигли на Богуне и учали нас стреляти. И у нас застрелили человека, а у них дву татаринов застрелили. И судно наше меншее стало на езу, и они нас взяли да того часу разграбили, а моя была мелкая рухлядь вся в меншем судне.

Возле Астрахани экспедиция была атакована местными астраханскими татарами, корабли потоплены и разграблены. Фото tvercult.ru

Астраханцы отняли у купцов весь товар, закупленный, очевидно, в кредит. Возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Товарищи Афанасия и он сам, по его словам, «заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

Таким образом, Афанасий Никитин стал путешественником поневоле. Путь домой заказан. Торговать нечем. Осталось одно — пойти в разведку в чужие страны в надежде на судьбу и собственную предприимчивость. Никитин, вероятно, говоривший на двух-трех тюркских языках и на фарси, решил расторговать оставшийся товар в чужеземных странах. Наслышанный о сказочных богатствах Индии, он направляет свои стопы именно туда. Через Персию. Прикинувшись странствующим дервишем, Никитин подолгу останавливается в каждом городе, и делится своими впечатлениями и наблюдениями с бумагой, описывая в дневнике быт и нравы населения и правителей тех мест, в которые заносила его судьба.

Первое путешествие Афанасия Никитина через персидские земли, от южных берегов Каспийского моря (Чебукара) до берегов Персидского залива (Бендер-абаси и Ормуза) продолжалось более года, от зимы 1467 года до весны 1469 года.

Индия

Из Персии, из Порта Ормуз (Гурмыз) Афанасий Никитин отправился в Индию. Путешествие Афанасия Никитина по Индии продолжалось предположительно 4 года: от весны 1468 до начала 1472-го (по другим данным — 1474-го). Именно описание пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина. Он немало удивлялся увиденному в неизвестных ему доселе землях, делясь этими наблюдениями:

И тут есть Индийская страна, и люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякый год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. … А жонки ходят голова не покрыта, а сосцы голы; а паропки да девочки ходят наги до семи лет, сором не покрыт.

Именно описание пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина. Фото tvercult.ru

Обычаи и уклад жизни индусов переданы в «Хожении за три моря» детально, с многочисленными деталями и нюансами, которые подмечал пытливый взгляд автора. Подробно описываются богатые пиры, выезды и военные действия индийских князей. Хорошо отражена и жизнь простого народа, а также природа, животный и растительный мир. Многому из увиденного А. Никитин давал свою оценку:

Да о вере же о их распытах все, и оны сказывают: веруем въ Адама, а буты, кажуть, то есть Адамъ и род его весь. А веръ въ Индеи всех 80 и 4 веры, а все верують в бута. А вера с верою ни пиеть, ни ястъ, ни женится. А иныя же боранину, да куры, да рыбу, да яйца ядять, а воловины не ядять никакаа вера.

Чем конкретно занимался Афанасий Никитин, чем питался, каким образом добывал средства к существованию — об этом можно только догадываться. Во всяком случае, сам автор нигде этого не уточняет. Можно предположить, что коммерческая жилка в нем сказывалась, и он вел какую-то мелкую торговлю либо нанимался служить к местным купцам. Кто-то сказал Афанасию Никитину, что в Индии в большой цене породистые жеребцы. За них якобы можно выручить хорошие деньги. Он привез с собой в Индию жеребца:

И яз грешный привезлъ жеребца в Индийскую землю, и дошелъ есми до Чюнеря богъ далъ поздорову все, а стал ми во сто рублев.

А в том в Чюнере ханъ у меня взял жеребца, а увядал, что яз не бесерменянин — русинъ. И он молвит: «Жеребца дам да тысящу златых дам, а стань в веру нашу — в Махмет дени; а не станеш в веру нашу, в Махмат дени, и жеребца возму и тысячю златых на голове твоей возму»…. И господь богъ смиловался на свой честный праздникъ, не оставил милости своеа от меня грешнаго и не велелъ погибнути в Чюнере с нечестивыми. И канун Спасова дни приехал хозяйочи Махмет хоросанецъ, и бил есми ему челом, чтобы ся о мне печаловал. И он ездил к хану в город да меня отпросил, чтобы мя в веру не поставили, да и жеребца моего у него взял. Таково осподарево чюдо на Спасовъ день.

Продолжение следует

Булат Рахимзянов

Справка

Булат Раимович Рахимзянов — историк, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, кандидат исторических наук.

  • Окончил исторический факультет (1998) и аспирантуру (2001) Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина.
  • Автор около 60 научных публикаций, в том числе двух монографий.
  • Проводил научное исследование в Гарвардском университете (США) в 2006—2007 академическом году.
  • Участник многих научных и образовательных мероприятий, в их числе — международные научные конференции, школы, докторские семинары. Выступал с докладами в Гарвардском университете, Санкт-Петербургском государственном университете, Высшей школе социальных наук (EHESS, Париж), университете Иоганна Гуттенберга в Майнце, Высшей школе экономики (Москва).
  • Его вторая монография «Москва и татарский мир: сотрудничество и противостояние в эпоху перемен, XV—XVI вв.» недавно вышла в санкт-петербургском издательстве «Евразия».
  • Область научных интересов: средневековая история России (в особенности восточная политика Московского государства), имперская история России (в особенности национальные и религиозные аспекты), этническая история российских татар, татарская идентичность, история и память.

Статьи о путешествиях и советы путешественнику (вернуться)
Путешествие в Индию Афанасия Никитина
Афанасий родился в семье крестьянина Никиты (Никитин — отчество Афанасия, а не фамилия). Свое путешествие совершил с 1468 по 1474 года.
Свое путешествие по суше через Баку в Персию и далее морем в Индию тверской купец Афанасий Никитин описывает в дневнике «Хождение за три моря». Описан период охватывающий годы с 1468 по 1474. Весной 1468 тверской купец среднего достатка Афанасий Никитин, снарядив два судна, направился Волгой на Каспий вместе со своими земляками торговать.

Источники повествуют, что плавание на беспалубном судне было очень опасным. Из Аравийского моря русский путешественник попадает в Индию где останавливается на три года.
Никитин сумел побывать в глубине континента, в таких районах где еще не бывали европейцы. Никитин писал — «Куда бы я ни пошел, так за мной людей много — дивятся белому человеку». Путешественник описывает Камбай, Гуджерат и Чаул. И его как купца, в первую очередь интересуют товары, которые он видит на местных рынках, но он также уделяет немного внимания описанию жизни индусов. Более же подробно о жизни аборигенов он повествует во время своего путешествия в Джу-нейр и Бедар.
В описаниях путешественника можно найти информацию не только о товарах и торговле, но и о войнах индийских правителейн, сельском хозяйстве, ремеслах, верованиях и обычаях, фольклоре и преданиях, астрономических знаниях и климате Индии. Никитина поражали богатство и великолепие султанов, зрелищность, красочность и пышность их придворной жизни. Об этом с восторгом он упоминает в своем дневнике описывая каждую увиденную деталь происходящего. В своей книге Никитин описывает и красоту южной природы, и богатство землевладельцев и вельмож, пышность дворцов, и бедность сельского населения, и нравы, и облик жителей Индии. Никитин смог выучить местный язык и тот факт, что он не мусульманин, помогло ему заслужить доверие местного населения.
Путешественник умирает по возвращении на родину в 1475 году, немного не доехав до Твери.

Биография Афанасия Никитина. Начало пути

Когда начинается биография Афанасия Никитина, неизвестно. Фактом является то, что он – сын крестьянина Никиты, а это означает, что Никитин его отчество, а не фамилия. Каким образом он стал купцом тоже неведомо. Сейчас мы знаем только то, что русский путешественник Афанасий Никитин к середине 1460 годов уже был достаточно состоятельным человеком, торгующим мехами с заграницей. К этому времени он стал уже бывалым купцом, успевшим побывать в Византии, Молдавии, Литве и Крыму. И везде ему сопутствовала удача.

Судя по всему, грамотный купец всегда заручался соответствующими документами (грамотами) от тверского князя. Большая география торговых поездок путешественника Афанасия Никитина косвенно указывает на то, что он знал ряд тюркских языков и фарси. Кроме того, не следует упускать из виду, что Тверское княжество тогда входило в состав большого и мощного татарского государства Золотая Орда, что позволяло русским купцам беспрепятственно торговать со многими мусульманскими странами. Самое известное путешествие в биографии Афанасия Никитина также начиналось вполне гладко.

Маршруты Никитинского «хождения»

Точную дату начала выхода купеческого каравана сейчас установить невозможно. Некоторые историки датируют его 1466 годом, другие сдвигают на 1468. Опуская точные даты и опираясь на конкретные факты, можно утверждать следующее.
Поездка, давшая миру открытия Афанасия Никитина, началась весной. Тогда группа русских купцов снарядила караван судов для торговой поездки на Нижнюю Волгу и Северный Кавказ. Караван имел два судна, груженые, в том числе, и «мягкой рухлядью», т.е. мехами, хорошо ценившимися в тех краях.

Великий князь Тверской Михаил Борисович дал Никитину грамоту, разрешавшую ему начать широкую торговлю на юге Золотой Орды возле Астрахани. Для большей безопасности караван планировалось присоединить к русскому посольству Василия Папина, однако оно ушло раньше. Тогда караван дождался татарского посольства Ширвана Хасан-бека, вместе с которым и отправился на Нижнюю Волгу.

Увы! Прикрытие купцам не помогло. Вблизи Астрахани на караван судов напали местные разбойники, даже не посмотревшие на посольское прикрытие, и отняли весь купеческий товар. Возвращение назад без денег и без товара влекло за собой грозные последствия, поэтому разоренные купцы разбрелись кто куда. Никитин направился на юг в Баку, входившего тогда в состав Персии, и дальше в Мазандеран. Так начались географические открытия Афанасия Никитина.

Путь в Индию и обратно

В Персии Никитин прожил свыше двух лет, пытаясь как-то восполнить добро, потерянное под Астраханью. Узнав, что в Индии породистые жеребцы стоят хороших денег, он направился туда. Путешествие Афанасия Никитина в Индию началось в 1471 году, когда он с купленным в Персии конем загрузился на судно, направлявшееся к индийскому порту Чаул.

К сожалению, сразу продать животное по пристойной цене у купца не получилось, и тогда путь Никитина пролег по индийским городам. В столице государства Бахмани Бидаре он наконец-то продал своего коня и отправился в Парват, священный город, в котором прожил полтора года. Оттуда маршрут Афанасия Никитина пролег в «алмазную» провинцию Райчур, где он провел еще полгода, зарабатывая средства на обратную дорогу.

Три года путешествий Афанасия Никитина по Индии разочаровали его. Для своей родины он не увидел там почти ничего полезного. Дешевый товар без пошлины вывезти не давали, да и разбойников на море было много, что крайне усложняло торговлю. Не особо преуспев в индийской торговле, русский путешественник стал собираться домой.

Этот маршрут Афанасия Никитина пролег через Аравийский и Сомалийский полуострова, Ормуз, Тебриз, Трабзон. Здесь, заподозрив в нем туркменского шпиона, у него арестовали все товары, оставив Никитину только его записки. Из Трабзона он добрался до Кафы, где перезимовал, дожидаясь русского купеческого каравана. В Кафе он сошелся с московскими купцами, с которыми весной 1475 года и отправился домой.

К сожалению, ослабленное годами путешествий здоровье подвело Никитина, и неподалеку от Смоленска он внезапно умер. Его же записки были привезены в Москву и впоследствии прославили купца

Путешествие Афанасия Никитина: что видел автор и что «подчищали» православные цензоры? Часть 1

Фото: go-on-travels.ru (Памятник Афанасию Никитину в Твери)

Восток всегда манил к себе пытливых европейцев: кто устремлялся туда ради новых торговых и политических связей, кто в поисках духовной истины и культурного обогащения. Первым европейцем, побывавшем в XV веке в Индии, оказался русский купец Афанасий Никитин. Колумнист «Реального времени», историк Булат Рахимзянов, в авторской колонке, написанной для нашей интернет-газеты, анализирует путевые заметки более, чем 500 летней давности — «Хожение за три моря» и находит там интересные факты об астраханских татарах и жителях Индии.

Свидетельства Афанасия Никитина, который в 1468—1474 годах совершил путешествие по территориям современных Ирана (Персии), Индии и Турции (Османской империи) и составил знаменитое описание этого путешествия в книге «Хожение за три моря», показывают нам нестандартный, не принятый в большинстве сохранившихся источников, взгляд на взаимоотношения разных народов, разделенных как территорией, так и верой. Этот текст позволяет расставить некоторые акценты в том числе и в вопросах взаимного восприятия Москвы и татарского мира.

НИКИТИН АФАНАСИЙ — Афа­на­сий сын Ни­ки­тин, твер­ской ку­пец, пер­вый рус­ский пу­те­ше­ст­вен­ник в Ин­дию, ав­тор «Хо­же­ния за три мо­ря» («Хо­же­ние…»).

О био­гра­фии А. Никитина до его пу­те­ше­ст­вия в Ин­дию из­вест­но ма­ло. По всей ви­ди­мо­сти, он за­ни­мал­ся ме­ж­ду­народной тор­гов­лей, т. к. по­се­щал Ос­ман­скую им­пе­рию, Мол­дав­ское княжество, Великое княжество Ли­тов­ское и др. стра­ны.

О пу­те­ше­ст­вии А. Никитина из­вест­но главным образом из «Хо­же­ния…», ко­то­рое не со­дер­жит ни од­ной аб­со­лют­ной ка­лен­дар­ной да­ты, в свя­зи с чем при ус­та­нов­ле­нии хро­но­ло­гии со­бы­тий ис­сле­до­ва­те­ли ори­ен­ти­ро­ва­лись на ряд кос­вен­ных ука­за­ний. В 1856 году И.И. Срез­нев­ский пред­ло­жил да­ти­ро­вать пу­те­ше­ст­вие А. Никитина 1466-1472 годы (эта да­ти­ров­ка бо­лее чем на 100 лет ста­ла гос­под­ствую­щей). В 1978 году на ос­но­ве ана­ли­за восточных ис­точ­ни­ков и русских ма­те­риа­лов, со­пос­тав­ле­ния ис­то­рических и ка­лен­дар­ных дан­ных Л.С. Се­мё­нов оп­ре­де­лил, что А. Никитин на­хо­дил­ся в Ин­дии в 1471-1474 годы, а вы­ехал из русских зе­мель в 1468 году.

Двигаясь вниз по Вол­ге, А. Никитин ос­та­но­вил­ся в Тро­иц­ком Ма­карь­е­ве Ка­ля­зи­не монастыре, за­тем про­сле­до­вал че­рез Уг­лич, Ко­ст­ро­му, Плёс в Ниж­ний Нов­го­род. Там А. Никитин вме­сте с 6 твер­ски­ми куп­ца­ми до­ж­дал­ся при­ез­да из Мо­ск­вы по­сла Шир­ва­на Ха­сан-бе­ка, с ко­то­рым про­сле­до­вал даль­ше на юг. Под Хад­жи-Тар­ха­ном (ны­не Ас­т­ра­хань) ка­ра­ван из двух су­дов (по­соль­ско­го и ку­пе­че­ско­го) был ог­раб­лен та­та­ра­ми.

Же­ла­ние по­пра­вить свои де­ла с по­мо­щью по­сред­ни­че­ской тор­гов­ли за­ста­ви­ло А. Никитина ис­кать но­вые рын­ки. Че­рез Дер­бент и Ба­ку А. Никитин по­пал в Пер­сию, пе­ре­сёк всю стра­ну — от Ча­па­ку­ра (где А. Никитин про­вёл пол­го­да) на южном по­бе­ре­жье Кас­пия че­рез Са­ри, Амоль, Ка­шан, Йезд до Ор­му­за (на бе­ре­гу Пер­сид­ско­го залива Ин­дий­ско­го океана). Ус­лы­шав от му­сульманских куп­цов рас­ска­зы о ска­зоч­но бо­га­той Ин­дии, А. Никитин от­пра­вил­ся в пла­ва­ние по Ин­дий­ско­му океану.

Че­рез 6 недель, в на­ча­ле ию­ня 1471 года, А. Никитин со­шёл на бе­рег в индийском пор­ту Ча­ул. В том же го­ду А. Никитин по­се­тил го­ро­да Па­ли, Ум­ри, Джун­нар и при­был в сто­ли­цу Бах­ма­ний­ско­го сул­та­на­та г. Би­дар. Из Би­да­ра он со­вер­шил по­езд­ку в Ку­лон­гир, Гул­бар­гу и Аланд, за­тем вер­нул­ся в Би­дар. В 1472 году А. Никитин, сбли­зив­ший­ся с ин­ду­са­ми, со­вер­шил пу­те­ше­ст­вие к их свя­щен­но­му хра­му в Пар­ва­ти. По мне­нию боль­шин­ст­ва ис­сле­до­ва­те­лей, А. Никитин су­мел со­хра­нить в Ин­дии пра­во­слав­ную ве­ру, но не­ко­то­рые учё­ные (напр., американская ис­сле­до­ва­тель­ни­ца Г.Д. Лен­хофф) пред­по­ла­га­ют, что А. Никитин был вы­ну­ж­ден перейти в му­суль­ман­ст­во (это ма­ло­ве­ро­ят­но, хо­тя в це­лях безо­пас­но­сти А. Никитин пред­став­лял­ся в Ин­дии му­сульманским име­нем Юсуф Хо­ро­са­ни). В апреле 1473 года А. Никитин по­ки­нул Би­дар и, по­се­тив Гул­бар­гу, Кал­лур (где про­жил 5 месецев), Рай­чур и Ко­ил­кон­ду, вновь че­рез Гул­бар­гу и Аланд от­пра­вил­ся на западное по­бе­ре­жье Ин­дии, в порт Даб­хол.

В январе 1474 года от­плыл из Даб­хо­ла в Ор­муз, но из-за по­год­ных ус­ло­вий ко­рабль ока­зал­ся у бе­ре­гов Восточной Аф­ри­ки (в «зем­ле Эфи­оп­ской»; тер­ри­то­рия совр. Со­ма­ли) и лишь за­тем че­рез Мас­кат до­б­рал­ся до Ор­му­за. От­ту­да че­рез персидские го­ро­да Лар, Ши­раз, Йезд, Ис­фа­хан, Ка­шан, Кум, Са­ва (Са­ве), Сул­та­ния (Соль­та­ние), Теб­риз и тер­ри­то­рию Ос­ман­ской империи. А. Никитин до­би­рал­ся к пор­ту Тра­пе­зунд (Траб­зон) на Чёр­ном мо­ре. В Тра­пе­зун­де турецкий па­ша при­ка­зал кон­фи­ско­вать у А. Никитина то­ва­ры (по-ви­ди­мо­му, дра­го­цен­ные кам­ни), при­ве­зён­ные из Ин­дии. В но­ябре 1474 года А. Никитин до­п­лыл из Тра­пе­зун­да до Каф­фы (ны­не Фео­до­сия), где зи­мой 1474/1775 года, ско­рее все­го, со­ста­вил на ос­но­ве пу­те­вых за­ме­ток и вос­по­ми­на­ний «Хо­же­ние…», пред­на­зна­чав­шее­ся главным образом для ку­печеской ау­ди­тории.

Умер вес­ной 1475 году по пу­ти на роди­ну, не до­б­рав­шись до Смо­лен­ска. Ру­ко­пись со­чи­не­ния А. Никитина бы­ла дос­тав­ле­на в Мо­ск­ву дья­ку Каз­ны В. Ма­мы­ре­ву русскими куп­ца­ми, ехав­ши­ми вме­сте с А. Никитиным из Каф­фы.

Текст «Хо­же­ния…» со­хра­нил­ся в 7 спи­сках конца XV-XVII веков, при­над­ле­жа­щих к 3 из­во­дам (ре­дак­ци­ям): Ле­то­пис­но­му (Ар­хив­ский спи­сок Со­фий­ской 2-й ле­то­пи­си, первая треть XVI века; Эт­те­ров спи­сок Львов­ской ле­то­пи­си, середина XVI века; Вос­кре­сен­ский спи­сок, середина XVI века); Тро­иц­ко­му (Ер­мо­лин­ско­му) (ру­ко­пись из сбор­ни­ка Трои­це-Сер­гие­ва монастыря конца XV века; фраг­мен­ты тек­ста в сбор­ни­ке конца XV века, РГБ); Су­ха­нов­ско­му (сбор­ник с хро­но­гра­фом, середина XVII века; сбор­ная ру­ко­пись из со­б­ра­ния В.М. Ун­доль­ско­го, середина XVII века).

Од­ни ис­сле­до­ва­те­ли (А.И. Ан­д­ре­ев, Я.С. Лу­рье, С.Н. Кис­те­рев и др.) счи­та­ют бо­лее близ­ким к про­то­гра­фу «Хо­же­ния…» Ле­то­пис­ный из­вод, в осо­бен­но­сти от­но­ся­щий­ся к не­му Эт­те­ров спи­сок Львов­ской ле­то­пи­си; дру­гие (К.Н. Сер­би­на, В.Б. Пер­хав­ко и др.) от­да­ют пред­поч­те­ние Тро­иц­ко­му из­во­ду, в ко­то­ром хо­ро­шо за­мет­на литературная прав­ка его ре­дак­то­ра, но вме­сте с тем со­хра­ни­лась важ­ней­шая ин­фор­ма­ция, от­сут­ст­вую­щая в Ле­то­пис­ном из­во­де. Ле­то­пис­ный и Тро­иц­кий (Ер­мо­лин­ский) из­во­ды вос­хо­дят к двум различным спи­скам конца XV века, сде­лан­ным с ори­ги­на­ла «Хо­же­ния…», хра­нив­ше­го­ся в Каз­не. В XVII веке на ос­но­ве Тро­иц­ко­го (Ер­мо­лин­ско­го) из­во­да был соз­дан Су­ха­нов­ский из­вод. Впер­вые вни­ма­ние ис­сле­до­ва­те­лей к «Хо­же­нию…» при­влёк в 1817 году Н.М. Ка­рам­зин; в 1821 году П.М. Стро­ев опуб­ли­ко­вал его пол­ный текст. Пер­вое отдельное на­учное из­да­ние па­мят­ни­ка вы­шло в 1948 году. «Хо­же­ние…» А. Никитина пе­ре­ве­де­но на английский, итал., нем., чеш. и др. язы­ки.

В «Хо­же­нии…» А. Никитин опи­сал осо­бен­но­сти кли­ма­та Ин­дии (в ча­ст­но­сти, се­зон до­ж­дей) и не­обыч­ные для русского че­ло­ве­ка сро­ки сельско-хозяйственных ра­бот, зна­че­ние бы­ков в хо­зяй­ст­ве ин­ду­сов. Боль­шое вни­ма­ние А. Никитин уде­лил ар­хи­тек­ту­ре и ук­ре­п­ле­ни­ям индийских го­ро­дов; силь­ное впе­чат­ле­ние про­из­вёл на не­го дво­рец сул­та­на в Би­да­ре, бо­га­то ор­на­мен­ти­ро­ван­ный резь­бой по кам­ню. А. Никитин яр­ко опи­сал об­щественный строй, со­ци­аль­ные от­но­ше­ния, ве­ро­ва­ния, быт и обы­чаи на­ро­дов Бах­ма­ний­ско­го сул­та­на­та в Центр. Ин­дии. По­ка­зал при­су­щие средне-вековому индийскому об­ще­ст­ву со­ци­аль­ные кон­тра­сты: бо­гат­ст­во зна­ти и бед­ность ни­зов, кас­то­вость и не­од­но­род­ность на­се­ле­ния. Не­ма­ло вни­ма­ния в «Хо­же­нии…» уде­ле­но ус­ло­ви­ям тор­гов­ли и це­нам на то­ва­ры. На­ря­ду с ре­аль­ной ин­фор­ма­ци­ей, А. Никитин за­пи­сы­вал и све­де­ния ле­ген­дар­но­го ха­рак­те­ра. Для ми­ро­воз­зре­ния А. Никитина ха­рак­тер­ны ве­ро­тер­пи­мость, ши­ро­та взгля­дов, го­ря­чая лю­бовь к ро­ди­не. Отдельными чер­та­ми близ­кое па­лом­ни­че­ским «хо­же­ни­ям» (пе­реч­ни гео­гра­фических пунк­тов и рас­стоя­ний ме­ж­ду ни­ми, тра­диц. фор­му­лы: «зем­ля обиль­на вель­ми» и др.) про­из­ве­де­ние А. никитина от­ли­ча­ет глу­бо­ко лич­ный ха­рак­тер по­ве­ст­во­ва­ния; это пу­те­вой днев­ник, пе­ре­даю­щий пе­ре­жи­ва­ния и на­строе­ния ав­то­ра. Лек­си­ка «Хо­же­ния…» в зна­чительной ме­ре от­ра­жа­ет народную речь, вме­сте с тем в тек­сте встре­ча­ют­ся араб., перс., тюрк. сло­ва, сви­де­тель­ст­вую­щие о зна­ком­ст­ве А. Никитина с эти­ми язы­ка­ми. «Хо­же­ние…», до­воль­но быст­ро став­шее дос­тоя­ни­ем русских книж­ни­ков, су­ще­ст­вен­но рас­ши­ри­ло их гео­гра­фический кру­го­зор.

Издания:

Со­фий­ский вре­мен­ник или Рус­ская лето­пись с 862 по 1534 г. М., 1821. Ч. 2;

Хоже­ние за три мо­ря Афа­на­сия Ни­ки­ти­на. 1466–1472 гг. / Под ред. Б. Д. Гре­ко­ва, В. Т. Ад­риа­но­вой-Пе­ретц. 2-е изд. М.; Л., 1958;

Хо­же­ние за три мо­ря Афа­на­сия Ни­ки­ти­на / Из­да­ние под­гот. Я. С. Лу­рье, Л. С. Се­ме­нов. Л., 1986;

Хо­же­ние за три мо­ря Афа­на­сия Ни­ки­ти­на. Тверь, 2003.

Дополнительная литература:

Срез­нев­ский И.И. Хо­же­ние за три мо­ря Афа­на­сия Ни­ки­ти­на. СПб., 1857;

Ми­на­ев И.П. Ста­рая Ин­дия. За­мет­ки на Хо­же­ние за три мо­ря Афа­на­сия Ни­ки­ти­на. СПб., 1882;

Га­ри­на К. Хо­ж­де­ния за три мо­ря Афа­на­сия Ни­ки­ти­на. М., 1905;

Ба­ра­нов Л.C. Афа­на­сий Ни­ки­тин – пер­вый рус­ский пу­те­ше­ст­вен­ник в Ин­дию. Ка­ли­нин, 1939;

Ку­нин К.И. Пу­те­ше­ст­вие Афа­на­сия Ни­ки­ти­на. М., 1949;

Во­до­во­зов Н.В. За­пис­ки Афа­на­сия Ни­ки­ти­на об Ин­дии XV ве­ка. М., 1955;

Иль­ин М.А. Афа­на­сий Ни­ки­тин – пер­вый рус­ский пу­те­ше­ст­вен­ник в Ин­дию. Ка­ли­нин, 1955;

Оси­пов A.M., Алек­сан­д­ров В.А., Гольд­берг Н.М. Афа­на­сий Ни­ки­тин и его вре­мя. 2-е изд. М., 1956;

Куч­кин В.А. Судь­ба «Хо­же­ния за три мо­ря» Афа­на­сия Ни­ки­ти­на в древ­не­рус­ской пись­мен­но­сти // Во­про­сы ис­то­рии. 1969. № 5;

Ви­та­шев­ская М.Н. Стран­ст­вия Афа­на­сия Ни­ки­ти­на. М., 1972;

Се­ме­нов Л.С. О да­ти­ров­ке пу­те­ше­ст­вия Афа­на­сия Ни­ки­ти­на // Вспо­мо­га­тель­ные ис­то­ри­че­ские дис­ци­п­ли­ны. Л., 1978. Т. 9;

он же. Пу­те­ше­ст­вие Афа­на­сия Ни­ки­ти­на. М., 1980.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *